body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/275096.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/326086.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/398389.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/194174.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/4/657648.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; }
Очень ждём в игру
«Сказания Тейвата» - это множество увлекательных сюжетных линий, в которых гармонично соседствуют дружеские чаепития, детективные расследования и динамичные сражения, определяющие судьбу регионов и даже богов. Присоединяйтесь и начните своё путешествие вместе с нами!

Genshin Impact: Tales of Teyvat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Эпизоды настоящего » [4.04-23.04.501] Записки у пруда с рыбками


[4.04-23.04.501] Записки у пруда с рыбками

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

[html]
<div class="epevent-wrapper">
  <!-- Добавь epevent-body значение style="margin-left: 130px;" если используешь сообщение без профиля -->
  <div class="epevent-body">
    <div class="epevent-textbox">
      <div class="epevent-title">
        Записки у пруда с рыбками
      </div>
      <div class="epevent-subtitle">
        <p><a href="https://genshintales.ru/profile.php?id=238" target="_blank">Хейзо</a>, <a href="https://genshintales.ru/profile.php?id=257" target="_blank">Е Лань</a></p>
      </div>
      <div class="epevent-description">
        Спокойное время в резиденции, где спит чёрный нефритовый лотос. В разное время, за разным чаем, с разными вопросами и ответами друг другу.
      </div>

      <div class="epevent-buttons">
        <div class="epevent-coord">
          4.04-23.04.501
          <br>Ли Юэ
        </div>

        <div class="epevent-tag">
          <a href="https://genshintales.ru/viewtopic.php?id=1104#p295533">Особняк Спящих Лотосов</a>
        </div>
      </div>

    </div>
    <!-- Если вы не хотите добавлять музыку, можете полность удалить всю запись <div class="epevent-ost"> . . . </span></div> -->
    <div class="epevent-ost"><span class="ostlink" ostitle="古箏"><a href="https://www.youtube.com/watch?v=YSJNFQBmSGA" target="_blank"></a></span></div>
  </div>
</div>
</div>
<link rel="stylesheet" href="https://forumstatic.ru/files/0014/98/d3/58315.css">
<!-- КАРТИНКА -->
<style>
  :root {
    /* ссылка на картинку */
    --epbgp: url("https://i.imgur.com/W7Vgwlw.png");
    /* сдвиг изображения по горизонтали и вертикали */
    --eppos: 0% 0%;
  }
</style>
[/html]

+3

2

[icon]https://i.imgur.com/23dha9m.png[/icon][status] [/status][sign] [/sign][lz] [/lz][mus] [/mus]

Дорога от предместья Лиша, где находился опорный пункт миллелитов, до особняка не слишком запомнилась. По внутренним часам Хейзо они вместе с Е Лань и Мо ехали чуть меньше часа до места, всё это время детектив смотрел на шляпу, что лежала у него на коленях. Маска кабуки таращилась на детектива, и хотелось бы сказать, что в ответ, но именно они к Сиканоину не приходили.
На ребре правой ладони расцвёл большой красно-фиолетовый синяк с тёмными точками следов от зубов. Очень подходит по цветовой гамме ко всему этому красному и чёрному.

Что за чувство опустошённости пришло после того, как план детектива с оглушительным успехом завершился? Почему перед глазами всё ещё стоит образ полного звёзд неба? Почему кажется, что до сих пор стоишь в тесной комнате, а под ногами хрустят обломки выломанной двери? Откуда до сих пор доносится запах миндальных цветов? Почему болит там, где не должно, а где должно - не болит?
Почему это не кажется успехом, несмотря на все очевидные факты?

Взгляда на своих попутчиков Сиканоин не поднимал и не слушал их разговоры, сидел неподвижно и молча до самого конца этой невесёлой поездки. Вопреки своей любознательности Хейзо даже не наблюдал, что именно Е Лань делает на входе в поместье. Он лишь краешком взгляда отметил, что это некая защитная магия, и тут же оставил свои наблюдения, полагая всё это не слишком важным сейчас для себя.

Хейзо думает, что должно быть устал очень сильно, пусть этого чувства нет. Не накатывает желание закрыть глаза и уснуть. Хочется продолжать бодрствовать, пускай всё происходящее ощущается как дурацкий сон, где декорации сменяются очень быстро и кажутся бессмысленными до глупости.

«Я ошибся?.. Я? Как я мог ошибиться?»

Оглядываясь по сторонам в поисках интуиции, что должна была подтвердить невозможность ошибки в действиях гения, Сиканоин находит только светловолосого парня. Он сказал, что его зовут Ли Мин и что он покажет поместье Лотосов для гостя госпожи.
Хейзо не стал кланяться ему в знак приветствия и знакомства, своего имени в ответ не назвал. Лишь поднял взгляд на секунду, давая понять, что услышал и понял, а потом молча пошёл за Ли Мином вслед.
Он что-то говорил, проходя в дом первым.

Звезда, заключённая в круг. Горячая тишина без возможности видеть. Руки внутри божественного тела. Кружащаяся от сладкого дыма и потери крови голова. Горящие огнём клёны и собственное лицо.

На втором этаже Ли Мин открывает дверь в одну из комнат, краем сознания Хейзо выцепляет слова о том, что она подготовлена для него и заходит внутрь раньше, чем это успел сделать его проводник. Остановился на самом пороге и закрыл дверь прямо перед лицом Ли Мина, дважды щёлкнув замком. Сразу после этого Сиканоин сполз на пол, подпирая дверь спиной.
Ли Мин в коридоре что-то говорил, а потом перестал.

Гладкий фарфор и сияние электро внутри кукольного тела. И то, что находится внутри, что нельзя было увидеть, но дозволялось почувствовать. И та звезда - не та же самая, что в его глазах - она была такой знакомой! Всё казалось таким знакомым, взять бы да схватить, дотянуться, достать, понять!..

Открыв глаза и поднявшись с пола, на котором заснул, Хейзо не может сказать точно, сколько прошло времени. За окном сумерки, которые могут быть как закатными, так и предрассветными, а чувства усталости и голода детективу не говорит совсем ничего, поскольку они были его спутниками уже долгое время. Из необычного был лишь этот провал в сон без сновидений, что принёс за собой тягучее опустошение и ощущение потерянности во времени и пространстве.
Сколько-то ещё времени Хейзо лежал на полу перед дверью, не двигаясь с места. То проваливался в сон, то плавал, задыхаясь, на самой поверхности дрёмы, барахтаясь в бессвязности мыслей, что не хотели выстраиваться в упорядоченное полотно. Раз от раза детектив приказывал себе собраться и начать наконец думать как следует, и постоянно при этом он снова проваливался в темноту, больше похожую на потерю сознания, чем на сон. Нить рассуждения при этом истлевала, как расщеплённая молнией.
В конечном счёте из этого бреда воспалённого разума Сиканоина выдернули самые банальные и человеческие желания - жажда и усилившийся голод. Сев и замерев так ненадолго, чувствуя, как ватное тело и затёкшие мышцы начинают приходить в движение, Хейзо вышел в коридор. Он, конечно, не слушал ни слова из того, что Ли Мин пояснял за устройство особняка, но сильно ли это помешает найти кухню? Едва ли на втором этаже было что-то кроме жилых комнат, и потому Хейзо сразу спускается вниз, неторопливо осматриваясь и заглядывая во все помещения, что попадаются на пути.
Вот большая ванная, но сейчас пустая, печка не затоплена и воды здесь нет. Значит нужно осмотреть комнаты дальше по коридору...

- Постой-ка, - на плечо ложится ладонь, и от этого прикосновения по телу Сиканоина идёт дрожь: отвращение, адреналин, напряжение и отторжение. Глубокий вдох; он приседает, смещая свой центр тяжести для большей устойчивости и хватает эту руку за запястье, а потом перекидывает подкравшегося со спины человека через себя. Коридор достаточно узкий, и Хейзо отправляет этого кого-то в грубый полёт лицом в стену, не ослабляя железной хватки с начавшего хрустеть запястья. Сам рывком оказывается позади, впечатывая в спину неизвестного колено. Так придерживает тело у стены, а руку выворачивает и тянет вверх и назад, выламывая сустав.
Этот белобрысый парень ругается... минутку, белобрысый парень?

Ещё около минуты Хейзо держит его в этом неудобном и болезненном положении, задумчиво таращась в светлый затылок прежде чем окончательно понимает, что это Ли Мин, который, кажется, что-то хотел сказать. Это Ли Мин, который показывал особняк Е Лань. Это Ли Мин, который никого не похищал, и не пытал. Это Ли Мин, который продолжает ругаться от боли и пытается безуспешно вырываться из захвата фудо.

Осознав всё это как в замедленном сне, Хейзо наконец разжимает ладонь и медленно отпускает Ли Мина, возвращая его правую руку в более естественное положение, чем до этого. Отходит на два больших шага в сторону.

«Надо что-то сказать?..»

Ощущение времени съела усталость, осмысленное осознание ситуации забито желанием пить, а ругань Ли Мина фоновым шумом досадливо раздражала.

«Уйти поскорее, пока у меня от него не заболела голова...»

+4

3

Дерзость и решительность вознаграждается удачей. Она любит тех, кто не стесняется рисков. Но насколько здесь от удачи у заключенного в стекло игральной шестигранной кости детектива сказать было сложно.
Мыслей было слишком много. По крайней мере позже можно будет зачистить то подземелье, а то и превратить жизнь служащих там людей в настоящий ужас. Не стоит оставлять и намека удобства для расположения фатуйских баз и дорог. Им нравится вести игру такими методами, и подыграть этому хотелось отчаянно. Чего не понимала Е Лань - это тех документов, что вместе с цветком орхидеи достались ей при осмотре указанного Сиканоином места. Насколько детектив проговорился, что именно он сказал и с чем остался - узнать было очень нужно. Не хотелось бы лишать света подобный талант, но если придется… главное, что рука не должна дрогнуть.

- Можно быть и нежнее! У-у, болит теперь, - причитал громко Ли Мин, наконец получив относительную свободу. Сердце бешено колотилось, но конфликта или драки с гостем лотосов он не хотел. Отступив на шаг от Хейзо, он теперь осматривал его с настороженностью. Как расценивать это? Оставлять потенциальную опасность в доме было нельзя, и если иназумца перевербовали - долг Ли Мина сообщить о своих подозрениях.
- Вы еще переломайте тут всё, - строгий и негромкий голос разнесся по коридору вместе с неспешными шагами.
- Но он меня не слушал! Еще и чуть в комнаты госпожи не зашел, - Ли Мин мог только оправдываться, обидчиво сверля взглядом молчащего Хейзо. Мо тоже не торопился как-то высказываться, только уставше выдохнул. Слишком насыщенные часы последних дней. 
- Так сразу? Господин детектив, если тебе требуется уединение в моей спальне ты хоть предупреждай, - Е Лань вышла из-за спины эконома. Её присутствия в этих стенах будто и не было. Взгляд женщины строго осмотрел досина. Все же не часто возвращаются из плена Предвестников, и отпускать так просто его было нельзя. Нужно было провести осмотр, а судя по одежде да виду детектива - собственный внешний вид явно не то, что его заботило сейчас. 
Ли Мин еще причитал, замолчав резко из-за взгляда Мо. В коридоре повисла тишина. Оценивающая и взвешивающая. Сиканоин не был прост с самого начала - слишком наблюдательный. Угадать что у него в голове было все равно что бросать кубики, предвкушая результат. И сейчас это было схожее чувство, но оно не давало приятный вкус. 
- Мы отправимся в город, как и обсуждали, - нарушил тишину Мо, подойдя к парнише-разнорабочему и осматривая его. - И заглянем в хижину.
- Перед отправкой не забудь сделать что я просила, - Е Лань оказалась рядом с Хейзо, чтоб его глаза видели только её. Но личное пространство у него оставалось. - Господин детектив, мне нужно твое внимание.
Наблюдение за ним в подобно состоянии переворачивало всё внутри. Нужно убедиться лично в ущербе, что нанесла вылазка мальчишки.
- Хейзо, идем, - она позвала его снова и тише. Случай с Ли Мином показал, что лучше сейчас детектива не трогать. Оставалось удерживать внимание доступными способами.

Причитающий и обиженный голос Ли Мина в коридорах второго этажа было слышно даже рядом с ними, внизу. Убедившись, что иназумец идет за ней, орхидея отвела его на кухню. Судя по запахам в помещении - завтрак закончили готовить не так давно. Но вот пока никого не звали, стол не накрывали. Тем более он был занят и накрыт другим - сумкой, выложенными бумагами и свертками. Неуместно лежала орхидея среди этого. На спинке одного из стулов висела безупречно-белая и единственная в своем роде куртка. Широкополая шляпа с характерной маской тоже была здесь, занимая на столе свое место. Судя по всему ранее в помещении был непростой разговор.
Налив стакан воды для Хейзо женщина отпила из горла кувшина сама, поставив его обратно на кухонную тумбу. Еды детективу пока не предлагали.
- Не хорошо начинать знакомство с насилия, но я бы хотела тебя просить быть поаккуратнее с моими людьми. Не хочу тратить время на лечение всех, до кого ты сможешь дотянуться. А теперь, прежде чем я верну это, - в руках женщины появился характерный трилистниковый жетон. - Будь добр объяснить почему на тебе одежда Сказителя - Шестого из Предвестников Фатуи.
Раньше этот взгляд уже был. Чуть задумчивый, просчитывающий варианты, но по-прежнему расслабленный. Е Лань хочет ответов, как бы они не проявились - словами, жестами или даже намеком на эмоции. Что-то, что уберет натянутую нить жизни у шеи Сиканоина.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/257/702857.png[/icon]

Отредактировано Yelan (2024-01-27 15:14:29)

+4

4

[icon]https://i.imgur.com/23dha9m.png[/icon][status] [/status][sign] [/sign][lz] [/lz][mus] [/mus]

Людей лишь прибавилось. Всё глядя в стену и не поворачиваясь на звук голоса, тем не менее Хейзо отметил, что подошёл ещё кто-то. Видимо, это было Мо?.. Слова не имели для Сиканоина значения и он их даже не пытался понять их смысл, но тембр знакомый, он уже слышал его недавно. То есть, это и правда Мо. И ещё один голос, куда как более знакомый - в прохладной мелодике и слогах нараспев безошибочно угадывалась Е Лань.
Раз она здесь, то наверное поговорит с Ли Мином, и можно оставить их...
Развернувшись в противоположную сторону с намерением уйти куда-нибудь ещё, Хейзо видит перед собой только ставшую поперёк прохода Е Лань. Она мешает пройти?.. Ей что-то нужно?.. Она что-то сказала.
Стоило бы поднять взгляд и прислушаться, но на это нет ресурсов, как ни странно. Во всяком случае, детективу требуется собраться и совершить над собой волевое усилие прежде, чем он смог поднять на Е Лань осмысленный взгляд и не только услышать, но и понять её слова. Зовёт его по имени и говорит идти следом.
Это сочеталось с желанием покинуть шумную компанию Ли Мина, и потому Хейзо последовал за ней без лишних слов и промедлений.
Чем дальше, тем лучше, потому что Е Лань привела на кухню, которая и была изначальной целью поисков. Как знала, и дала воды, что привела в чувство куда как лучше воплей. Сиканоин пил жадно и быстро, и даже не был уверен, что одного стакана ему хватило, чтобы утолить жажду до конца... в любом случае это лучше, чем ничего.
Отставив стакан и приметив свой жетон в руке Е Лань, Хейзо понял, что не удивился этому. Она уже была на той базе, то есть сколько прошло времени, сутки? Судя по завалу на столе и её одежде, как будто недавно пришла.

«То есть я спал около суток после всего этого. Но разве он не велел сжечь все мои вещи?.. Или решил оставить себе на память? На память ли,» - Хейзо усмехается и проходит к столу, на котором самодовольно таращилась в потолок маска кабуки. - «Либо частично вещи сохранились... да и какая разница. Но если она нашла мой жетон, то нашла и ещё что-то?»

Обводя кончиками пальцев гравировку на маске, вглядываясь в неё, как в лицо, Сиканоин понимает, что ему не настолько уж интересно знать, что же именно Е Лань нашла у фатуев. Но интуиция, единственная севшая на стул, уже начала копаться в принесённых вещах и любовалась орхидеей с поистине девичьим восторгом. Шуршали бумаги, звоном возмущения отдавался голос Ли Мина в отдалении, а интуиция всё наслаждалась тонким и свежим ароматом орхидеи, бросая на Е Лань томные взгляды.
- Это кимоно не принадлежит шестому из предвестников фатуи, - начинает Хейзо наконец, не отрывая взгляда от маски. - Как и эта шляпа. Это мои вещи. Я получил их от заклинательницы цицинов по имени Юнона в день побега. Она передала их мне для маскировки.
Сиканоин замолкает, задержав руку на щеке маски. Она холодная, отлита из стали, что для реквизита кабуки совсем не типично. На чёрном фоне белая ладонь и фиолетовый цвет синяка очень контрастны и как будто уместны, так хорошо сочетаясь друг с другом.
Со вздохом вдруг до детектива доходит, что он не может продолжить рассказ из-за того, что воспоминания о побеге слишком свежи и чрезмерно болезненны - он ещё это не отпустил, не пережил, не смог сквозь себя пропустить и сделать хоть какие-то выводы. Хейзо пытался сказать, но каждый раз терпел неудачу. Он не хотел, не желал настолько, что даже угроза новых пыток не смогла бы заставить его говорить.
- Я... - голос истончается, становится ломким, сухим до безжизненности, с прогорклой хрипотцой и дребезжащим дрожанием. Детектив делает влажный, резкий, рваный вдох через рот и закрывает глаза, виском касается маски, прижимаясь к ней крепко.

«Ошибся?..»

Беспокойно блуждающая туда-сюда по лесу в предместье Лиша кукла. Он зовёт, зовёт, зовёт, зовёт... он говорит о миндале и о том, что обещает. Он обещает закончить своё дело и всецело помочь в продвижении расследования. И он не врал. Сиканоин знал точно - не было в тех словах ни капли лжи. Конечно же всё не было так, как думает он или как говорит кукла. Конечно же всё не было бы так гладко и просто.
Но он не врал, и в его голосе - сейчас Хейзо понимал это даже слишком отчётливо - было слышно безумную тоску.

- Я... не хочу говорить... об этом.

+4

5

Повисла тишина. Даже со второго этажа было ничего не слышно. Е Лань склонила голову набок, смотря внимательно на мальчишку-детектива. Вернулся буквально из пекла, а ведет себя таким образом. Слишком отстраненно, не замечает ничего, но хоть воды выпил. И по его манере… насколько же он истощен? Его действия могли быть как и бредом, так и вполне осознанными. Заявить такое тому, кто охотиться, выслеживает и наблюдает за Предвестниками на собственной территории - хоть сейчас доставай фотографию Сказителя и сравнивай. Каждый из фатуйских лидеров выделяется собственным стилем, такое нельзя перепутать. Можно подражать, можно пытаться блефовать, но не врать таким грубым образом. Долго разгадывать это звено не надо.   
В пору улыбнуться подобным словам. Женщина не мешает Хейзо, опустив руку с жетоном. В сумке можно было найти и остальную часть формы, но будто Сиканоин был не тут. Не полностью по крайней мере. О чем-то продолжал думать?

- Слышать от тебя подобный ответ разочаровывает. Знаешь, детектив, людей читать не сложно. Любой разговор напоминает партию в карты. И на кону может лежать что угодно. Наши ставки тебе тоже прекрасно известны. И видеть тебя таким…
Е Лань смежила ресницы и отвернулась, скрывая свое лицо за прядками волос, не закончив мысль. Провокация слишком очевидная, но орхидея слушала больше собственные рассуждения. Нет, отказ Хейзо что-либо говорить сейчас тоже был ответом. Возможно даже еще более дерзким, чем любая осмысленная информация. Всем своим видом мальчишка словно хотел быть не здесь. Горчила досада с неверием, сомнения - всё это создавали привкус потерянности. 

- Информация должна иметь конкретику и подтверждение. Проверять догадки и теории, просматривать домыслы и отслеживать возможные связи. Мы оба прекрасно знаем, как все взаимосвязанно. И оба должны делать свою работу, - женщина осторожно коснулась воздуха перед собой, натягивая тонкую гидро-нить пальцем, что проявилась. При этом пронзительный взгляд безжалостно, даже холодно, смотрел прямо на Хейзо. Он сам дал обещание, в обмен на то, что его не будут искать. И заявляется… таким. Говорит подобные вещи. Как будто перед пропастью в разочарование. Придется получить всё, что она сможет.
Разведчик оставила его с маской, отойдя ненадолго к плите, подхватывая поднос и тарелки. Если бы старик был с ними сейчас, то точно бы прокомментировал, что не стоит так поворачиваться спиной. Чтоб наблюдать за мальчишкой много усилий не требовалось. Е Лань скупа на движения. Что же предпримет Сиканоин - догадок было много. Пока всё упирается в его состояние. Физическое и не только. Две недели плена в руках создания, что носит имя Сказителя и служит Снежной. Оставалось только догадываться, что произошло с иназумцем. Пока выводы делать было рано, точно не по паре фраз. Пусть они и весьма… исчерпывающие. Придется постараться, чтоб взгляд досина Тенрё вновь смотрел на неё осмысленно. Но главное вернулся же.   
 
На ту часть стола, что не была занята вещами, был поставлен поднос с несколькими тарелками. Отдельно Е Лань поставила кувшин с водой и чашку чая. Жареная яичная лапша с кусочками овощей и рыбы, димсамы с креветками, суп из тофу. Все острое, жареное и с морепродуктами. Сама Е Лань взяла и себе тарелку с лапшой и добавила туда еще перца. Готовили не только для неё, хотя это явно была не кухня Ли.
- Ты останешься здесь, в этой резиденции, со мной. Надеюсь объяснять почему не надо. Но можешь взять любую причину, которую сможешь найти. Добро пожаловать в “Спящие лотосы”, молодой господин Сиканоин, - она сдвинула поднос к одному из мест, сама сев напротив. Не за тот стул, где осталась куртка. Первое - выпить чай. Едва закрыв глаза. Нужно было еще держаться, сколько она сможет, поставив детектива на наблюдение. Хотя бы первые сутки.   

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/257/702857.png[/icon]

+4

6

[icon]https://i.imgur.com/23dha9m.png[/icon][status] [/status][sign] [/sign][lz] [/lz][mus] [/mus]

В таких ситуациях нужно выразить сожаление и, с низким поклоном, принести свои самые искренние извинения за то, что при всех стараниях не оправдал надежд. Во всяком случае, так учили дома. Ну и не удивительно, что это было одной из причин, почему из дома Хейзо сбежал. Как бы плохо сейчас детективу не приходилось, он не считал, что сработал недостаточно или что его можно упрекнуть в чём-то. Да, он не хотел говорить сейчас, это правда, как правда и то, что мысли разбредаются в стороны и это злит. Как и вердикт от Е Лань.
Гений не ошибается. Как она может?..
- Не стоит списывать меня со счетов раньше времени, госпожа, - детектив находит в себе немного сил на то, чтобы отринуть бессвязные мысли и выпрямиться, сделать шаг от стола, на котором всё так же лежала безмолвным напоминанием маска.
- И считать, что я провалился, дал слабину или вовсе был перевербован, тоже не стоит, - Сиканоин чуть нахмурится, ощущая холод воды на своей шее. - Это не так. Всё прошло по моему плану, ровно так, как я и описывал в письме. В ином случае мне незачем было бы возвращаться.
Смятение на этих словах схватило Хейзо за воротник и встряхнуло куда как более ощутимо, чем ласковое и почти ненавязчивое прикосновение магии Е Лань. Детектив медленно выдыхает, закрывая глаза.

«Я не ошибся. Я не мог ошибиться. Всё прошло по моему плану, я получил свидетельства, я получил улики. Сделал всё правильно. Я вернулся, потому что так надо,» - Хейзо осекается в своих мыслях и отводит взгляд в стену, понимая вдруг, что не рассуждает, а попусту пытается себя убедить. Как глупо, как не похоже на него! И он хмурится сильнее, вновь раздражённый.
«Если оставить шутки о божественном типаже, то... мой план действительно удался. Я был на базе фатуи, отчасти узнал их дальнейшие ходы и получил свидетельства о преступлениях Райден Эи. Первое полезно для Е Лань, второе - для меня. И с моей стороны рациональней всего для следствия опросить Яэ Мико, а не ехать в Сумеру, как бы второй вариант не манил.»

Пожалуй сейчас самым умным действием, поистине достойным гения, будет оставить бесплодные попытки думать и отдохнуть, физически и морально. Ощущается как ужасающая трата времени, но Хейзо не может отрицать факты: он уже сутки после побега не в состоянии продвинуться в своём деле. Такое происходит впервые, и кроме как испытывать фоновое раздражение на этот счёт, стоит ещё и признать, что всё бывает впервые.
Катастрофа какая-то.
Но всё ещё это самое оптимальное действие, и Сиканоин уважительно принимает приглашение Е Лань к столу, тем более что он действительно проголодался и выбился из сил. Как печально осознавать, что столько времени отдыха не принесли желаемого результата!..
- Я думаю, задержусь у вас потому, что здесь очень красиво и вкусная еда, в отличие от нашего управления, - отметил Хейзо, ни мига не потративший на то, чтобы осмотреть особняк и двор. Смысла спорить, отпираться и настаивать на том, что в Тенрё детектива уже ищут, нет. Не такая уж это женщина из Департамента Ли Юэ простая, и у Цисин найдётся ответ на любой запрос Трикомисии. Впрочем, то же самое мог про себя сказать и сам Сиканоин, достаточно просто дать немного времени.
Сев за стол, Хейзо сложил ладони на уровне груди и еле заметно кивнул, не сводя с Е Лань взгляда.
- Itadakima... - голос детектива дрогнул, как и отпустившиеся сами собой руки, а взгляд вновь стал пустым, полным стеклянных осколков недавних воспоминаний. - ...su.
Еда, конечно, была очень вкусной даже на вид, но ничуть не иназумской, да и женщина напротив ничем не была похожа на куклу, кроме может быть цвета волос. Или была?
Столь вежливый плен сразу после побега, вкусная еда и холодный взгляд хозяйки этого места напротив. Так по-разному, но в то же время так отвратительно схоже.
- Не надо только на меня садиться, - Хейзо плавно поднимается с места, вдруг резко потеряв аппетит, и уходит из кухни. Повторять трюк с ванной он не желает, хватило уже повторов по горло, и потому находит себя спустя несколько минут во дворе у пруда с рыбками.

+4

7

Уронить того, кто всегда считает себя правым, и таким является на деле, не просто. Он всегда уверен, непоколебим до конца. Даже сейчас, когда ярко виднеется надлом, нестыковка его слов и жестов, Хейзо будет стоять на своем. Пусть и не признает проблемы, но именно такой талант может понять что не так. Вот только что делать с этим - уже куда сложнее переплетения нитей связей и дедукции.
Даже не рассчитывая на успех малой провокации, Тень Воли Небес не может не взять полученное. Остается смотреть на результат. Внутри всё напряженно, ведь далеко не в лучшем состоянии и сама Е Лань. Пристальное внимание к иназумцу сводится к запоминанию того что он делает, как говорит и думает.
Где-то у грани она хочет закрыть глаза на ближайшие часы и провалиться в чашку улуна. Понимание подлости старика приходит не сразу. И все равно смакует вкус, растягивая это эфемерное удовольствие. Пусть Сиканоин и ведет себя до последнего так, как выстроен его образ. Остается принимать его вежливое согласие, потянув второй глоток чая.

Внимание привлек треск. Не буквальный. Это как смотреть на стекло, что пошло мелкой трещиной. Вроде и не заметное, вроде и можно оставить всё так, но глаза цепляет лишним бликом и отражением. Вот-вот посыпятся осколки. За этим стеклом что-то изменилось, можно было увидеть, коснуться того, что сокрыто, но Е Лань даже ладонь не успевает протянуть. Её рука накрывает чашку чая, пока глаза смотрят в спину детектива. Он двигается уверенно, не шатко. Едва заметно иррациональная дрожь, проскакивает каким-то темным воспоминанием.
Оставшись одна, женщина не шевелится. Будто и правда кукла, застывшая без чужого внимания. Не сразу, но с губ все же срывает удивленный вдох, ведь понимание и заставило оцепенеть на минуты.
Если и ломать, то решительно, чтоб было не мучительно больно. Чтоб открыть все скрытое, обнажить секреты, некогда ходить и нежности искать. Не всю информацию можно получить силой, а тот, кто выжидает, созерцая, всегда обретет.
- Вот что ты забрал взамен, - шепотом проронила слова орхидея, отставив чашку с недопитым чаем. Будь её воля так бы и сидела, продолжая наслаждаться процессом. Едва ли настоящий вкус, что может удовлетворить. Жалкие крохи по сравнению с тем, что творилось теперь среди натянутых над темной поверхностью водного зеркала нитей. Запах искрящегося влажного воздуха, непривычный аромат сгоревших свечей, тихая отрешенность обреченного списка - едва ли она поймает это ощущение вновь, ведь лично они не виделись. Только разве что и можно вытянуть образ из памяти. Видела его же, слышала и чувствовала. Как морок во сне или как заблуждение.
Коснувшись лица рукой, Е Лань закрыла глаза. Это не её дело. Незачем запускать руки в чужие души. Пытаться удить мысли и что-то с этим делать. Точно не сейчас. Протянет ладонь - и лишится всей руки. Пусть опасность и дразнит своим вкусом.

Стул качнулся, падая на пол. Оба блюда не тронуты, Мо не понравится такой расклад. Может и передумать ехать, ведь проклятье людей в их одержимости делом.

Резиденция еще прогревалась, понемногу теплела. Внутренняя терраса открыта полностью, наполненная светом восходящего солнца. Самые отвратительные часы - рассветные. Ночная прохлада сходит, а пройдет еще час прежде солнце уйдет выше и скроется с глаз. Только так можно было от него спрятаться, встретившись здесь, при переходе.
Рука едва касается дерева перил, пока Е Лань наблюдает за стоящим у пруда юношей.

- Госпожа?
Тихий голос Мина едва ли отвлекает её от мыслей. Его присутствие было почти незаметным, осторожным.
- Юнона. Агент Фатуи, что передала все эти вещицы для него, - только сейчас она переводит внимание на стоящего рядом своего подопечного. Внимательные глаза, полные искреннего непонимающего света, смотрят вопросительно.
- Твое задание. Плащ перешил? Забирай его и попробуй что-то узнать. Не ценой себя, - холодный нефрит снова кольнул вниманием детектива, пока Ли Мин смотрел на Е Лань.
- Юнона… хорошо, я запомнил, госпожа. Но разве мы сможем получить от этого хоть что-то?
- Вот и выясни. И больше не трогай нашего гостя. Мо поможет мне совсем здесь.
Потерев шею, Ли Мин посмотрел туда же, куда и госпожа. На фигурку детектива, пожираемую светом утреннего солнца.


В помещение, что было отведено Хейзо, появился рабочий стол ближе к двери. К большому рабочему пространству - стол поменьше, где лежит несколько папок. От кровати их отделяет ширма, расписанная морскими мотивами. Это сделали накануне, много часов назад, пока оба из людей орхидеи были еще здесь. Сейчас же спящие лотосы были тихи. Разве что свет в комнатах горел как положено и где положено. Поместье не пустует и живет - вот что говорит этот приглушенный теплый свет.
За столом уже сидела разведчик, перебирая документы, ознакамливалась внимательно с каждым. Темно-синее шэньи, расшитое незамысловато белыми нитями, приятно прилегало к уставшему телу, а мех накидки согревал шею. Ни хороший сон, ни горячая ванна не привели её до конца в порядок. За последние недели произошло столько всего, и сейчас она по праву заслужила хороший отдых. Восстановление требуется всем, но работы это не убавит. Потому Е Лань старательно отдыхала, предаваясь удобной лени. Не считая того, что пришла вести наблюдение и работать в комнату, что отдала гостью, удобно устроившись в кресле у стола. Не хотелось женщине превращать Сиканоина в пленника, но нужно было проверить некоторые вещи. Этот вечер и грядущую ночь Е Лань собиралась провести именно рядом с иназумцем, даже если он так ей ничего и не скажет. Всё будто не имело смысла.

[icon]https://i.imgur.com/aDsRljB.png[/icon]

+4

8

[icon]https://i.imgur.com/aLEARDK.png[/icon][sign] [/sign][mus] [/mus]

Солнечный свет касается щёк так ощутимо, так осязаемо, что хочется смахнуть с себя лучи, оттолкнуть подальше. Остаться вновь одному нигде: крохотная комната, залитая искусственным светом. Белые стены, пол и потолок, тесно настолько, что здесь можно только сидеть на полу, поджав ноги к груди, либо стоять. Ни свитка не висит, ни окна хоть с каким-нибудь видом: тихое одиночество стерильной пустоты.
Закрывая глаза и опуская плечи устало, Хейзо хочет оказаться вновь там. Прислониться спиною к стене и сползти по ней на пол. Смотреть в безупречную белизну, что идеально сочетается с мыслями гения... но взгляд цепляет чернота выломанной двери, и игнорировать это невозможно.
Детектив обнимает себя за плечи и хочет отвести взгляд от проёма. Оттуда ледяной, жгучий ветер заносит запах миндаля, там в синеве неба горят надменные звёзды. Надо признаться себе, что это очень желанное место, и этот факт отчего-то хочется оспорить, но ещё больше - не дискутировать об этом ни с кем, включая себя.
Рябь на водной глади от снующих туда-сюда карпов едва помогает Сиканоину отвлечься и отпустить мысли, пускай он склонил голову и направил на рыбок свой взгляд. Во всяком случае, сразу. Его напряжённая поза не меняется, и детектив резко оборачивается вскидывая кулаки на уровень лица, когда слышит к себе обращение.
Пожилой управдом усмехается ответом на этот весьма красноречивый жест, но Хейзо старался зря - Мо был метрах в трёх и его никак нельзя было достать. Он спрашивает, долго ли ещё гость собирается стоять на ветру и не хочет ли, в конце-то концов, поесть и сменить одежду на чистую?
Хейзо смотрит на свои руки, а потом, опустив их - на Мо. Кивает и отворачивается к рыбкам вновь, но на этот раз присел, опустив в воду ладонь. Карпы встревожено разметались в стороны, однако же успокоились быстро, всего за несколько минут, и плавали возле самых пальцев, точно так всегда было.
Так спокойно и просто.
Вновь издали доносится голос Мо, и в нём слышится нота недовольства, ведь еда остынет. Он говорит много, Хейзо не в состоянии принять все слова дедушки ни разумом, ни сердцем, отключаясь в тот момент, когда слышит замечание о своём истощённом внешнем виде. Но всё-таки идёт: самые обыденные и рутинные вещи, вроде еды и приведения себя в порядок, действительно помогут сейчас лучше всего. Он ведь уже это решил, а гений... гений не ошибается.


Пальцы скользят по гладкому боку двухцветной вазы: Хейзо взял её с тумбочки и рассматривает уже несколько минут. Она иназумская, стиля карацу. Аккуратно вынув сухую ветку сливы и отложив, детектив переворачивает вазу и смотрит клеймо на донышке.
«Делал Чо-сан,» - понимает Сиканоин, а потом поправляет сам себя, - «нет, не он, как бы из-за указа Саккуоку его последние работы вывезли? Это работа его дедушки, Си. Глазурь такая же, отличия только в изяществе формы и толщине стенок. Разница в годах практики тут видна хорошо.»
Очень давно уже Хейзо не был в доме Чо, и надеялся никогда больше не бывать. Тем удивительнее было видеть здесь эту вазу. Госпожа Е Лань отличается тонким вкусом в изящных вещах, любовью к морскому простору и приверженностью ночному образу жизни. А ещё - в умении создать вокруг гостя уют, не слишком стесняя его положением пленника.
Сиканоин любуется четырёхстворной лакированной расписной ширмой: ранним утром рыбаки плывут на промысел. Похоже, штучная работа на заказ. Переводит взгляд на полки и среди популярной литературы отмечает тонкой работы фигурку гео архонта из кор ляписа. Размером она с ладонь, а ценой - состояние. Всё то же самое можно сказать про мебель. Фиолетовая юката в тонкую вертикальную белую полоску, предложенная Мо в качестве смены одежды, не была новой, но также весьма качественной. Зачем Е Лань могла потребоваться мужская одежда? Для маскировки, отвечает сам себе Хейзо, и завязывает тёмно-красный, под цвет собственных волос, оби. Но специально ли она выбрала эстетику ики?
Больше он не думает ни о Е Лань, ни о изяществе её жилища. Садится за стол, берёт свиток бумаги из тех, что там были пустыми, растирает палочку туши и начинает рисовать цветы. Четыре лепестка, заключённые в круг, несколько раз подряд. Довольно быстро становится понятно, что это вовсе не цветок, а полярная звезда фатуи; и тогда Хейзо по памяти рисует дальше всё то, что ему видеть не позволялось, но так хотелось. Он видел сон этой ночью, где снова вернулся туда, и опять не мог видеть, лишь ощущать; переносит почти отстранённо всё это на бумагу.
Отвлёкшись немного, Хейзо приносит с прикроватной тумбы к столу вазу, и снова берётся за бумагу.

«Это не гнозис, но я уверен, что само место - для его сердца. Если оно сейчас с полярной звездой, это значит, что... рукотворное. Иль Дотторе,» - кисть вслед за мыслью выводит на тонкой бумаге очертания того самого «сердца». - «Может ли это значить, что кукла под контролем больше, чем считает? Я бы поставил на это, учитывая ситуацию с горном. Дальше?»

Интуиция аккуратно берёт из рук детектива кисть и, присев на его колени, начинает сама рисовать: сначала, смеясь, шарнирные плечи. Потом набросала маленький пейзаж: густые деревья, над ними парит фигурка с громовым барабаном за спиной.

«Да, он в Сумеру за тем, чтобы стать там богом. Но в этом мало смысла, если всё необходимое у него на руках есть здесь и сейчас. Значит, есть ещё какие-то этапы. Одобрение Селестии, полагаю, ведь они раздают эту власть… Небесный Трон, как сказала принцесса. Следовательно архонты - помазанники, которым этот трон передан, в той или иной форме. И что же, этот «трон» - не гнозис?.. А зачем он тогда нужен? И ещё неизвестная мне часть, которая, ко всему прочему, включает в себя войну, о которой он говорил. Плюс фатуи. Плюс контроль от них.»

И Сиканоин смеётся, опустив голову и прикрыв лицо ладонью. Потом горячо вдыхает через рот, потому что пока смеялся, забыл дышать. Немного жарко, немного горько, и вовсе невесело - детектив закрывает лицо ладонями, чтобы даже интуиция не видела его румянец.

«Baka. Baka. Baka. Baka.» - Выводит она каждую смешинку детектива на бумагу, пока сам Сиканоин рассуждает дальше. - «Настолько ли, насколько кажется? Может ли он знать о манипуляции? Хочет ли он очередной войны архонтов?»

- Iie. Hai. Hai, - Хейзо еле слышит свой голос, но он всё так же сквозит уверенностью в суждениях. Кукла мыслит совсем непривычным для людей способом и может поражать своей наивностью, но это вовсе не синоним глупости. Вероятно, он знает о том, что его используют. Вспоминая его последнее откровение перед погрузкой на корабль... мог ли он не просто знать об этом, но и даже быть не против?

«Устроить войну архонтов от отчаяния? В попытке достичь Селестии? Или равнодушия к результату? Я бы сказал, что его божественная мания величия довольно ситуативна... это может быть безразличием к себе? Если бы я был на его месте? Я бы сто раз пожалел о том, что появился на свет.»

Эта мысль хрустит как сломанная кость, она горька и суха. Что-то подобное Хейзо уже ощущал - не только когда скрывался в лесу предместья Лиша. Это было раньше, на фестивале в Иназуме, несколько лет назад. Тогда он тоже сожалел, и обнявшая его интуиция согласна с тем, что это одно и то же. Потом она рисует миндаль.

[tw: селфхарм]

Голова кружится и горящие щёки припадают к прохладной бумаге - чернила очень хороши и высохли быстро, не оставив следа на коже. Однако Хейзо вынужден прервать свои размышления, чувствуя слабость. Потом понимает - с утра он не покидал комнаты, а сейчас уже ранний вечер.
«Забыл поесть,» - детектив берёт в руки ножик для бумаги и отрезает ту часть свитка, что была заполнена мыслями. Движение резкое и даже поспешное, он случайно порезал палец и, резко выдохнув, тут же поймал выступившую каплю крови языком, пока не испачкалась бумага. Вкус отвратительный, ровно как он и запомнил, хорошо хоть не тошнит. Лезвие ножика тонкое, но не слишком острое, и порез саднит, не спеша затягиваться.
Хейзо слегка прикусил то место в надежде, что это поможет, но сделал лишь себе больнее. Не сильно, но достаточно ощутимо: отчего-то после этого в голове улетучились все эмоции, наступила пустота и тишина. Почти такая же, какая была всегда с ним, пока он стоял в тесной белой комнате за закрытой дверью.
Интуиция спрыгнула с колен детектива и ушла за ширму с рыбаками, оставив его в превосходном одиночестве.
Ранка уже затянулась и вовсе перестала болеть, хотя Хейзо пытался прихватить зубами место разреза. Задумчиво посмотрел на левую руку, потом на ножик, что всё ещё продолжал держать.
Рукав юкаты едва закрывает локоть.
Дальнейшие размышления были секундным порывом ветра больше, чем связными словами. Детектив отодвигается из-за стола и раздвигает подол кимоно, обнажая ногу до самого бедра, и быстро делает лёгкий надрез в самой верхней части. Рука чуть вздрагивает от этой надсадной зудящей боли, и сразу же Сиканоин с нажимом проводит по царапине, втирая кровь в кожу. И потом просто смотрит на то, что из этого вышло.
Длинный разрез дополняется вторым покороче чуть ниже, потом Хейзо фыркает, качая головой, протирает ножик от капель крови и закрывает надрезы одеждой.
Они, конечно же, всё ещё чувствуются, как и та стерильная пустота, что наступила с их приходом.
Как во сне Сиканоин поднимается с места, сворачивает в свиток бумагу, что отрезал, и прячет в ящике прикроватной тумбы. Надёжнее сжечь, однако хочется оставить эти мысли при себе, но отдельно.
Впервые за день Сиканоин спускается из своей комнаты и застаёт на первом этаже Мо, такого же недовольного, как и вчера. Оказывается, он несколько раз звал детектива, а тот не услышал.
- У меня был важный разговор, - поясняет Хейзо. Мо только удивляется - наконец гость заговорил! Настолько неожиданно, что эконом забывает поинтересоваться, с кем же он разговаривал, будучи совершенно один в комнате.
Долго задерживаться в компании Мо Хейзо не стал, лишь поел и отказался от чая после. Не особенно спешил, но не слишком задерживался, стремясь вернуться в одиночество созерцания и размышлений.
Этого не получилось. За столом сидела Е Лань, разложив перед собой бумаги, и в первую очередь Хейзо подавил в себе желание тут же уйти куда-то ещё.
«Мы же не договорили, в самом деле,» - сбросив с себя оцепенение и отрицание, он заходит в комнату и закрывает дверь. Надо бы поздороваться. Сказать что-то. Хейзо образованный и воспитанный юноша, и известен своим умением говорить хорошо и складно, но прямо сейчас он молчал, точно бы не замечая хозяйку особняка в кресле.
Сиканоин проходит к кровати, что была отгорожена от стола ширмой, и садится, надавливая пальцами на недавно оставленные порезы. Интуиция плюхнулась рядом, подбирая под себя ноги и упираясь виском в плечо детектива, вдруг вспоминает про орхидею, что видела вчера. Красивая орхидея, в ту бы вазу её! Как раз на столе стоит, ну эти сухоцветы сливы, сейчас не сезон.
- И правда, орхидея в этом деле - центральная загадка, - мысли начинают вставать одна к другой, как жемчуг на нитку. - Вы вчера были не у садовника, а на базе фатуи, откуда принесли мой жетон. Но я не припомню в этом гиблом месте цветов. Моя интуиция говорит, что эту орхидею чудесно поставить ту вазу карацу, потому что для сливы не сезон. И вот что я думаю: вы достали из коллекции иназумскую вазу и поставили ветку сливы, которая похожа на вишню, которая в Ли Юэ не растёт. Это довольно милый жест… а кто был столь мил, чтобы подарить вам столь экзотичные цветы?
Конечно же Хейзо знает ответ. Кто ещё из фатуи способен на жест столь театральный и поэтический, как не кукла. Вопрос тут в том, что ещё он ей передал вместе с цветком, и зачем так поступил, учитывая все обстоятельства.
- Странно дело закручивается, госпожа орхидея, - приобняв интуицию, Хейзо вместе с ней ложится на спину, разглядывая шёлковый светильник на потолке.

+4

9

Когда открылась дверь, Е Лань даже не пошевелилась. Она как сидела, читая один из документов, так и осталась неподвижна. И всё же внимание идет за вернувшимся в комнату гостем, что скрывается за ширмой. Моргнув, женщина только тогда подняла голову и посмотрела прямо. Будто и правда могла увидеть Сиканоина через расписные волны и взметнувшихся рыб. Наклоняет голову, но так и не слышит первых слов. По крайней мере, не сразу. Бирюза глаз изучает донесение из Мондштадта, когда тишина в комнате нарушена голосом, а не шелестом бумаги. Почти слышится тихий звон жемчужин, что нанизывает детектив, выстраивая свои цепочки мыслей. Е Лань не спешит ему с ответом, слыша шорох ткани. К ней приходят другие домыслы и вопросы, что надо бы уладить. 

Женщина едва морщит носик. Не любит она, когда на столе появляются посторонние карты. Когда мухлюют - это можно прочесть по жестам, по эмоциям и движениям. Но не тогда, когда карты просто появились сами. Не силой адептов же их принесло? Так и ветка орхидеи и сопровождающие её листы информации кажутся нереальными. Вроде и подарок, но будто и чья-то насмешка над самим искусством шпионажа. Можно ли доверять информации, что получена таким способом? А если вспоминать вопросы… То, что среди Предвестников может быть маг, это не удивительно. Откуда только такое тяжелое ментальное присутствие до пульсации в висках? Даже не находится сравнение такому чувству сходу.

Е Лань тихо выдыхает, откладывая бумаги и кутаясь в накидку. Жаль, чая под рукой нет. Такие моменты должно оттенять особенным вкусом. 
- От детектива детали не скроешь, и правда - гений острого внимания. Это мне в тебе нравится. Кратко по известной тебе и без того информации: да, я посетила указанное место. Подземная база в тоннелях старых шахт. Цветок - не секрет, что чудесный "подарок" от Шестого. Тебе тоже понравился? Хотя, думаю, со Сказителем ты знаком лучше моего. План украсить вазу ею не исполнится. Хочу изготовить из ветки орхидеи украшение. Отправлю дипломатам Снежной, чтоб передали лично в руки Шестого. Будь он в городе - сама бы и передала, - тон голоса спешащий, но негромкий. В тишине “лотосов” её и без повышенного тона слышно.
Цветок, врученный нежданным подарком, вызывал раздражение. Будто говорил, что она оступилась. Но где именно утечка? Сиканоин пробовал разобрать её имя? Или узнал титул? Откуда… Проговорилась лидер Сопротивления? Они не встречались после, разве что тот необычный способ Божественной жрицы поддерживать связь мог быть замешан. Ниточка между иназумцем и орхидеей не была секретом, но и найти среди всего вороха подобную ей сложно. Нужно знать, чтоб выцепить такое. Связать детектива и тень. Мрачная темная вода поднимается и заливает собой всё среди чистейших водяных фигур и нитей. Е Лань делает глубокий медленный вдох. Сначала надо спросить, прежде чем примешивать к спокойным темным водам густой алый. 
- Давай сыграем в честность, Хейзо. Если раскололся, то не стыдись этого. Только время потратим. Я должна понимать, что еще из информации ушло к ним в руки, если Шестому известно обо мне.
Висок привычно уперся в сложенный кулак ладони. Взгляд холодного нефрита смотрит на ширму, через неё. Стремительный и беспринципный ураган оставляет за собой след. 

[icon]https://i.imgur.com/aDsRljB.png[/icon]

Отредактировано Yelan (2024-02-20 15:52:42)

+4

10

[icon]https://i.imgur.com/aLEARDK.png[/icon][sign] [/sign][mus] [/mus]

Бесшумно Хейзо раскидывает руки в стороны, а интуиция кошкой сворачивается на груди. Она закрывает глаза, а потом и мордочку лапками, как будто обнимая себя, и укладывается поудобнее, а детектив только вздыхает, не то разочарованно, не то обречённо.
Ему не хочется гладить чёрных кошек.
- Хорошо, давайте, - соглашается он в ответ на предложение об игре, но вовсе не собирается следовать навязанным правилам. В конце-концов, игра - процесс творческий, и Хейзо не будет считать за ошибку, если интерпретирует предложение Е Лань по-своему.
- Я никогда не общался с шестым предвестником, о котором вы говорите, и видел его лишь однажды, мельком. Спрашивали меня о множестве вещей, но не о теневой разведке Ли Юэ.
Первое утверждение очевидная ложь, но если Сиканоин признает куклу шестым предвестником, в этом будет мало смысла для всего, что он сделал. Иназуме нужен сёгун, а не предвестник, и он сам говорил, что хочет порвать со снежанами. Интересно только, в какой момент собрался это сделать? Ко всему прочему, уж кому-кому нужно оставить куколку в покое, так это Е Лань. У гавани есть проблемы серьёзнее, чем он, и ей не стоит распылять своё внимание. Это не её расследование, не её головная боль и не её сфера интереса. Ли Юэ и так хватает проблем с Иназумой.

«Информация... она беспокоится о том, что я что-то сболтнул под пытками. Что же из всего известного мне является секретом? Едва ли имя или фиктивная должность в Департаменте. Истинного её статуса я не знаю, как и должности. Но это связано с орхидеей... это и есть её «титул» в Цисин? И если кукла это знает, значит он зачем-то влез в мысли к Е Лань. Это в первую очередь означает, что он легко проникает в сознание к кому угодно, что неприятно. И далее, он подарил ей что-то помимо цветка. Информацию, вероятно. Это и заставило встревожиться. Теперь два вопроса: зачем кукле это делать и почему Е Лань считает меня источником утечек? О первом гадать пока бесполезно, на второе ответ я знаю.»

- При знакомстве вы представились служащей Департамента. Но это не столько ложь, сколько упрощение, верно? Вы и правда в каком-то смысле там работаете. Мне, честно говоря, не важна ваша реальная должность, и я никогда не интересовался всерьёз вашим статусом. С моей стороны невежливо лезть в такие секреты, ведь я в гавани гость, который пользуется вашим расположением. Так что я думал о вашей работе не более нескольких минут, в порядке мысленной разминки. Орхидею увидел вчера, а связал с вами лишь сейчас, к этому разговору. Что же касается фатуи... я действительно не знаю, откуда шестой предвестник мог узнать о вас. Могу только предполагать, что из своих источников, ведь вы не одному ему перебежали дорогу.

Теперь осталось только ожидать, как Е Лань примет эти суждения и насколько согласна с подобной позицией. Хейзо в любом случае не собирается отступать, но и портить с ней отношения было бы грустно. Можно много сказать о плохих качествах досина Сиканоина, но всё-таки он хотел оставаться с Е Лань вежливым и помогать ей по мере сил. Если она не откажется, посчитав его за угрозу, конечно.
Сложно балансировать на столь узкой грани, но для гения не должно быть ничего невозможного. Мерное мурчание интуиции очень спокойное, даже разнеженное.
Всё по плану. Всё будет идти по плану - когда Хейзо, наконец, его обдумает и завершит.

+4

11

Мысли кольцами ряби расходятся по зеркальной глади. Остается стоять неподвижно, даже не дышать, чтоб не спугнуть это ощущение. Чтоб видеть картину в целом. Орхидея едва знает, как рассуждает Хейзо. С каждым разговором и встречей всё больше этого понимания. Сейчас у неё есть только голос и слова. Будто пытаясь услышать окружающее пространство, но не увидеть, не понять и не потрогать. Сжатое ощущение, но так правильно. Пока юноша говорит, остается только укладывать прозрачное стекло в воду, ища нити связи. Это очень плотный клубок, над которым нужно хорошо подумать. Всему найти место. Даже пальцами касаться поверхности не хочется, чтоб не спугнуть наваждение проступающих связей. Закрыв глаза и откинувшись на спинку кресла, Е Лань позволила себе тишину после ответа Сиканоина. Это была настоящая игра вслепую между ними.

- Значит, думал о моей работе, но даже не обо мне? Похоже, придется постараться, чтоб такой талант запомнил именно меня, - тихо и певуче протянула женщина, подняв голову. 
Е Лань открыла глаза, рассматривая потолок. Тот, кто первым обвинит другого во лжи и мухлеже - тот и проиграл. С другой стороны, они не в игорном доме, а на кону совсем другие ставки. Правила всё равно неизменны в этой игре. Остается верить информации друг друга, сверяя, проверяя и анализируя. Между тонких пальцев появляется гидрокубик. Что было опаснее - уход в народ информации о “смерти” Властелина Камня или же проявление её личности, как орхидеи? Список имен и остальная информация будто бы залог. Шестой через листы документов просит выслушать его и поверить? Или это угроза? Действительно ли он оставил Хейзо во время допросов? Что искали Фатуи, забрав его к себе? И ведь где-то у границы мельтешит тяжелая взвесь Бездны. Сейчас нужно было выловить карпа и выпустить его в чистую воду. Нельзя унести за раз всё озеро.
Мальчишка требовал слишком много верить ему и в него. Неуютно от этого, некомфортно. Хочется скрыться под полотном ночи и раствориться в тишине, оставшись где-то между кистью и бумагой. Ни произнесенным ответом, ни равнодушным словом.
Ни чая, ни трубки. Остаются только ставки. Женщина подкидывает кубик.
Чётное.
Нефрит браслета, что не покинул тонкое запястье, качнулся при броске. По столу покатился бесшумный кубик, замерев на единице. Едва слышно выдохнув, она перекидывает сплетенную стихией кость - почти слышен перестук по столешнице. Верхняя грань гордо демонстрирует пятерку. Е Лань подалась вперед, и вот отчетливый стук перекатываемого кубика по столу, что остановился на бумаге.
Тройка.

Е Лань откидывается вновь на спинку кресла и смотрит прямо перед собой. Элементальный след гидро тает, но женщина не спешит начинать говорить. Она улыбается, смотря в сторону от ширмы.
Конечно же, думал. Гипноз это, печати или ритуал - неизвестно. Но теперь стоит иметь в виду, что на стороне Фатуи нечто большее, чем просто изворотливость. Касаться новых их тайн - будоражит. Поставить на то, что Делец кому-то рассказал о ней? Только если он решил потопить собственную гордыню. Вероятность - никогда не отсутствие шанса. И что такого Шестой Предвестник увидел в своем земляке, что так отчаянно ловил, а потом еще и в своих вещах уйти позволил? Хотя обмануть Фатуи несложно, как и забрать у них то, чем делиться они не хотят. Шанс есть всегда, каким бы план ни был.   

- Ночная орхидея, - тонкая рука протянула квадратный листик бумаги, где была выведена пара иероглифов, в сторону Хейзо. - Так пишется моё имя. Это будет моя честность.
Всегда что-то нужно отдать взамен. Улыбнувшись юноше, Е Лань вернулась за ширму, обойдя стол и касаясь собственных папок, перекладывая их, что-то ища.
- Не каждый день возвращаются из плена у Фатуи, но настаивать на подробностях я не буду. Это было твоё решение и твоё дело, главное, что ты вернулся целым. Помогаю тебе сейчас я по собственному желанию. Тем более, что это лучший способ дать возможным хвостам разбежаться, а своему телу и разуму - отдохнуть. Не забывай, что ты человек, - разведчик на мгновения смолкла, смотря перед собой, провалившись в мысли. - Полагаю, есть люди, которых ты можешь обрадовать своим возвращением. Меня хоть ты и просил не искать, но вот твои сослуживцы зашевелились. Не сразу, но не удивлюсь, если они прямо сейчас тебя ищут.
Е Лань вернулась в кресло, рассматривая закрытую папку, лежащую по центру стола. Если бы досин её увидел, то узнал бы. Те самые его материалы дела, что должны быть переданы в случае, если он пропадет. Как и письмо, что обращено лично ей. Запасной план ли, просьба помочь ли - уже не так важно. Укрыть и сберечь в её силах на этот раз, так она и не отказала. Тем более, что пора получить плату по их контракту. Главное - карты сыграны, ход успешно закончен.   
- Тогда поговорим о твоем улове и уликах? Документы, что ты просил сохранить, до сих пор у меня. В целости. Если требуется, то могу их передать тебе или тому, кого назовешь.

[icon]https://i.imgur.com/aDsRljB.png[/icon]

Отредактировано Yelan (2024-02-22 08:39:48)

+4

12

[icon]https://i.imgur.com/aLEARDK.png[/icon][sign] [/sign][mus] [/mus]

Комментировать фразу о том, что думал о Е Лань, а что нет, Хейзо не стал. Только закрыл глаза, желая оказаться не связанными и подвешенным в своей воспалённой памяти, а где-то далеко и от мыслей, и отсюда. В тихом одиночестве, в своём любимом мысленном небытие... пустое, конечно. Остаётся только ждать вердикта от хозяйки этого дома - и она не спешит его выносить, что-то решая.
Сиканоин лежит тихо и внимательно прислушивается, но звуков из-за ширмы нет долгое время. Если она о чём-то думает, то делает это практически неподвижно, не предпринимая действий. Нет ни шёпота, ни плеска воды от заклинания, не чувствуется нитки гидро на шее или запястьях. Ничего, и это довольно долгая пауза в разговоре, а потом слышится тихий шелест бумаги. Мерный и спокойный, так люди перебирают свои записи и неторопливо что-то читают или пишут. Второе, судя по звуку.

«Если бы она хотела указать на мою ложь, то это уже бы произошло. В целом моя позиция смехотворна со стороны, сплошь логические дыры и противоречия... я бы сам себе в лицо рассмеялся за эту позицию. И она решила это принять без каких-либо вопросов и возражений? В самом деле?»

Теория подтверждается негромкими шагами у ширмы и выглянувшим из-за неё квадратиком бумаги, Хейзо садится и берёт то, что предложено. Маленькая записка с именем, которое теперь можно прочитать и осознать - но это гораздо больше, чем кажется. Она сказала, что это будет её честностью, и даёт в руки именно то, о чём переживала в начале разговора. Быть может сама по себе ценность этого знания невелика, но детектив способен оценить и принять этот жест. Он выдыхает без улыбки, но с облегчением.

«Она не хочет делать мою ситуацию сложнее и заставлять врать больше, чем я уже это сделал,» - поневоле проникнешься благодарностью к человеку столь понимающему. Обычно Сиканоин слышал только упрёки в адрес своей манеры мыслить и вести себя, что неизменно вызывало раздражение или тяготило, точно мушки по жаре. Гению некогда объяснять всю сложность своего подхода, а то, как это выглядит со стороны других людей - вообще не его забота.
С Е Лань было проще.
Она тихим и усталым голосом проговаривает довольно очевидные истины вроде того, что нужно отдохнуть после двух безумных недель плена, а Хейзо только гадает, что было в Ли Юэ за это время, раз Е Лань сама звучит столь разбито. Её голос как правило ленный и тягучий, неспешный, насколько детектив запомнил эту манеру и интонацию, но нотки усталости - такой, чтобы это цепляло внимание - слышит впервые.

«О да, меня ищут, но не из Управления. Стоп, там был кто-то из её людей? Сказали, что меня нашли?» - Хейзо не может подавить долгий, тяжёлый, громкий вздох, прямо-таки ощущая, как ему в плечи впились тонкие и острые ноготки сестры, и садится на кровати очень напряжённо. - «Понадеюсь, что будет время хотя бы до завтра, особняк довольно удалён от гавани и найти его не так просто. Если подумать... это было сегодня утром или вчера вечером. Скорее всего, вчера вечером? Вчера... я ужасно дезориентирован этим побегом. Возможно, времени и нет. Надо с этим поторопиться.»

Очень не хотелось объяснять Е Лань, кто такая Кано Нана, почему с ней нужно считаться в первую очередь и так, словно она относится к правительству Иназумы, но тут уже без интуиции понятно было, что такого разговора не избежать. Это обязательство противной и напряжённой струной натянулось внутри Хейзо и он поморщился, проведя рукой по лицу. Кажется, его честность по отношению к Е Лань начнётся совершенно не так, как детектив собирался её проявить.
Но он в любом случае не собирался утаивать ничего сверх заявленного.
Детектив поднимается и выходит из-за ширмы, но не отходит далеко, оставаясь за спиной у Е Лань. Разглядывает линии на бумаге, что составляют её имя.
- Пока что лучше будет этим документам оставаться у вас в полной безызвестности, - там слишком много подводок к тому, что Сиканоин узнал о преступлениях Райден Эи. Сами по себе они бесполезны без последующей работы, но могут навести на ненужные мысли других. Овада дурак, конечно, но принести бумаги генералу Кудзё много ума не нужно. И если тогда Хейзо полагал Сару за союзника в этом деле о Иназуме, то теперь знал точно, что это не так. Но и отдавать материалы дела Сангономии тоже неправильно, ведь там лишь зацепки, не факты. Это не является серьёзным аргументом и скорее просто взбаламутит воду.
Пусть или будут у Е Лань, или сгорят в ближайшей печке.
- А что касается улик и зацепок... думаю, мне есть, что рассказать.
Без утайки Хейзо говорит о том, что происходило во время плена. О людях, которых смог запомнить и технологиях, что видел. Опустил устройство внутренних помещений тайной базы, поскольку Е Лань их осмотрела лучше, чем это довелось самому детективу, и больше внимания уделял самим фатуи.
- У снежан очень продвинутая медицина, что я смог проверить на себе. Если не ошибаюсь, я потерял больше литра крови совсем недавно... - Сиканоин осёкся на миг, и заставил себя не думать о тех событиях слишком подробно. - ... но это не слишком сильно сказалось на мне физически, как можно заметить. Помимо этого, я подвергался серьёзному действию электро, но даже ожогов не осталось...
Хейзо кратко прошёлся по всем возможностям фатуи в медицине, заметив, что его лечил человек без глаза бога и никаких элементальных воздействий он на себе не испытывал. И что у этого есть и обратная сторона - тот укол, моментально заставивший провалиться в сон без сновидений на много часов, никак нельзя было оставить без внимания.
- Что же касается людей, я бы сказал, что личный отряд шестого предвестника его ненавидит. Я сбежал лишь потому, что подчинённые относятся к нему настолько плохо. Там есть лишь страх и ненависть к предвестнику. Абсолютно уверен, вы легко найдёте среди его людей своих союзников. Даже если они верны Снежной, предать... Сказителя... - было неприятно произносить этот титул, вдвойне потому, что кукле уже в жизни хватило предательств. - Запросто. Вы будете удивлены тому, как легко они согласятся. Попробуйте найти доктора по имени Владимир - он лечил меня там и помогал Юноне организовать мой побег.
Рассказ перевала Е Лань, вдруг встрепенувшись. Она резко перебила Хейзо новостями о том, что у особняка посторонние, и по её тону было понятно, что это нечто очень неожиданное и неприятное.

«Времени вообще не было, он уже здесь. Как же долго я находился в прострации?..»

- Это Цубаса, - быстро отвечает Сиканоин на её беспокойство. - Он ничего дурного не сделает, но мне нужно выйти... чтобы он нашёл, что ищет.
- Можешь помахать ему ручкой из окна, он... от нас на три часа, лучше из соседней комнаты. М, ладно. Я пойду с тобой.
- Госпожа. Он пришёл сюда узнать о моём статусе. И статус пленника с сопровождением - не лучший ответ. Если это необходимо, вы можете пойти за мной скрытно? Я бы... хотел как можно меньше проблем.
Е Лань подняла на Хейзо недовольный взгляд и промедлила с ответом.
- За стены лотосов не выходить. Я буду наблюдать от пруда - подстрахую в случае чего и дам вам с твоим другом немного приватности. Только помни, что тебе нужен покой и свежий воздух после тех шахт.
- Я просто поздороваюсь, - детектив без задержек пошёл на выход первым. У выхода на первом этаже Е Лань скрылась в прозрачном всплеске гидро, и к пруду Сиканоин вышел один. Сложив ладони в рукава юкаты он осмотрелся и пошёл по мостику через пруд, потом чуть дальше, к углу здания напротив особняка, где и остановился, привалившись спиной к стене.
- Bocchama, - тень появилась из ниоткуда во вспышке холодного серебристого дыма. Ниндзя с маской на нижней половине лица, полностью одетый в чёрное, был совершенно неприметен - черноволос, обычная причёска, обычный цвет глаз, обычный голос, обычное телосложение. Глаз бога как всегда прячет, ничем взгляда не цепляет, но детектив и не смотрел. Ему было неприятно видеть, как он кланяется.
- Прекрати, - Хейзо отмахнулся от Цубасы и принципиально не стал говорить на иназумском, чтобы Е Лань была понятна их беседа. - Почему Нана сама не пришла, книжка интересная попалась или кимоно на выход не готово? Тц. Завтра её пригласят, сама придёт и убедится, что со мной всё в порядке. Да, я здесь потому, что сам этого хочу, ты сразу не понял? Не пойду я никуда, это несложно понять, Цубаса. Иди и скажи Нане, чтобы до обеда не спала и собралась завтра нормально. Так и передай, слышишь? И уходи поскорее, вламываться в чужие дома без приглашения грубо, ты расстраиваешь хозяйку дома.
Каких-то попыток Цубасы воззвать к сестринскому и, что уж там, отцовскому беспокойству Хейзо слушать не стал. Лишь попросил передать дополнительно Нане, чтобы не создавала проблем ещё и с отцом, после чего выпроводил незваного гостя и ушёл к мосту через пруд. Е Лань стала вновь видимой, когда детектив закрыл за собой входную дверь в доме.

- Давайте поднимемся наверх и я всё объясню, - архонты свидетели, не хотел Хейзо ничего ей объяснять, но после этой сцены должен. Во всяком случае, будет несколько минут переварить всю эту неприязнь к ситуации и своей жизни в целом, чтобы наконец начать.
- Это человек от моей сестры, Кано Наны. Она очень волнуется, что я куда-то пропал, и посчитала, что вы насильно здесь меня удерживаете. И - это важно, госпожа Е Лань - её обязательно надо завтра пригласить сюда, иначе она пришлёт уже не Цубасу, - Сиканоин вздохнул, устало прикрывая глаза. Он не мог прямо сказать, почему служащая храма распоряжается ниндзя, не мог пояснить и свой статус - здесь больше из упрямства и нежелания иметь с семьёй что-то общее. Тем не менее Е Лань уже видела достаточно, чтобы сделать какие-то выводы. Хейзо полагал, что они будут верными.
- Она жрица в Наруками, - детектив взял со стола чистый листок и записал имя сестры. - И довольно мила, когда не поднимает никакой паники.

+4

13

Людей так просто рассматривать сквозь призму стекла, из-за поверхности воды. Редкий соперник владеет эмоциями и телом так, чтоб скрыть даже лишнюю свою мысль. Люди - враги себе сами и редко подозревают об этом.
Папку с расследованием накрывает рукой. Раз нужно сохранить и спрятать, то так и будет. Всё же ей они изначально были отданы на хранение, а сохранять информацию для её добытчика и торговца несложно. Смежив ресницы, орхидея поворачивает едва голову в сторону юноши, слушая его внимательно. Запинка заставляет моргнуть, но разведчик ничего не говорит. Сейчас разве что следует уточняющие вопросы задавать, укладывая информацию по полочкам. Запустить руку в личные ряды Предвестников было приятно. Упаковав все эти сведения, можно использовать с преимуществами для себя, приумножить и… передать тому, кому они нужнее. Достаточно будет даже вытянуть пару ниточек из общей канвы, чтоб распустить ту. Хоть на кусочке полотна, самом крошечном, любая небольшая победа ценна в этой войне.   

Что-то неприятно заскреблось на кромке сознания, отвлекая от голоса Хейзо. Как чужое внимание, от которого холодок пробегает по спине. Сначала женщина кутается в накидку, а потом уже понимает. Их милую беседу приходится прервать.
Чужак.
Мо уже покинул поместье, Ли Мин еще не вернулся, а значит, никто с незваным гостем и не разберется. Люди предсказуемы. Считать их несложно. Поэтому слова Хейзо о незваном госте встречены удивлением в бирюзе взгляда. 

Из-под поверхности видимого пространства, будто из-за глади водяного зеркала, Е Лань наблюдает со стороны за сложившейся ситуацией. Для того, кто хочет вывести правду под свет правосудия, у детектива слишком много теней и секретов. Разгадать чужие секреты, узнать сокровенное будоражит, пусть и не является чем-то основным в отношении иназумца. А вот проявить интерес, который будет хоть как-то выделять событие на общей серости дней - вполне по силам. Наблюдая, разведчик не делала выводов. Просто смотрела, вслушиваясь в пространство вокруг. Расслабиться и погрузиться в разговор Сиканоина и его человека с головой было нельзя. При взгляде на неизвестного всё внутри напрягалось от знакомого, почти неуловимого чувства. Не хотелось бы, чтоб такие гости у лотосов были частыми. Кажется, придется перебраться к побережью из гор как-нибудь потом.

В комнате гостя, глядя на выведенное имя сестры, Е Лань не задает уточняющих вопросов, беря листок в руки. Она знает, о ком говорит Хейзо. Это упоминали её люди, что наблюдали за ним. Да и сам детектив знает об этом, но многое следует проговаривать вслух - это то, что открыто признается между ними и известно теперь обоим. Ведь иначе всё основывается на собранных сведениях и выводах. Даже если они правдивы, обе стороны не могли прибегнуть к ним, пусть человеческое взаимодействия почти нет. Сохраняется его иллюзия.   

- Может, сразу стоило бы организовать прием для всех, кто хочет с тобой повидаться? Ты важен многим, младший досин Сиканоин. Удивительно, да? - лист с именем был убран к папкам, которые женщина берет уже в свои руки. Будто работа здесь и окончена. Будто бы.
- Нас прервали, когда ты подошел к своему побегу. И как тебя сами Фатуи не взяли, при том, как ты выглядел. Будто они собственного Предвестника никогда не видели.
На стол кладется фотография. Между слов, будто что-то поверхностное. Белокурая, светлая девушка и иназумец. Сказитель и сестра путешественника.
Женщина проверяет свои документы. Хорошая структуризация, передача задач помощникам - малое, что можно свершить во благо функционирования всего сада. Зафиксировав некоторые моменты для себя, а после убирает выпавшую фотографию к остальным документам. Е Лань смотрит прямо на юношу. 
- Меня радует, что ты формулируешь мысли куда как лучше, чем накануне. Сам знаешь, что я успела разочароваться, но ты полон сюрпризов. Не хочу мешать восстановлению, но буду всегда рада беседе или компании. На территории лотосов ты не стеснен в движении, но покинуть их пока не можешь. Это… мера защиты. Большей частью безопасность и возможность спокойного отдыха встречаются нечасто. Нужно использовать каждый шанс на полноценный отдых. Особенно такие таланты, как ты, должны иметь возможность эффективно восстанавливаться и выдохнуть в вечной погоне. 
Прижав документы к груди, Е Лань посмотрела на Сиканоина поверх темного меха накидки, в которую зябко укуталась.
- Мне нужно выслать пригласительное для твоей сестры, чтоб всё успеть подготовить к её приходу. Так беспокоится и переживает за тебя. Рада, что у тебя есть такой человек и что ты её ценишь. М-м, значит нас ждет семейное воссоединение и чудесный обед. Надеюсь, старик прикупит свежей рыбки и заглянет в “Народный выбор”.   

[icon]https://i.imgur.com/aDsRljB.png[/icon]

Отредактировано Yelan (2024-02-24 01:22:33)

+4

14

[icon]https://i.imgur.com/aLEARDK.png[/icon][sign] [/sign][mus] [/mus]

- Но важны ли для меня эти многие, - риторически подмечает Хейзо, пожимая плечами. Он был самодостаточен, и вопросы семейной или рабочей приязни между людьми желал оставить в стороне. У него без того было много дел, и в круг своих забот был готов включить очень и очень немногих... человека два? Если выбирать только из людей.
- А вы часто видите предвестников, госпожа орхидея? - обратив внимание на конечно же абсолютно случайно выпавшую из документов фотокарточку, Сиканоин ненадолго берёт её в руки, присматриваясь к запечатлённым на ней кукле и принцессе Бездны.

«Какие милашки сидят, ну просто глаз не оторвать. Вот про таких стихи и слагают,» - детектив плавно кладёт улику обратно на стол, взгляд у него сухой и совершенно безжизненный. - «Интересно. Она мне сказала найти его в качестве развлечения, чтобы взглянуть что будет, или... о нет. Я не хочу думать над другими вариантами сейчас. Она сказала мне, потому что принцесса Бездны - злодейка. Кажется, у Яэ был какой-то такой роман... “Я выбираю злодейку”, что ли? Вот, меня устраивает. Злодейка, бог, глава тайной разведки, я соберу их всех.»

- Ага, вижу - довольно часто. Во всяком случае, чаще меня. Но интересно, что он делает в компании сестры знаменитого путешественника... по всему Ли Юэ листовки о её пропаже, а она ходит на свидания, как ни в чём не бывало. Ну, во всяком случае, вы закрыли это дело раньше меня!

Говорить об этой парочке больше Сиканоин посчитал лишним, и переключился на завершение истории о своём побеге. О том, как Юнона устроила бардак на корабле, выпустив других заключённых, и как под шумок в этом хаосе удалось ускользнуть.
- Я не знаю, зачем они везли в Сумеру столько народа и в частности пленников, могу лишь догадываться на основе того, что мельком слышал от других. Фатуи планируют там нечто масштабное на уровне войны. Меня туда пытались вербовать, но как я ни пытался, не смог выяснить больше подробностей.
«Сансара Адьевхруза» звучит как название операции, но из этих слов Хейзо не может вынести для себя больше, чем отсылку к бесконечности... вечности, в которой правит электро архонт? Над этим стоит поразмыслить больше, но не прямо сейчас.
- И я думаю... - детектив опускает взгляд на скрещенные на груди руки. - Что там конфликт между предвестниками. В Сумеру точно прибыло или прибудет в скором времени ещё минимум один.

«И если это так, и он говорил о войне, следует ли трактовать это не только как новую войну архонтов? Эта фраза о том, что никому нельзя доверять, и что нужно порвать с фатуи... при условии, что кукла и правда на поводке, это может означать его намерение убить кого-то из предвестников, чтобы освободиться. И принцесса тут... так, стоп. Я решил об этом сейчас не думать. Она тут злодейка, которая решила подбросить дров в огонь и гнозисов в богов. Это просто фактор поверх всего остального.»

Хейзо откладывает мысли в сторону, слыша заключение Е Лань, в котором есть немного похвалы и капля сострадания. Первое детектив воспринимает скорее как вызов и попытку его поддеть, второе... во втором он не хотел бы нуждаться. Но правда в словах об отдыхе есть, и скрываться от неё было бы недостойной самого себя глупостью.
- Вы опечалены, что я думал о вашей работе, а не о вас, я же в свою очередь огорчён слышать, что в моей гениальности возможно усомниться, - Сиканоин вздыхает с театральным драматизмом, разводя руки в стороны. - Но в остальном вы правы. Следует подготовиться как следует к завтрашнему визиту Наны... все остальные мысли я озвучу позже.
Больше никаких комментариев насчёт сестры, её беспокойства и заботы Хейзо давать не хотел. Стоило Е Лань покинуть комнату, детектив опять занял место за столом, взяв ножик для бумаги.


Утро прервало беспокойный сон в океане тех мыслей, где тонул детектив. Нельзя было сказать, что эта ночь принесла полноценный отдых, но сегодня получилось лучше, чем вчера. Даже удивительно, учитывая, что должно произойти совсем скоро. Нана не заставила себя долго ждать, явившись в особняк так рано, как это только позволяли рамки приличия. Из-за них же жрица пришла сюда одна без какого-либо сопровождения, судя по всему, велев Цубасе оставаться где-то неподалёку.
Е Лань любезно предоставила им время и возможность побыть наедине перед знакомством непосредственно с ней самой.
- Хейзо!.. - сестра поймала его в объятия и очень долго не отпускала, спрятав лицо у него на плече, Сиканоин же терпеливо дожидался, когда первая волна эмоций у неё схлынет и они смогут поговорить.
- Ты ужасно похудел, - Нана нахмурилась, поджав бледные губы, и стало видно, что она едва сдерживает и слёзы, и крики. Надумала себе и накрутила невесть чего, пока сюда ехала, не иначе, и теперь не знает, как выплеснуть всё это и наконец освободиться от тревог.
- Сейчас так модно, - без какой-либо паузы ответил ей Хейзо и Нана замерла. Вздохнула глубоко и подняла руки к груди нерешительно, уставившись на него так, точно впервые видит. Нахмурилась сильнее и мрачнее, будто готовая привычным менторским тоном отчитать нерадивого брата. Потом задрожала, закрыв рот рукавом кимоно.  И всё-таки расплакалась, снова вцепившись в Хейзо, крепче прежнего. Он же просто гладил её по волосам, ничего больше не говоря.
- Ты... ты вообще знаешь, как я волновалась? - пока Нана пыталась отдышаться от слёз, её голос звучал не так строго. - Где тебя носило, куда опять влип? Хейзо!..
У него была готова версия прошедших двух недель для сестры, подготовленная накануне ночью. В целом там не было лжи, и Сиканоин рассказал о проблемах с фатуи, которые положили на него глаз в расследовании ночи живых мертвецов. Это был не первый раз, когда детектив влипал в ситуацию со снежанами, и не впервые серьёзно... конечно, Нане не следует знать, насколько.
- Госпожа Е Лань просто помогла мне, - закончил историю Сиканоин. - Из-за нашего статуса беженцев и того, что досины Управления на время чрезвычайного положения приравнены к миллелитам... в общем, есть юридические проблемы с этим делом, поэтому пока что я здесь.
Всю эту историю Нана приняла с прохладным скепсисом. Она не первый день знала Хейзо и прекрасно понимала, что в истории брата правда и недомолвки смешаны один к одному. Оттого лишь тяжело выдохнула, смежив ресницы и сжав переносицу. Её беспокоил истощённый вид Хейзо и его отстранённость, что была совсем непривычно потерянной. Он был менее собран, чем Нана привыкла, и даже самые мелкие изменения ей были видны хорошо.
- Ладно, расскажи мне, как дела у тебя в храме?
Сиканоин послушал немного о том, что в Наруками всё как обычно, и что Яэ Мико никуда не пропала. Это радовало, поскольку детектив очень желал пообщаться с кицунэ, когда будет возможность наконец выбраться из этого гостеприимного места.
- И что, Хейзо, тебя совсем не интересует, как там отец?..
Помолчав несколько секунд, он отвёл взгляд в стену, вздохнул и за Нану рассказал ей, как там отец, что там с додзё и как продвигается обучение и вербовка в Ли Юэ. Судя по тому, что сестра лишь недовольно молчала, Сиканоин угадал абсолютно всё.
- Хорошо, а кто такая эта Е Лань?
- Ах!.. Госпожа - прекрасная покровительница молодых талантов...
- Хейзо!! - Нана вскочила с места и замахнулась, но тут же руку опустила. - Какая ещё покровительница?! Она тебя старше лет на десять!
Этим утверждением она была разгневана даже больше, чем разговорами об отце, и Сиканоин, делано удивлённо вскинув брови, посмотрел на Нану так, словно абсолютно не понимает причин её возмущения, а все возгласы о приличиях пропускал через себя примерно так же, как трёхлетний ребёнок - высшую алхимию.
- Хорошо, хорошо, а что ты думаешь о разнице в возрасте лет в четыреста, Нана? Это много, мало или уже без разницы для приличий? Я вот пару дней назад размышлял, но ни к чему не пришёл, а ты как считаешь? Ну так, чисто гипотетически. Госпоже Яэ Мико вот сколько лет? А ведь так молодо выглядит...
Нана считала, разумеется, что досин Сиканоин абсолютно невыносимый наглец, но хотя бы отвлеклась этим от тяжёлых мыслей и «покровительство» Е Лань восприняла во второй раз уже спокойнее, согласившись в том, что с ней нужно познакомиться.
- Я должна сказать спасибо за то, что она прикрывает такого разносчика неприятностей, как ты.

+4

15

Луну сменяет на небе солнце, а ночь перетекает в раннее утро. Возмущаться этому было бессмысленно, только принять и пойти спать. В идеальном мире, не в том, в котором лотосы наполняют чужие голоса.
Её разбудил мягкий стук в дверь. Письма, отправленные ночью на основе информации переданной Сиканоином, достигли нужных людей. Еще были сведения, отбывшие в Сумеру. Даже малая крупица может помочь обратить внимание на несостыковки в планах врага. Остается только тянуть за ниточки, своих умельцев в стране Божества мудрости достаточно. Единственное - орхидея не торопилась с письмом на север. Винодела следовало предупредить, как и остальных. Фатуи могут заставить вспыхнуть несколько очагов хаоса. Контролировать это непросто, а заметить изменения еще сложнее. Всё это было малым, что может сделать Орхидея Долины для них. Нужно позаботиться о Ли Юэ первоочередно. И на этом фоне Предвестники казались проблемой, но не такой, как организованные силы Бездны. Сестра путешественника удостоилась скромного комментария детектива. А учитывая всю имеющуюся информацию, это было странно. Похожей странностью можно было бы отметить фамильные имена брата и сестры, но Е Лань была наблюдателем в этом. Ей не хотелось давить на иназумца, тем более что они взаимно не рассказывали друг другу всё. Уважение чужих секретов гарантирует сохранность собственных. Разведчик могла только разложить полученные сведения по полочкам и позже вернуться к ним.

Окончательно проснулась Е Лань, заслышав эмоциональную девичью речь. Вот бы люди жаждали заглядывать в гости вечерами. Выбираться из плена теплых одеял мучительно, особенно когда они тяжело тянут обратно вниз, к темным простыням, к прохладе забвения снов. Осмотрев потухшие пару часов назад как благовония, женщина все же заставила себя встать. Отголоски беседы едва доносились до неё, пока маска накладывалась естественно на лицо. Убедить беспокойного родственника, что его родной человек в безопасности непросто в ситуации иназумцев. Они не на своей земле. Немалую роль в этих беспокойствах играл и сам Хейзо с его достижениями. Рассматривая, как полуночный нефрит сияет в украшениях, орхидея поправила накидку на плечах, кутаясь в мех, и покинула свои комнаты.

Мо за это время приготовил и стол, и разжёг огонь. Крытую террасу наполнял аромат легкого завтрака. Но что важнее для Е Лань - старик в данный момент занимался чаем, подготовив инструменты и сбор. Это придало бодрости шагу, ведь чем быстрее пригласить гостей, тем скорее она сможет дать вкус серому дню.

- Мне в удовольствие работать с неординарными людьми, даже если они доставляют неприятности, - её легкий шаг был слышен в коридоре, и хозяйка дома появилась у порога ровно в момент, когда обычный человек и мог услышать несколько последних слов. Ленивая улыбка и уверенный взгляд были при ней. Е Лань не стала докучать пристальным вниманием к сестре досина, ей было достаточно родной заботы в отношении детектива. Жрица из храма Наруками - кажется, на отдалении эту особу орхидея точно видела раньше среди прочих жриц. Они держались своей службы и не вмешивались в конфликты двух лагерей, предпочитая вести собственные дела. Похвальная отстраненность, пусть и не стоило забывать, какое божество они славят.   
- Прошу, буду вас ждать столько, сколько потребуется. Семейные узы - драгоценность, что не купить за мору и контракт, - показав свое расположение к знакомству и не мешая более брату и сестре, Е Лань оставила их. 

Накрытый к завтраку стол, в меру даже украшенный - показ того, что гостью ждали. Женщина подметила нефрит на чайных чашках. Баланс между роскошью и практичностью почти невозможен, но Воля Небес вдохновляла мастеров на многие неординарные решения. Это было куда интереснее традиционных подходов. Мо коротко кивнул садящейся за стол орхидее, заканчивая с благовониями у крайнего столика. Разведчик сделала вдох полной грудью, восстанавливающая терапия не была бесполезной. Она чувствовала себя с каждым днем всё лучше. Если нормальным сном дополнить - то можно сказать, она и на ногах полноценно. Лучше всё равно неделю-другую провести в покое. 
- Лекарства из Хижины Бубу прими по рецепту. Для молодого господина его порция в том пакете, я приготовил отдельно. Вон на столике.
- Благодарю, хорошая работа. От Ли Мина не было новостей?
- Нет, юноша еще не вернулся. По моим прогнозам, это будет в течение пары дней, если он не найдет ничего стоящего.
- Главное, чтоб не переусердствовал. И вернулся целым.
Обменявшись усталыми улыбками со старым лисом, женщина перевела внимание на тлеющие угли. Они наполняли теплом, разгоняя легкую холодную дымку утра. Совсем остынут к часу, когда дом прогреется. Внимание спокойного взгляда перешло к Хейзо и Нане. В них даже схожие черты проследить можно - и правда семья. Приглашая жестом к столу, орхидея уютнее устроилась в своем кресле, не без интереса смотря на жрицу. То, как она двигалась, её случайные жесты и эмоции - вся Нана казалась ключиком к тому, кто такой Сиканоин Хейзо. Возможно, не только чай разгонит сон.
- Полагаю, обо мне было рассказано, но хочу представиться и лично. Государственный служащий и работник Департамента по делам граждан Е Лань. Признаю, рада видеть вас обоих своими гостями. Приятно знать, что у досина Сиканоина заботливая сестра.
Е Лань занялась чаем, не тронув еды. Хотя среди блюд стояла тарелка, полная свежего заоблачного перца. Казалось, что даже воздух подергивался над этой мисочкой.
Чайные церемонии для неё всего лишь повод потянуть еще сладкие мгновения перед наслаждением напитком. Никакое приготовление чая не сравнится с возможностью расслабиться и наслаждаться как вкусом чая, так и сопровождающей красотой окружения. Сразу захотелось выбраться куда-нибудь на открытый чайный киоск или постоялый двор. А если наполнить чашку суетой и шумом Гавани - так даже куда лучше.
- Надеюсь, в Ли Юэ вы не стеснены и в достатке. Лотосы скромная резиденция, отвечающая больше моим вкусам комфорта. Но и ваше удобство - моя обязанность и забота. Если что-то потребуется - только дайте знать.   

[icon]https://i.imgur.com/aDsRljB.png[/icon]

+4

16

[icon]https://i.imgur.com/aLEARDK.png[/icon][sign] [/sign][mus] [/mus]

Встрепенувшись от голоса со стороны, Нана пересеклась взглядом с Е Лань. Замешательство жрицы было секундным: повернувшись к хозяйке особняка, Кано сложила руки замком у колен и вежливо поклонилась в знак приветствия. Хейзо понимал, что сестру всё ещё обуревают двойственные чувства - несмотря на то, что Е Лань была представлена как его покровитель, Нана просто не могла выкинуть из головы мысль о плене. Жрица не первый год работает в Сюмацубан, и руководила множеством операций... она не могла принять на веру все слова, что ей говорили, и была очень недовольна секретами своего брата.
Но Нана улыбнулась, и сдержанное приветствие ничем не выдавало тревог и сомнений. Её чудесные выходные одежды цвета красной сливы оттеняли белое лицо, и, несмотря на множество накидок, Нана выглядела свежо, точно распустившийся цветок. Эти самые цветы были вышиты по краю фурисодэ золотой нитью, что может быть немного нескромно для жрицы, но вполне прилично для сегодняшнего визита.
- У всякой дороги есть начало и конец, то же верно сказать и о людском терпении, - Нана не смотрела на Е Лань навязчиво, её взгляд был не большим прикосновением, чем солнечный свет в это утро. - Я лишь беспокоюсь, что Хейзо на этом пути чрезмерно задержался. Спасибо, что позаботились о моём брате, госпожа Е Лань.
Вторую часть фразы, «надеюсь, он не доставил вам много проблем», Нана опустила, лишь взглянув на Сиканоина. Было понятно даже анемо слайму, насколько детектив притягивает неприятности, и озвучивать такую надежду вслух было бы слишком жестокой шуткой. Жрица лишь вновь поклонилась, как могла скромно опустив взгляд, и поблагодарила Е Лань второй раз, теперь уже за возможность провести время с братом.
- Вот видишь, - подал голос Хейзо, когда они вновь остались одни. - Она чудесный человек, как я и говорил.
- Это меня и волнует, - Нана со вздохом опустилась на диван рядом, приложив ладонь ко лбу. У неё было много беспокойств, которые Сиканоин попытался развеять за разговором. Он знал, что не преуспел, и получилось у него лишь отчасти - не всё хотелось говорить, не на каждый вопрос было желание отвечать. В итоге Хейзо поймал себя на том, что просто молча смотрит в стену, а Нана сидит рядом, опустив голову на его плечо, и вид у неё совсем не весёлый.
Разум подсказывает, что надо извиниться пред сестрой и что-то сказать, но всё ещё детектив не чувствует в этом необходимости и желания. А потому продолжает сидеть ещё немного - рядом с Наной, во всяком случае, размышления не столь болезненно сковывали.
- Просто обещай больше глупостей не делать, - просит она.
- Я гений, - откликается Хейзо и встаёт, направляясь на выход из комнаты. - И никогда не делаю глупостей.
Они оба понимают, что заставлять себя ждать больше уже совсем неприлично, и потому выходят в коридор, к крытой террасе, где слышатся негромкий разговор Е Лань и Мо. У самого входа слух цепляет фраза эконома, которая заставила Нану удивлённо приподнять брови, а Хейзо - досадливо нахмуриться.
«Молодой господин»?.. - произносит Кано одними губами и смотрит с большим интересом. Хейзо открещивался от своего дома и от отца, оттого обращение такого рода было слышать в его сторону удивительно. Он ведь так старался быть обычным юношей без рода и клана. И вновь в воздухе повисает вопрос, кто такая эта Е Лань, и что за служащие в её доме?
Сиканоин только пожимает плечами. Разумеется он ничего и никому не говорил, но после вчерашней сцены с Цубасой... детектив только закатывает глаза, как всякий недовольный подросток, когда ситуация развивается не по желанному сценарию, и первым заходит на террасу, чтобы пресечь все дальнейшие неприятные расспросы. Детектив выглядит расслабленным и даже чуть-чуть улыбается, кивком здороваясь с Мо.
Нана лишь только отметила в дополнение, что для брата купили лекарства в лучшей аптеке Ли Юэ, и снова недовольно поджала губы. Но вслед за Хейзо она показывается уже другой - спокойной, собранной и чинной. Пока Хейзо, как подобает младшему брату, наливает сестре чай, она сама представляется для Е Лань в ответ.
- Кано Нана, старшая жрица Великого храма Наруками. Сердечно благодарю вас за тёплый приём. Ни я сама, ни наш храм ничем не стеснены даже в такое непростое время...
Хейзо в этот момент отключается, вновь проваливаясь внутрь себя, смотрит в свою чашку и не следит за беседой. Говоря честно, он не так уж и голоден и не уверен, что ему хочется даже сделать глоток чая, пускай Нана, сидящая по правую руку, его только что похвалила за изысканный вкус. Она ещё и принесла каких-то гостинцев из храма... ну конечно.
Сиканоин мёртвым взглядом смотрит на полупрозрачный мешочек, в котором как драгоценности пересыпаются конфетки компэйто и опускает чашку на стол. Теперь ему чая уж точно не хочется ни глотка, когда свежим потоком ветра память резанули воспоминания о ночи в компании с принцессой Бездны.
«Моё расследование ещё не закончено, но я сижу здесь, и?.. Точно ли я должен быть здесь?» - Сиканоин плавно поднимается из-за стола прямо посреди разговора, вызывав россыпь вопросов у Наны. Он мягко сбрасывает со своего локтя руку сестры и, не глядя в глаза, уходит во внутренний двор.
- Я просто хочу немного подышать воздухом, ничего такого. Сейчас... вернусь.
Нана, даже за своей пудрой на лице ощутимо бледная, подняла на Е Лань взгляд острый и тяжёлый. В нём пока не было угрозы или неприязни, но и той сдержанной лёгкости, что была ранее, не ощущалось.
- Что с моим братом? И кто, - слова стальными гирями падали вниз. - Кто в этом виноват?
Никакой жреческой кротости и смирения в интонации не услыхать, да и обращалась Нана с вопросами, которые простой служащей Департамента в Ли Юэ задавать не имело смысла.
Ничего из этого не услышав, Хейзо и впрямь ушёл не далеко, присев в траву у пруда так, что его было видно с террасы.

«Я сам себя уже сбиваю с мысли, так нельзя. У меня есть план. У меня есть план, что делать, и он безупречен так же, как я сам,» - детектив зарывается пальцами в волосы и крепко зажмуривается. - «И никто, включая самих архонтов, меня не переубедит. Просто... нужно время. И мне, и моему расследованию.»

Хейзо сидит у воды ещё немного прежде, чем находит в себе силы вернуться обратно за стол.

+4

17

То, как выглядела и держалась госпожа Кано, нельзя было не отметить. Одно удовольствие было завести это знакомство, пусть и в крайне практических целях. Даже, возможно, оно само по себе не было необходимостью.
Е Лань любила такое время: беседу вести не надо, она льется сама. Для разведчика привычно наслаждаться чаем и компанией. Тихие и неспешные, шумные и бедовые - собеседники по ту сторону стола бывают самые разные, как и их вкусы. Кто-то предпочтет чаю алкоголь, кто-то захочет еды, а иной попросит о десертах. Интересы и беспокойства женщины искренние - островной сосед ничем не заслужил принудительного выселения. А у каждого водоема есть источник. Протянуть руку помощи хочется, чтоб вновь всё вернулось на предсказуемую линию. Так будет правильно и верно. Но менее весело.
- ...Настоятельно рекомендую, - обрывая фразу на полуслове, Е Лань замолкает. Её внимание привлекает Хейзо, что весь неспешный разговор не принимает в нём участия. А ведь пришли побеспокоиться за его здоровье и состояние. Момент, когда Сиканоин оставляет их, а девушка беспокойно замирает со своими вопросами, встречен из-под полуприкрытых век. Юноша не убедил её в том, что до конца в порядке, и теперь это полностью задача разведчика. Она к этому была готова, сразу было понятно, к чему придет вся встреча. Если Е Лань не убедит беспокойного родственника - грозит себе излишним вниманием со стороны. Остается ждать, когда человек моргнет в следующий раз, позволив раствориться орхидее сумеречной дымкой. Даже самое навязчивое внимание можно сбросить, если знать способы. Не тот сценарий, что должен разыграться.

Чужой взгляд ранит. У жриц Иназумы он характерный, вдумчивый и проницательный. Очень дотошный. Е Лань заглядывает в наполовину пустую чашку чая. Осторожно покачивает её на ладони под тихий перестук жемчужного браслета. Не привыкать к таким взглядам, но этот сродни угрозе и большим проблемам. У всякого таланта уже есть покровитель, даже тоскливо убеждаться в этом. Купить можно не всё, как бы не кричали торговцы об обратном. Коммерция заканчивается там, где начинается личное людей.

С тяжелым взглядом встречается спокойный нефрит. Е Лань не питала ни страха, ни беспокойства перед Наной. Наоборот, она её уважала - отдать свою жизнь во служение Архонту и стране разве не самая преданная форма заботы о людях?
Печаль едва приметной тенью, взмахом ресниц и взглядом в сторону уходит. Людям не под силу многое, вот и Е Лань, напротив жрицы, всего лишь человек, переживающий так же, как и она.
- Понимаю и разделяю ваши эмоции, госпожа Кано. Господин Мо и мой семейный врач осмотрели его. Могу сказать, что здоровью юного Хейзо ничего не угрожает. Укрепляющие лекарства, хорошие еда и сон помогут ему восстановиться, - она не склоняет голову, но ведет печальный взгляд на стол. Вдох размеренный, перед тем как продолжить непростую беседу.
- Я в долгу перед Хейзо. Безопасное место, где можно уснуть, не беспокоясь ни о чем - малое, чем могу отплатить за то, что он сделал. Любая работа и дело имеют цену, но мору ваш брат не берет. Может, ему не нравится горный воздух? Наверное, у моря ему было бы лучше, да? Надо будет компенсировать это. В остальном - это часть контракта между нами, мной и досином Сиканоином. Могу только рассказать немного, если оставите это… нашим разговором. Он ведь вел расследование для Департамента. Насколько я осведомлена, как раз ведутся поиски по местам, где он был. Если следов хватит, то и виновных найдут. Миллелиты защищают людей от зла, даже если зло - сами люди.

Чашка чая опустела, а лицо Е Лань избавилось от скорби, посветлело. Её легкий взгляд перешел к вернувшемуся Хейзо.
- Если тебе понравились карпы, могу подсказать места в Гавани, где можно на них посмотреть. Не везде можно размеренно насладиться наблюдением за ними, но я знаю один чайный дом в торговом районе, где можно спокойно подумать, и беспокоить не будут. И не забывай поесть. Если тебе кажется, что нет аппетита, так это до первого кусочка. Не хочешь же ты расстроить дядюшку Мо, - шутливо подтрунивая, орхидея улыбается теплее. - Может, тогда мне стоит попросить госпожу Нану тебя накормить? О, или ты хочешь, чтоб это сделала я?

[icon]https://i.imgur.com/aDsRljB.png[/icon]

+3

18

[icon]https://i.imgur.com/aLEARDK.png[/icon][sign] [/sign][mus] [/mus]

- В долгу, - Нана не сдержалась и эмоционально всплеснула руками, выражая тем смесь тревоги, ужаса, досады и удивления одновременно. Она была готова поклясться именем сёгуна, что всё как раз наоборот обстоит и это Хейзо во что-то ввязался, задолжав Е Лань, но ведь доказать такое никак невозможно. Оставалось только слушать хозяйку дальше да кивать, подмечая в её истории факты. Конечно же расследование, конечно же опасное - нового в её словах ничего, но Кано всё равно не может успокоиться. Она уже давно не видела брата таким, и этот вид ей очень не нравился.
Вернувшись всё так же тихо и непривычно незаметно для себя, Сиканоин хотел бы продолжать делать вид, что его здесь нет, если бы не замечание Е Лань.
«Карпы? Где карпы? В пруду были карпы? Всё это время?» - взгляд детектива стал почти осмысленным из-за удивления от этого пустякового факта, а полностью в этот мир он вернулся от последующей шутки. Нана её, кажется, не до конца оценила, вдруг напрягшись и сев очень ровно. Видимо она вспомнила комментарий о покровительстве и поняла слова Е Лань чуть более... прямо.
- Конечно хочу, - согласился Сиканоин и взял палочки в руки, хотя и смотрел на свой завтрак по-прежнему без энтузиазма. - Назовите мне мужчину, который бы отказался от этого предложения, и я сразу же укажу вам на его ложь.
Ответ для Е Лань был без привычной для Хейзо игривой искорки в голосе, но именно после этих слов Нана немного успокоилась, поняв, что её брат всё такой же невыносимый и полный проблем прохвост. Извиняться за него? Пробовать выпытать у Е Лань больше о её реальных отношениях с Хейзо?..
Утро перетекло в день, а тот начал клониться к вечеру, начали зажигаться первые огни в зачинающихся сумерках. Сиканоин знал, что Нана не хотела уезжать из поместья одна. Она хотела забрать его с собой или остаться, но оба этих варианта не могли стать реальностью. Надолго отлучаться из храма Кано не могла из-за своих обязанностей, а Сиканоин уже ясно дал ей понять, что намерен продолжать «гостить» у Е Лань. Но всё же экипаж Наны прибыл, настал час проводить её. Напоследок она задержалась на террасе, точно бы решив снова обсудить с Е Лань достоинства её чая, но Хейзо, дожидаясь сестру, полагал, что это вовсе не так.

«Взгляд у неё невероятно деловой. Нана явно договаривается с Е Лань о... ещё одной встрече, судя по всему. Её определённо не устроило то, что она сейчас видела и сомневается как во мне, так и в Е Лань. Интересно, что Нана себе накрутила? Что я в плену, конечно, но какую причину выдумала? Надо будет потом спросить у Е Лань... предложить встречу на нейтральной территории логично, там и Цубасе легче приглядывать будет, верно?»

Прислонившись спиной к перилам террасы, Сиканоин продолжал незаинтересованно смотреть за короткой беседой двух девушек, каждой из которых по-своему был небезразличен. Судя по всему Е Лань без особых проблем согласилась на предложение Наны, и именно это факт вызвал небольшое беспокойство внутри, которое питалось от усталости и пробуждала дискомфорт. Хейзо понял, что если они подружатся - а это сценарий очень вероятный - то у него будет невероятно много проблем. А ведь именно так и будет, судя по всему.
Оставалось только закрыть глаза и вздохнуть, а после - проводить сестру до экипажа и пообещать ей больше не пропадать вот так, особенно со столь ужасающими последствиями. Сиканоин уже знал, что врёт Нане, обещая это, ведь его план включал в себя «пропажу» из Ли Юэ наверное даже на больший срок, чем эти ужасающие две недели... но пускай хотя бы до этого момента сестра будет спокойна. Она всё поймёт позже и может быть даже сможет его простить.


Весь следующий день Хейзо не покидал своей гостевой комнаты, исключая временя на завтрак и ужин. И этого бы детектив не делал, возможно, но он обещал Нане не создавать проблем ни для Е Лань, ни для себя, и своевременный приём пищи входил в перечень того, что он должен делать для этого.
Ещё два дня тихого уединения за ширмой с интуицией и ножиком для бумаги дали свои плоды, Хейзо впервые за всё время почувствовал, что его мысли текут в привычном спокойном режиме без сбоев. Он уже не смотрел апатично в стену и даже ощутил, что немного устал сидеть в четырёх стенах. Сразу к этому вспомнилось, как Е Лань говорила о карпах в пруду, и Сиканоин вышел на улицу, чтобы посмотреть на рыбок.
Была уже вторая половина дня и солнце нежно светило сквозь сосновые ветки, отражаясь от озёрной глади солнечными зайчиками. Яркими всполохами красного, белого и оранжевого рассыпались в воде карпы, как маленькие фейерверки, а над водной поверхностью, выстроившись в чёткий круг, парили пять маленьких анемо слаймов, медленно кружась против часовой стрелки. Время от времени тот карп, что был немного храбрее остальных, всплывал к кромке воды, и тогда на гладком нежно-бирюзовом боку того слайма, что был ниже всех, отражался яркий красный или оранжевый блик.
И рыбы, и слаймы были безмолвны, озеро не соединялось с открытой рекой, не слышно журчания ручья или прочего стороннего шума. Лишь лёгкий ветер, несущий хвойный запах, яркое небо и одиночество. Улыбнувшись этому, Хейзо сел у самой воды, присоединившись к этому молчаливому собранию.

«Весною - рассвет,» -  пролетают в памяти строчки из книги, что уже давно должна была забыться и остаться в прошлой жизни. - «Летом - ночь.»

Несмотря на то, что сейчас была ещё весна, погода стояла по-летнему тёплая, даже знойная. Сиканоин не знал, желает ли он дожидаться времени, когда стемнеет, но вовсе не оказался бы взглянуть на звёзды.

https://i.imgur.com/8SXmXvr.png

+3

19

Вновь чаша полна чая, пока заканчивается их завтрак. Из разговора удалось извлечь немало информации, а жрица Наруками не скупилась на эмоции, специальные или непроизвольные. А её настоящее, искреннее беспокойство словно заставляет в груди вновь ощутить биение сердца. Живого и поющего. Нет, конечно, и самой Тени Воли Небес есть что защищать и за что сражаться до сих пор. Но тот взгляд Наны приятно грел сердце. Ведь у неё в этой ситуации есть тот, кому она может отомстить за любое отношение к её дорогому человеку. Тоской бы отразилось это чувство от душевных граней Е Лань, если бы опять-таки не детектив. Когда твой враг - стихия, неизвестная сила, а то и сама судьба, их хочется подчинить, но даже человеку с глазом Бога это не под силу будто бы. Но что, если любое из явлений обретет персональность? Завернется в тонкий и нежный образ, до чьего холодного золота можно дотянуться? Стоит только увидеть мишень, как точная стрела сорвется с натянутой тетивы сама.
Е Лань отчаянно хочет указать, в каком направлении искать и смотреть. Быть может, даже принести того, кто повинен.
Но как бы ненависть не прорастала и не цвела, Сиканоин сидел за одним с ними столом. Могли бы они разделить чай, если бы беседа была на двоих? Сколько таких было проведено, привыкнуть к ним сложно. Словно отдирать от себя части души, вкладывать в слова поддержки и сухие строчки текста. И ни слезы, ни благодарности эти раны не залечат. Мертвые забирают с собой живых.

- ...Да, всё верно. Он находится прямо через мост с площади. Прохладная зелень чайного дерева на вывеске подскажет, что вы не перепутали заведение.
День прошел на удивление спокойно. Каждая из них осталась при своем, но прекрасно понимала, что всё гораздо витиеватее и сложнее. Следующей встрече точно надлежало быть.

В спящих лотосах вновь стало тихо. Ненадолго.

Это случилось около следующей полуночи. На небе горела целая россыпь драгоценных звезд, когда на пороге резиденции стоял Шан Хуа, деловито складывая руки за спиной. Появление кого-то из близкой к Лань троицы могло означать, что что-то пошло не по плану. Шан представил транспорт и сказал, что госпоже нужно отправиться до одного из известных адресов. Что-то и правда случилось.
Перед отъездом стоило убедиться, что Хейзо не оставил свою комнату, и доверить остальное Мо. Барьер, питаемый элементальной энергией, был напоследок обновлен новой печатью. Е Лань оставила поместье в ночи, уехав со своим человеком.
Дорога заняла около часа. Они спустились к горным подножьям и ушли ближе к Гавани, к непримечательным улочкам и домикам предместий.

Ли Мин, встретивший её на пороге, выглядел уставшим, обзавёлся парой новых ссадин. Пальто похитителя сокровищ на нём уже не было. А голос звучал хрипло. Впрочем, в глазах всё так же сиял непреклонный свет.
- Госпожа!.. Вы пришли. Сюда, идите сюда.
В одной из тесных комнат за столом в полумраке сидела хрупкая на вид девушка. Она была одета просто, будто фермерская дочь, но, судя по потасканности вещей, пережила немало в последние дни. К груди прижимала затертую когда-то белую куртку, подбитую мехом. Длинные ленты-украшения капюшона говорили о том, что ранее это была форма заклинателя цицинов Фатуи.
- Эй-эй, не бойся. Я же пообещал познакомить вас. Поверь, госпожа тебя послушает, - Ли осторожно коснулся плеча уставшей девушки. Её глаза боязливо взглянули на пришедших людей. И столкнулись с холодным равнодушием, подобно которому Облачное море смотрит на окружающие его берега. Что есть скалы и горы по сравнению с глубинами вод? Вершины и пики увидеть можно даже стоя у подножья, но увидеть морское дно не позволит ничто.   
- Госпожа, разрешите вас познакомить, - тон голоса Ли Мина был мягкий и тихий. - Юнона, бывшая служащая северян.
Напуганная, маленькая и желающая жить. Подчиненные Шестого не все были от него в восторге, но набраться смелости сбежать не каждый мог. Взвесить её жизнь и поступки против опасности, которую она несла. Конечно же, ценность бывшей цицинки повышала информация. 
- Ты бы могла тихо и жалко жить дальше, не отсвечивая, но страх перед ним гораздо более сильный, не так ли? Ведь одно дело помочь в побеге пленнику, а совсем другое - отдать постороннему маску Предвестника.
От этих слов северянка вздрогнула, явно понимая свою ситуацию. Нестабильная, но жаждущая жить душа.
- Я… я могу рассказать о том, через что прошел тот мальчик!..
Е Лань смерила её взглядом, не высказывая своего интереса. От детектива информации она не получит, он рассказал всё, что касалось его контакта с Шестым. Разговорить его будет сложной задачей. Навряд ли он даже решит играть с ней. Всё, что было на руках - осторожная и дозированная информация, без деталей и подробностей. Впрочем, досин сам направил орхидею к этой девочке. Ситуация всегда имеет разные точки зрения, и рассмотренная со всех сторон, она становится гораздо яснее. В торговле всё еще проще: есть товар и то, что ты хочешь за него получить. Информация тоже товар. Осталось узнать расценки.
- Если не ошибаюсь, ты работала с одним из врачей, что занимался его лечением. Тогда я рассчитываю на наше взаимовыгодное сотрудничество. Теперь ты под моей охраной, можешь не бояться говорить. Расскажи мне, как именно пытал своего пленника шестой Предвестник. И чем больше деталей и подробностей ты вспомнишь, и чем больше правды будет в твоих словах - тем выше цена, которую я заплачу тебе. 
Орхидея села за стол, тогда Шан Хуа подал чай. Последующие несколько часов были занятные. Лишь рассветные лучи стали свидетелями окончания беседы и закрепления контракта. 


Утро в “лотосах” началось с небольшой возни. Вернулся Ли Мин с припасами из гавани. Пополнение коллекции чая, изысканные и будущие деликатесы - чего только юноша не доставил. И долго извинялся перед Мо за то, что задержался. Обычная сцена из жизни слуги резиденции. Особенно такого несколько неуклюжего, но не менее старательного.
С возвращением парнишки стало несколько шумно. Обычно тихий, сейчас Ли Мин устраивал шум, наводя порядок и носясь по поместью. Нужно было и припасы пополнить, и прибраться, и еще чего только не переделать. Даже успел осторожно к Хейзо сунуться и спросить разрешения на уборку уже у него. Воздух полнился трескучим пернатым электро-напряжением. Но недолго, пока Ли не наткнулся на эконома. Тогда вернулась размеренная тишина.

Это не мешало Е Лань проснуться от какого-то шума. Её самочувствие было куда как лучше. Благовония, лекарства и сон работали. Восстановление сил после перенапряжения удалось провести с огромным успехом. И теперь настала очередь Мо, что поднимал её каждый раз на тренировки. Краткие сводки информаторов и соглядатаев, отчеты представителей, слухи с улиц, поручения Цисин - всё это так же проходило рядом, между делом. Держать руку на пульсе в отпуске было непростой задачей. Нельзя было ни на мгновение расслабиться, ведь враг… покидал игровое поле. В Гавани нечасто можно было одновременно и так долго наблюдать стольких Предвестников Фатуи. И вот теперь их количество стало уменьшаться. Как и сил северян. Это всё подтверждало, как и маршрутные листы, что в Сумеру что-то будет. Фаза подготовки у них прошла.

С разминкой было закончено, когда Е Лань, выбравшаяся из свободных накидок в удобную тренировочную форму, спустилась с террасы на тропинку до тренировочного домика. Тогда замерший у пруда Хейзо и привлек её внимание. Видеть его снаружи, на свежем воздухе, было куда приятнее, чем знать, что он где-то точно есть и еще находится в резиденции, не высовываясь особо из предоставленной ему комнаты. Большее удивление в ярких глазах зажглось при виде небольшой стайки анемо-слаймов. Место, которое они выбрали, можно было назвать концентрацией элементальных сил. Конечно, они выбрали именно его и никакое больше.
- А эти малыши не особо церемонятся. Хорошо, что я предусмотрела такое развитие событий, - нарушила тишину орхидея, останавливаясь неподалеку от сидящего Сиканоина. Она всё ещё была одета в тренировочные черные одежды, но даже на них было место украшениям. На поясе, с цветной подкладкой, находился её глаз Бога, сверкающий и налитый силой гидро.
- Да, вот что бывает, когда остаются подобные вещи без присмотра. То под крышей слайм заведется, то они артефакты облюбуют. Не собираешься их прогнать? М, могу отойти на десяток шагов и показать свою меткость. Такую стайку я легко смогу поразить и одной стрелой.
Казалось, на пять слаймов и стрел надо больше, но у Е Лань были свои трюки. 

[icon]https://i.imgur.com/Q03bCh0.png[/icon]

Отредактировано Espeon (2024-04-01 22:07:28)

+3

20

[icon]https://i.imgur.com/aLEARDK.png[/icon][sign] [/sign][mus] [/mus]

Голос со стороны заставил встрепенуться, но не оторвать взгляд от ярких вспышек карпов под водой. Их лёгкие и плавные движения напоминали о том, какими должны быть мысли и действия, и Хейзо уже почти нащупал внутри себя за этим зрелищем собственный поток, позволивший справиться с... но его отвлекли. Впрочем, детектив и не против.
Всё ещё не уверен, что хочет полноценно развивать мысль, которую думал, пускай уже вплотную упёрся в необходимость честно хотя бы перед собой разложить ряд фактов о своём похищении и состоянии после. Вместо этого Хейзо переключается на беседу так же плавно, как карп в пруду делает восьмёрку, выкидывает свои измышления на фон - в чертоге разума на тёмном небе зажигаются звёзды - но напрямую думает уже о другом.

«А, значит тот барьер питается от источника, запрятанного внутри озера. Хороший выбор, учитывая что у Е Лань гидро глаз бога... но получается, он не столько защитный, как стенка, сколько сигнальный, и не тревожит её по таким пустякам, как парочка слаймов. Довольно тонкая настройка и изысканная магия. Следовательно, при желании можно выйти или зайти, но нельзя сделать это незаметно.»

- Разве же они мешают? Это не пиро слаймы, чтобы всё сжечь, и не крио, чтобы заморозить ваш пруд вместе со всей рыбой, - Сиканоин задумчиво бьёт костяшкой пальца по щеке, не глядя на Е Лань и не поднимаясь с места. - Отстреливать слаймов вот так... грубо, госпожа орхидея.

Он пожимает плечами легко-легко, со стороны выглядит ленно и равнодушно. Взгляд у Хейзо всё так же прилип к снующим туда-сюда карпам, а голос отстранённый, не несущий в себе никаких впечатлений. Сейчас, когда детектив сидит вот так на берегу, расслабившись и чуть касаясь ступнями поверхности воды, у него даже не слишком сильно зудят порезы на ногах, что он оставил с утра. Всё это мешает откликнуться эмоционально, пускай Сиканоин осуждал бессмысленную стрельбу по слаймам. Много чего можно сказать о такой практике. Например, что они живые... но ведь можно и возразить на такое утверждение, ведь это просто сгусток элементальной сущности с минимальным разумом, и после гибели слайм разлетается на обыкновенное желе.

Звёзды на небе в отражении мерцают так ярко, что у Хейзо на миг перехватывает дыхание, а сердце наоборот, стучит ярче, заставив бледное лицо на мгновение вспыхнуть румянцем.

- Знаете, я читал как-то книгу... там был описан случай о коте по имени Куронэко. Он служил при императоре во дворе и государыня велела его беречь. И однажды Куронэко вбежал в утренний зал во время трапезы императора, запрыгнул на стол и принялся, как это водится у котов, играть с людьми и посудой. Ничего особенного, но из-за своего поведения кот впал в немилость и император повелел натравить на него собак, а после страже было приказано прогнать его за ворота. История вроде бы закончилась, и лишь придворные дамы иногда со вздохом вспоминали кота, с сожалением говоря о том, как его не хватает. И вот дня через три за забором эти самые дамы услышали тихий кошачий вой. Они послали служанку узнать, что происходит, и та рассказал им, вернувшись, что за оградой двое придворных юношей до смерти избивают какого-то кота. Дамы сразу решили, что это Куронэко, и послали человека за тем, чтобы прекратить побои... но человек вернулся с нехорошим известием, сказав, что кот издох. Дамы опечалились этому, а вечером к ним подполз очень жалкий, обезображенный и распухший от побоев кот. Придворные начали наперебой спорить, был ли это Куронэко, и позвали ту фрейлину, что за ним ранее ухаживала, но та сказала, что этот кот слишком безобразен, чтобы им быть... в конце-концов дамы разошлись, но та, что писала эту заметку, сжалилась над животным. Она мягко его позвала и повелела принести воду и ткань, чтобы обработать раны от побоев. И вот, как эта дама закончила историю: «Но и теперь я с невыразимым волнением вспоминаю, как он стонал и плакал, когда его пожалели. Так плачет человек, услышав слова сердечного сочувствия. А ведь это простой кот... Разве не удивительно?»

Помолчав немного после этой долгой истории, Хейзо сменил позу, опершись ладонями в землю позади себя, и обернулся к Е Лань. Взгляд его был уже не столь безразличным, как до начала рассказа, разве что ужасающе усталым и... вопросительным. Не пристало гению спрашивать о чём-то, он только задаёт вопросы в рамках дела. Либо отвечает на них сам, составляя ответ из своих суждений, как создаёт ткань мастер, ниточка к ниточке.

«Сострадание. Сочувствие,» - Сиканоин всё молчит, пробуя эти слова на вкус, уже который день подряд, и всё ещё не знает, что должен с ними делать. Оторвать бы, и выкинуть, но чувствуется, что вырывать придётся как часть тела от себя, и кровоточить болезненно будет так же. Хочется ли? Стоит ли?

- Кот, конечно, не то же самое, что и слайм, - заключает детектив под конец. - Слаймы, говорят, даже боли не чувствуют... ничего не чувствуют?..

Резко отвернувшись после этих слов, Хейзо прячет лицо в ладонях и вдруг долго, заливисто смеётся, точно над отличной шуткой.

- Ничего, ничего он не чувствует!.. - Сиканоин выдохнул через рот и смахнул с уголка глаза выступившую от смеха слезу. - Вы можете себе это представить, госпожа Е Лань?.. Не чувствовать ничего, но быть живым? Ах... вот что я вам скажу - я вашу стрелу поймаю и не дам тревожить этих слаймов. Есть и более гуманные способы отвадить их от этого пруда.

+3

21

Карпы завораживали своими мерными движениями, а слаймы лишь подчеркивали их. Неспешная цикличность и размеренный темп располагали к тихой неторопливости.
Взгляд от ряби, что пустило всплытие одной из пятнистых рыб, перешел к юноше. Его легкое осуждение лишь усилило мягкую улыбку орхидеи. Та подвернула ногу и опустилась рядом с ним на настил. Хотя к такому созерцанию она предпочла бы чашку другую чая, но хорошая компания была равноценна.   
- Просто люблю порядок.
У всего есть свое место. Многое в мире - как игровое поле: фигуры знают свои места. И как раз такие летающие слаймы могут разметать всё, даже перевернуть доску. Это тоже результат, пусть и сложнее просчитанный. Закономерности поведения людей и элементальных созданий нельзя было ровнять, но так напрашивалось.

В мгновение тишины женщина смеживает ресницы, вслушиваясь в окружение. Всё же и у степенности гор были приятные стороны. Приоткрыв один глаз, как ленивая и сытая кошка, Е Лань смотрит на заговорившего детектива, возвращая внимание к водяной глади чуть позже. Его рассказ о прочитанном вызывает смешанные эмоции. Жизнь человека ценнее жизни животного, но если взял ответственность, то и нести её надо достойно. Иной раз зверь умнее и понимающее людей быть может. А если продержится с достоинством, то может заслужить стать большим. Впрочем, приятно было слышать неспешный рассказ. Сиканоин, казалось, редко скажет слово просто так. И правда идет на поправку, значит. Только вот не светскую же беседу они ведут. Её осуждали за недостаточное сочувствие? Может, и по заслугам. Различные эмоции и мысли вызывало услышанное, но рассматривать его с разных сторон выходило занятно. 
Видя перед собой маленького черного кота, что жалобно издаёт нетвёрдое “мяу”, Е Лань возвращает внимание от воды к досину, сталкиваясь с вопросом в зелени глаз. Не озвученным, но почти осязаемым. Что именно привело к такому взгляду? Какая мысль? Это и было интересно разведчику, но она только наклонила голову, следя, как едва приметно сменяются мысли. В её умениях наблюдать и вести расчеты - правда достается тяжким способом.

Ленивую размеренность нарушают озвученные мысли. Вернее, реакция, последовавшая за ними. Орхидея даже плечи приподнимает, ведь смех Хейзо расходится рябью по пространству, тревожа и вспугивая тишину. В яркой бирюзе взгляда появляется ступор удивления, но секундный. Пойманная врасплох Е Лань быстро перетекает в отрешенную эмоцию, глядя с прежней ленивостью на смеющегося детектива. Что же у него в голове происходит? Недаром сестра переживала за него. Почти коснулась догадки орхидея, как детектив не позволил добраться. Сам вкладывает, говоря вслух. Яснее ситуация не становится, но звучат вопросы. Так повеселел, проанализировав слаймов? Нет, юноша не был так прост, какая-то мысль, не озвученная, обрела явственную форму. И сколько ни тяни руки, ни улыбайся нежно и ни звучи ладно - не скажет. Вскрывать таких людей сложно и муторно, зря энергию растратить можно.
- Предста-авить, - задумчиво тянет женщина, усмехаясь, едва качая отрицательно головой. Куда обычной горожанке до таких тем. И кто же не чувствует? Слаймы? Так их несколько. Кот из рассказа? Но ведь были облегчение и горечь. Над кем гадает разум детектива, так ликуя найденному ответу? Занятное. 
В этот момент на душе разливается тепло, ведь эмоции Сиканоина дают улыбнуться и ей искренне. Вкуса жизни собственного у Тени Воли Небес давно нет. Тем интереснее цепочка, которой пробежали мысли детектива.   

Е Лань не изменяет расслабленной улыбке, обдумав брошенный вызов. Это звучало простой фразой, но почему бы и да. Да, это то, что развеет собственную томность.   
- Из всех вариантов специальный детектив Сиканоин предпочтет выбрать тот, в котором не будет насилия, - улыбка на губах становится лукавой. Бирюза глаз смотрит на покачивающихся в воздухе анемо-слаймов. - Любой из способов, что ты назовешь, потратит лишние силы. А одна выверенная стрела решит проблему. Хотя, если оставить это Ли Мину, часть пруда точно станет непригодна для рыб на некоторое время.
Наклонив голову к плечу, она думает где-то с полсекунды, прежде чем кольнуть Хейзо игривым взглядом. Это была не её идея, но предложение на грани завлекающее.
- Значит, хочешь отстоять этих малышей? Как насчет небольшой ставки, детектив? Если выиграю я, то, - вытянув руку, на которой качнулся нефритовый браслет с мягким холодным свечением, Е Лань словно ловит слаймов на ладонь, сжав её. - Избавимся от них моим способом. Но если ты и правда быстр, то прислушаюсь и сделаю так, как это скажешь ты. Всё честно.
Орхидея прекрасно помнила, как ведет себя Сиканоин в бою, пусть и видела это единожды. Его реакция должна быть хорошая, но чтоб ловить стрелу… Больше была интересна эмоция иного рода, заставить детектива быть на непривычной стороне, обыграв. Люди в момент проигрыша дают удивительные впечатления. Что покажет ей Сиканоин? Да и давно пора выгонять его из комнаты и заставить быть активным. Быстрее придет в себя и восстановится. Уже прошло достаточно времени с тех дней, больше не нужно орхидее сидеть в пруду без единого движения и вдоха, не зная, на что способен противник.
- Дальше по дороге, за тобой, есть тренировочный домик. Там мы сможем отыграть наш небольшой спор с безопасностью для всех.

[icon]https://i.imgur.com/Q03bCh0.png[/icon]

+3

22

[icon]https://i.imgur.com/PG1rvhA.png[/icon][mus] [/mus]

На замечание о ненасильственных методах Хейзо лишь пожимает плечами. Сейчас, кажется, не место и не время объяснять, что детективы в принципе не решают дела силой. Е Лань и сама знает это, но Сиканоин ей никогда не рассказывал, почему так и что стоит за этим принципом... может, за сегодняшним ужином стоит рассказать? Хорошая идея.
Однако же сейчас хозяйка особняка наполовину серьёзно, наполовину шутливо принимает сказанные слова и предлагает в самом деле побороться за слаймов. Не верит в то, что стрелу можно поймать голой рукой?..
Хейзо поджимает губы, насупившись, и опускает взгляд. Вообще-то детективы и правда не должны такое уметь, их дело - ходить, думать и искать улики. Но ведь он правда мог. И ловить стрелы руками - это круто. Это как в манге мог бы сделать главный герой. Да и ведь... он уже и так сказал, что сделает это. Что же, отказываться от своих слов?
Медленно Хейзо отводит плечи назад, напрягает спину, сжимает ладони в кулаки и разминает шею, склонив голову влево и вправо. У него уже долго не было возможности потренироваться и он не в лучшем состоянии, как и сказала Нана. Сам чувствует, что засиделся и как начали ныть от безделья мышцы. Но насколько это состояние плохо? Ловить стрелы - непростое упражнение, но всё же это было легче иных приёмов стиля фудо, а сидеть и думать, когда речь касается физических занятий, было вообще-то глупо. Отец всегда говорил, что вместо этого можно пойти отработать раз пятьсот удары на манекенах, а там уже и навык вернётся.
Неприятно признавать, но это он говорил совершенно правильно.
- Вы не выиграете этот спор. Если расстояние между нами будет хотя бы в пятьдесят шагов, то я поймаю стрелу, - сказал наконец Сиканоин. - А если будет меньше, то вы просто не успеете натянуть тетиву. Это же тоже будет считаться, верно?
Не разглядывая больше ни слаймов, ни рыбок, Хейзо поднялся на ноги и взглянул на тот самый тренировочный домик. Длинное одноэтажное здание на том берегу выглядело даже привлекательно. Там, скорее всего, много мишеней, раз Е Лань предпочитает лук, но должны быть и манекены, и может быть иные снаряды для упражнений. Это не так уж и плохо, если речь идёт о восстановлении.
- С вашего позволения я переоденусь в подходящую для такого спора одежду и тут же буду на месте, - поклонившись, Сиканоин ушёл искать Мо или Ли Мина. Раз уж в Лотосах нашлось кимоно для него, то найдётся и что-то подходящее на эту разминку, а в самом крайнем случае можно просто взять свою форму - тоже отлично подходит.
Эконом обычно был тихим и незаметным, точно сам когда-то был ниндзя, и найти его было бы интересной задачей, но Хейзо торопился. В такой ситуации проще было подойти к домику для слуг и пойти на шум.
- Добрый день, Ли-сан, - Сиканоин склонил голову в знак приветствия. Ли Мин встрепенулся, отвлекаясь от своих дел, заторможенно понимая ряд вещей: во-первых, Хейзо впервые за всё время обратился к нему напрямую! Во-вторых, он говорил очень и очень вежливо, что даже немного странно, ведь они практически ровесники. А в-третьих, Ли Мин был очевидно очень рад тому, что этот разговор начался, пусть не имел ни малейшего понятия о том, с чем детектив пришёл.
- Госпожа Е Лань пригласила меня составить ей компанию на тренировке, - детектив смотрел в глаза Ли Мина внимательно и настороженно. - Но у меня нет подходящей одежды. Можешь помочь?
Интуиции рядом сейчас не было, но по сиянию улыбки Ли Мина было понятно и без того, что сейчас произойдёт абсолютно не то, чего Хейзо бы хотел. И вот, засверкав как полированный нефрит, парень сказал, что есть у него одна идея, после чего подошёл к детективу вплотную и схватил за плечи. Вокруг потемнело, и даже улыбка Ли Мина перестала светить.
Сиканоин дёрнулся, вдруг ощутив запах озона и тихий шелест электро, и в голове набатом забило чувство тревоги, а перед глазами встала картина: его прижимают к железным прутьям решётки, вокруг гуляют молнии, а безвольное тело дёргается, не в силах остановить эту пытку.
Это чувство было секундным: бледный, без кровинки на лице и едва дышащий Хейзо вдруг понял, что шевелиться он всё-таки может, и потому схватил того, кто перед ним стоял за грудки, дёрнул вверх и перекинул через себя, в стену. Потом только выдохнул.
Ли Мин вскрикнул, поцеловав спиной стену и упав на пол едва не головой, а замерший на месте детектив понял, что находится вообще в другой комнате.
Медленно, очень медленно Хейзо опустил руки и больше не готовился защищаться. Отступил на шаг от Ли Мина и осмотрелся: они были в... спальне. Самой обычной спальной комнате, которая Ли Мину и принадлежала. Его глаз бога перестал мерцать, потухнув, и Сиканоин понял, что произошло.
Это был короткий телепорт через стену. Так могли делать люди с электро глазом бога. Ничего особенного.
- П... прости?! - Ли Мин кое-как сначала сел, а потом встал на ноги. Ничего себе не повредил, судя по всему, хотя на те же грабли наступает уже второй раз, и снова Хейзо на нём испытывает боевые приёмы фудо совершенно безо всяких церемоний и жалости.
- Я не это имел ввиду, просто подумал, что тебе моя одежда подойдёт, - быстро продолжал парень, а Хейзо только кивнул, отходя ещё дальше. В отличие от Ли Мина, детектив не нервничал и не боялся. Это что-то другое было. Совсем другое.
Ли Мин что-то ещё говорил, но его слова пролетали сквозь сознание без задержки, потому что Сиканоину было важнее совладать с собой и своими эмоциями.

«Я ведь не Ли Мина пытался сейчас ударить,» - Хейзо думает об этом с отвращением к себе. - «Я бы... я бы хотел не Ли Мина ударить. И не только ударить.»

Признаться в таком недостойном желании даже себе было непросто и далось со скрипом, но удивительным образом от этого стало легче. Как будто в первый раз за всё это время удалось сделать вдох по-настоящему. Громко, через рот, точно выныривая из воды. Щёки щипало то ли слезами, то ли их лизали молнии, то ли просто от жары - Сиканоин накрыл их ладонями, чтобы было прохладнее.

«Я хочу, я хочу, я хочу, я хочу сделать это,» - навязчивая мысль прямо как тогда, когда Хейзо раскачивался на верёвке и нёс полный бред, желая разговорить куклу. - «Как же я хочу найти его и сделать это. Как же я хочу найти и посмотреть ему в глаза. Как же я хочу...»

Откуда-то со стороны послышался робкий оклик Ли Мина и Сиканоин вынырнул из своих мыслей. Всё-таки он правда по делу пришёл и его ждала Е Лань. Нехорошо будет заставлять её ждать.
- Что с тобой сейчас было? - Ли Мин звучал даже напугано, но детектив в ответ лишь развёл руками. А что, собственно, с ним было такого особенного? - Т-ты стоял, смотрел в никуда, улыбался и дышал как маньяк какой-то... всё нормально?..
- Да, это мой способ выражать дружелюбие, - равнодушно откликнулся Хейзо, желая как можно скорее свернуть разговор. - Так что там с одеждой?
Как оказалось, у них был примерно один размер, а значит, с нарядом для тренировки вопрос решён. Сиканоин поспешил поскорее покинуть компанию Ли Мина и без иных задержек направился в... ну, не додзё, конечно. Рядом не стояло, очень маленькое помещение, явно только на одного человека. Не развернёшься, но и ладно.
Заряд энергии после того, что произошло из-за Ли Мина, всё ещё задевал внутри Хейзо особые струны, и взгляд его стал взбудораженным и мечтательным одновременно. Детектив немного улыбался, но улыбка эта была болезненной и злой больше, чем расслабленной или весёлой.
- Что же, дайте мне пять минут на разминку и я готов начинать. Какой способ проигрыша вы выбрали, госпожа Е Лань? Пятьдесят шагов или меньше?

+3

23

Мгновения размышлений Е Лань не тревожат. Спровоцировать детектива на небольшое пари, пусть и по пустяковой причине, было занятно. Да и сам парнишка, поди, засиделся. Словно подтверждая догадки орхидеи, звучит очень решительное заявление, что являет собой в какой-то мере и согласие.
- О? Смелые слова, - взгляд острого нефрита смотрит внимательно, с толикой затаенного предвкушения. Орхидея не спешит подниматься на ноги, тем более что Сиканоин собирался найти более подходящую одежду. Женщина кивнула ему, взглянув на кружащую пятерку слаймов. Незачем иназумцу указывать направление или провожать - подготовка к бою тоже его часть. 
- Вот так и складываются случайности, - обратилась к анемо-слаймам Е Лань. Потянувшись, она прикрывает ладонью рот и сладко зевает. Сколько бы звёзд ни зажигалось, это лишь самое начало ночи. Текуче и плавно поднимается тень Воли небес на ноги, направляясь в тренировочный зал. Конечно, Хейзо быстр. Но именно подготовка и расчет залог любой победы. Мастерство - большая часть удачи.

Просторное помещение с мишенями, расположенными будто случайно, для одного стрелка. Им пользовались всего года три после восстановления, но Е Лань уже достаточно стерла руки в кровь на тренировках здесь. В любой ситуации и состоянии она должна быть способной совершить точный выстрел и знать, когда не надо спускать стрелу с тетивы. Конечно, есть удивительные силы и дары Небес, но без должной закалки тела это лишь трата ресурса. Самой Е Лань глаз Бога был нужен из-за человеческого предела, что был достигнут у самого дна мира. 

Сейчас она могла позвать Аква симулякрум, что сам по себе был искусным луком. Даже без глаза Бога он невероятное оружие и помощник. Но ведь их спор гораздо проще, незачем пускать пыль в глаза друг другу. Закрепив тренировочный колчан на бедре, повернув разгрузку с ним чуть за спину, Е Лань осмотрела верхний ряд мишеней у самых балок.
Информации о боевом стиле Сиканоина почти не было. Вывод можно делать только по увиденному. Тот, кого звали “Ураганом” не мог получить такое прозвище просто так. О методах детектива преступники и досины говорили не так уж и много. Но иметь с ним дело в бою мало кто желал. По маленькому звену выкладывает все факты перед собой разведчик, объединяя и цепляя друг за друга. Подкрепляя ум дерзостью и силой, можно добиться многого, особенно если наступают на горло взращенным чувствам. Хотя не во всех детях их стремятся вырастить.

С нежностью Е Лань провела по верхнему плечу лука, перехватывая тот в руке. Выкрашенный в зеленое, с белой рукояткой и хищно ощерившейся полочкой, тот тоже был рад новым тренировкам. Нет ничего лучше старого и надежного товарища. Даже несколько зазубрин осталось у рукояти. И кто сказал, что лук - оружие всегда дальнего боя? Взвесив его в руке, подняв и отставив локоть, Е Лань позволила вести себя. Несколько стрел бесшумно улетели к дальним мишеням.
Заданные детективом условия могли разыграться по-разному сценарию. Конечно, он тоже захочет победы. Нет, он уверен в ней. Когда Е Лань последний раз в принципе стреляла вот так просто, на спор? Не чтобы запугать, не убить, но ради легкого пари. В груди предательски потеплело и свело тоской. Поморщившись от этого чувства, она расправила в пару движений плечи. Резко выдохнув, орхидея ухватила сплетения Нитей жизни, уходя по стене зала в дальнюю часть. Детектив сам дал ей выбор и время. Оставалось установить гидро-амулеты по углам помещения. Они мерно издавали элементальный след и светились мягким холодом голубого. Хотя амулеты - сильное название, всего-то созданные силой гидро игральные кости. Впрочем, в скудном освещении их все равно было видно. 

Когда в помещение зашел Хейзо, разведчик собирала с нижних мишеней стрелы и возвращала те в колчан. Оглядев детектива через плечо, она кивает ему. Что-то изменилось. Между рассказом о коте и появлением юноши сейчас что-то неуловимо изменилось в его походке и взгляде. Это было почти незаметно, но в то же время цепляло глаза. Что-то случилось, пока он искал Мо? Надо будет спросить позже.

- А я уже решила, ты передумал, оставив мне слаймов на растерзание, - осматривая наконечник одной из стрел, орхидея повела рукой в пригласительном жесте, давая время на разминку для детектива. Веселье не должно быть травмоопасным.
- М-м, меньше. Ведь твоя задача будет поймать стрелу или не дать мне спустить её. Стрелять в открытую в тебя выше моих сил, детектив.
Думая над разными эпизодами проходящих дел, Е Лань не могла не вернуться разумом на узкий балкончик павильонов Нефритового дворца. В той ситуации ей нужно было бы обогнать и обмануть ветер. Сейчас условия были даже комфортными. 
- Я буду использовать небоевые стрелы. Надеюсь, ты не против. И чтоб было честно, - разведчик подкинула над ладонью гидро-кубик, резко опоясавший её нитями, сверкнувший и отразивший с десяток натянутой гидро-паутины в помещении. С улыбкой Е Лань отстегивает крепление глаза Бога, с нежностью проводит пальцами по кисточке украшения и кладет аккуратно его на стол у стены. Нити истаяли, оставив после себя запах, будто едва прошел дождь. Только по углам помещения осталось мягкое сияние голубого, едва приметное.
- Настоящим мастерам не нужно, чтоб Небеса приглядывали за ними, - жестом ладони она предлагает сделать то же самое и Хейзо. Орхидея прекрасно знала силу людей и делала ставку на неё.   
Навряд ли она бы сменила свое решение. Е Лань пока перепроверила стрелы в колчане и подтянула перчатки. Белая на левой руке, черная на правой - в этом она себе не изменяла. Да и украшения не сняла. Жемчуг так и перестукивал нежно, а нефрит не иссекал своей магией.
- И в этих условиях мне тоже нужна победа. Пока ты будешь гоняться за тем, чтоб не дать мне сделать выстрел, - к своему глазу Бога она придвинула небольшие песочные часы. Казалось, песок Красного моря внутри все еще теплый, нагретый сумерским солнцем.
- Здесь три минуты. Как ты будешь готов, я переверну их и… Или ты не дашь мне сделать выстрел, или я не дам себя поймать.
Одно предвкушение разливает по телу сладостный адреналин. Разбежаться с неминуемым, обменяться взглядом с незримым - вот что возвращает желание жить. Пусть и в дружеском споре. 

[icon]https://i.imgur.com/Q03bCh0.png[/icon]

+3

24

[icon]https://i.imgur.com/PG1rvhA.png[/icon][mus] [/mus]

Прислушаться к себе, почувствовать, как в жилах течёт горячая кровь, и как натягиваются стальными прутами мышцы. Как от глубокого вдоха по телу расходится холод, и на выходе - тепло. Как стучит сердце, гулко и нетерпеливо, мешая дышать размеренно.
Хейзо не любил драться и обычно его нетерпение, перемешанное с вдохновлённым энтузиазмом, было связано с размышлениям и поиском, но... сейчас это было точно одно и то же. Этот чуть сумрачный тренировочный зал, и мягкий свет остаточного гидро, что лёгкой взвесью осел на волосах, оставляя аромат свежести. Так бывает после грозы, и воспоминание о ней, ещё не прошедшей до конца, тревожили разум.
Очень хотелось сорваться с места и побежать, вся эта неуёмная энергия бурлила внутри и Хейзо точно некуда было её приложить, ведь гнаться сейчас не за кем. Вернее... сейчас он не может этого. Вернее...
Громко и чуть разочарованно вздохнув, Сиканоин пружинисто отталкивается от пола после пары разогревочных отжиманий, встаёт на ноги и, откинув волосы от лица размашистым жестом, подходит к столу, где Е Лань оставила свой глаз бога. Кидает рядом свой так небрежно, словно это была монетка за чашку посредственного чая в придорожной забегаловке.
- Предпочитаю пользоваться этой штукой только чтобы сказать генералу Кудзё, что мои отчёты ветер унёс, - хмыкнул детектив. - Одного меня более чем достаточно.
Никакого иного снаряжения у детектива нет и быть не может, разумеется, ведь его единственным оружием всегда были аргументы и умозаключения. А что до стиля фудо?.. Те, кто им владел, были смертельным инструментом сами по себе. Возможно прямо сейчас Хейзо не был на пике своей силы, но он полагал, что всё ещё достаточно крепок физически, чтобы моментально схватить цель с тридцати шагов даже без подготовки.
Может быть Сиканоин не был на пике, но он был на волне, и такой высокой, что она вот-вот превратится в цунами: заворожённо он смотрит на профиль Е Лань, её бледную кожу, яркие глаза и тёмные волосы, что обрамляли лицо. Она не похожа, она ничем не похожа, конечно она ничем не похожа; Хейзо делает два шага, чтобы стать ближе и заглянуть ей в глаза.
Ни неба, ни звёзд. Разумеется. Там не было ничего из того, что мог искать детектив, лишь цветочный запах после грозы, которую он сам себе выдумал. И она ничем не похожа, повторяет про себя Хейзо раз уже в тысячный, но не разочарованно. С надеждой? С радостью? С очарованием? С неприятием этого? Он качает головой и прижмуривает нижние веки, уже даже не пытаясь последовательно по полочкам разложить, кого он там желает поймать и зачем. Просто уже хотелось наконец это сделать, давая выход всему, что накопилось внутри, открыть эту коробку с мусором и перевернуть.
Может быть дело в её причёске? Да, дело в... да неважно это.
- Просто выберете расстояние, с которого я должен это сделать, ран-сан, - без улыбки говорит Сиканоин, ровно и на выдохе. Смотрит на Е Лань так внимательно, словно кроме неё нет ничего в мире и она - последняя, кто остался в реальности. Желает запечатлеть в памяти каждый её жест, черту и интонацию, хочет досконально изучить каждое движение до взмаха ресниц. Дышит чуть быстрее и пальцы подрагивают, желая не то сжаться в кулак, не то на запястье Е Лань, и покрепче. На запястье. Только на запястье, Хейзо, слышишь?..
- Мне будет скучно, если это случится слишком быстро, - продолжает детектив негромко, ощущая, что ещё минута, и его изнутри разорвёт, как от взрыва. - Чем вы ближе - тем мне легче. С пятидесяти шагов вы хотя бы успеете натянуть тетиву.
- А ты из тех, кто растягивает удовольствие? Тогда и с шестидесяти сможешь.
- Вы можете считать удары своего сердца, - Сиканоин смеётся, начав отходить на озвученное расстояние. - От приёмов фудо оно остановится.
Заняв позицию, Хейзо встал по центру зала и леко кивнул вверх, давая Е Лань сигнал к тому, что готов. Легонько стукнуло по дереву стекло часов, когда те перевернулись; бесшумно начала падать первая, ещё не видимая глазу песчинка; скрипнул пол, прогибаясь под импактом резкого движения вперёд; зазвенела натянутая тетива и не успела замолкнуть. Не отзвучал первый вдох, а стрела только пустилась в полёт, целясь прямо в рванувшего навстречу Хейзо. Он отклонился немного и выбросил левую руку вперёд, перехватывая стрелу и тут же ломая пополам.
Ещё половина вдоха и правой рукой он схватит Е Лань чуть выше локтя.

+3

25

Глаз Бога цвета нежного аквамарина небрежно брошен, а в мыслях Е Лань проскальзывает вопросительная интонация. Инструменты любят заботу, пусть покровительство Небес будто и не требует её. Ответ орхидея получает быстрее, чем успевает спросить, и он ей нравится. Без людей эти благословения не стоят ничего, но вот людям они могут и не понадобиться за всю жизнь. Самоуверенная дерзость встречена одобрительной улыбкой и довольным прищуром нефрита глаз. Высказать ничего не успевает - слишком близко подходит иназумец. Вглядывается, будто ищет что-то. Смотрит, будто впервые так пристально. Интересно, что же он хочет найти и находит ли, ведь за теплой зеленью, за тенями не увидеть однозначный и точный ответ. Зеркальный нефрит яркий смотрит и не отступает.
Расскажи, что ты чувствуешь. Расскажи, что ты видишь. Расскажи, чего ты желаешь.
Нетерпение и предвкушение Хейзо окончательно сбрасывают с женских плеч вальяжную леность, обнажая затаенный азарт. Поднимаются ставки. Жалости детектив не просит. Стоило загнать его к самым мишеням, пригвоздить к одной из них и сказать - сам вырывайся. Загонять в ловушки, сковывать и чинить препятствия - это всё давно забыто, но сейчас хочется особенно отчаянно. Будто воспоминание из прошлого, живое и жаждущее. У Е Лань нет заточенных стрел для такого сейчас, очень досадно.

Краем глаза разведчик пристально следит за тем, как отходит на положенное расстояние мальчишка. Хейзо на фоне стены мишеней и манекенов для стрельбы смотрится хорошо. Будто жертва, но таковой не является. Достаточно взглянуть в глаза и заметить уверенные движения. Сам под прицелом, но не боится ставить свою жизнь и навыки в этом споре. Он не разочарует, ведь иначе бы не был здесь, не знал бы даже, кто такая “Е Лань” и вел свои расследования сам. Иначе бы не выбрался из тех шахт, не доказал, что на него действительно можно рассчитывать. Отчаянных удача любит. По телу пробегает предвкушающая дрожь, пока часы не перевернуты. Именно этот момент, как и первый бросок кубиков в самом начале игры, заставляет трепетать. Дальше за всем будет не уследить, так быстро будут мелькать карты, кости и руки.
- Если остановишь мое сердце - сорвешь настоящий банк, детектив.
Перехватывая рукоятку лука, переворачивая с этим часы, Е Лань моментально натягивает тетиву. От этого иной раз зависит собственная жизнь. Так почему бы её не подставить, отдав на растерзание судьбе? Сама удача играет против решительности урагана.

Раздается треск переломанной первой стрелы, а Е Лань понимает, что сейчас будет поймана, схвачена и прижата. Слишком быстро. Слишком мало. Всё внимание приковано к одному человеку.
У неё нет глаза Бога, а удивительный лук не рядом. И всё равно тень Воли Небес утекает, ускользает, а, казалось, вот была в руках, почти настигла ладонь иназумца её. Игра света и воды? Уловка? Или мастерство?
Всё это неважно. Главное - глаза детектива. Именно они передают острие мысли, что далеко впереди, угнаться и противостоять такому настоящий вызов. Слова сейчас лишние, чужие. Но жесты и взгляды - вот где настоящая речь и понимание в моменте настоящего. Именно читая движения, импульсы и пытаясь угадать мысли можно обыграть противника куда сильнее. От блефа не защищен никто, но вот оппонент видит его насквозь. Приходится играть отчаянно и честно.
Что будет, если Хейзо сможет нагнать и схватить меня? Будет больно? Я и правда смогу ощутить эту боль? Как же она будет звучать? Треск ломающихся костей, стон плоти и плач крови действительно станет реальным? Или это будет смущающая дрожь, нерешительность?
Нет, тень листвы во взгляде тяжело разгадать. Значит, и не надо пытаться прочесть, только действовать и жить этим моментом. Только этим отрезком настоящего.

Следующая стрела так же легко переламывается, на что орхидея прикусывает губу, довольно жмурясь. Она мастер преследований и загонщик, но как же приятно испытывать судьбу, загоняя себя на другую сторону этого противостояния.
Колонны у входа мелькнули вновь на периферии зрения, они почти закончили круг, будто на одном дыхании и паре стрел. Попасться - значит проиграть и закончить всё. Вопрос уже не стоит в одной стреле, залог победы или в том, чтоб поймать, или в том, чтоб не дать это сделать. Женщина резко отталкивается в сторону и в пару прыжков добирается до балок. Вверх. Главное не дать коснуться детективу ни себя, ни лука. Остаточное подготовленное гидро сверкает, тянет нити, но это и препятствием не назвать - слишком слабое и хрупкое без основной поддержки. Всего-то паутина, что даже не скует и свяжет. Затухает, мягко сверкая.
Песок в часах осыпается с приливным шумом, но не может и близко похоронить под собой. Разбить бы это стекло, ощутить шквальный ветер. Перепрыгивая с балки на балку, Е Лань оттягивает тетиву вновь, глядя на кончике стрелы в глаза детективу. Она улыбается хищно, восхищенная и одержимая моментом этой погони.

[icon]https://i.imgur.com/7EEqVES.png[/icon]

Отредактировано Yelan (2024-03-29 12:17:57)

+3

26

[status] [/status][icon]https://i.imgur.com/HQDYSSx.gif[/icon][sign] [/sign][lz]switch me on[/lz][mus] [/mus]

Пальцы лишь чуть задевают чужую кожу, Е Лань как вода утекает в сторону. Улыбается, но не сказать, что легкомысленно, и сбежать пытается на полном серьёзе, не считая этот спор за обычную шутку. Подходит к делу основательно.

Она отойдёт влево-назад и потом постарается повернуться боком так, чтобы было больше дистанции для натяжения лука. После этого у неё будет заминка, она не сможет начать движение сразу - это и есть её момент уязвимости. Времени хватит, чтобы сократить расстояние до фатального. Не уйдёт.

Разум чертит алой нитью будущий маршрут погони и Хейзо срезает углы, мешая Е Лань придерживаться выбранного маршрута, теснит её к стене. Она и сама понимает, что в закрытом пространстве её загонят очень быстро. Не хочет проигрывать; помнит о том, что говорил Сиканоин: «будет скучно, если это случится слишком быстро». Отталкивается от настенных балок и прыгает вверх по стене в блеске остаточного гидро, водяной пылью упавшего вниз.

Ломать опоры долго.

У Хейзо был шаг или два на разбег. Не останавливая движение он просто прыгает вверх, хватается за ту балку, что была над ним и выкидывает своё тело вверх, в момент забираясь на опорные перекладины. Хруст и скрежет дерева, внизу осталась неприглядно торчать из пола одна переломанная доска, не выдержавшая этот манёвр. Ожидала Е Лань такого хода или нет, она среагировала сразу и прыгнула вниз без промедлений, не успев натянуть тетиву ещё раз.

Неудачно.

Сиканоин корректирует своё приземление так, чтобы оказаться перед Е Лань, поместив её между собой и стеной, чтобы некуда было больше уходить. Хватает стрелу, что едва успела уже отделиться от тетивы и выбрасывает руку вперёд, чтобы схватить орхидею за плечо. И вновь она гибко избегает этого, уходя назад.

Потому что больше некуда.

О тонкую улыбку детектива можно порезаться. Это действительно был размеренный загон, почти как шахматная партия: дождаться её действия, чтобы сделать своё. Шаг навстречу - она назад, но в голове набатом стучит только одно желание:

СХВАТИТЬ. СХВАТИТЬ. СХВАТИТЬ.

Хейзо почти не моргает, его взгляд напряжён и сосредоточен на всём равномерно: плавность дыхания, чтобы не устать и не запыхаться; ясность мысли, чтобы предугадать любое действие Е Лань... и необъяснимое желание, что изводило изнутри, обжигая. Оно не было азартом, но заставляло трепетать от предвкушения точно так же. Оно не было вожделением, но похожим образом спутывало мысли. Оно не было очарованием, хотя точно так же заставляло обратить всё внимание на цель.

Это вообще не касалось Е Лань, но она была рядом.

Её плавное движение прерывается стеной, в которую она ударяется, резко замирая с луком наизготовку. Больше ничего не успевает: как детектив и говорил, он легко может за доли секунды схватить цель с тридцати шагов. Всего один точный рывок. Левая рука с громким и гулким треском ударяется в доски совсем рядом с её головой, Хейзо склоняется совсем близко, едва ли не нос к носу, выдыхая. Он выворачивает правую руку Е Лань, заставляя выронить лук, и прикладывает к этому силу на той грани, что ещё немного - и тонкие кости запястья издадут хруст, переламываясь.

...в этих бирюзовых глазах - ни единой звезды, лишь плещутся волны одна за одной. В этих бирюзовых глазах - ни единой звезды, и нет ничего из того, что в своих снах видел Хейзо. В этих бирюзовых глазах, в этой азартной улыбке и в этом цветочном запахе после грозы, которую детектив сам себе выдумал, было так много всего - и совсем ничего из того, что так жаждал. Было ли там нечто, что хотелось найти и забрать?..

- Извините, госпожа, - резко разжав пальцы на её запястье, Сиканоин плавно отстраняется. Вытаскивает руку из проломленной стены и делает три шага назад, ощущая, как горят его щёки. - Увлёкся.

+3

27

Хрустит дерево, но разведчик и не думает переживать о нем. В тренировках бывает так, что ломается и окружение, и инвентарь. Не страшно, пока проверяется предел человеческих сил. Но от проворства детектива не спасает даже высота. Нужно уходить вниз и по стене, в сторону. Не обязательно целенаправленно смотреть даже на юношу - тот поглощен погоней, заражая этим настроением всё пространство вокруг. Больше бы места, изощреннее бы, и можно было гоняться всласть, пока не покинут последние силы. Пока кто-то не станет той самой загнанной жертвой.   

Рывок. Побег. Уход ниже. Но разорвать расстояние невозможно. Если задеть, если ранить, это равносильно ошибке. Новый план вспыхивает ярко среди зеркальной и безмолвной темноты, когда за спиной стена, а сорванные мишени падают и катятся в стороны. Вспыхивает и осыпается зеркальной крошкой, хрустит, оставляя мелкие порезы, что отрезвляют. Это моментально останавливает Е Лань. Нет, то не осыпавшиеся водяные зеркала, не треск оборванных нитей и даже не порванные звенья. Резкий треск дерева. Удар, от которого деревянная крошка покрывает волосы. Это можно было бы назвать промахом, но таких точных и выверенных ударов мимо не бывает. У неё есть половина мгновения на то, чтоб успеть закрыть глаза и отвернуть голову.
Лук падает на землю, запястье пронзает боль, которую даже холод браслета не заглушает. Адреналин все еще бурлит, заглушая мысли, оставив одни инстинкты. Конечно можно не останавливаться. Несколько нитей жизни и даже разницу в рукопашном бою между ними можно закрыть. Главное не дать себя больше так схватить.

Е Лань почти не дышит и не шевелится, когда Хейзо извиняется и отступает. Прижимается к стене за собой, смотрит то ли на иназумца, то ли сквозь него, но не перестает скалиться. Не сразу это довольное выражение лица на грани покидает её. Включается в настоящее с очередной сладкой болевой пульсацией. Вновь лениво жмурится, смотрит из-под ресниц, чуть наклонив голову. Кутается тень Воли Небес в напускную лень, пряча собственные эмоции и чувства, не желая ими делиться в открытую. Кто же знал, что целеустремленность и упрямство детектива проявятся так.   
Встряхнув правой рукой, осматривая свое запястье, орхидея прислушивается к остаточному ощущению боли. Сжимает и разжимает пальцы, прикидывая, сколько займет обработка последствий такого спора. Левая рука опускается медленно, всё еще сжимая стрелу. Мгновения назад она была у самой шеи Хейзо, но вреда точно бы не причинила. Тело среагировало само, но мысль успела остановить. 
Убедившись, что ничего не сломано, женщина встряхнула головой, избавляясь от пары щепок и поправляя свою прическу, пригладив остриженные кончики. Всё так же молча смотрит, но уже на Сиканоина, сфокусировав свое внимание на нем полностью. 
- Если каждый твой противник подвергается такому натиску - завидую им. Достойный из тебя оппонент. Такая скорость и сила - ты меня удивил, детектив. Не ожидала такого проворства. Потрясающая дисциплина. Может, составишь мне компанию на тренировках?
Перенеся вес на ноги, выпрямляясь, женщина подошла ближе и вручила последнюю целую стрелу самому Хейзо.
- Слаймы твои. В следующий раз будем спорить на игру в кости.   

[icon]https://i.imgur.com/Q03bCh0.png[/icon]

+3

28

[icon]https://i.imgur.com/hudalWj.png[/icon][mus] [/mus][sign] [/sign]

На расстоянии уже более почтительном, приличном - Нана бы всё равно осудила такое - Хейзо касается ладонью шеи, потирая ту точку, куда только что упиралась последняя стрела Е Лань. Спор он, может, и выиграл, но только по причине того, что погоня не была настоящей. Разменять дыру в горле на сломанную руку - не равноценно. На самом деле он проиграл, но детектив не видел в том большого горя или задетой гордости. Он видел... улыбку Е Лань.

«У неё глаза так блестят, как у людей, которые чуть-чуть выпьют, для веселья. Или у тех, кто выиграл в состязании по бегу, скажем. Или у тех, кто провернул невероятно сложное дело. Что-то такое, что бьёт эмоционально и физически, но оставляет приятную усталость после. Она определённо довольна.»

Это состояние Е Лань снимает с себя как костюм: поправляет волосы и накидку, осматривает правую руку, но всё равно жмурится довольной кошкой, пусть уже не так явно, пусть уже снова делает вид, что ей всё равно и она лишь немного развлеклась.

«Нет, ей прямо понравилось, как нравится что-то физическое. И не в том смысле, в каком это понравилось, скажем, моему отцу или генералу Кудзё, если бы это был наш спарринг. Они бы сказали, что я молодец, например, и улыбались не так. Это реакция другого плана. На меня как-то так смотрели девчонки на наку тусовке в Ханамизаке. Ну. Почти так.»

Была ли в этом большая проблема? Вопрос странный для детектива, который уже должен иметь все ответы на руках. Но Сиканоин точно знал, что он только что, несколько секунд назад, едва не сломал Е Лань правую руку. Это определённо не тот тип контакта между людьми, который должен побуждать к позитивной реакции, особенно такой яркой и неприкрытой. Особенно у такого скрытного и вяло реагирующего на всё человека, как Е Лань. Потому что это больно. Одна из довольно очевидных вещей, которую ещё любил Моэги на летучках повторять: «боль-то никто не любит». Хорошее замечание, жаль, что неверное.
До этого лично Сиканоин не встречал людей, которые находят удовольствие в подобного рода вещах, пускай видел множество самых разных. Жертвы, преступники, потерянные, обозлённые, безумные и какие угодно ещё, но никто из них не был таким, как Е Лань. О таких он только в манге читал, на обложке которой стоит пометка о возрасте, которого по документам детектив ещё не достиг.
Ну и... какая, собственно, разница? Это всего лишь одна из её черт, особая примета. Понять подобное глубже Сиканоин не мог, хотя ему на долю секунды вдруг показалось, что это чуть-чуть в нём откликается. Не само влечение к таким ощущениям, нет. Но как будто он переживал нечто подобное?
Бред.
- Благодарю за высокую оценку, госпожа Е Лань, - Хейзо кланяется в ответ на похвалу, но стандартную вежливую фразу сокращает, убирая оттуда «высокую оценку моих скромных умений», потому что скромничать и не собирался. Лишь самую малость в рамках бравады. - Просто олени быстро бегают, вот и всё.
И детектив замолкает ненадолго в ответ на предложение о компании на тренировках, поднимая на Е Лань взгляд. Принимает от неё стрелу, но с ответом не торопится ещё немного.

«Тренировки - это хорошо для меня сейчас. Помогут восстановиться, я действительно растерял форму. Надо принять это предложение, с Е Лань веселее, чем одному.»

Но Хейзо не очень уверен в том, что хотел бы вновь видеть на её лице эту улыбку. Не потому, что это отталкивало, наоборот, это манило. В этом было нечто такое, что помогло бы разобраться в себе, но стоило лишь прикоснуться к теме, как резко захотелось сделать ещё несколько шагов назад от Е Лань и отвернуться, а ещё лучше - выйти за дверь.
Дело было не в ней.
- Буду рад немного с вами размяться, - говорит он в итоге. Рациональнее и умнее будет согласиться, просто вести себя осторожнее. Дело ведь не в Е Лань, и отказывать ей попусту грубо.
Дело ведь не в Е Лань.
Со вздохом Хейзо ломает стрелу, что она отдала, до последнего демонстративно придерживаясь позиции, озвученной в самом начале пари. Самое время убраться в тренировочном зале после того, как немного его поломал и заодно объяснить для Е Лань, при чём тут олени. Для неё без контекста это странно звучало, что она и отметила.

- Моя фамилия, Сиканоин, так пишется: «суд дикого оленя». И я родился под созвездием оленя.

Можно было отметить, что совпало забавно, но детектив такие случайности не верил, и совпадением это не было. И потому Хейзо сразу уводит разговор в сторону, переключаясь на самое начало спора.

- Как я и сказал, есть более гуманные способы отогнать слаймов от пруда, - детектив забирает со стола свой глаз бога. - Позвольте я продемонстрирую вам.

Они покидают тренировочный зал и возвращаются на мост через пруд, где над поверхностью воды до сих пор парит кругом пятёрка слаймов. Хейзо останавливается напротив них и жестом предлагает Е Лань посмотреть, после чего у его ног зажигается бирюзой сфера из анемо. Он пинает этот сгусток энергии как мяч, сначала подцепив мыском и направив вверх, а потом подбросил выше на колене. Анемо мяч взмыл вверх и Хейзо подпрыгнул следом, с силой пиная снаряд пустоты прямо в центр слаймового хоровода. Никакого вреда им элемент причинить не мог, разумеется, но снаряд фудо стянул всех слаймов к себе и они дружно улетели куда-то далеко за забор. Скорее всего слаймы даже не поняли, что вообще произошло.

- Ну, вот и всё, - закончив с уборкой, Сиканоин вежливо попрощался. Ему хотелось подумать немного о том, что произошло только что на тренировке - и одновременно он совершенно этого не желал.


Сон оставил после себя ломоту в костях и усталость вместо восстановления. Эфемерная боль, что уже должна была пройти - Хейзо долго сидит в кровати неподвижно, спрятав лицо в ладонях. Солнце начало просвечивать сквозь занавески, за окном запел зяблик, зашумел просыпающийся особняк.

«Я должен был прямо сказать?..»

Хейзо знает и так, что должен был, пусть это всего лишь сон. Даже наоборот, именно во сне он и должен был - это же честность перед самим собой! Что может быть проще и... одновременно сложнее? Подбираясь к этой части дела о кукле и сёгуне Иназумы, детектив каждый раз упирается носом в стену вместо того, чтобы открыть новую дверь.
Затёкшее тело заставило переменить позу, и Сиканоин машинально оборачивается влево к стене, откидывая одеяло в сторону, как будто ожидая увидеть, что кукла ещё там лежит. Разочарования от того, что там было пусто, не настигает - глупо это, но Хейзо чувствует лёгкую неудовлетворённость.
И злость.

«Мне нужно выбраться отсюда,» - внутри раздувается огромный шар, что давит на рёбра изнутри, заставляя их как будто скрипеть. - «Я должен найти его, я должен его найти. Мне это необходимо. Нужно закрыть это дело.»

Злость становится лишь сильнее от осознания, что уйти нельзя, а искать негде, внутри всё требует немедленно сорваться и бежать к своей цели. Хейзо собирается и выходит во двор, пропуская за мыслями завтрак, но сколь не был велик особняк, этого для детектива ничтожно мало. Ни пруд, ни бамбуковая роща, ни зал для тренировок не могли унять у него внутри зудящее чувство вплоть до самого вечера.
И даже за ужином, к которому всё-таки появился, вспомнив об обещании Нане, Сиканоин не был спокоен - погружён в свои мысли, сосредоточен.

«Если оставить пока долгосрочные цели, то мои действия на данный момент должны быть направлены на то, чтобы покинуть Лотосы. Желательно так, чтобы остаться с Е Лань в хороших отношениях,» - в остывшей уже чашке чая отражается холодный взгляд детектива. - «Для этого мне нужно дать понять ей, что со мной всё в порядке.»

Хейзо вдруг смеётся, точно над хорошей шуткой.

+3

29

Только что он был одержим погоней и одной целью, заставляя испытать самый настоящий азарт от пустякового спора, но Сиканоин бесшовно возвращается к своей привычной, вежливой, манере общения. Е Лань смотрит на него с благосклонностью сквозь едва опущенные ресницы. Вот бы увидеть, на что подобный человек будет способен в дальнейшем. Он не только занятно выстраивать цепочку мыслей умеет. Интригует все сильнее.
На комментарий про оленей Е Лань едва приподнимает брови, высказывая толику любопытства. Впрочем, не торопит пояснения, возвращая свое размеренное дыхание к норме. Сердце еще помнит недавний прилив адреналина, что сладко щемит во всем теле. Приятно быть живой и чувствовать этот мир.
- Рада буду разделить с тобой время тренировок, дикий следователь-олененок.
Составлять прозвища для людей было всегда занятным делом. Имя - часть маски и роли. А уж обращаться со всеми титулами, наблюдая, как это смущает или заставляет гордиться - маленькое развлечение. С такой новой информацией было тяжело удержаться от комментария. Глядя на новое колечко на цепочке звеньев о “Сиканоине Хейзо”, женщина склоняет голову к плечу. Вопрос напрашивается будто и сам, в воздухе почти повис, но остается невысказанным. Тем более что и так много дел. Не стоило наседать на мальчишку, по крайней мере, пока она не погасит этот алчущий огонек в глубинах яркой бирюзы глаз.

Конечно, стену и балки они не починят сразу и прямо сейчас, но, изучая внимательнее место последнего удара у стены, разведчик щурится от любопытства. Да, тренировки с практикующим подобную технику человеком будут интересным опытом. Очень занятным и ценным. Техники миллелитов наскучили еще с десяток лет назад, а узнавать и практиковать новое всегда приятно. Может, если намотать нить жизни на ладонь вот так, то…
Е Лань усмехается сама про себя, собирая упавшие мишени и составляя их у стены. Одно дело вести тренировки с Мо или малышом Ли. Традиционные техники, что воспитал еще сам гео-архонт в людях, уличный стиль Похитителей сокровищ - интереснее только проводить спарринги со знакомыми из других стран, что ведут другие стили и типы боя. Вот на что надо кидать кубик в том числе. Хотя лучший бой - которого не случилось. Интересно, чем сейчас занят наставник? Наверняка пьет чай.
Отряхивая аккуратно ладони от древесных щепок, женщина обернулась к Сиканоину.
- Что же, мне любопытно увидеть твой способ решения.
Это было искренне. Потому она легко идет за иназумцем, размышляя о возможных способах, делая ставки сама с собой.
Выдерживая расстояние в несколько шагов, чтоб не стеснять детектива, орхидея спокойно наблюдает за его действиями. Как искусно изгибается анемо. Как легко, даже играючи, Хейзо отправляет этот шарик энергии, подхватывающий слаймов, куда-то за забор. Судя по всему, к утру это будет проблема кого-то из соседей. Было бы забавно, залети они в чьи-нибудь покои. Легко хлопнув в ладони пару раз, высказывая одобрение такому решению, Е Лань осталась у пруда, когда попрощалась с юношей, желая ему приятных снов.
Рука еще немного болела, обработка заняла некоторое время. Важнее было другое, а именно полученный заряд воодушевляющей бодрости. На таком интересе хотелось влезть в самое пекло, заставить скулить и забиваться по углам самых неосторожных, до которых Е Лань сможет добраться. Жаль, что по-настоящему желаемые и достойные цели далеко.
Продолжение ночи у разведчика было достаточно насыщенным. Предупредив Мо, она переоделась сама и оставила Лотосы. Вернулась уже в тумане утра, почти сразу провалившись в сладкий сон, ни с кем не пересекаясь.

Благовония давно истлели, а вся темнота и тишина комнаты давит невероятно на плечи, не давая дышать. Хотелось продолжить лежать среди одеял и подушек, но по ощущениям день катился к вечеру. Е Лань долго потягивается и борется с собой, прежде чем все же подняться на ноги.
Что она любила в старике - его чутье и заботу. Пусть он может отчитать, но сейчас, сидя на краю теплой ванны, опустив в воду руку, орхидея бы и лекцию готова была выслушать. Горячая вода только хуже бы сделала. Идеальная температура.
Разглядывая вытянутые руки, размышляя вновь над сутью своего проклятья, Е Лань не дала себе долго засиживаться в воде. По всем внутренним оценкам, силы уже были восстановлены. Нет смысла больше лежать в отдалении от дел и Гавани, пусть устроить горный обвал ради пары денечков отдыха так и хочется. Многое может ускользать от внимания, если продолжить оставлять Ли Юэ без личного надзора.
После ванны ощущение тяжести на теле никуда не делось. Наказание за пару свободных вдохов и перенапряжение слишком сурово было по мнению Е Лань, но кто будет её слушать? Часть бумаг она разобрала, вернувшись в кровать. Так и не поднялась, свалившись в расслабленную дрему.
Чай остывал. Легкий вечерний макияж сам собой выходит из-под кисточки, а пальцы, даже еще не до конца проснувшегося сознания, легко заплетают длинные пряди в небольшую косичку. Движением руки орхидея убирает её за ухо, приглаживая прическу. Кто знает, что преподнесет грядущая ночь, но набраться сил надо. Покинув прохладный и уютный полумрак комнаты, кутаясь в одну из теплых накидок из гардероба, Е Лань направилась за завтраком, пусть для других людей это был ужин.

Внимание женщины еще в коридоре привлекает смех. Ускорив легкий шаг, она как раз подкрадывается со спины к источнику. Уведя руки за спину, чуть наклоняясь, Е Лань нависает над сидящим Хейзо, смотря на него не без затаенного интереса полуприкрытых глаз. Все же мальчишка и его состояние отдельная проблема для эконома. Отчеты наблюдения за ним вроде и показывают улучшение, но в то же время вызывают некоторое беспокойство. Хотя старик лучше всех должен знать, что держаться указаний и правил не для собранных под этой крышей людей. И всё же скачок эмоций был заметен еще там, у пруда, а люди те еще клубки нитей, что раскладывать и распутывать медитативное и интересное дело. Да и передать этого олененка иназумской стороне надо было хоть в каком-то стабильном состоянии. И не в контрактах дело.
- Вспомнилось что-то забавное, специальный детектив? Надеюсь, ты не против моей компании за чаем.
Возражений она не принимала всё равно, пройдя у кухонных тумб, разливая чай для себя, а после садясь напротив Хейзо.

[icon]https://i.imgur.com/aDsRljB.png[/icon]

+2

30

[icon]https://i.imgur.com/hudalWj.png[/icon][sign] [/sign][mus] [/mus]

Плавно повернув голову, ощутив чужое присутствие, Хейзо едва не касается своей щекой щеки Е Лань, замирая в момент, когда между ними остаётся не больше сантиметра расстояния. Он продлевает движение лишь взглядом, им и касается, а орхидея отходит, присаживаясь напротив. Мягко детектив опускает холодную чашку на стол - в его тарелке такая же остывшая и едва тронутая еда, но не потому, что Мо плохо готовит.

«Я вслух засмеялся, значит? Да, было над чем. Нане бы сказал, какой я специальный и особенный, она бы меня заперла в месте менее приятном. Но оставлять вопрос без ответа странно и невежливо.»

Но всё же Сиканоин пока что молчит, не уверенный, что хочет давать какой-либо ответ. Смотрит, как к столу со стороны Е Лань подходит интуиция: чёрные волосы, ровная чёлка, тугие пучки причёски по бокам головы, прикрытые полупрозрачными квадратиками ткани и ярко-синее платье-ципао с невероятно высокими разрезами, открывающими чуть больше, чем стоило бы. Хейзо рассматривает то ли ремешок на бедре интуиции, то ли как она наполняет чашку Е Лань свежим чаем, а потом, поклонившись, садится рядом. Излишне скромно для своего облика, надо сказать. Очень театрально.

«Но в этом есть логика. Всё же я гениален, а не всеведущ... если и сказать Е Лань что-то странное, она максимум посмеётся, но не станет осуждать или пытаться отговаривать. И на вопросы ответит. Если я захочу этого.»

Подперев щёку костяшками пальцев, Хейзо задумчиво смотрел на орхидею, что сделала первый глоток своего чая, потом на интуицию, опустившую голову и смотрящую не то в стол, не то на свои колени. Она больше ничего не делала и с места не двигалась, что было созвучно состоянию самого детектива - он вот так же застрял. Что же... интуиция не ошибается.

- Вспомнилось, да, - Сиканоин говорит так, точно не было этой короткой неловкой паузы. Смотрит на Е Лань вроде и прямо, но всё же сквозь - такой взгляд у людей или сонных, или очень сосредоточенных, что смотрят, но не видят. Облик орхидеи смазанный, и как Хейзо ни старается, он не может сделать его чётче - мысли ведь о другом, и вернуть их обратно никак нельзя. Обычно говорят при этом «вернуть в нужное русло», но детектив был уверен, что с этим уже справился, просто река какая-то непривычная, по таким ещё плавать не доводилось.
- Мне снился необычный сон, и я всё размышляю над ним, - немного рассеяно детектив опустил взгляд в тарелку, но так и нашёл в себе желания притронуться к еде. - Но никак не могу прийти к однозначному решению. Странно, вот я и смеюсь. Привык, что на все вопросы сразу знаю ответ.
Равнодушно склонив голову немного влево Сиканоин пожимает чуть-чуть плечами. В его голосе нет уязвлённой гордости гения, лишь задумчивая усталость с толикой недоумения. Почему гений не может ответить на вопрос, который звучит так просто? Почему есть ответы, которых не можешь достичь?
Хейзо прекрасно осознает, что не может звать себя гением, не признавая совсем простую вещь: даже самые умные не могут знать всё. И это значит, что спрашивать нормально. Не только в рамках расследования... или это всё ещё им считается?
- Вот скажите, госпожа орхидея... вам когда-нибудь снился сон о том, кого вы очень сильно хотите достигнуть? Снился, - Сиканоин кивает сам себе, не давая Е Лань времени ответить. - Мне часто снятся сны, где я вижу ответы. Это просто. Обычно просто. Вот и сейчас, я увидел сон, где я его нашёл. О, мне так бы хотелось этого в реальности! Этой уверенности. Этих знаний. Что я его схвачу. Что я доведу дело до конца.
В руках у детектива ничего нет, но пальцы сжимаются то ли на чужих плечах, то ли на шее. Он поднимает руку вверх в движении, каким можно отвести в сторону занавесь с прохода, но только в этом случае ладонь нужно держать ниже и вести горизонтально. Хейзо же поднял руку на уровень своего лица и отводит не столько в сторону широким движением, распахивая что-то, сколько чуть-чуть сдвигает мягким жестом назад, очерчивая некий контур.
Лица?..
- Этого, конечно, не произошло, - досаду скрыть сложно, пусть это и глупо, ведь произошедшее было всего лишь сном. - Но я не понимаю одной вещи, и это не даёт покоя.
Сиканоин снова коротко смеётся, осознавая себя в дураках. Непривычное амплуа!.. А потом фыркает, сморщив нос, откидывается на спинку стула и легко качает головой, поднимая на Е Лань более осознанный и ясный взгляд.
- Что это было?.. - вопрос адресный, не в воздух, и Хейзо очень хочет знать на него ответ. - Я не могу описать или логически прийти к выводу о таком состоянии, хотя я достаточно изучал эмоции. Вроде занозы, которую не вытащить. Вы знаете, что это такое, госпожа Е Лань?

+2


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Эпизоды настоящего » [4.04-23.04.501] Записки у пруда с рыбками


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно