body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/275096.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/326086.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/398389.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/194174.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/4/657648.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; }
Очень ждём в игру
«Сказания Тейвата» - это множество увлекательных сюжетных линий, в которых гармонично соседствуют дружеские чаепития, детективные расследования и динамичные сражения, определяющие судьбу регионов и даже богов. Присоединяйтесь и начните своё путешествие вместе с нами!

Genshin Impact: Tales of Teyvat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Дополнительные эпизоды » My mind is the coffin


My mind is the coffin

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[html]<div class="topicSummary">
  <div class="topicWrapper">

    <!--    Блок с картинкой    -->
    <div class="topicImage">

      <!--    Ссылка на картинку    -->
      <img src="https://64.media.tumblr.com/949ba2f8af2ee5bd45768c19cba950d6/71a9387ca2abb95e-52/s540x810/bc23bb149fdfc2c8cca61223a7c701b3fe4a0b8d.pnj">

      <div class="topicH1">
        <!--    Название эпизода    -->
        My mind is the coffin
      </div>
    </div>
    <!--    /Блок с картинкой    -->

    <div class="topicH3">
      <br>пригород Ли Юэ, лагерь Тенрё<br>разное время после событий <a href="https://genshintales.ru/viewtopic.php?id=1285">пятого марта.</a><br><br><hr>
  </div>

  <div class="topicDescription">
<center><i>I stay in slumber let's face it.</i></center>
  </div>
</div>
<style>
.topicSummary {
  /**** ПЕРЕМЕННЫЕ ****/
  --primary: #292617; /* цвет фона */
  --title: #080000; /* цвет названия эпизода */
  --titleSize: 20px; /* размер шрифта названия эпизода */
  --imageHeight: 100px; /* высота картинки */
  --imagePos: -100px; /* сдвиг картинки по вертикали */
  --bgSrc: url(https://64.media.tumblr.com/59500c5cacd … 2e49a.gifv);/* ссылка на фон внизу */
  --text: #44cacd; /* цвет текста */
  --link: #127cae; /* цвет ссылок */
  --linkHover: #f13893; /* цвет ссылок при наведении */
  /**** /ПЕРЕМЕННЫЕ ****/
 
  width: 630px;
  padding: 20px;
  border: solid 1px var(--primary);
  color: var(--text);
}
.topicSummary,
.topicSummary * {
  box-sizing: border-box;
}
.topicWrapper {
  padding: 40px 60px 20px;
  background: var(--primary);
}
.topicSummary a {
  color: var(--link) !important;
  font-size: 1em !important;
}
.topicSummary a:hover {
  color: var(--linkHover) !important;
}
.topicImage {
  position: relative;
  width: 100%;
  height: var(--imageHeight);
  overflow: hidden;
  display: flex;
  align-items: center;
  justify-content: center;
}
.topicImage:before {
  content: '';
  display: block;
  position: absolute;
  border: solid 1px #fff;
  top: 10px;
  bottom: 10px;
  left: 10px;
  right: 10px;
  z-index: 1;
}
.topicImage img {
  width: 100%;
  margin-top: var(--imagePos);
}
.topicH1 {
  position: absolute;
  bottom: 10px;
  left: 10px;
  right: 10px;
  color: var(--title);
  font-family: Genshin, Arial, sans-serif;
  text-shadow: 1px 1px 2px rgba(0,0,0,.6);
  font-size: var(--titleSize);
  text-align: center;
  padding: 4px;
}
.topicH2 {
  font-size: 18px;
  line-height: 1.2em;
  text-align: center;
  padding: 40px 0 12px;
  border-bottom: solid 1px #000;
  font-family: Genshin, Arial, sans-serif;
}
.topicH3 {
  font-size: 14px;
  text-align: center;
  font-style: italic;
  padding: 2px 0;
  line-height: 12px;
}
.topicDescription {
  padding: 0 60px 60px;
  background-image: linear-gradient(var(--primary) 30%, transparent), var(--bgSrc);
  background-size: cover;
  background-position: 100% 50%;
  text-align: justify;
  font-size: 12px;
  line-height: 1.2em;
}
@font-face {
  font-family: "Genshin";
  src: url("https://forumstatic.ru/files/0014/98/d3/50051.ttf") format("truetype");
  font-style: normal;
  font-weight: normal;
}
</style>[/html]

+4

2

[icon]https://i.imgur.com/mqWrxrD.png[/icon][sign]

Попадая в мою кровь
Словно яд скользишь по венам.
Тысячи рук уносят далеко —
На вершины неба!..

[/sign][mus] [/mus]

06.03.501

Утро шестого марта было столь ранним, что многие считали его полноценной ночью. Предрассветные сумерки окутали пребывающий в стагнации сна временный храм Наруками, но такое зрелище было обманчивым. Это место никогда не спит, и всегда найдутся скрытые глаза и уши, наблюдающие за мирной жреческой жизнью.
Хейзо небрежно помахал наблюдающему ниндзя - где он именно, детектив понятия не имел и искать его не собирался, но такой был несомненно. А потом зашёл в палатку, в которой жила Нана.
Сестра спала крепко, видимо серьёзно устав за прошлый день, и не услышала, как Сиканоин тихонько зашёл и принялся переодеваться из фамильного кимоно в свою обычную одежду. Только когда медаль с трилистником Тенрё на перевязи тихонько зазвенела, Нана заворочалась, просыпаясь.
- Это я, - Хейзо подошёл и положил на её плечо ладонь, мягко опуская сестру обратно на футон и накрывая обратно одеялом. - Спи давай. Просто вернулся за одеждой.
Успокоившись от звука знакомого голоса, Нана расслабленно расплылась по матрасу и что-то сонно забормотала, силясь открыть глаза. Схватила брата за запястье удивительно крепко для маленькой сонной жрицы.
- Всё нормально, я сделал что хотел, - вздохнул детектив. - Отпусти. Я пойду в лагерь Тенрё.
Под не слишком выразительный сонный бубнёж Наны Хейзо выкрутил из её хватки руку, накрыл сестру одеялом с головой, вызвав тем только больше возмущённых звуков, но уже немножко потише, и ушёл. Как и сказал, во временное управление комиссии Тенрё.
На все вопросы часовых на постах Хейзо ответил, что нужно было кое-что перепроверить относительно улик в Цницэ, потому и отлучился.
Сон не шёл, хотя детектив мог себе позволить несколько часов отдыха.
В голове застыл образ принцессы Бездны, которая всё ещё сидела в лунном свете напротив и пила чай. Её тихий, прохладный голос и неуловимо печальный взгляд. И этот надлом безэмоциональной безупречности, когда она начала рассказывать о том, что пятьсот лет назад произошло в мире.
Интуиция теперь говорила её голосом, и каждое слово точно вбивало в землю.
Тайны ночи живых мертвецов теперь нет, разгадка в руках. Только кого по итогу нужно призвать к ответу, и как? Хейзо знает ответ, но исполнение приговора... невозможно. Никак - он сидел напротив неё, он видел и знает. Ей возражать смертельно опасно, и этот риск не оправдан.
Дело закрыто. Сиканоин очень сильно себя ненавидит за это. За этот итог - он хотел бы найти иной вариант, но как гений он знает, что других просто нет.
«Пока что,» - упрямо думает детектив, уткнувшись носом в подушку. - «Я найду способ.»
Сам себе врёт. Если решение есть, он видит его моментально, какой бы крохотной ни была вероятность, как бы ни пряталась. Всегда было так - пока остальные чесали в затылке, не понимая, как подступиться к задаче, у Хейзо уже было готово решение. С самого раннего детства он понимал, что родился другим. Был умнее, упорнее, был лучше всех. И... это всё было затем, чтобы сейчас стоять в тупике?
По итогу устав биться о эту стену и злиться на себя за возможности столь малые, Сиканоин плавно в мыслях переключился на другие загадки, что у него были.
О том, что произошло с Иназумой, и как это исправить.
Тут всё просто, решение было - найти доказательства о преступлениях сёгуна Райден. Свидетели были, и если они подтвердят информацию от принцессы, то можно двигаться дальше и выдвинуть против архонта ряд обвинений... что, в свою очередь, не решает проблемы с самим регионом. На первый взгляд. Вообще, тут решение тоже было, ничего сложного.
«Впрочем, я уже верю в то, что она мне сказала,» - Хейзо перевернулся с живота на спину и, закинув руки за голову, уставился в свод тента. - «Потому что она не врала... максимум искажала информацию. Но и это сомнительно, для чего вызвать меня и кормить небылицами, которые я проверю и всё равно выясню, что мне солгут? Нет, у неё другой мотив. Сейчас неважно. Самое важное - что происходило в мире пятьсот лет назад. Что за тайна?»
Этот момент Сиканоин запомнил лучше всего. Как принцесса рассказывает о Селестии, Небесном Троне, и о том, как была разрушена нация Каэнрии. Они сделали нечто, за что были прокляты, и были уничтожены все их достижения. Сокрыто некое знание.
Принцесса не могла о нём сказать, и в этом заключалась главная странность и основная зацепка. Потому что она именно «не могла», хотя поначалу желала это сделать. Но ей «запретили» и, по остаточному впечатлению, это похоже на запрет сродни тому, как иные досины запрещают преступникам передвигаться, связывая им руки и ноги.
Это был насильственный запрет, но в гроте под лунным светом были только они двое. Как и кто мог столь грубо заткнуть принцессе Бездны рот? Она после этого сразу передумала и говорить перестала.

«Вам ещё есть что терять, господин детектив.»

Детектив хмурится и поджимает губы.
«Селестия, вот кто ей запрещает,» - раз уж они по иерархии выше архонтов, то и полномочия у них шире. Как именно подобного рода сущности, явления, структуры - чем оно являлось?.. - охраняют свои секретики, ещё предстоит понять. Но столь упорное желание скрыть на всех уровнях реальности нечто, произошедшее в прошлом, явно указывает на информацию очень нелицеприятную и скандальную. Что же такое там скрыто, на самой верхушке этого мира?
Хейзо вздыхает и жмурится, под ресницами у него набухают росинками мелкие слёзы, он обеими ладонями зажимает себе рот, в нелепой попытке сдержать неуёмное любопытство, что раздирает всю его сущность на части.

«Ваше расследование не доведено до конца.»

«Прокляли всех, кто там был, а саму цивилизацию и все достижения уничтожили, не оставив ничего из свидетельств. Но откуда-то принцесса в курсе. Выживший участник конфликта? Возможно. То есть знать всё это можно, нельзя узнавать, под запретом сам процесс получения информации. Ладно, а если подумать логически,» - Сиканоин откидывает одеяло в сторону, ему жарко. Если к щеке льдинку прижать - моментально растает, буквально сгорит. Дышит он быстро и тяжело, закрывая ладонями веки.
«Нация, что подобралась к тайне мира столь сокровенной, что поплатилась за это. Стало быть это нечто, затрагивающее всех и вся, глобально. По мелочам локальных катастроф столь высокие чины не размениваются, наверняка именно за этим им и нужны архонты. И тогда это событие... информация о...»
Мир замирает и расплывается по мокрой рисовой бумаге акварелью чёрной, там смешивается с синим и фиолетовым, мерцает белыми колючками звёзд, растекается липкой и ядовитой смолой, закатываясь не то в глотку, не то в самый разум, и там застывает, мешая и вздохнуть, и пошевелиться какое-то время.

«Я бы порекомендовала вам разыскать пришельца из другого мира или куклу, что была создана рукотворно. Они не подвластны садамэ.»

С дикой болью из этого состояния, что ни сном не было, ни явью, Хейзо вырывает горн, оповещавший об общей побудке в Тернё. Детектив за секунду с футона вскочил, делая вдох через рот и пугая всех поблизости.
Странно ведь видеть, как твой сослуживец, только проснувшись, вдруг как ужаленный током вскочил, тут же вновь опустился и, ткнувшись носом в колени, начал смеяться. И на вопросы не отвечал, только отмахивался и всё твердил: «я в порядке, конечно. В порядке. Я лучше всех!»
- Мне просто приснился сон о том, кого я хочу больше всего в мире, - чуть слышно выдыхает Сиканоин, едва отнимая руки от лица. Улыбается мечтательно, а смотрит на всех взглядом невидящим.
Из палатки на плац он выходит с чётким пониманием дальнейших действий: найти неудачную куклу сёгуна Райден и вытрясти из неё абсолютно все чёртовы знания о каждом годе из тех пятисот проклятых Селестией лет.

+3

3

[icon]https://i.imgur.com/PG1rvhA.png[/icon][mus]  [/mus]

08.03.501

- Что это у тебя, Хейзо? - Сатоши тянется взглянуть на красивый мешочек в руках детектива, но вещичка скрывается от взгляда сослуживца раньше в складках кимоно.
- Подарочек от прекрасной дамы, что я очаровал сегодня на встрече, - отмахивается Сиканоин и идёт к себе в палатку. Рассказывать, что за дама такая, он не собирался, так как арестованным быть не желал, и делиться подаренным Кокоми кофе настроения не было. Желающих попробовать редкий напиток нашлось бы изрядно, куда как больше, чем самих зёрен.
Они даже через ткань сладко пахли миндалём.
Обозначив капитану в лагере своё присутствие и убедившись, что генерал Кудзё и прочие высокопоставленные чины не желают узнать, куда он ходит и чем занят, детектив занялся собственными делами, оставленными на вечер.
Он подошёл к своему столу и достал из ящика небольшую дощечку размером с бумажный лист, которую чуть раньше позаимствовал на стройке. Слишком тонкая, чтобы быть использованной в ремонте, она не подходила и для облицовки из-за дефекта древесины. Зато отлично годилась для того, чтобы вместить мысли о зацепках.
У Хейзо уже была одна доска расследований, посвященная делу живых мертвецов, но эта относилась к другой истории, пусть всё это и было тесно переплетено между собой. Всё равно надо было сделать ещё одну. На первой и места не было, да и... эту вторую не следовало кому-либо показывать.
Не сейчас.

https://i.imgur.com/5EpQd6A.png

«Допустим, ты можешь использовать электро гнозис так же, как это делала Райден Эи,» - Хейзо низко склоняется к огромной надписи «КУКЛА СЁГУНА» на доске, точно это были не безликие буквы, а вполне реальный собеседник. - «Или лучше? Учитывая, что она его не использовала.»

Дышит детектив едва-едва, так осторожно, точно боясь что-то или кого-то спугнуть, касается пальцами ниточек, что тянутся мыслями от одного тезиса до другого нежно и ласково. Чуть-чуть задевает щекой дерево с едва засохшими чернилами, почти ластится. Как будто кокетничает с кем-то, но в палатке никого, разумеется.

«Это не так важно, как важно то, что ты можешь рассказать и сделать, правильно? Ты можешь стать архонтом... ты хочешь им стать, не так ли? Зачем ещё тебе могло бы пригодиться сердце бога.»

По спине проходит волной холод и он вызывает отторжение, как от прикосновения. Это не был ветер, Хейзо знает точно; это интуиция ему шепчет, что он прав совершенно в своих предположениях. Он прав не только в этом, но и в том, что кукла эта должна быть в Ли Юэ - гнозис это вещь, его можно взять в руку. И, даже если предположить, что его отвезли куда-то ещё, был ли в этом смысл? Тот, кто хочет стать архонтом и сёгуном, должен это сделать перед теми, кто может - кто должен - его признать. А они все в Ли Юэ.

«Так близко, но так далеко,» - вздыхает детектив мягко, горячо и медленно, глядя на надпись неотрывно. - «Но ты играешь с Бездной, а я знаю, где она наследила. Если я пойду поищу там, что я найду?»

Поиск правды отзывается воспоминанием о бодрящей сладости кофе и приятной усталости в мышцах, какая бывает после целого дня на ногах; наступает приятная расслабленность, почти эйфория. Хейзо улыбается, вдохновлённый.

«Я найду тебя. Я найду тебя и решение всех катастроф, что обрушились на Иназуму. Я найду тебя и ответы на все вопросы. Я сделаю так, что у тебя не будет возможности отмолчаться,» - Сиканоин прячет заполненную дощечку в стол и старается не слышать, как ободрительно смеётся его интуиция голосом принцессы Бездны.

+3

4

[icon]https://i.imgur.com/mqWrxrD.png[/icon][sign]

Попадая в мою кровь
Словно яд скользишь по венам.
Тысячи рук уносят далеко —
На вершины неба!..

[/sign][mus] [/mus]

14.03.501

«Я бы порекомендовала вам разыскать пришельца из другого мира или куклу,
что была создана рукотворно.»

Молча в пол полевого лазарета смотрит Сиканоин, давая врачам себя осмотреть. Уже знает, что они ничего там не найдут - помощь Е Лань в вопросах лечения была поразительной. Сожжённую одежду заменить, обожённую кожу смазать лечебным бальзамом и перевязать... что же делать с раненой душой и гноящимися мыслями?
Теперь Хейзо знает, что в Бездне пахнет цветами, каких в мире больше нигде не растёт, и слышал голос принцессы оттуда - такая же далёкая и чужеродная всему, что было в мире. С невыразительной интонацией, с маской вместо лица, она, столь безликая, заставляет детектива испытывать ураган из эмоций.
Там любопытство на грани одержимости, там болезненное отторжение и злость вперемешку с отчаянными попытками понять, постичь. Всё, но только не принятие, нет - не хочет Хейзо соглашаться с принцессой, ему нужна лишь информация. Сейчас как никогда сильно - ведь детектив знает, что он провалился, и его это невероятно злит.
В погоне за свидетелем он пошёл по следу Бездны, что никуда не привёл, оставив после себя только горький пепельный запах да остаточную боль в  кулаке, что разбил элементальный щит.
Этого было не просто мало или недостаточно - цепочка улик попусту привела не туда и оставила ни с чем, детектив снова в самом начале расследования и вынужден искать пути к цели с нуля.
«Итэра найти было бы проще,» - шевелится здравый смысл внутри Сиканоина по дороге из лазарета до тренировочного плаца перед жилым лагерем. Идея в зачатке звучит плохо, и Хейзо её отметает сразу же.
Несмотря на то, что найти путешественника в разы легче, он поразительно бесполезен в первой половине дела, где фигурирует Райден Эи и её преступления. Не был Итэр пятьсот лет назад в Иназуме, свидетелем тех событий не являлся, и электро гнозис не похищал. Он может дать ответы только о Селестии - если может и хочет - чего Хейзо недостаточно. Он очень требовательный детектив, жадный до истины, ему нужно всё и сразу.
Всем критериям как свидетель отвечает только кукла сёгуна, единолично способная дать показания по обеим частям дела. Всего-то надо найти и как-то заставить всю эту информацию предоставить. Лёгкая работа для гения, нужно просто ещё немного подумать.
О, эта кукла сёгуна!.. Только и мыслей, что о тебе.
Соломенное чучело рассыпается и исчезает под кулаком так же быстро, как улики из-под Увана, стоило принцессе Бездны там появиться. Облегчения это не приносит, и по-прежнему Сиканоин чувствует горечь, злость и разочарование от того, что всё расследование было совершенно бесполезным и никак его поиск не продвинуло.
«Я напал не на тот след. То, что было под Уваном... лаборатория, какие-то механизмы... и этот куратор с помощницей... всё это не связно с тем, что я ищу. Случайно перебежал дорогу слугам принцессы и что-то им сломал. Вот бы узнать, что,» - ни удовлетворения, ни даже мрачного ликования от этой информации нет. Хейзо пуст так же, как очередной тренировочный болванчик, что разлетается в клочья от его удара. Да и любопытство о делах Бездны у Сиканоина самое косвенное. Текущими поисками он поглощён куда как сильнее.
«Но ты всё равно ходишь под ручку с Бездной, я знаю это. Я знаю, иначе какой был бы во всём этом смысл, зачем принцессе про тебя рассказывать? Она хотела, чтобы ты мне очень понравился, она старалась сделать всё ради этого... новелл начиталась? Ох, вряд ли. Я сделаю интереснее, чем в книжках у нашей гудзи. Я сделаю, как надо мне.»
Солома мягкая, под кулаками шуршит почти нежно прежде, чем быть рассеянной анемо по плацу. Опорная балка для чучела из дерева ломается пополам и хрустит, точно кость.
«Ещё одно присутствие Бездны в Ли Юэ - тот мальчик, что забрал гнозис. Мальчик, сердце бога и кукла - их объединяет то, что все трое из Иназумы... как это поможет мне выйти на нужный след? Снова искать мальчика? Его хаотичные перемещения и способность телепортироваться поискам мешают. Нет. Неправильно. Я не должен искать, я должен привлечь его внимание, пусть сам меня ищет.»
Хейзо замирает и, вместо того, чтобы очередным ударом сломать ещё один манекен, встаёт ровно, обняв себя за плечо и приложив кончики пальцев к виску.
«Но я ведь уже привлёк,» - детектив победно улыбается, нащупав новую ниточку. - «Помимо Е Лань за мной наблюдает ещё кто-то, я отмечал, что это две независимые слежки. Нужно выяснить подробнее... есть ощущение, что это как раз то, что я ищу. Ох, малыш, дождись меня,» - Сиканоин резко уходит с плаца в палатку, игнорируя робкие замечание других досинов о том, что он сломал всех болванчиков для отработки ударов и нужно наделать новых взамен.
- Дождись меня, ведь я уже близко, - сладко и мелодично шепчет Хейзо, доставая из стола доску со своим расследованием. - Надеюсь, что ты тоже скучаешь.

+3

5

[icon]https://i.imgur.com/zqZ9ctS.png[/icon][sign] [/sign][lz]gonna stay in the red zone[/lz][mus] [/mus]

[tw: селфхарм]

04.04.501~20.04.501

«В этом нет ничего странного. Обычная реакция психики на сильный стресс, проходит со временем. Это естественно, разум защищается тем, что просто забывает подробности травмирующих воспоминаний...»

Хейзо громко смеётся, до слёз, что теряются под нижними ресницами. Широким жестом проводит по веку, стирая влагу, а потом откидывается на спинку стула. Закидывает руки за голову и одну ногу на другую, раскачивается на двух ножках, рискуя в таком положении вот-вот упасть. Только вот детектив один в комнате и некому его предупредить, что это может быть опасно. Да он бы и не послушал.

«Отлично, а теперь не ври себе, хорошо? Заново.»

Вытянувшись так, Сиканоин отлично чувствует, как ещё не затянувшиеся до конца раны у него на боку и ноге начали тихонько побаливать. Уже вовсе и не сильно, спасибо всем врачам, что присматривали за детективом, спасибо их аккуратным швам. Не спасибо тому, как качали они головой, предупреждая о том, что останутся шрамы. Это было и так понятно, незачем напоминать о... обо всём этом.

«Ничего я не забуду. Потому что не хочу забывать. Это важно. Это улики по делу, относящемуся к целой стране. Что бы там ни говорила Е Лань или кто угодно ещё... я никогда не забуду.»

Хейзо никогда не забудет произошедшее потому, что у него превосходная память, острее любого из тех мечей куклы, которыми он резал плоть детектива. Хейзо никогда этого не забудет, потому что его гениальный разум, час за часом анализирующий каждую минуту из тех двух проклятых недель, не сможет отпустить или потерять хоть толику информации. Здесь, за стенами особняка «Спящих лотосов», спрятанный Е Лань от всего мира, Сиканоин имел предостаточно времени и возможностей, чтобы начать думать.
Ему мешали. Часто. Сама Е Лань приходила узнать, всё ли в порядке. Она приводила врачей, и интересовалась так осторожно о том, что приключилось с Хейзо там, у фатуи, так аккуратно и так ненавязчиво, что это даже слегка раздражало.
Это ужасно грубо по отношению к ней, столько раз выручавшей Сиканоина, однако он даже в теории не мог представить, что именно должен ей рассказать. О базе фатуи? Про неё детектив рассказал буквально в первые часы после того, как прибыл сюда, ещё до первого осмотра врачей. Нужно ли было сказать что-то ещё?
Сама мысль об этом отвращала, и Сиканоин даже не пытался сделать вид, что всё в порядке. На любой вопрос о тех двух неделях он просто молчал, не в силах издать ни единого звука. Даже не смотрел на Е Лань, изредка только качая головой отрицательно. Почти не слушал, с трудом концентрируясь на разговоре, и её слова были как смазанный шум где-то на фоне. Хейзо с трудом возвращался из своих мыслей к Е Лань, в основном для того, чтобы только вновь промолчать.
Несколько раз Сиканоин пытался ей объяснить, что с ним всё в порядке и она ошибочно надумала себе много лишнего... но сам Хейзо был слишком уставшим и ему не хотелось тратить время на такие беседы, ему не хотелось много говорить с Е Лань, а кратких пояснений она не понимала. Или не хотела понимать.
Ну и ладно. Время покажет ей, что детектив был во всём прав.

«Я не хочу говорить с ней об этом, потому что... потому что... потому что...»

Слишком много причин, чтобы перечислить их все. Потому что расследование не завершено и говорить о нём сейчас преждевременно, если касаться той части, что относилась к работе. Ещё многое предстоит узнать, ещё есть неопрошенные свидетели - но Е Лань наотрез отказалась выпускать Хейзо из поместья до тех пор, пока он не оправится. Пока что убедить её в том, что этот момент уже давно настал, не получалось, а портить с ней отношения и сбегать отсюда было неоправданным поступком.
Второй же причиной являлось то, что рассказ о тех событиях был чересчур личным. Настолько, что Хейзо ни с кем, даже с собой всё никак не мог поговорить об этом спокойно и отстранённо. Пытался, но просто не мог, раз от раза заходя в тупик рассуждений, и тогда... как сейчас, он терялся.

«Я не должен думать о том, почему кукла делает это. Предсказывать поведение безумца контрпродуктивно. Мне нужно сосредоточиться на продвижении в расследовании.»

Сиканоин медленно опускает руки и садится прямо, опускает ладони на колени. Кусает губы, мнёт край шорт и повторяет себе бесчисленное количество раз о том, что нужно делать, а чего нет. Он уже знает, как нужно поступить, он уже видит прорыв в деле, этот прямой путь и то решение, которое приведёт его к цели, к успеху. Бессмысленно думать о том, чего сейчас не сможешь понять даже в теории. Бессмысленно рассуждать о поступках богов и безумцев.
Хейзо берёт со стола нож для бумаг, вертит его между пальцев и вновь повторяет себе, что не должен он много думать о том, чего понять не в состоянии; чувствует мерзкий привкус этих мыслей, вводящий в оцепенение. Пальцы дрожат, а потом сжимаются в кулак, острые грани рукояти ножика врезается в ладонь, Сиканоин выдыхает медленно сквозь сжатые зубы. Как гений не в состоянии чего-то понять? Почему решение не возникло в голове, как обычно, за секунду?
Почему снова так?

«Невозможно считать, что моё восприятие заблокировано тем, что я чего-то о богах не могу постичь. Наше общение довольно наглядно продемонстрировало, что я всё понимаю даже лучше, чем он сам. К тому же, мои попытки размышлять о секрете Селестии ощущаются совсем не так. Если я действительно не в состоянии чего-то понять... пародоксально, но я понимаю это. Тут что-то другое. Что? Я не могу, потому что... нет. Я всё могу. Это же просто. Я даже знаю, в чём дело. Конечно я знаю.»

С улыбкой Хейзо отрицательно качает головой, прекращая свои рассуждения и тот самый миг, когда надо было начать развивать мысль и довести до логического финала, а потом задирает штанину шорт максимально высоко. На верхней передней части бедра было с десяток ровных разрезов, неглубоких, подсохших и уже начавших заживать... вернее, пытающихся заживать.

«Это всё потому что... потому что... потому что...»

Больно. Разумеется, ведь тонкое и не слишком острое лезвие разрезает кожу. Немного течёт кровь, и Хейзо апатично наблюдает за этим, точно бы не сам себя ранил, не на самом деле, и это вовсе не кровь. Стирает её, дожидается, как остановится, а потом делает новый разрез рядом с первым. Больно. Хочется сделать так ещё раз. Наблюдая за тем, как кожа становится липкой и розоватой от крови, Хейзо оставляет свои цикличные мысли и попытки осознать то, что давно уже понял, но никак не может обличить в слова.

Завтра он попытается вновь, вероятно с тем же исходом.

+3

6

[icon]https://i.imgur.com/8EwC6Zy.png[/icon][sign] [/sign][mus] [/mus][status]что я делаю[/status]

12.04.501

Сжимает усталостью мышцы в плечах и хочется запрокинуть голову вверх. Потянуться как следует, выдохнуть из лёгких весь воздух, а потом просто упасть на пол и лежать там неподвижно пару часов. Хотелось бы без мыслей, но не получается. Назойливо, как летняя жара, в висках стучит - пора отправляться в храм Наруками.
Хейзо всё не торопится подниматься с татами, на которых лежал лицом вверх, бессмысленно пялясь в потолок. Там ничего не было, только звенит нежным переливом фурин на окне, ласково отзываясь на каждый порыв ветра. Плавно покачивалась рядом гирлянда теру теру бозу, их бумага тихонько шуршала, точно куклы что-то пытались шепнуть на ухо.
Он давно уже не был в додзё Кано и представлял, сколько времени займёт дорога до Наруками.

«Что я вообще здесь делаю?..»

Всё тело охватило неприятное напряжение, когда Хейзо задумался о том, чтобы выйти из комнаты. В этой части дома находится комната отца, с которым он не желает пересекаться даже взглядом. Даже в теории, даже случайно, даже при условии, что сделает вид, что его нет. Выходить наружу нельзя, он сейчас должен вернуться с тренировки.
Медленно и лениво оглядываясь, Хейзо отмечает, что в его комнате не было пыли. Кто-то регулярно здесь убирался, менял свиток на стене и открывал окна, чтобы проветривать помещение.

В шкафу было несколько вариантов одежды, но все они не подходили. Из части кимоно Хейзо просто-напросто вырос и только лишь удивился, что настолько старую одежду продолжают хранить до сих пор. Тренировочные кимоно детектив даже трогать не стал. Те, что с родовым гербом Кано - тем более.

Фестивальное кимоно так легко рвётся. Тонкая ткань истлела и почти разложилась, наощупь неприятная, тонкая как паутина. Весь пол занимают кимоно, слой ткани уже несколько метров и Хейзо начинает словно тонуть внутри этого стылого запаха старых тряпок, но ведь нельзя выйти на улицу без одежды! Обязательно нужно что-то подобрать.

Наконец он находит окно и выпрыгивает во внутренний двор; пятнадцатиминутное падение заставляет как следует продрогнуть на ветру. Уже на улице Хейзо, выбравшись из усыпанного клёнами павильона, находит снаружи хаори и накидывает на плечи. Это чужая одежда, но ему была впору. Чёрная с красным, она была к лицу и даже как будто бы кстати. Дорогая ткань приятно прилегает к телу, украшения тихо звенят.

Идти очень долго, поэтому Хейзо решает плыть на корабле. Внутри места нет и он всю дорогу сидит на верхней палубе у ящиков с грузом, которые потом три или четыре дня помогает разгружать. Руки все в занозах от дерева, немного кровоточат. Кое-где недостаёт кожи и хочется зализать ранки, но дотянуться не получается. Только сделать новые.

- Привет, Нана. Мне нужно поговорить с Яэ Мико.

Сестра не опускает книги, её лица не видно за страницами. Она не отвечает ничего, просто сидит в беседке под цветущей сакурой и молчит, а когда Хейзо подходит ближе, опуская её руки на стол, оказывается, что лица у Наны нет.

- Утром приходи, - слышит Хейзо её голос со спины, но никак не может обернуться, будто приклеенный к месту. - Сейчас гудзи нет в храме, но когда вернётся, она с тобой обязательно переговорит. Ты ведь хотел спросить у неё благословения?

- Нет. Нет. Нет. Я хотел спросить про массовые убийства и придурков...

- Это то же самое. Иди и отдохни, гудзи скоро вернётся и выслушает тебя.

Не видя причин возражать, Хейзо возвращается обратно на корабль, а оттуда плывёт на Татарасуну. Он точно знает, где находится нужное место. Вот деревня кузнецов возле горна, ему нужен третий слева дом на главной улице.

Внутри из окон видно пейзажи Сэйрая.

Молча раскрывая в темноте сёдзи, Хейзо проходит семь или двадцать пять комнат одну за одной, а потом спускается по лестнице вниз, в общежитие Тенрё, где наконец открывать дверь в свою комнату. Весь этот безумный путь пришлось проделать быстро и так внезапно!.. Накатывала усталость столь сковывающая, что не хотелось даже зажигать свечи. Хейзо не глядя запер дверь и только лишь приоткрыл окно, чтобы яркий свет звёзд на небе немного осветил помещение. Футон был уже расстелен и, откинув одеяло, Хейзо устало закрывает лицо ладонью, замерев неподвижно и опустив голову.

Там было занято.

На белой подушке и простынях тёмные волосы куклы, уютно лежащей на матрасе, выглядели притягательно контрастно. Казалось, что он спит, но стоило сдёрнуть одеяло, как он открыл глаза и повернулся, рассматривая стоящего подле Хейзо с совершенно непроницаемым выражением лица.

- Тебя здесь быть не должно, это моя кровать. Слышишь? Уходи.

Он слышал, но с места не сдвинулся, продолжая сверлить Хейзо взглядом. Это было ожидаемо и совсем не удивляло. Даже не раздражало, пожалуй. Но с каждой секундой, что приходилось стоять, одеяло становилось всё тяжелей и тяжелей. Казалось, что руки вот-вот отвалятся от этого веса. Хотелось рухнуть следом, упасть бревном в реку и плыть так по течению, но... некуда было падать! Футон по-прежнему занят.

- Почему ты постоянно пытаешься... а. Ну да. Ты говорил, - Хейзо вздыхает и разжимает руку, роняя наконец одеяло. - Ты говорил, что берёшь себе всё, что нравится. В этом дело. Тебе нравится моя кровать? Или заставлять меня делать всё это? То, что я задаю все эти вопросы? Не молчи. Говори со мной.

Он молчал, продолжая смотреть так внимательно, точно насквозь.

- Или тебе нравлюсь я? Не сомневаюсь... но вот что - ты мне не нравишься совершенно. Прекрати смотреть так, как будто я вру. Главное, что я это так формулирую. Не обязательно богов любить... нет, не любить. Другое слово. И вот это уже обязательно. Ха.

Он всё смотрел, не двигаясь с места.

- Хватит. Это моя кровать и я устал. Мне без разницы, кто ты и почему здесь, - Хейзо опустился на колени и сдвинул куклу к краю матраса. Это ни к чему не привело из-за крохотных размеров футона, лишь вышло перевернуть куклу на спину.

Он смотрел.

- Не мешай мне. Не смей мне мешать.

Улёгшись на футоне рядом, Хейзо накрыл их вдвоём одеялом, а потом притянул к себе за плечо куклу, точно это не бог был, а подушка, которую так удобно положить рядом и обнять для лучшего сна.
Наощупь фарфор был таким же, как Хейзо его запомнил, как он запомнил и шарнир в кукольном плече, что так приятно обвести по кругу пальцами. Чувства безопасности в воспоминаниях не было - хотя скорее тут стоит сказать об отсутствии ощущения угрозы - но отчего-то было понятно, что сейчас ничего не произойдёт.

- Потому что так ты мешаешь в первую очередь себе.

Устроившись удобней, с головой укрытый одеялом, Хейзо поворачивается на бок лицом к кукле, уткнувшись лицом в сгиб его шеи. Подмял под себя так, чтобы лежать с максимальным комфортом и не дать возможности уйти.

- Это потрясающей глупости поступок. Это хочешь услышать? Что я жалею об этом? Прямо сейчас? За этим пришёл? Или услышать о том, что я собираюсь делать? Я тоже об этом много думаю. О том, что архонты придурки... я должен рассказать об этом Яэ Мико. И ещё кое-что. Ты... ты... ты специально делаешь все эти тупые вещи. Ты знаешь об этом. Ты специально делаешь... хуже. Убери руку. Я не буду говорить об этом много, потому что это ровно то, чего ты добиваешься. Чтобы я думал не о деле, а о тебе, но это незаслуженно.

Мысли сочатся, как вода сквозь камень, лишь едва. Чем больше Хейзо говорит, тем больше путается в словах: все они, вместе со смыслом, сплавляются в один большой не имеющий никакого значения ком, переливающийся ярким блестящим белым и иссиня-чёрным.

- Шарниры ещё эти...

Дальше была только молчаливая темнота без запаха, звука и ощущений, ведь Хейзо ясно сказал, что не собирается думать много об этом. С этим придётся мириться им обоим, как и со всеми прочими неудобствами.

- Просто... хочу кое-что прояснить...

Слова не вяжутся ни с мыслями, ни с эмоциями, не подбираются и снова это заставляет злиться. Никогда ещё, ни до и ни после, не было такого, чтобы приходилось долго думать над решением. Хотя, если совсем честно, то дело вовсе не в том, что Хейзо чего-то не знал. Конечно же он знает, просто...

- Я должен прямо сказать.

Темнота рассыпается реальностью, когда Сиканоин открывает глаза и садится на кровати. Не футон это, просто кровать в одной из гостевых комнат поместья «Спящих лотосов». И разумеется, детектив был совершенно один, ведь дверь заперта изнутри и открывать её он не собирался.
Хейзо медленно откидывает одеяло в сторону и какое-то время сидит так - совершенно один, опустив голову и закрыв лицо ладонью.
Никто не услышал, как он тихо и совсем невесело смеётся в столь ранний утренний час.

+3

7

[icon]https://i.imgur.com/6PG5BiZ.png[/icon][sign] [/sign][mus] [/mus][lz]я слышу твой голос,
он сбивается с ритма[/lz][status]выпусти меня отсюда[/status]

20.04.501

В полутёмном кабинете специального детектива комиссии Тенрё, за закрытой дверью да за опущенной на окне шторой царит прохлада, полумрак и тишина. Горит одна лампа из четырёх, ветер не играет с документами, и даже карпы в пруду всплыли к поверхности воды кверху брюхом в расслабленном спокойствии.
Чем глубже вдох, тем сложнее делать выдох, и тем темнее становится в помещении. Хейзо уже ничего не может рассмотреть на своей доске с материалами дела, и он берёт лампу в руки, поднимая над головой повыше. Вот теперь - хорошо. Теперь всё становится понятно.

Маленькая куколка, набитая ватой и наивностью, с вышитой у глаза слезой висит в петле у потолка в самом начале этой истории, она держит в ручках раскрытую карту Татарасуны. Только там вместо самой Татарасуны дыра выжжена, и бумага ещё не успела дотлеть, чувствуется запах горелого.
Маска кицунэ, к которой за верёвочку привязан гнозис, который из-за темноты никак не рассмотреть, он лишь мерцает фиолетовым цветом электро и мешает детективу дышать.
Отовсюду беспокойными дорогами разбегаются красные нити мыслей: пожар в Ли Юэ, убийства, собственное похищение... Сиканоин касается свободной рукой последних нитей, этих красных нитей, и хочет их порвать как никогда сильно!
Он никогда не верил в нити судьбы, что связывают людей, и старается не смотреть в ту сторону, где расследование уводит его на чаепитие к принцессе Бездны.
Дальше - только бесконечная тишина алтарей храма Наруками и шумная зелень джунглей Сумеру. Сюда протянуть нити мыслей Хейзо ещё не может, потому что он заперт в этой комнате, но как же желает! Одна рыбка ещё жива - но это не карп в пруду, а посыльная Сангономии, и она может, в отличие от многих рыб, нашептать на ушко своей госпоже кое-что.
Лишь бы вырваться!

Хейзо проводит тыльной стороной ладони по лбу и стирает с лица кровь. Вздрагивает и делает шаг назад, ставит лампу на стол и руками ощупывает голову - в волосах много крови и кусков как будто бы кожи, что запуталась и на рогах. Они, должно быть, начали линять, вот и потекла сукровица... ну верно, конец апреля. Отцвела сакура, начали цвести слива и миндаль, самое время бархатной коже отвалиться и пропасть.
Стараясь не запачкать вещи на столе, Сиканоин достал из шкафа полотенце, вытер голову и лицо. И услышал, как на улице начал бить барабан и как порыв ветра подхватил игру на флейте - такую странную, точно кто-то играл задом наперёд! Тут же всё бросив, Хейзо помчался к окну и, отодвинув занавеску, минут десять боролся за то, чтобы выглянуть наружу. Рога никак не давали высунуться из окна полностью, и он просто бился и бился в раму до тех пор, пока не устал от этого. По итогу он сел на пол, положив подбородок на подоконник.
На улице проводилось хякки яко, и ёкаи в огромном множестве ходили по всему городу. По дорогам стелился смертельный красный туман, а вдалеке, на самой границе видимого мира, огрело огромное дерево. Его подожгли не ёкаи, как можно судить, но его гибель только сильнее распаляла этот праздник.

- Эй, глазки-слёзки!..

Хейзо только успевает заметить, что с подоконника спрыгнул маленький чёрный котёнок. Он затерялся среди развлекающихся ёкаев, оставив после себя письмо, привязанное к цветку цубаки. Детектив торопится его прочитать.

Вкус горького
миндаля задерживается на моем языке
и не покидает

Сладость сливы
и сочного желтого персика,
Теперь давно забытое

Солнце вчерашнего дня,
раскинувшееся в непримиримых
зловещих темных облаках

Ароматные дикие орхидеи,
увядающие, иссохшие и умирающие
плесени, звенящие в лесу

Верный колючий
шип пылающего яблока,
пронзающего мое сердце,

Вкус горького
миндаля остается на моем языке
с солью от моих слез

Читая послание раз за разом, Сиканоин понимает, что у него сводит мышцы. Начинает болеть голова, становится темнее и холоднее, точно бы он уже наступил в тот красный туман и потерял себя и всю свою жизнь. Хочется лечь на пол, закрыть глаза и больше уже никогда их не открывать. Но вместо этого детектив берёт в руки алый цветок и задумчиво разглядывает лепестки.

«Цубаки означает верность к своему господину. Этот цветок был срезан только что, он свеж и чист, без дополнительного подтекста... был послан мне в управление как досину... с намёком о том, что моей верности ждут. Хм. Я действительно давал присягу сёгуну, соглашусь здесь, пожалуй.»

Не желая вспоминать текст клятвы, Хейзо садится на пол, кидает цубаки себе на колени и перечитывает письмо ещё несколько раз, хотя уже запомнил стих наизусть. От этого текста внутри всё дрожит, слабеют руки и закрываются глаза. Хейзо чувствует, что ему стало очень жарко и что дыхание участилось, став ровным и глубоким.

И он начал злиться.

Везде были подтексты, и он их видел, но получалась каша и месиво. Все слова и метафоры были знакомы даже излишне хорошо, но они всё равно не складывались в ясную картину, и это снова возвращало Сиканоина к чувству бессильного опустошения.

«Но цубаки так же цветок без запаха. Безмолвие. Это... упрёк в мою сторону. Обида? Но с чего бы на меня обижаться? Я буду считать это ещё одной причудой куклы. Ладно. У него красивый почерк, но почему строчки о миндале оба раза написаны так небрежно? Судя по всему, это из-за слёз, что были пролиты над миндалём. Интересный стилистический приём.»

Вскочив на ноги, Хейзо швырнул письмо в угол, вдруг поняв кое-что про тот самый миндаль.

- Да пошёл ты, - по слогам выплюнул детектив и стукнулся рогами о низкий потолок, тут же опуская голову. - Да пошёл ты!..

Снова сев на пол и уставившись в пылающие алым лепестки цубаки, Сиканоин подтянул колени к подбородку и спрятал лицо. Выдохнул и вдохнул, ощущая, как быстро и сильно бьётся сердце.

«Ладно, даже если так и я - миндаль... очевидно, он хочет выкинуть за скобки Е Лань, потому что она в чём-то мешает ему, и даёт мне шанс на какое-то искупление. Это из-за того, что я сбежал. Я и сам знаю, что вышло неудачно,» - детектив с силой закусывает нижнюю губу и чувствует вкус собственной крови. Желания признаваться в том, сколько сам времени провёл в смятении из-за этого случая, у Хейзо не было. Он лишь мимолётно удивился тому, как просто это вышло у куклы. Не без присущего ему высокомерия, но всё же. Почему он говорит об этом, и почему так просто?

«Допустим, но дальше?» - Хейзо забирается пальцами в волосы и ощупывает успевшие стать гладкими рога. На них начали заниматься почки, словно на готовящемся распуститься дереве. - «Как мне ответить? Куда мне ответить? Я не могу выбраться отсюда. Я не могу уйти. Я даже не знаю, куда мне нужно.»

Резко поднявшись, детектив пытается выбраться из своего кабинета в окошко, но оно слишком маленькое для этого. Дверь выбить тоже нельзя, ведь она не настоящая и просто нарисована на стене. Сиканоин начинает нервно ходить по своему кабинету кругами.

«Нет, я на самом деле знаю, куда. Но это далековато,» - зарево от горящего дерева снаружи столь велико, что освещает комнату. Хейзо подбирает откинутые в порыве эмоций письмо и цветок, подходит к своей доске расследования и прикрепляет эти улики на надлежащие места прямо под храмом Наруками.

Цветок. Письмо. Бумажная фигурка оленя. Бумажная фигурка котёнка.

Вдруг слышится стук, точно бы кто-то собрался войти, и тихонько скрипит открывающаяся дверь. Хейзо делает глубокий, шумный вдох, похожий на сдавленный крик, и открывает глаза. А потом снова закрывает их, улыбаясь так невесело и разочаровано.

Из этого сна он не хотел бы просыпаться, даже если это и было смертельно опасно.

+2


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Дополнительные эпизоды » My mind is the coffin


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно