body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/275096.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/326086.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/398389.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/194174.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/4/657648.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; }
Очень ждём в игру
«Сказания Тейвата» - это множество увлекательных сюжетных линий, в которых гармонично соседствуют дружеские чаепития, детективные расследования и динамичные сражения, определяющие судьбу регионов и даже богов. Присоединяйтесь и начните своё путешествие вместе с нами!

Genshin Impact: Tales of Teyvat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Архив » [19.02.501] Ума палата


[19.02.501] Ума палата

Сообщений 1 страница 15 из 15

1


https://i.gyazo.com/506bec96e4c3f621c5bbabfd529e25bf.png


Время и место:
Ночь с 19 на 20 февраля, Ли Юэ
Параллельно эпизодам [19.02] Кости из злата и
[19.02] Ночь живых мертвецов

Участники:
Kaedehara Kazuha
Keqing
Ningguang
Aether


У Ли Юэ немало защитников - и почти столько же врагов. Госпоже Нефритовое Равновесие приходится сражаться у самого порога в Золотую Палату, сдерживая натиск нечестивых исчадий Бездны. Волки разрыва и многочисленные хиличурлы стремятся ворваться внутрь. Кажется, что нет надежды на победу, но в самый отчаянный момент приходит подмога. Путешественник уже здесь.


+5

2

Электрический разряд, посланный в него этим чудовищем, заблокировать не удалось. Долгое сражение с мертвецами, а после прибытие сюда порядком измотали самурая. Он не был ни великим духом, ни знаменитой полукровкой странных и величественных зверей-богов. Самый обычный человек, который уже устал биться. Для него было внове биться с такими врагами, ещё и в таком количестве. Каэдэхара стал двигаться медленнее - и потому не успел увернуться. Положившись на свой меч, ронин пытался уже им заблокировать всю ту мощь, направленную в него. Зазря. Силы этого удара хватило бы пронзить насквозь вьючного яка и ещё одного за ним. Он сдержал крик боли, отлетев очень, очень далеко.

Долгое горизонтальное падение остановила одна из колонн, поддерживающих навес над входом в Золотую Палату. Металл и дерево, одинаково прочные и не уступающие друг другу, встали на пути брошенного подобно камешку Кадзухи. Ему просто не повезло подвернуться под руку кому-то сильнее. Кости позвоночника выдержали, но жёсткая остановка порядочно встряхнуло юношу. Он ненадолго отключился. Секунда, две, пять? Неизвестно. Боли в одно мгновение оказалось слишком много. Но уже вскоре, ему удалось придти в себя. Зрение не пострадало и он ясно разглядел этих...чудовищ. Лютых тварей, похожих на волков. Ронин сначала и не понял, что ему угрожает опасность. Просто поднял меч по привычке. В лезвие упёрлись острые, огромные клыки.

Самурай удивлённо воскликнул, когда это существо рванулось было к нему сквозь стальную преграду. Но не выпустил меча. Самый обычный клинок, в пасти у волка разрыва. Почему же тебе так не везёт со мной, приятель?..Каэдэхара не знал. Мог только сосредоточиться полностью на бое. Благо, рядом было, чем воспользоваться. Пламя жаровни. Да, вокруг было ещё немало волков, но заняться им за раз в таком положении мог только один. Этого-то ему и было надо. Дрожащими руками держа клинок и не давая зверю прорваться, Кадзуха сосредоточился. Потоки анемо потянулись к нему со всех сторон. Здесь не требовалось ничего замысловатого, ничего изысканного. Только сила. Пламя взметнулось, окатывая туши не только конкретного волка, но и его ближайших сородичей. В конвульсиях и агонии, эта тварь выпустила его клинок из клыков. Свобода!

Юноша отступил в пару прыжков ко входу в палату, едва не столкнувшись спиной с Нефритовым Равновесием. Всё же трудно её с кем-то перепутать, даже в горячке сражения. Обмен любезностями подождёт. Сейчас Каэдэхара только кивнул, при помощи элемента анемо стараясь укрепить своего единственного союзника. Псы шли - а за ними вся мощь этой орды Бездны.

Путь к спасению Ли Юэ сегодня выдался ужасно долгим.

+8

3

Эта ночь, наверное, никогда не закончится – об этом ясно свидетельствовали тревожные огоньки, полыхнувшие над Золотой Палатой. Ожидая всего самого наихудшего, Кэцин молнией метнулась к стражникам на выручку, где и обнаружила скопление человекоподобных тварей, уже на таран берущих впопыхах запертые ворота.

«Хиличурлы. Всего лишь хиличурлы» - а ведь не так давно считалось, что именно они доставляют больше всего хлопот миллелитам, но теперь же, после нашествия на гавань орды живых мертвецов, глядя на этих недолюдей с дубинами и топорами, можно было даже облегченно выдохнуть.

«Мы хотя бы знаем, что это такое…»

Давить это войско могло лишь грубой силой и количеством, куда опаснее были те, кто принудил народец варваров собраться целой армией. Выследить и изловить бы такого командира, даже не столько с целью остановить нашествие, что было бы скорее побочным эффектом, а чтобы после выведать, силой вырвать у него информацию о подобных предстоящих нападениях, чтобы загасить их в зародыше. Цисин умели развязывать языки пленникам, даже у самых несговорчивых. Вот только здесь, на передовой, перед Кэцин стояли одни лишь безмозглые солдаты и первостепенной задачей оставалось – не дать им прорваться внутрь Золотой Палаты.

Уловив странное движение краешком глаза, Кэцин оставляет тушу недобитого митачурла, и мгновенно перемещается к одному из стражников, на которого накидывается взявшаяся непонятно откуда неведомая псина. Девушка отбивает когтистые лапы и блокирует смертельный укус, втиснув острое лезвие зверю меж клыков, при этом заслоняя собой человека, не ожидавшего такого яростного нападения. Кэцин не без усилий проворачивает клинок в пасти зверюги, с хрустом выламывая гончей каменные зубы.

«Это что еще за твари?»

От существа разит какой-то аурой, не похожей на звериной зловоние. Нефритовое Равновесие могла бы назвать эту энергию, иссушающую жизненную силу живых организмов, тлением. Псы будут куда опаснее хиличурлов.

И, разумеется, одной поверженной особью дело не ограничилось. Целая стая волков выходит охотится на людей, в то время как число миллелитов, способных держать в руках оружие, все сокращается, что, впрочем, вовсе не является для Кэцин знаком к отступлению. Пусть девушка даже останется одна, но она приложит все силы, чтобы не позволить этим тварям разгромить Палату, а после разбрестись и затеряться по округе.
Но к счастью недолго ей приходится быть свидетелем того, как на землю одно за одним падают копья поверженных соратников. Огненным вихрем к Палате пробивается инадзумский самурай, выглядевший уже достаточно потрепанным, но так же как и Кэцин не позволяющий себе сбежать и сдаться.

Каэдахара Кадзуха. Юноша, приносивший с собой попутный ветер, и даже имя его произносилось на вдохе и выдохе, так, что и говоривший невольно создавал легкое дуновение. Ощущая рядом с собой твердую руку союзника, Кэцин увереннее раздает псам удары, отмечая, как ускорившаяся циркуляция воздуха еще быстрее разгоняет движения и разносит вокруг силу элемента электро, и становится очевидно, что самураю не впервой вот так стоять с кем-то спина к спине, кожей ощущая потрескивание электричества в воздухе.

- Ты очень вовремя, - коротко роняет Кэцин, отбрасывая подальше от ворот и от людей еще одну гончую.

Губительная аура от собачек начинает прожигать все сильнее, отделаться от них нужно как можно быстрее. Нефритовое Равновесие отмечает для себя одну деталь – псы, резонирующие с электро, будто бы переполняются, перенасыщаются этим элементом и, после серии заряженных этак Кэцин, легче разбиваются на мелкое крошево. Вот таких она и принимается вылавливать, поскольку другой части волков эффективно противопоставить какой-то козырь она не может, а колупать их обычными ударами приходится долго.

+7

4

Только лишь успели люди оправиться от миновавшего ужаса пробуждения древнего божества, как новая напасть со всей силой и жестокостью обрушилась на Ли Юэ. Нефритовый дворец поднимался над улицами города, отдаляя спасённых мирных жителей от кошмара, царящего на улицах города. Другие члены Цисин и командующие Миллелитами приступили к организации войск и выводу оставшихся жителей в других частях города. Кое-где начали действовать и силы инадзумских гостей. Принятые в гавань беженцы с островов, ставшие жертвами пробуждения иного древнего бога, они теперь откликнулись на непрозвучавший зов о помощи и смело бились вместе с жителями города. Нин Гуан взирала на это с высоты своего поднимающегося ввысь дворца. Она смотрела за вспышками огня и молнии на юге города, за отчаянной битвой на севере. Воля Небес знала, что сейчас ей следовало быть там. Людям нужен лидер. Не иноземный генерал, прибывший помочь, и не кто-то ещё. Им нужна Воля Небес. Одна из важнейших фигур группировки Цисин, хозяйка Нефритового дворца. Обводя взглядом город Нин Гуан понимает, что предпочла бы быть сейчас там и лично разбить толпу мертвецов. Лично выдворить их из её города. Но она была куда нужнее в другом месте. Сейчас Нефритовый дворец поднимается на безопасную высоту, подальше от криков и шума боя. Но самой девушке предстояло вернуться к сражению, уже за пределами города. Её путь вёл к Золотой палате.

Она слышала, что сказал охотник на демонов. И уже с высоты летающего дворца видела, что бой у Золотой палаты начался. Кто бы или что не совершило это нападение, зомби видимо были скорее отвлекающим манёвром. Страшно осознавать, что подобная немыслимая сила может быть всего лишь отвлечением от основного плана. И от того решимость как можно скорее вмешаться в происходящее крепла. Возможно именно сейчас глаз бога окупит ту упущенную выгоду, о которой некогда разочаровывалась Воля Небес. Не так давно он пригодился в битве с Осиалом. И теперь вновь он станет ключевым оружием Нин Гуан, привыкшей сражаться скорее умом и деньгами, нежели силой магического артефакта. Она не была опытным солдатом или приключенцем, не привыкла к ранениям и риску смерти. Но здесь и сейчас приходилось переступить через страхи, чтобы вновь сохранить то, что дорого.

Нефритовый дворец остался позади, на расстоянии, чтобы ни в коем случае не мог стать целью для атаки неизвестных вторженцев. Нин Гуан приблизилась к Золотой палате по воздуху, оценивая происходящее на поле боя. Первыми бросились в глаза хиличурлы, идущие к палате и вещушие с собой аэростаты. Там же были и древние големы из руин. А ещё - маги бездны и высокие, внушительные фигуры, опознать которые Нин Гуан не могла. С ними кто-то сражался, но кто определить пока не удалось. Ещё одна незнакомая напасть ожидала уже ближе ко входу в Золотую палату - странные летающие фигуры, напоминающие собой волков. Пурпурные и золотистые. Там же Воля Небес видела разряды молний и всполохи раздутого ветром пламени. Нефритовое равновесие уже приняло бой у входа и во всю защищала это место. А рядом с ней оказался тот самый юноша, которого Нин Гуан видела на площади. Кажется один из спутников Бэй Доу...

Ярким золотистым светом Нин Гуан разбавила пурпур молний и лазурь ветра. Подкрепление обрушилось с неба небольшим нефритовым метеоритом и отбросило прочь гончих разрыва. Нин Гуан появилась в этой вспышке света и тут же воспарила над землёй. Град бесчисленных нефритов обрушился на ближайших к Кэ Цин и Кадзухе тварей, реагируя с искрящимся элементом электро и порождая активные элементальные кристаллы фиолетового цвета. Та небольшая помощь, которая как вскоре выяснится, всё равно бесполезна против подобных тварей. Не медля, Нин Гуан взмахом руки материализовала Память о пыле и использовала её силу, чтобы воплотить большую нефритовую ширму. Как раз вовремя, чтобы встретить ею натиск одной из псин. В сердце девушки ёкнуло от испуга, что чудовище может ранить её, но магия успела вовремя остановить гончую. Стряхивая с себя подступающий страх, Воля Небес взмахом руки отправила пару нефритов в штурмующих ворота хиличурлов, затем ещё две пары нефритов полетели в одну из летающих тварей. Накопив десяток звёздных нефритов она тут же обрушила их золотым градом по группе врагов, раскидывая толпу хиличурлов.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/212/790960.png[/icon]

+6

5

Многие месяцы скитаний не только по Тейвату, но и другим мирам, никогда еще не сталкивали путешественника лицом к лицу с подобным. Ни Двалин, ни Осиал не могли сравниться масштабом с тем, что происходило сейчас. Казалось, Селестия отвернулась от обычного народа, оставив их погибать из-за все новых и новых бедствий. Только вот в этот раз во всем была виновата его сестра. Как и во многие другие разы. Ему не хотелось верить в это, нервно перебирал различные варианты событий, которые бы объяснили появление Люмин здесь, но все они сводились к одному. Возможно, когда все это закончится, они с Паймон смогут найти какие-то улики. Эта мысль стимулировала каждый взмах меча.

После ухода Сяо Итэр последовал к золотой палате на помощь. Он отстал от Казухи, потому что на ходу был вынужден устроить спор с Паймон, путем которого они пытались выяснить, что делать компаньону.

- Нет, - уверенно сказала Паймон. - Ты без меня не пойдешь.

- Ты не умеешь драться, Паймон, - устало ответил Итэр, перекладывая меч в другую руку, чтобы размять запястье. - Тебя покалечат. Тебе недостаточно вчерашних событий?

- Я все равно тебя не оставлю, - упрямо повторила Паймон, хотя упоминание цепких лап Хуо Хая отозвалось дрожью по всему телу. - Пусть так, но я не дам тебе калечиться одному.

На том спор и закончился, а путешественнику ничего не оставалось, кроме как смириться с выбором Паймон. В который раз Итэр отметил, что неплохо было бы научить компаньона основам самозащиты, а еще лучше вручить меч. Было бы неплохо всегда иметь союзника в боях на своей стороны, ну или хотя бы перестать волноваться о подруге каждую секундочку абсолютно любой битвы.

Когда они смогли добраться до золотой палаты, Казуха и Ке Цин были у входа в палату. Быстро оценив ситуацию, Итэр понял, что добраться до них по земле он не сможет, а времени совсем не оставалось.

- Спрячься, - путешественник даже не повернул головы, но он точно знал, что Паймон находится позади него. - будь осторожна и внимательна. Если получится, то не отходи слишком далеко, но помни уроки вчерашней ночи.

Паймон не стала возражать или спорить, потому что уроки прошлой заварушки она действительно не сможет забыть наверное никогда. Даже стиравшиеся со временем детали не смогут уйти из памяти навсегда. Поэтому она сразу начала отступать в ту сторону, где безопаснее. Главное, чтобы был обзор.

Путешественника и компаньона уже заметили и бежали на встречу два хиличурла. Один, размахивая факелом, приближался несколько быстрее второго, бегущего с щитом. Итэр дождался, когда противник окажется поближе, затем сделал небольшой откат в сторону. Хиличурл с факелом сразу развернулся и махнул огненным орудием в сторону путешественника. Еще бы несколько сантиметров и плащ Итэра вспыхнул как спичка.

Путешественник вытянул правую руку вперед. Еще чуть-чуть. Когда второй хиличурл оказывается в радиусе действия, поток ветра вырывается из руки Итэра и сносит их с ног. Он быстро подскакивает к поднимающимcя хиличурлам, делает пару взмахов мечом, и вот уже продвигается дальше. Только когда с этими двумя было покончено, Итэр заметил, что на поле боя появилась Нин Гуан, которая ударила по группе хиличурлов градом камней.

Сейчас было не время для того, чтобы отвлекаться, поэтому внимание быстро вернулось к происходящему. Как раз вовремя, потому что к Итэру подступало еще несколько хиличурлов во главе с митачурлом, а позади мачила большая гончая.

+6

6

Осколки нефрита, брызгая во все стороны волнами золотых брызг, больно царапали лицо. Они причиняли им куда бОльший вред, чем тем существам, против которых были направлены. Волосы самурая стояли дыбом от разрядов молний, направляемых Кэцин с завидным постоянством. Но волки словно впитывали их. Да, взамен звери становились уязвимы. Но опасными быть не переставали. Один вид тварей силён физически, а другой невероятно свиреп. И все они жаждут их смерти. Анемо элемент слабо помогал против этих существ, если рядом не было других. А при обилии огня от жаровней и многочисленных молний, Каэдэхара не мог много им противопоставить. Одним ударом эту битву не выиграть.

- Поменяйтесь волками! - как можно громче постарался он прокричать обеим женщинам, уже бросаясь навстречу новым противникам. От ронина не укрылось, как златоволосый юноша присоединился к битве. Короткий салют клинком, что Кадзуха его заметил и рад видеть в сражении. А теперь обратно к нему же, благо недостатка в противниках нет. Но, как правило, это лишь хиличурлы. Не дать ей наброситься толпой и не забывать поддерживать своих союзников, то и дело поднимаясь в воздух. Самурай двигался подобно танцору, легко и непринуждённо, танцуя по ветру. Кленовые листья щедрым потоком устилают путь наследника клана Каэдэхары. С каждой минутой их всё меньше.

Сколько бы он ни старался, самурай не мог выиграть битву в одиночку. Не мог как какой-нибудь герой, взбежать по исполинской псине из Бездны, повалив её одним ударом. Не был способен одолеть всю эту волну наступающих врагов. Мог только поддерживать остальных, укрепляя бушующие на поле боя элементы. Или всё же?..

Удар исполинских когтей прошел понизу. Когда они, сверкая в отблесках огня, летели ему в грудь, Кадзуха уже взлетел на метр вверх. Разлетелась в стороны кладка Золотой Палаты, не выдержав силы удара. Его кости не справились бы с таким и подавно. Но волк разрыва предоставил ему крайне, крайне интересный шанс. Самурай им воспользовался: побежал прямо по лапе, находя равновесие с трудом. Лицо юноши скривило от боли. Боль от пяток распространилась за секунды почти до коленей. Ноги жгло. Агония была пожарищем, распространяющимся по телу с той же неумолимостью. Он бежал уже по плечу. Уверенно убрал меч в ножны, крепче ухватившись за оные. Для некоторых приёмов необходима была соответствующая стойка. На мечущемся звере было и без того тяжко. Тлеют штаны, не выдерживая отвратительной ауры существа, которому мальчишка с Инадзумы рискнул бросить вызов. Позже он будет жалеть об этом очень, очень долго.

Но сейчас, на фоне величественной Нин Гуан, в свете славы Кэцин и возвышенном сиянии Путешественника, самурай не чувствовал себя таким уж бесполезным. Он отдавал долг. Самый обычный меч, не овеянный легендами, глубоко вошёл в лоб волка разрыва, точно между глаз. Силы не хватило, чтобы лезвие утонуло по рукоять. Но и без того Кадзуха сделал что мог, круто повернув клинок в ране и послав потоки разрывающего на части анемо-элемента в тело этой твари. И вместе с ним падал в сиянии осколков нефрита. Земля опасна приближалась.

Последнее, что самурай запомнил, был удар - и милосердная темнота. Ноги жгло.

+4

7

Падающие с неба кусочки янтаря вынудили отскочить от недобитой твари в сторону и немного замедлиться– обидно было бы попасть под дружественный огонь и поймать все осколки на себя. В том, что атака с воздуха была именно дружественной сомневаться не приходилось – для Кэцин эти кристаллы были весьма узнаваемыми, но их появление вызвало достаточно противоречивые чувства.

Это было неправильным. Леди Нингуан, Воля Небес Цисин должна восседать в парящем над облаками замке, с лукавой полуулыбкой распределять поток ресурсов, контролировать рынок сбыта и закупа, а вовсе не врываться искрящейся золотом звездой в пыл яростной битвы. «Вам здесь не место» - только и успевает подумать Кэцин, бросив печальный взгляд на коллегу прежде, чем той было развернуто защитное полотно ширмы, обрывая прыжок адской псины, кинувшейся Нингуан навстречу. Ни у одной живой души язык не повернулся бы назвать Волю Небес слабой, но сейчас в окружении врагов отчетливее становится заметна её присущая горному хрусталю хрупкость.

Кэцин коробит, когда кто-то принимается ею командовать, поэтому торопливое указание Кадзухи резануло слух, точно иглой царапнуло гладкую стекольную поверхность, пусть и смысла лишено не было. С одной стороны, Каэдахара, кажется, не в первый раз сталкивается с этими потусторонними волками, раз так уверенно предлагает двум девушкам из Цисин переключиться на цели друг друга. Но все же, когда в опасной близости от лица клацают точеные зубы, не сразу получается обратить внимание на окраску хребта их носителя. Все же, хорошо, что благоразумия в Кэцин больше, чем протеста, а потому, пару секунд, спустя фиолетовое искрящееся перо-стилет вонзается в глаз гончей, что, прижавшись к земле, собиралась набросится на Волю Небес.

- Сделаем как он сказал, - материализовавшись перед Нингуан, Нефритовое Равновесие быстрым кивком указывает на Кадзуху и на псину, усиленную гео элементом, которая ринулась вслед за Кэцин.

Маленькие собаки разбивались легче, чем их рослые собраться, что было в принципе, логично, а самому же Каэдахаре досталась особо крупная гончая, при том, что какого-либо стихийного преимущества перед этими волками у юноши не было, что, впрочем, не мешало ему демонстрировать чудеса ловкости и устроить скачки на бесновавшемся животном, явно недовольным топтанием по его спине. Такой маневр вызывал одновременно восхищение и негодование – трюк был слишком рискованным и грозил лишить небольшой отряд из четырех человек отнюдь не лишней пары рук. И это предположение, к сожалению, становится реальностью.

Нефритовое Равновесие кривится от внезапной боли и резко вскрикивает, едва увидев падающего на землю Кадзуху с ошметками крупного поверженного юношей волка. Её ладонь действительно будто пронзило лезвием – старый шрам на руке, оставленный на память Архонтом Индазумы посылает электрический импульс, вызывая перед глазами недавний образ Райден: перед тем, как Лиюэ заполонили беженцы, еще до того, как весть об исчезновении Сёгуна достигла информаторов Цисин, Эи вновь вторглась нежданно в сонные видения Кэцин. Эта встреча на одинокой скале посреди моря, в месте, обдуваемом завывающими ветрами в окружении бивших по воде молний в корне отличалась от предыдущей. На этот раз Райден выглядела не грозной и рассерженной, напротив, её взгляд был полон скорби и выражал молчаливую просьбу помочь, как выяснилось позже, попавшим в беду её подданным. Выручить людей, потерявших родной дом и большую часть семейных ценностей, приютить народ с далеких островов, лишившийся своего покровителя. Слов мольбы вслух высказано не было, да и сам образ Райден растворился так же внезапно как возник, но этого секундного спазма и судороги в руке было достаточно, чтобы напомнить: странствующий самурай по рождению был инадзумцем и сейчас его требовалось спасти от растерзания другими монстрами. Ну да, как будто бы без напоминания Кэцин этого не сделала бы.

Отталкивая от себя трех хиличурлов, хаотично размахивающих дубинами, Кэцин мгновенно телепортируется к потерявшему сознание Каэдахаре и как нельзя вовремя отбивает мечом нацеленные в него горящие стрелы лучников.

- Итер! –Громко выкривает Кэцин имя путешественника, призывая его на выручку. Девушка прекрасно понимает, что она самостоятельно не сможет одновременно и отбиться от нападения, и оттащить с передовой поверженного союзника в безопасное (относительно безопасное) прикрытие за ширму леди Нингуан. Тем более что яд, просачивающийся от адских гончих, все больше разъедает тело. Странно только, что хиличурлы на волков особо не реагируют, а все с тем же энтузиазмом рвутся в бой против людей. Они не чувствуют это боли, потому что стали к ней привычны, или их примитивное сознание настолько было затуманено магами бездны, что эти дикари словно те же зомби ломятся к палате?

- Поднимешь его? Я прикрою, - жестом указывает Кэцин Итеру на распластавшегося на земле Кадзуху, и тут же подтверждает свои слова действием, выбрасывая заряженный кинжал за спину готовящемуся к разбегу митачурлу. Прыжок сквозь пространство – и воздух вокруг шайки хиличурлов вновь взрывается пурпурными искрами. Больше эти лучники ни одной стрелы не выпустят.

Отредактировано Keqing (2023-02-09 08:37:33)

+4

8

Всю свою волю Нин Гуан направляла на то, чтобы сохранять самообладание. Она впервые оказывается настолько близко к суматохе реального сражения. Не просто близко - находится в самом его сердце бок о бок с боевыми товарищами. В схватке против Осиала Воля Небес была позади могущественных союзников. Тогда вместе с ней был Нефритовый дворец и вся широта возможностей для воплощения силы её гео глаза бога. Здесь же женщина понимала, что совершенно не поспевает за происходящими событиями. Не успевает она испугаться огромных клацающих зубов в паре метров перед собой, как где-то рядом пролетает горящая стрела хиличурла. Отсутствие боевого опыта сейчас сказывается сильнее всего, но отступить или вовсе не явиться сюда Нин Гуан не могла себе позволить. Эти чудовища напали на её город и какая из неё Воля Небес, если она не ответит на эту угрозу? Ради Ли Юэ должно было унять подступающий страх. Сосредоточиться на деле. На словах союзников. На врагах, желающих разорвать её на куски...

Крик анемо самурая становится той спасительной ниточкой, за которую удаётся ухваться и вырваться из оцепенения хаосом боя. Кэ Цин мигом появляется рядом и без лишних слов Воля Небес атакует гончую, преследовавшую Нефритовое Равновесие. Драгоценные камни, кажущиеся столь же неуместными для ожесточённого боя, как и сама прекрасная леди Ли Юэ, обрушиваются снопом искрящихся золотом осколков, заставляя волкоподобное существо замедлиться. Удар мощной когтистой лапищей вероятно мог бы лишить жизни светоч Ли Юэ, но искристый полупрозрачный щит от гео осколка уберегает Волю Небес от ран. По крайней мере очевидных. Горсть острых нефритов выбивает золотые искры о морду твари. Из-за резкости движения и непривычности, да неудобной обуви на высоком каблуке, Нин Гуан чуть не спотыкается, но чудом сохраняет равновесие, чтобы продолжить осыпать находящуюся слишком близко гончую нефритами. И пусть той осталось недолго после всех предыдущих ударов, женщина чувствует, что угроза не прошла. Какое-то странное жжение чувствуется в разных участках тела. Кристальный щиточек уже угас, но Воля Небес совершенно уверена что её не успели ранить. Враг может навредить без касания? Ещё и сквощь щиты? Дело совсем дурное.

Лёгкая дрожь уступает место резко участившемуся сердцебиению и необычайной сосредоточенности. Словно Нин Гуан была вовсе не на поле сражения, а где-то там, среди документов и отчётов составляла очередные многоступенчатые планы для политических и экономических противостояний. Мимолётная передышка позволяет оценить происходящее. В этот момент Каэдехара совершает свой стремительный и чрезвычайно опасный манёвр. Чудовище оказалось повержено, но что с самим самураем? Страшная мысль пронзает сознание, но мешкать не получается. Здесь и сейчас Воля Небес не может позволить ни толики слабости. Она взмахом руки отбрасывает нападающих хиличурлов взрывом сияющих нефритов. Боль едва ощутима под всплеском адреналина и к ней даже получается понемногу привыкать. Она потом разберётся с этим. Приоритет - разбить оставшиеся силы противника и прикрыть путешественника, оттаскивающего павшего товарища под защиту нефритовой ширмы.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/212/790960.png[/icon]

+3

9

- Невинные всегда страдают первыми. - Вспомнились юноше слова учителя.
Их общего учителя с Люмин, из той далекой, почти безопасной жизни. Тогда Итэр это с трудом понимал, в то время как сестра, кажется, схватывала на лету.
Как же она сейчас могла забыть об этом? Как могла она, его любящая, нежная Звезда, бросить в эту мясорубку невинных? В каких грехах она обвинила их, облачая в темные одежды и обрушивая на них подобную кару?
Или она, всё же, не забыла и тогда её присутствие здесь лишь случайность? Досадная ошибка, которую можно было бы исправить, успей он хоть немного раньше к месту битвы между ней и Сяо?
"Нет. Не время об этом думать. Отвлекаться нельзя".
В пылу битвы, когда мир сужается до острия клинка, рассекающего воздух или чью-то плоть, каждое мгновение словно проживается заново.
Не существует ничего кроме очередной цели. Каждый удар сердца, каждый вздох, каждый взмах меча, посвящены лишь одному желанию - защитить людей. Живших своей обычной жизнью, не догадывающихся о божественных разборках и перестановках сил. Людей, которые каждое утро просыпались со своими надеждами и стремлениями, далеких от сильных мира сего и их Игр. Именно их, одними из первых попавших под раздачу, следовало защищать пуще всего.
И Итэр сражался как умел. Забыв обо всем и всех. Отложив тяжелые думы до более удобного случая, не обращая внимания на боль, проникающую в тело подобно яду. В какой-то момент юноша забыл даже о своих невольных напарниках, настолько привыкнув путешествовать в одиночку. Мелькали молнии, в воздухе пахло грозой и кровью, противники иногда взлетали вверх, а совсем рядом создавались и взрывались осколки нефритов. И все это путешественник едва отмечал, продолжая вести свой собственный бой.
Однако это было неверно. Ему стоило быть внимательнее и лучше контролировать поле боя. Ведь тогда он не пропустил бы как самурай отважно вступил в бой с опасным противником, и вышел из него победителем, хоть и оказался серьезно ранен.
Паймон, которая в кои-то веке делала всё в точности как он просил, негромко пискнула, за секунду до того как окрик Кэцин заставил Итэра обратить внимание на то что он не один.
Обернувшись он заметил в каком положении оказались его напарники. Если ему, в основном, достались для битвы знакомые хиличурлы и митачурлы, то остальные столкнулись с каким-то новым видом монстров, которого путешественник ещё ни разу не видел. Судя по беглой оценке, пока он пробивался к самураю и Нефритовому Равновесию, собакоподобные существа были противниками грозными и весьма неприятными. Так или иначе каждый из бойцов оказался раненным.
- Конечно. Полагаюсь на тебя, Кэцин. - Быстро произносит златовласый юноша, временно убирая меч. При всех его тренировках, при всей подготовке - для того чтобы одному оттащить пострадавшего юношу в относительно безопасную зону, ему потребуются обе руки.
- Как же так, Итэр? - Рассеянно спрашивает Паймон. От её обыкновенного жизнелюбия и улыбчивости не осталось и следа. Они бывало попадали в передряги, но чувство юмора и беззаботность крайне редко покидали его спутницу. Однако сейчас уголки её губ были опущены, а глаза всё полнились непролитыми слезами.
- Всё будет хорошо. - Как можно убедительнее произнес юноша, поудобнее перехватывая боевого товарища и стараясь как можно скорее покинуть место боя. Кэцин не продержится долго, если они будут подставляться. Облегчить ей задачу и поскорее вернуться в поредевший строй это меньшее что он мог сделать.
Волчьи когти мазнули по спине, лишь обозначая район ранения, нежели раня по настоящему. А вот от острых клыков, кое как, удалось увернуться. Они клацнули у самого уха, но не нанесли урона как такового. Блондин не глядя махнул рукой, призывая на помощь ветер, и судя по звукам, попал таки в цель. Боль была не столько сильной, сколько весьма неприятной, но за спасительную ширму Итэр уже буквально вваливался.
- Черт. Надо же было. - Пробурчал он себе под нос, вновь доставая меч и шипя от боли. Сосредоточившись на сражении он и не заметил несколько не критичных, но неприятных ран на руках, вдобавок к той что на плече. - Паймон, ты снова в роли сиделки. И не спорь, будь добра. -Проговорил юноша, призывая на помощь силу элемента, и создает в ладони небольшой вихрь запуская его перед очередной волной нападающих. В сочетании с ширмой Нин Гуан и молниями Кэцин вихрь позволит выиграть немного времени. Однако его было катастрофически мало.
- Итэр, кажется ему нехорошо. - Привлекла к себе внимание путешественника Паймон, обмахивающая своими небольшими ладошками бессознательного самурая.
- Да быть того не может. А ведь был свеж как весенняя сесилия. - Отозвался блондин, подходя ближе.
- Правда? - Удивилась его спутница, даже на мгновение забыв про движение руками. - А мне казалось что наоборот. - С сомнением проговорила летающая малышка.
- Во имя Селестии, Паймон.... - Пробормотал Итэр.- Напомни мне провести с тобой беседу касательно тонкого искусства сарказма. - Покачал он головой.
Вид у самурая и впрямь был - краше в гроб кладут. Но в оказании первой помощи Великий и Могучий Путешественник был полным нолем. Кроме как обратиться к целителю - других способов, кажется не было, разве что только те, которые могли помочь до этого самого целителя продержаться.
- Куда накладывается жгут? На шею, вроде бы... Только насколько? - Бормотал под нос Итэр.- Нет, это при  кровопотере. Он, конечно, бледный, но откуда бы шла кровь? - Краем глаза заметив плачевное состояние ног юноши, Итэр буквально схватился за голову.- В ожогах я понимаю ещё меньше. Да и не вижу тут толпы спешащих на помощь целителей....
Вообще ему уже казалось что от одних его бормотаний самурай должен был восстать со смертного одра, хотя бы за тем , чтобы отползти подальше от этого ненормального. Итэр вновь поднял взгляд на поле боя, где всё ещё шло сражение, пока он тут играл в доктора.

Отредактировано Aether (2023-03-27 11:07:33)

+7

10

Пусть на первый взгляд так и не казалось, но нападающих монстров становилось все меньше: они погибают подхваченные элементальными вихрями, под градом янтарных кристаллов и пронзенные наэлектризованным лезвием, а подкрепление все как-то подниматься не торопится, возможно, будучи перехваченным где-то у подножия холма.

Усталость от продолжительной битвы накладывает свой отпечаток на быстроту и ловкость движений, так, что последний удар мечом по хребту мелкого волка, получается уже каким-то совсем вымученным, пусть зверюге для вечного успокоения и этого оказывается достаточно. Но эта гончая была последней, действительно последней. Волна противников разбилась о яростное сопротивление и будто откатилась от врат Палаты.

Кэцин вонзает острие меча в утоптанную землю и опирается на его рукоять словно хромающий старик на свою трость. Зажатая меж скал неширокая дорогая, ведущая к Золотой палате, оставляет недостаточно обзора для того, чтобы понять, что же происходит ниже по склону. План Бездны оказался сорван, и они предпочли применить технику тактического отступления? Нефритовое Равновесие оборачивается к своим соратникам. Подле так и не пришедшего в сознание самурая серебристым беспокойным пятнышком маячит Паймон, и на какое-то время только её переговоры с путешественником и слышатся, перебивая шелест травы и листьев.

Сколько проходит времени? Двадцать секунд. Тридцать. Минута. Что-то в этом воцарившемся спокойствии Кэцин не нравится, от Ордена Бездны она ждала больше обманных маневров, так что сейчас даже тихое дуновение ветра ей кажется подозрительным. Девушка выдергивает Драконий рык из земли, отступает с дороги к воротам и возвращается к Нингуан и Итеру.

- Никто больше не умер? – неправильно как-то начинается обмен хорошими новостями. Но очень многим пострадавшим за эту ночь помощь уже не поможет, а Казуха, в отличие от стражников Палаты, похоже, пока еще дышит.

- Как вы? Как он? – кивком головы Кэцин указывает на лежащего на земле Каэдахару. Может эта минутная передышка и не продлится долго, но Архонты, как же она была необходима, на самом деле. Гнилостное воздействие волчьего нутра начинает рассеиваться после гибели гончих и даже просто дышать становится уже легче.

- Нужно еще осмотреться, - с этими словами девушка выбрасывает стилет куда-то вверх к ограде, обрамляющей ворота и перемещается за ним следом, цепляясь за покорёженную позолоченную черепицу. На сколько хватает видимости, в округе все спокойно, скопления огней от факелов притаившихся хиличурлов обнаружить не удается. И даже в дальних уголках внутреннего двора ни волков, никого не осталось.

Глядя на восток, в сторону моря и города, Кэцин выискивает за вершинами холмов в темноте ночного неба бледные лучи рассветного солнца. Какая-то глупая иррациональная надежда бывает порой присуща людям, и в такие моменты кажется, что с восходом солнца злые силы отступят, тьма запрячется поглубже в свое логово, скрываясь от сияния нового дня. Жаль, что в действительность все совсем не так.

К коже на щеке липнет какая-то неприятная крупинка. Девушка стирает её и пытается рассмотреть, что же это такое: пыль, пепел, прах? Откуда берутся эти частицы в воздухе, и почему их становится все больше? Случайная искра подожгла сухие ветви? Но гарью совсем не пахнет…

Прямо за спиной Кэцин, непосредственно перед зданием палаты в воздухе появляется трещина, разрыв в пространстве, откуда и исходят эти кусочки чужеродной материи. К моменту, когда Нефритовое равновесие оборачивается, разрыв внезапно раскрывается полностью и тут же схлопывается, выпустив невиданное существо, прекрасное настолько же, насколько и смертоносное. Огромный монстр со змеееподобным телом и волчьей головой принимается причудливо кружить в небольшом пространстве, рассыпая вокруг золотистые искры и выписывая восьмерки и другие затейливые фигуры, плавно переходящие друг в друга. Дух перехватывает от созерцания этого создания, пришедшего с какой-то другой стороны. Нехорошее предчувствие Кэцин не обмануло – отступлением врагов поменьше битва была вовсе не закончена, но вот что теперь делать с этим чудовищем – она не знает. Девушка оценивает высоту парения волка, и понимает: «Не достану». Никаким оружием ближнего боя его так просто не зацепишь. Чувствует она так же обилие той самой съедающей нутро энергии, что исходила от волков поменьше, только приумноженное в десятки раз. На это же намекали кувшинки в пруду, что сразу же почернели и погибли, стоило этому вожаку явиться из разрыва, и поочередно всплывающие кверху брюхом разноцветные карпы.

Внимание волкозмеи, меж тем, явно приковано к Палате и к запершимся внутри уцелевшим миллелитам. Кэцин не может допустить, чтобы погибли еще люди, если вдруг сейчас эта тварь выберет удобную траекторию для ускорения и тараном проломит вход в палату. Волка нужно отвлечь, быть может, выманить дальше к дороге и зажать меж скал. Может тогда они смогут до него дотянуться….

Еще один громовой стилет чиркнул и оставил свой сияющий фиолетовый след в воздухе. Даже такому большому существу будет неприятна молния, больно кусающая за хвост. Нет, в этом порыве отвлечения внимания на себя в Кэцин говорит не болезненное стремление к самопожертвованию – план у неё какой-никакой есть, но вот насколько эффективный – пока не ясно. В любом случае, завершится ли авантюра успехом либо провалом – морду страшное существо действительно поворачивает в сторону маленькой фигурки, что стоит на воротах, и смотрит с убийственным безмолвием на человека. Приглушенно выдохнув, волк начинает закручиваться, собирая вокруг себя пыль и ветер, демонстрируя, что не только Итер и Казцуха могут создавать подобие торнадо и вихрей. И вот эта волчья буря, она же выше, больше, мощнее. И она неуклонно двигается к воротам, грозя разобрать их на черепки и кирпичики.

+4

11

Когда последний противник пропадает с поля боя, краткая передышка одаривает своим появлением сражающихся у Золотой палаты. Напряжённое, как будто бы фальшивое спокойствие. Нингуан не верит ему и всматривается внимательным, почти что затравленным взглядом в темноту ночи, в серость гор и золото стен палаты. Стуку сердца вторят мысли - беспокойные, болезненные, пугающие. Тело уже отзывается о непривычной усталости, об измождении. Она стискивает зубы, стараясь терпеть боль зудящих ожогов. До слуха доносятся мрачные слова Паймон, нервный сарказм Итэра. Присоединяется и Кэцин, своими словами сильнее сгущая мрачный оттенок мыслей. Глядя на лежащего инадзумского ронина, видя кровоточащие раны путешественника, она впервые так близко оказывается к смерти. Воля Небес чувствует, что в горле словно ком встал. Она не решается сказать ни слова, чтобы не дать повода присутствующим почувствовать исполненную страха дрожь. Обнаружить страх, подступивший к негласной хранительнице Лиюэ. Ей такое непозволительно, недопустимо.

Но потом появляется оно.

Для Нингуан и прежние гончии представились чем-то особенно страшным и опасным. Повезло иметь рядом столь опытных и даже через чур самоотверженных воинов, чтобы удалось так быстро расправиться с таким грозным противником. Но вот это чудовище внушало неподдельный ужас. Он не был под стать Осиалу, но и Нефритовый дворец был далековато. Зато сама девушка была слишком близко к чудовищному созданию и кажется что одно лишь отсутствие интереса твари к ней отделяет её жизнь от смерти. Страх сковывал, холодил тело и путал мысли. Она не увидела ни вспышки молнии, ни того как Кэцин привлекла внимание волкообразной твари. Перед глазами был лишь этот громадный силуэт и всего одна мысль. Девушка чувствовала, как проваливается в леденящую пучину. Усилием воли, закрыв глаза и обратившись в себя, Нингуан сосредотачивается на том, чтобы устоять под напором хлещущего безумными волнами страха.

Ведь она Воля Небес.

Ведь Он доверил ей вести народ дальше, к новому будущему.

Как можно остановиться здесь, скованной страхом, когда тень возрождённого Нефритового дворца ещё не покрыла собой весь мир?

Это титаническое усилие воли, сжатые до крови кулаки. И через казалось бы слишком долгие мгновения она пересиливает себя и делает взмах рукой, материализуя Память о пыли. Древняя реликвия давно почившей богини и самая любопытная головоломка, попадавшая в руки Нингуан. Она сосредотачивает в ней всю свою силу и волю, взывает к хранящейся в ней силе и мудрости. Нингуан не знает, может ли эта вещь ответить на её призыв. Но она будет верить. В себя, в наследие Гуй Чжун, в своих товарищей и в Лиюэ.

Рубиновый взгляд пронзает вступившее в схватку с Кэцин чудовище. Та определённо что-то задумала и задача Нингуан постараться подыграть её плану. Кристаллы золотого нефрита впиваются в громадное тело и кажется, что чудовище их не замечает. Но Воля Небес проводит атаку за атакой и наблюдает за поведением чудовища. Влекомое Нефритовым Равновесием, оно на какое-то время позабыло о Золотой палате и иных присутствующих. Вспышки электричества озаряют темноту опасно близко к моменту, когда атаки твари могли бы задеть Кэцин и стоить ей жизни. В такие моменты Нингуан невольно вздрагивала и спешила взглядом отыскать новую вспышку электричества, чтобы убедиться что с той всё в порядке. Пусть они и не были близкими подругами, но Воля Небес ценила и уважала Нефритовое Равновесие. Неравнодушна она была и к судьбе остальных товарищей по битве и потому прикрывала их Нефритовой ширмой всякий раз, когда та разбивалась от новой атаки вожака из бездны.

Оставаясь на отдалении и поддерживая как защитой, так и атакой издалека, девушка наблюдает за поведением чудовища и вовремя замечает изменения. Тварь словно переходит в защиту и тогда Нингуан перестаёт атаковать и присматривается, ожидая каких-то новых действий. Она не была опытным бойцом, но зато является весьма опытным игроком и привыкла анализировать своих соперников. Чудовище в результате своих странных действий породило несколько снарядов, устремившихся в разные стороны. Сначала их можно было принять за живых существ, подобных уже сражённым гончим, но вскоре становится понятно, что это не так. Непонятно для чего они созданы, но тварь явно к чему-то готовится и перешла в защиту. Понимая, что в такой ситуации атаковать основную цель может быть бесполезно, хозяйка Нефритового дворца предпринимает попытку ударить одну из волчих голов. И замечает, что та быстро рассыпается под воздействием гео элемента. Нефриты тут же летят к прочим фигурам и Нингуан жертвует Нефритовой ширмой, запуская в полёт десятки сияющих золотом осколков. Они не знают на что способен враг, не знают что потусторонний зверь собрался делать и не знают какую функцию могут выполнять эти волчьи головы. Потому Нингуан поставила на то, что лучше всего уничтожить их как можно скорее.

И ставка сыграла. Триумф защитников Золотой палаты кажется уже близок. Совместными усилиями им удаётся быстро раскрошить странные головы и это оказывается ключом к слому защиты таинственной твари. Несколько атак всё же было пропущено и теперь тело сильнее горело от странного потустороннего жжения по всему телу, но адреналин и чувство успеха дарили надежду. Смертельная пляска сменяется падением твари на землю. Неужели им остаётся лишь добить эту казавшуюся непобедимой тварь?..

Но не тут-то было. Им не хватило сил добить чудовище вовремя и то, поняв, кто из врагов обладает столь опасным для него гео элементом, решает переключить своё внимание на более приоритетную цель. Тело твари вздрагивает, возвращая себе возможность к движению, взмывает в воздух и в стремительном рывке чудовище бросается на Нингуан. Та успевает лишь встретить чудовище Нефритовой ширмой, тут же разбивающейся об морду порождения бездны. Руку пронзает чудовищная боль, а рукав платья тут же становится темно-красным от брызнувшей крови. Воля Небес в ужасе отшатывается от чудовища, спотыкается и падает на землю.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/212/790960.png[/icon]

Отредактировано Ningguang (2023-05-11 03:10:40)

+5

12

- Никто больше не умер? - звучит вопрос Ке Цин, и Итэру очень хочется провалиться от стыда под землю. Ну не целитель он. Не целитель.

- Я его ещё не добил! - Вырывается у него против воли. Секунда на осознание того что сказал и покраснел. Если бы под ним разверзлась бездна, было бы весьма кстати. Но бездны по вторникам не разверзались. Поэтому пришлось только смущенно лепетать что он не это имел ввиду.

Впрочем, их оптимистичный обмен любезностями был прерван на самой препаршивейшей ноте. Из густой ночной тени, из небесных просторов, явился - увы - не странствующий метеор, а ещё одна псина. При чем псина куда больших размеров чем все предыдущие. Кто бы не скомандовал ей "фас!", должен был обладать колоссальным бесстрашием и умением убеждать. Слабого хозяина не потерпит ни одна собака.

Но об этом, конечно же, можно было подумать попозже. Ведь сейчас у них была поистине самоубийственная миссия.

"Если прикинуть по расстановке сил. - Итэр внимательно осматривал массивное тело, внимание которого перетянула на себя Нефритовое Равновесие. - У него - способность к полету, броня и Селестия знает что ещё. У нас... - Путешественник быстро перевел взгляд на Волю Небес, вступившую в сражение. Затем его взгляд метнулся к Ке Цин, всё ещё поливавшую врага молниями. - Минус один боец и два с половиной в остатке. Плюс утомляемость, плюс раны, плюс человеческий фактор. Расклад мечты просто".- То и дело перед ним вспыхивала ширма Нин Гуан, и юноша был благодарен правительнице Ли Юэ. Пока он размышлял, девушки дрались, а уж это ни в какие ворота не лезло. Осталось понять только что он может сделать? Покидать в него копья? Вызвать ветер? Замучить рассказами?

- Паймон. Самурай на тебе. - Проговорил блондин, поднимаясь со своего места и перешагивая через лежащего на земле юношу.- Хоть зубами в него вцепляйся, но чтобы ни на миллиметр от него. Поняла?

- Да. - Негромко прошелестела малышка, впервые не зная что ещё сказать. Кажется вид собаки подействовал и на неё тоже.

- Мы справимся, слышишь? - "Сдохнем, но справимся", мысленно добавляет он, но вслух не6 произносит. Ни к чему пугать Паймон ещё больше.- Кто если не мы?

Оказывается у него ещё остались силы бросаться в бой. Подхватывая на бегу оружие и с силой запуская его во врага. да, оно ему как слону дробина, но вода камень точит. Оказавшись в радиусе атаки элементальной энергией, Итэр направил в собаку анемо заряд, но кажется тот не нанес бы ему большого урона, если бы не подхватил с собой одну их молний Ке Цин.

"Ещё. Ещё. Ещё. - Запуская снаряд за снарядом, Итэр крепче сжимал зубы, чувствуя как энергия покидает его, заставляя тяжело дышать и уворачиваться от ударов хвоста в последнюю минуту.- Да когда же ты сдохнешь?!" - Мысленно ругается он, замечая движение сбоку. Кажется Нин Гуан нашла его уязвимость. Возможно гео урон ему не нравится больше всего?

Блондин пробует ударить одну из вылетевших голов мечом, но толку мало, практически никакого. И всё равно с остервенением бьет по ней, экономя элементальную энергию. Сдерживаясь до подходящего момента. Руки ноют, прося пощады и отдыха. Всё тело понемногу начинает подводить его, но юноша продолжает бить, лишь краем глаза следя за массивной тушей противника. То что они пробили эту защиту - в основном заслуга Воли Небес. Собака явно не рассчитана на удары гео элемента.

Когда пес падает на землю, Итэр не ждет когда уляжется пыль. Он отпускает на волю ветер, призывая на помощь анемо стихию. Огромный вихрь крутится вдоль всего тела врага, Итэр подскакивает к нему, нанося удары и вновь потеряв из виду своих напарниц.

"Быстрее. Быстрее. Ещё быстрее". - Как мантру повторяет он, с мрачной решимостью понимая что завтра он просто не поднимет руки. Какое-там завтра? Сегодня бы пережить. Ведь многострадальные конечности уже на грани того чтобы отказаться повиноваться приказам утомленного разума.

Им не повезло. Совсем немного. Не хватило капельки удачи и немного сил. Путешественник видит как псина разворачивает свою пасть к новой цели. Палата и Ке Цин её больше не интересуют. А вот Нин Гуан, замершая неподалеку - очень даже. Итэр правда старается успеть. Пусть Ли Юэ не был к нему также гостеприимен и добродушен как Мондшадт. Пусть знакомство с правительницей и её приближенными началось с того что его объявили преступником. Пусть до сих пор он ощущает недоверие и неловкость в городе контрактов. Тем не менее Путешественник не может оставаться в стороне когда кому-то угрожает опасность. И всё же он опаздывает. На несколько секунд, но опаздывает. Нин Гуан успевает лишь закрыться ширмой, но это её не спасает. Ранение по касательной, но и этого хватает для того, чтобы вывести из игры ещё одного бойца.

Девушка оседает на землю, в её глазах ужас и предчувствие скорой смерти. Из под второго удара Итэр буквально её выволакивает. Не до политеса сейчас. Живыми бы остаться. Чертыхается, заметив что в рану попала пыль и черт знает что ещё.
Первую помощь оказывать некогда. Подхватывает Волю Небес на руки и вновь отпрыгивает в сторону. В последний момент уходит из под удара мощной пасти. У них есть небольшая передышка, прежде чем псина снова атакует. Именно её путешественник использует для того чтобы обернуть плащом рану правительницы Ли Юэ. Это самое большее что он может сделать. Дальше остается только уворачиваться от ударов, прижимая напарницу к себе и иногда кусаться в ответ, выпуская в морду анемо заряды.

Отредактировано Aether (2023-05-11 15:21:38)

+5

13

Уворачиваться от летающего волка приходилось куда чаще, чем бить противника, тем более что тычки громовых стилетов скорее раздразнивали парящего зверя, чем приносили ему какой-то реально ощутимый урон, а когда вожак разбросал вокруг себя волчьи головы, Кэцин и вовсе отказалась от идеи попробовать их разбить, оставив сие действо Нингуан и Итеру, а сама же выжидала удобного момента, частично отвлекая огонь на себя, уворачиваясь от испускаемых волком золотистых снарядов, взрывающих землю подо её ногами.

Совершенно непонятно как это работает, но стоило только Воле Небес раскрошить последнюю голову, как тяжелая туша волка рухнула на землю, поднимая вокруг себя клубы пыли, и вот тут уже девушка не заставила себя ждать, и следом за вихрем Итера она одним прыжком преодолевает пространство до цели. Складывая рукой привычный жест, Кэцин призывает всю мощь своего элемента и начинает стремительную пляску вокруг волчьего вожака, кромсая его шкуру и оставляя на морде чудовища сколы, отметины и рытвины от меча, а после снова бьет яростно, не жалея сил, удар за ударом выбивая жизнь из тела твари.

Возможно, если бы Казуха еще оставался в сознании, если бы самурай был силен держать свой меч, вчетвером они расправились бы над огромным золотым волком за непродолжительный период его слабости, но, увы, втроем они не успели.

Тяжело вздохнув и вздрогнув всем телом, волчий вожак вновь вздымается над людьми, к вящей досаде Кэцин, и, определив для себя приоритетную цель, ринулся на стоящую в отдалении Нингуан. Быстро. Слишком быстро даже для молнии, слишком неожиданно, чтобы Нефритовое Равновесие смогла телепортироваться и выдернуть из под удара коллегу. Слишком сильно и стремительно, чтобы его пыл и исступление смогла остановить защитная гео постройка. К счастью, Итер оказался ближе и смог сохранить больше хладнокровия и самообладания, чтобы выхватить Нингуан и суметь избежать второго сокрушительного удара.

Выбрасывая вверх кинжалы, Кэцин надеется хоть как-то отвлечь волка, но повторная попытка отвести зверя в сторону оказывается уже тщетной, ведь вожак своими выпадами нацелился теперь исключительно в сторону Итера, который был вынужден сражаться за всех павших. И кто знает, чем бы закончилось это прямое столкновение, если бы не оглушительный грохот, огнем раскрасивший скалы, меж которыми пролегала дорога к Палате. Аэростатов, подползавших вверх по склону, никто из защитников палаты в пылу битвы не заметил ровно до того момента, пока взрывчатка не сдетонировала. Оказавшуюся ближе всех к эпицентру Кэцин ударной волной сбивает с ног, отбрасывает к хвосту волка и уже зверь одним мощным ударом откидывает девушку вверх и впечатывает её спиной прямо в скалы, отчего Нефритовое Равновесие роняет искрящийся электричеством меч и падает в какие-то редкие кусты, кратковременно теряя ориентацию в пространстве. Боль сковывает все её тело. Из-за оглушительного удара Кэцин не чувствует рук и ног, она будто превратилась в один цельный съёжившийся комок израненной плоти, едва способный дышать. Не потеряй девушка способность различать звуки, кроме неясного шума в своей голове, можно было бы услышать треск пламени, что постепенно охватывает окрестности, да разливающийся по округе трубящий звук рога хиличурлов, который призывает… к чему? Финальной добивающей атаке?

Когда девушка наконец смогла разлепить глаза, вокруг горело все: сухая трава, ветви кустов и деревьев, дымились и тлели желтоватые лоскуты мха и лишайника, облепившие каменистые уступы. От дыма слезились глаза, каждый вздох давался через усилие, а привкус гари и горечи смешивался с запахом подпаленных волос и одежды: всполохи огня подбирались к постепенно приходящей в себя Кэцин, лизнув край её платья. Вспоминая, где тут верх, а где низ, Нефритовое Равновесие с трудом пытается приподняться на локтях и коленях и выползти из тлеющего куста только лишь для того, чтобы столкнуться нос к носу с тем самым недобитым волчьим вожаком. Его тоже изрядно потрепало и зацепило взрывом, но желания грызть, рвать и метать отнюдь не поубавило. Даже напротив, зверь собрал всю свою ярость и свирепые инстинкты, собираясь, пусть и на последнем издыхании, одним отчаянным ударом добить своих почти поверженные врагов. У Кэцин же сил не хватает чтобы на ногах стоять твердо, а уж о том, чтобы снова бросаться с мечом навстречу этой твари и речи быть не может.

Отредактировано Keqing (2023-06-06 12:17:17)

+2

14

Страх смерти до сего дня был незнаком Воле Небес. Не потому что она была невероятно смела и бесстрашна, но потому, что не жизнь была её обычной ставкой в сражениях. Поля боя хозяйки Нефритового дворца рождались среди документов, блеска мора и в залах переговоров. Успешные или нет сделки, заключение и разрыв договоров, разоблачение торговых махинаций - вот это всё было хорошо знакомо и привычно Нингуан. Она билась на поле слов и денег и ставки были соответствующие. Самое страшное, что могло с ней произойти в случае неудачи - это финансовый провал. Неприятно, но для той, что уже поднялась однажды с самых низов, нет ничего невозможного - вернуть утраченные богатства не составило бы непосильной сложности. Конечно у столь высокопоставленной в обществе фигуры бывают недоброжелатели. В том числе такие, которые готовы пойти на убийство заказное или даже собственноручное. И наверняка кто-то даже пытался. Кто-то из зависти, кто-то от обиды, кто-то ради личной выгоды. Но всегда между ними и Нингуан была непроницаемая стена миллелитов и личной стражи, но что ещё более важно - на их пути всегда была драгоценная Орхидея. Вот за чью жизнь Воля Небес действительно могла переживать. За её и за другой дражайшей подруги, неукротимой Владычицы морей. Они всегда жили рука об руку со смертью, танцевали с ней неукротимый вальс, заигрывали, но всегда возвращались к хозяйке Нефритового дворца. Та не могла не переживать, но верила в них.

От того оказаться в этой ситуации было особенно шокирующе. Она впервые чувствовала эту непреодолимую близость гибели и разум суматошно метался в ужасе. Осознавала своё положение, чувствовала сквозь нестерпимую боль и страх разрастающееся отчаяние и зарождающееся принятие. Что она может сделать в такой ситуации? От смерти не откупишься, её не перехитрить лазейкой в законах. Смерти не важно кто она, смерть не остановить красноречием или выгодным предложением. Кровь покидает тело, болезненные ожоги пронзают сознание пугающей болью, и разум, хаотично метающийся в этой страшной и непривычной ситуации, стремительно теряет всякую надежду на нахождение решения.

Она не знает как справиться с этим. Бесплодная борьба натыкается на равнодушие холодной хватки смерти. Беспомощность в конечном итоге убивает всякую надежду. И потому не остаётся ничего иного, кроме как смириться.

Чудовище погубило её. Последние силы покидают тело. Ран уже столь много и столь ярко отзывают они болью, что это ощущение заполоняет всё сознание на пару со сменяющим страх и отчаяние равнодушием. В какой-то момент промелькает сожаление. Она не исполнит свою мечту, она оставит своих драгоценных подруг, свой город. А после приходит пустота забытия.

[status]dying heaven[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/212/492914.png[/icon]

+4

15

Итэр взрыву не удивился. Тот застал его врасплох - да, но удивления не вызвал. Вот ни капельки. В эту безумную ночь могло произойти вообще всё что угодно. Самое страшное он уже видел.
А огромная псина даже, в кои-то веке пришлась почти кстати, закрыв Путешественника и тело Нин Гуан в его руках. А вот Ке Цин повезло меньше. Её отбросило прямо к хвосту собаки, а та - не долго колеблясь - отправила её в дальнейший полет.
"Красиво летит". - Подумал про себя Итэр, наблюдая за изящным телом девушки в воздухе. Нет, ему было очень жаль Нефритовое Равновесие, но было что-то кошмарно красивое в её полете. Завораживающее. И нет, на помощь ей он не кинулся. Как бы не хотел он этого, но с Нин Гуан на руках, и помышлять было нечего о беге наперегонки с гравитацией.
- Твою.... мышь. - В последний момент исправив более крепкое слово услышанное на просторах Тейвата, на самое безобидное - и первое - что пришло ему в голову, прошипел блондин вслух, поняв что на ринге осталось только два бойца. Бесполезный в данной ситуации анемо мечник и безднова псина, явно не собирающаяся сдавать позиции.
Вообще он до последнего надеялся что Ке Цин сможет сгруппироваться и так же изящно как летела по воздуху, приземлится чтобы снова вступить в бой. Но у воительницы выносливости оказалось ещё меньше чем у него. Не удивительно, конечно, с учетом того как бесстрашно и кучно она тратила энергию до этого, перетягивая внимание врага на себя, и давая им время чтобы придумать план. Каким бы идиотским он ни был.
Ке Цин упала на землю, собака обернулась к Путешественнику. За её спиной, на горе, стоял Тарталья в своей чудовищной форме, которая ломала и убивала его.
- Да в конце-то концов! - Прорычал блондин, совершенно не дипломатично, и уж тем более не по джентльменски бросая Волю Небес на поверженного самурая. Хуже ни тому ни другой вряд ли уже будет. Да и не думал в этот момент Итэр о таких мелочах.
Он не просто злился. Он. Был. В. Бешенстве.
На Тейват. На собаку. На Нин Гуан. На Ке Цин. На самурая. На Тарталью. На Люмин. На родителей. На себя. Это темное чувство практически заставляло его задыхаться. Он не мог определиться на кого так отчаянно зол. захватывая всё новые имена и образы. Ярость внутри металась, ища выход, ища кого бы смести своей нескончаемой волной....
И в этот момент он почувствовал его. То самое покалывание в пальцах, которое зудом распространялось всё дальше. Та самая сила, которая уже приходила к нему, когда он дрался с Чайлдом в Палате позади них. Злость ли была катализатором. Усталость или отчаяние? Какая к черту разница. Сила это всё что ему сейчас было нужно.
- Сдохнешь ли ты сегодня?! - Обращаясь к собаке выпустил свою ярость на волю Путешественник.
На мгновение их с Паймон даже ослепило, вынуждая отвернуться. А когда они вернули свое внимание врагу, тот колыхнулся, создавая иллюзию того что сил не хватило и победа тки достанется ему, а затем рухнул на землю, вздымая в воздух столб пыли, пепла и каменной крошки.
Их бой, всё же, был завершен.

Отредактировано Aether (2023-09-05 18:43:48)

+3


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Архив » [19.02.501] Ума палата


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно