body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/275096.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/326086.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/398389.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/194174.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/4/657648.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; }
Очень ждём в игру
«Сказания Тейвата» - это множество увлекательных сюжетных линий, в которых гармонично соседствуют дружеские чаепития, детективные расследования и динамичные сражения, определяющие судьбу регионов и даже богов. Присоединяйтесь и начните своё путешествие вместе с нами!

Genshin Impact: Tales of Teyvat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Эпизоды настоящего » [20.05.501] У вас Меропид протекает


[20.05.501] У вас Меропид протекает

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

[html]
<div class="un-ep-root">
  <div class="un-ep-wrapper">
    <!-- ВРЕМЯ И МЕСТО -->
    <div class="un-ep-coord">
      <div class="un-ep-date">20.05.501</div>
      <div class="un-ep-loc">Фонтейн</div>
      <div class="un-ep-place">крепость Меропид</div>
    </div>
    <!-- КОНЕЦ // ВРЕМЯ И МЕСТО -->

    <!-- НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА -->
    <div class="un-ep-title-back">
      <div class="un-ep-title-box">
        <div class="un-ep-title">У вас Меропид протекает</div>
      </div>
    </div>
    <!-- КОНЕЦ // НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА -->

    <!-- АВАТАРКИ -->
    <div class="un-ep-char-box">
      <div class="un-ep-char-layout">

        <!-- игрок 1 -->
        <div class="un-ep-char-pic">
          <a href="https://genshintales.ru/viewtopic.php?id=1577" title="Теа"><img src="https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/350/68093.png" class="un-ep-char-avatar"></a>
        </div>
        <!-- конец // игрок 1 -->

        <!-- игрок 2 -->
        <div class="un-ep-char-pic">
          <a href="https://genshintales.ru/viewtopic.php?id=1634" title="Ризли"><img src="https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/358/730130.jpg" class="un-ep-char-avatar"></a>
        </div>
        <!-- конец // игрок 2 -->
                <!-- игрок 3 -->
        <div class="un-ep-char-pic">
          <a href="https://genshintales.ru/viewtopic.php?id=1183" title="Кайон"><img src="https://forumavatars.ru/img/avatars/001b/5c/7f/278-1678631775.jpg" class="un-ep-char-avatar"></a>
        </div>
        <!-- конец // игрок 3 -->

      </div>
    </div>
    <!-- КОНЕЦ// АВАТАРКИ -->

    <!-- ОПИСАНИЕ -->
    <div class="un-ep-desc-box">
      <div class="un-ep-desc-border">
        <div class="un-ep-desc-head">
          <div class="un-ep-desc-ost"><a href="https://www.youtube.com/watch?v=LsHYFQgQxpw">Grandson - Blood // Water</a></div>
          <div class="un-ep-desc-tag">встретились однажды в крепости герцог, Теа и Вестник...</div>
        </div>
        <div class="un-ep-desc-text">
          <p>По крепости шарится подозрительный заключённый в красивом каэнрийском халате. </p>
          <p>Расследование Ризли и Теа по следам контрабанды приводит к загадочной водичке.</p>
          <p>С потолка что-то капает — возможно, это Первозданное Море.</p>
        </div>
      </div>
      <!-- КОНЕЦ// ОПИСАНИЕ -->

    </div>
  </div>
</div>
<style>
  :root {
    /* ССЫЛКА НА ФОНОВУЮ КАРТИНКУ */
    --unep-bgpic: url("https://i.pinimg.com/564x/02/94/a6/0294a6d457c60bfc8cf77d185d44415e.jpg");
    /* ЦВЕТ ФОНА */
    --unep-bgcol: 16, 29, 35;
    /* ЦВЕТ БЛОКОВ */
    --unep-blcol: 72, 61, 128;
    /* ЦВЕТ ТЕКСТА */
    --unep-text: 255, 255, 255;
    /* ЦВЕТ ССЫЛОК */
    --unep-link: 237, 239, 199;
  }
</style>
<link rel="stylesheet" href="https://forumstatic.ru/files/0014/98/d3/58170.css?v=4">
[/html]
[hideprofile]

максимальный срок написания постов в этом эпизоде - без ограничений

Отредактировано Wriothesley (2023-12-25 14:05:31)

+5

2

Нахмурившись, Ризли перечитал письмо. Судя по слегка неровным строчкам, по краткости формулировок, обычно витиеватых, Нёвиллет нервничал. Или же очень спешил.

Не о каждом преступнике герцог узнавал ещё до прибытия. Но, похоже, юдекс считал: конкретно к этому — стоит готовиться. Что ж, Ризли был готов.

К счастью, ему не было нужды кружить вокруг одиночной камеры, проверяя надёжность дверей и наличие охраны. Теперь он мог сделать это из кабинета, нажав на пару загадочных кнопок.

Ризли видел на тусклом экране, как к стражникам подбежал Люка, кивнул — «давайте» — и на всю крепость раздался сигнал тревоги. Резкий, громкий и отвратительный звук прервал спокойствие Меропида, заставив всех, кого не предупреждали — а значит, всех, кто не стража — подпрыгнуть от неожиданности. Улыбнувшись, герцог нажал на кнопку «выкл», спрятанную в ящике его стола, и облегчённо выдохнул в наступившей тишине. Определённо, со звуком надо поработать.

Но не сегодня.

Одно беспокоило герцога в этом технологичном безумии: без необходимости шляться по крепости — не отрастит ли он себе огромную задницу?..

Три чашки чая и один обед, доставленный прямо в кабинет, спустя, жандармы привели того-самого-Кайона, чуть грубей необходимого передали в руки охранников. Не каждый коридор крепости был виден из кабинета, и Ризли нервно крутил в руках наручники, когда конвой пропадал из виду — и улыбался, когда появлялся вновь.

Если Кайон попробует сбежать — стража нажмёт на кнопку тревоги. Такие были у всех, кто работал с этим преступником. Ризли немедленно сорвётся на помощь, а вместе с ним — подмога, мирно дремавшая в своих комнатах.

У герцога было всего три часа на подготовку, и он был горд, что успел так много.

Но Кайон, похоже, сбегать не собирался. Путь до его личной камеры прошёл без приключений, и, как только за ним захлопнулась дверь, трое стражников встали у двери с гордым видом. Нет сомнений, через полчаса они будут сидеть на полу и играть в карты, но пока держались, раздутые от важности.

Насколько большую ошибку совершил Ризли, отказавшись от наблюдения в самой камере, он пока не знал. Но следить за тем, как человек спит, моется или делает что-то ещё, не предназначенное для чужих глаз, казалось ему слишком навязчивым даже для тюрьмы.

***

Два месяца спустя этот страшный преступник расхаживал по крепости, словно по собственному поместью, и вёл себя на удивление прилично. Хотя за ним по-прежнему следили трое, периодически меняясь, а Ризли сохранил практику оставлять третью смену стражи в постоянной бдительности, сигнализация ни разу не звучала в Меропиде по делу. Только если кто-то случайно нажимал кнопку, и бежал потом к герцогу извиняться.

Он бросил взгляд на часы — в Кур-де-Фонтейне, должно быть, уже садилось солнце, и золотистый свет красиво падал на спину вечно работающего спиной к окну юдекса — и выглянул из кабинета, попросив ближайшего стражника позвать к нему Тею.

Стоило двери распахнуться, и звонкому стуку каблуков застучать по лестнице, Ризли начал беседу:

— Я извиняюсь за такую внезапность, — увидев Тею, он не сдержал улыбки, но голос оставался серьёзным, — И за то, что я сейчас скажу.

Из ящика стола появилась коробка фруктового печенья и неоткрытая пачка крепкого чая из Ли Юэ.

— Но я вынужден просить вас остаться тут на ночь. В моём кабинете. На дежурстве. Мы с ребятами пойдём караулить проход, где будет встреча контрабандистов. Ваша задача — пить чай и присматривать за заключёнными отсюда. Если что-то пойдёт не так — жмите на кнопку тревоги, мы сорвёмся на помощь. Хорошо?

Оставлять Тею одну не хотелось совсем, особенно — после истории с обществом «Берет». Ризли напомнил себе, что с ней будет Люка, и куча стражников Меропида, им лично проверенных на верность и адекватность. Всё должно быть в порядке.

Отредактировано Wriothesley (2023-12-31 14:33:47)

+2

3

[indent]«Ваша задача — пить чай.»

[indent]...разумеется, много что ещё, но особенно важно — именно это. Простое, по-своему милое, утверждение, но в чайник вместе с заваркой укладывается из рационального — чувство ответственности; из иррационального — повышенная тревожность, и без того осевшая в горле долгим послевкусием с самого начала месяца.

[indent]— ...я с этим справлюсь. Дайте мне знать, если я могу сделать что-то ещё.

[indent]Любезная скромная улыбка в ответ герцогу — и знак преданности, и выражение признательности за доверие задачи, идеально купирующей ночь.

[indent]Изображения, передающиеся в кабинет герцога с терминалов перемещения энергии, были незаменимым подспорьем для работы стражников крепости. Теа, до этого только со стороны разглядывающая устройства в коридорах, не без личного любопытства теперь наблюдала за тем, как на экране меняется изображение, передаваемое то с одного из стационарных накопителей, то с другого. Любопытство, перемешанное с бдительностью, буквально прилепило Теа к экрану, и та, отпивая горячий чай мелкими глоточками, с дотошным и пристальным вниманием вглядывалась сквозь шумную рябь помех.

[indent]Могло ли считаться такое наблюдение этичным?.. Середина ночи — идеальное время, чтобы задаться вопросом пересечения границ личного границами безопасности и закона. Кто знает, может, Сумеречный Двор уже установил скрытно несколько таких терминалов в Кур-де-Фонтэйн?.. А ещё все эти слухи о таинственных посланиях, оставленных инженерами будущим соглядатаям... Но это всё — позже; сейчас примерять по себе фуражку смотрителя.

[indent]На листе бумаге таблица: отметки о времени, перечисление терминалов по столбцам и построчно отметки о наблюдениях. Почти в каждой ячейке — порядок, порядок, порядок, только пару раз встречается запись о том, что стоит проверить подачу энергии на терминал и, возможно, демонтировать камеру, передвинуть чуть-чуть правее. Не так критично, разве что для взгляда Теа, но лучше записать.

[indent]Наконец, случилось то, что непременно должно было случиться — беда.

[indent]Длинная тень, переметнувшаяся из обзора одного терминала к захваченному энергетическому потоку другого, при должном и близком сощуренном вглядывании в экране на двоих с Люка действительно оказалась фигурой человека. Один, не вооружён, посреди Меропида, не в форме работников, тем более в такой час — повод срываться с места. Рассудили, что тревогу поднимать не будут: во-первых, зачем мешать операции Его Светлости из-за одного лунатика; во-вторых, этот лунатик двигался подозрительно совпадающе с маршрутом, по которому ушёл отряд самого герцога ещё в начале ночи.

[indent]...можно ли называть лунатиками людей под водой? Ещё один вопрос записан на будущие бессонные ночи.

[indent]Подельники в безответственной гиперответственности, Теа и Люка, сорвались со своих мест. С задачей выпить чай не справились.

[indent]В приглушённом освещении коридоров Меропида в первую очередь в глаза бросился цвет волос заплутавшего заключённого. «Наверное, это пожилой человек», — подумала Теа, но оказалась не права. Заключённого она знала, и чуть больше, чем просто по дурной репутации. Сложно было не нахмуриться и в очередной раз убедиться, что перехватить его по-тихому было лучшим решением.

[indent]Двое нагнали мужчину без громких слов и спешного топота. Ни к чему было тревожить безмятежную тихую ночную дисциплину в стенах Меропида. Но от негодующего шёпота на два почти синхронных голоса гуляющего заключённого это не спасло:

[indent]— Месьё, ради вашего же блага...

[indent]— ...разумнее всего будет немедленно вернуться в камеру...

[indent]— ...настоятельно прошу пройти со мной...

[indent]— ...это будет только логично...

[indent]— ...и в первую очередь безопасно для вас...

[indent]— ...Люка, постойте, посмотрите-ка туда.

[indent]Теа тут же взяла стражника за локоть и развернула назад. В противоположной стороне, за далёким поворотом к подъёмнику, промелькнула пара фонарей. Козырьки формы скрывали лица, но точно позволяли узнать других стражей Меропида.

[indent]— В это время здесь не должно быть смены, — совсем тихо, чтобы разговор оставался между лишь двумя людьми, заметил Люка.

[indent]— Месьё, постойте смирно ориентировочно полминуты-минуту, — Теа бросила это за плечо, оглянувшись на заключённого. Сложно было оставлять его без присмотра. Уже тише ответила Люка: — Они точно идут к тому проходу.

[indent]— Мы должны предупредить Его Светлость.

[indent]— Но и его одного оставлять нельзя. Разделимся?

[indent]— Ни в коем случае, я не оставлю вас одну.

[indent]— У нас нет времени на ваше благородство!

[indent]— Это слишком рискованно. Если бы тут был Его Светлость, то...

[indent]— ...но его тут нет, и в этом наше основное осложнение. Всё, довольно!

[indent]Если этот май чему-то и научил Теа, то непреодолимо упрямой вере в «брать и делать», пока не сделали за тебя, — и лучше тогда не будет. Наглотавшаяся горькой воды по самые лёгкие, Теа больше не собиралась свидетельствовать происшествия. Теперь только предотвращать и не жалеть о вмешательстве. Но, конечно, середина ночи и слегка стрессовое состояние не были источником лучших идей, только единственно вынужденных.

[indent]До наглости уверенным жестом Теа схватила наручники прямиком с пояса своего коллеги, резко развернулась, поравнявшись с заключённым, и быстро щёлкнула замком. Одно кольцо оказалось на её запястье, другое — на руке заключённого. Сама Теа, нахмуренная и решительная, только обронила:

[indent]— Вы идёте со мной, месьё, прямиком к Его Светлости. И вам лучше ничего бы не выкидывать!

[indent]— Леди де Роз... — уши Люка ощетинились, а затем безвольно опустились к форменному билету.

[indent]— Это оптимальное решение, обеспечивающее баланс между временем и безопасностью. Идёмте, идёмте, господа.

[indent]Она важно поправила бант на шее и указала на проход перед собой.

[indent]О последствиях будет думать после, оценивая ущерб как погрешность.

+2

4

Всё складывалось почти безупречно. Герцог собрал верных людей для своей поисковой операции, расставил верных соглядатаев и оставил совсем немного пространства для манёвров и незаметных переходов между коридорами своего подводного царства. Кайон даже смог предсказать отсутствие нескольких охранников, что сегодня выбились из привычного графика. Оплаченный талонами день отсутствия на работе должен был продолжится в единственном неприметном тоннеле, что проходил в непосредственной близости от одной занимательной зоны, но именно здесь появляется та деталь, что добавляет “почти” в безупречность плана.

Небольшая камера, подключенная к единой сети наблюдения смотрела прямо в лоб каэнрийца, когда он аккуратно протиснулся между очередными трубами. Никакой сирены, конечно же, не последовало, ведь отменять операцию Ризли из-за одного любопытного заключенного никто не будет. Однако, факт того, что действия Кайона становятся всё более предсказуемы, был очень болезненным для его самолюбия. Вестнику пришлось действовать быстро, меняя маршрут следования и попадая в объектив ещё нескольких камер, обнаруженных ранее. Всё, чтобы вероятные преследователи нашли его до того, как на нужном углу появится столь интересующий его патруль.

Соблюдая баланс между скоростью и скрытностью, Скорбящий Иней оказался в удачной позиции лишь на несколько секунд раньше стражей порядка крепости. Он встретил их молча и равнодушно, мысленно проклиная факт того из всех возможных вариантов ему попалась именно эта парочка - Теа и Люка. Их синхронный шепот обрушился на Вестника подобно морскому шторму, справиться с которым без насилия вряд ли бы получилось. Но вот вдали мелькнули огни ламп, и это не осталось без внимания любимчиков Герцога. Кайон сделал лишь один шаг в сторону, ближе к стенке, чтобы в полумраке тоннеля идущим впереди “патрульным” было сложнее заметить его силуэт. Ещё несколько мгновений переговоров между двумя юными сотрудниками Меропида, и эта нелепая сцена закончилась…

— А? — Удивлённо спросил Кайон, глядя на металлический браслет у себя на запястье. — Что?..

“С таким же успехом могла бы просто взять меня за руку”, —  недовольно думал Иней, идя следом за Теа. На привязи. Словно собака. В какой-то мере это было даже унизительно, потому что “вот кто эта смертная и кто он!?”, а с другой стороны всё складывалось в пользу Вестника. Скорбящий Иней теперь имел вполне себе подходящее оправдание для прямого вмешательства во чтобы то ни было далее, когда их импровизированный отряд пройдет по следам “патруля”, которому совершенно не место в этих проходах. К сожалению для юных стражей, использовать тот же подъёмник означало выдать слежку, поэтому им пришлось  воспользоваться не самой просторной технической лестницей. Пространства, достаточного для одного или двух инженеров, для их троицы явно недоставало, но Кайон тактично отказался от каких-либо недовольных комментарием на тему излишнего прижимания охранников к себе. Он в целом вёл себя тихо, позволяя Луке и Теа перешептываться сколько их юным душам было угодно, отвечая на редкие обращения к себе вертикальным или горизонтальным движением головы.

Но вот хорошо проверяемые участки крепости оказались позади, знакомые стены и переходы сменились мрачными, едва освещенными тоннелями. Глаза каэнрийца легко адаптировались к недостатку света, как и и глаза Луки, а вот Теа пришло полагаться на натянутую цепь наручников и осмотрительность своих напарников. Увы, вести команду Кайону не позволили, так что следующие несколько минут преследования ушастая макушка Луки стала неотъемлемой частью видимого пространства для Вестника. А ведь окажись на их месте кто-нибудь вроде Юлиана и Михеля, приставленных Ризли для непосредственно для наблюдения за Кайоном, вряд ли бы у него получилось пройти так далеко. Эти двое отлично работали вместе, не создавали лишнего шума и, что самое главное, не пытались активно командовать взятым под охрану Инеем.

Удачно расположившись за стеной из разнообразных труб и клапанов, их команда настигла “патрульных” у открытой перегородки, что уводила тоннель к какому-то просторному помещению. Неизвестные в форме охраны Меропида подошли к стоявшим с другой стороны людям, что походили внешне на “Похитителей сокровищ”. С позиции каэнрийца, через щели между трубами, было сложно рассмотреть что дальше этой картины, зато выглядывающим из-за угла Теа и Луке наверняка было видно гораздо больше. Очевидно, что люди Герцога тоже скоро заполонят собой эту зону, возможно даже именно через этот проход, а значит что просто сидеть и ждать Кайону не подходило. Его шепот почти над самым ухом Теа подобно шелесту в кустах, которого ты не ждёшь, прервал разговор стражей Меропида.

— Мы должны проникнуть в саму зону, — Иней старался говорить как можно менее агрессивно, но даже так могло показаться, что он отдаёт приказ, — и незаметно собрать как можно больше улик. Чем больше узнаем до начала атаки Ризли, тем сложнее этим контрабандистам будет покрыть нанимателей.

Конечно, вот так легко показывать свою осведомлённость о проблемах Меропида, могло прозвучать очень подозрительно, но Вестник рассчитывал, что рациональная часть его сопровождения одолеет эмоциональную. Во всяком случае с “Ним” это всегда срабатывало, так почему бы не попробовать сейчас?

Отредактировано Mournful Hoarfrost (2024-01-27 23:51:02)

+1

5

Дужье раскололся на первом же ударе. Поднял руки в беспомощном жесте, слизнул кровь с разбитой губы — «пожалуйста, хватит». И поведал чудесную историю о тайнах Меропида: как он с сообщниками раз в пару месяцев направляется в секретное место в глубинах крепости. Встречает там тех, про кого ничего не знает — откуда они и чего хотят. Зато у них есть чёрная водица, а у Дужье и его людей — коробки с мехами, загадочный набор «собери сам». Происходит обмен подарками, и все, довольные, расползаются по своим углам.

Зачем контрабандистам мехи, откуда они берут воду — всего этого Дужье якобы не знал. Ризли не стал давить сильнее, всерьёз опасаясь, что старик не выдержит и помрёт прямо в его кабинете. А к чему лишние смерти? Пусть посидит в одиночке, подумает о жизни. Может, вспомнит что-нибудь ещё.

Той же ночью Ризли придумал план. Он явится вместо Дужье и покажет, как классно и выгодно сотрудничать не с левым заключённым, а напрямую с начальником тюрьмы. У него больше власти, силы и ресурсов, а ещё шикарные штаны. Вряд ли контрабандисты откажутся от такой чудесной дружбы. Особенно зная, что в коридорах полно охранников, а все сообщники Дужье арестованы.

Они ведь все арестованы, верно?

Но вылазка показала, что не только они идут к дилерам чёрной водицы. Рили с командой еле успели спрятаться, чтоб незаметно пропустить вперёд ещё один отряд, с такими же коробками запчастей. Угрюмо пересчитывая предателей, скрывающихся в туннеле, Ризли задавался вопросом: скольких ещё нужно уволить, чтоб этот поток прекратился?..

Может, всю стражу заменить кецлайнами? У них по ушам видно, когда врут.

Выждав пару минут, герцог повёл команду обходным путём. Там их ждал новый сюрприз: три фигуры, сгорбившись, прятались за коробками, и пристально смотрели в туннель, ведущий к месту встречи. Остроконечные уши, копна кудрявых волос и откровенно кайонский вид. Узнать их было нетрудно.

Шёпотом велев охранникам держаться позади, Ризли поравнялся с засадой. Прошёл мимо Инея, намерено толкнув плечом — молчаливое «с тобой мы ещё поговорим» — и потрепал по голове Тею. Насмешливо поднял брови, заметив наручники между ними. В зале еле слышались голоса, слишком тихие даже для мохнатых ушей Люки, но если кто и мог неслышно пробраться ближе, так это он. Жестами Ризли велел кецлайну разуться и подслушать, что творится впереди. Тот сперва взялся за пряжку ремня, но герцог помотал головой с таким ужасом, что Люка всё понял, и, покраснев, стянул ботинки. Беззвучно ступая на мягких подушечках, он прокрался к самому выходу из туннеля.

Остальные тихо ждали.

Не успел он вернуться, как голоса впереди стали громче — теперь их слышали все.

— Здесь две коробки! Мы договаривались на четыре.

— Берите что дают! Дужье под стражей, это всё, что мы смогли достать.

— Тогда и товара получите меньше.

— Серьёзно? Вы в нашей крепости. Нам достаточно свистнуть герцога…

— И кого он повяжет первым? Вы хоть думайте…

Фраза оборвалась выстрелом — похоже, у кого-то сдали нервы. Пуля ударилась об железную стену и отскочила совсем рядом с кецлайном.

— Люка, назад! — рявкнул Ризли, срывая всю маскировку.

Отредактировано Wriothesley (2024-02-05 14:20:11)

+2

6

[indent]Тень глубоководных пещер оплетала разум холодом, который проникал сквозь поры кожи, замораживая душу тревогу. Взгляд Теа, уже привычный к полумраку крепости Меропид, скользил по влажным стенам, искрящихся отражениями неясных фигур. Теперь они втроём, — должно было быть только двое, но коэффициент отклонения в пределах допустимого, — прятались за массивными металлическими ящиками, поглощённые темнотой, как будто сами стали частью груза, нелегально стащенного в пещере за заброшенным туннелем.

[indent]Вскользь Теа вспомнила, как всё началось: дежурство в кабинете герцога вместе с Люкой, когда одна из камер показала невероятное — заключённого, шагавшего по коридору с такой уверенностью, будто бы с купоном в руках на поздний ужин в столовой на его имя. Теперь они наблюдали, как группа теней собиралась вокруг сломанного затвора люка. Приглушённые слова были скрыты журчанием капель воды, но жесты говорили за себя — передача контрабанды, запрещённых товаров, столь желанных в этих угрюмых стенах.

[indent]Люка, который всегда пытался казаться крепким и невозмутимым, теперь напряжённо следил за каждым движением, его глаза горели решимостью. А Теа, хоть и верила в то, что была сильной женщиной, — ну хотя бы неслабой девушкой? — чувствовала страх, пробирающийся сквозь вены. Но что-то щёлкнуло в голове, выключая тревогу, когда до неё дотронулась тяжёлая и отдающая знакомым холодом рука.

[indent]С появлением герцога всё абсолютно точно будет в порядке. Погрешности можно игнорировать.

[indent]«Мы должны действовать» — не успела даже подумать Теа, когда раздался выстрел. Нервный голос вскрикнувшего человека звучал как звук трещины во льду. Хотелось тут же сорваться, но наручники были проблемой. Теперь Теа не могла резко убежать или ввязаться в заварушку, пока была связана с человеком, который, казалось, слишком уверенно себя чувствовал в этой опасной игре.

[indent]— Держитесь рядом со мной! — строго скомандовала Теа и, подтянув чужую руку ближе к себе, ненадолго высунулась из-за ящика.

[indent]Люка, молодой и неопытный, но полный решимости защитить своих спутников, был в беде. Теа, в свою очередь, знала, что его сила не сможет удержать прямое огнестрельное ранение. Ветер ответил её сомнениям, собравшись в вихрь вокруг её поднятой руки. Силуэт Люка окружила стена из вихря, защищая юного стража и отбрасывая в сторону сразу бросившегося в его сторону разбойника. Однако дар Теа был так же прекрасен, как и опасен. Каждый раз, когда Теа призывала вихри для защиты своих друзей, она платила за это кусочком своей собственной сущности. Ветер был её союзником и соперником одновременно, и каждый порыв мог стать как лаской, так и ударом. Жестокость ветра не пощадила и её.

[indent]Каждый порыв, усиленный её волей, отнимал часть её жизненной энергии, оставляя на её бледной коже царапины и кровоточащие порезы. С каждым мгновением ветер становился всё свирепее, словно дикий зверь, рвущий её плоть, терзающий её руки, которые удерживали барьер вокруг оказавшегося среди врагов Люка. Теа стиснула зубы от боли, когда очередной порыв остро и тонко разодрал её ладонь и кружевной манжет. В тот момент, когда вихри, поднятые Теа, достигли своей кульминации, контрабандисты, неспособные подступить к непроницаемому оку бури, были вынуждены отступить к стенам туннеля — ровно так, как высчитала Теа, подбирая момент, когда создать свой барьер. Порывы ветра быстро подхватили языки огня с факелов и фонарей.

[indent]— Я держу! — на рваном выдохе бросила Теа и тут же прикусила губу.

[indent]Теперь силы Меропида могли инициировать атаку со своей стороны, а Люка ещё какое-то время будет в безопасности в самом сердце неспокойного, но надёжного ветра, защищающего от атак и не дающего врагам так легко подступить. Разлетающиеся искры и танцующий в потоке пламень служил не только подспорьем для обозначения границ боя, но и гарантией того, что атаки герцога придутся как никогда эффективно.

[indent]Не даром же Теа увлеклась элементальной теорией.

+2

7

Потому что в их головы невозможно пробраться без особой инструкции, вот почему! Предложение Кайона было самым наглым образом проигнорировано, очевидно, не найдя плодородной почвы в разумах соглядатаев крепости. Вместо этого они старательно вглядывались в слабо освещаемое помещение, всецело поглощённые творящимся перед их глазами предательским товарооборотом. Поэтому только Иней с нескрываемым раздражением оглянулся на едва слышимый звук шагов, встретив не слишком приветственный жест Герцога. “Долго добирались”, - подумал каэнриец, пока начальник Меропида занимался своей работой и раздавал приказы подчинённым. Что характерно, в их глазах тут же зажглись характерные “огоньки”, подобно фальшивым звёздам на ложном ночном небе Тейвата.

Вот, энергичный кецлайн уходит вперёд, оставив в укрытии свою обувь, Ризли и Тэа выжидают в напряжении, а Кайон в это медленно считает в своих мыслях до сотни. И как раз к середине мысленного отсчёта по всему тоннелю разносится гулкий звук выстрела, а следом из зала начинают доноситься крики и характерный для потасовки шум. Недовольно цокая, он уже готов последовать прямо в гущу событий за рванувшим туда герцогом, но с этим была небольшая сложность, и у этой сложности было имя. Тэа непривычно строгим тоном потребовала от прикованного к себе Вестника держаться рядом, и сделала это столь уверенно, что на мгновение он даже был готов согласиться.

Энергия элемента Анемо, что по воле Тэа закружился вихрем вокруг кецлайна, постепенно заполнял собой всё пространство, а с тем всё сильнее истязал своего призывателя. Просто молча наблюдать за этой картиной было не лучшим вариантом. По тому толчку в плечо от Ризли было понятно, что когда со всей ситуацией разберутся, у него снова случиться очередная напряженная беседа. Изнеможенные подопечные начальника крепости точно не прибавят Вестнику шансов на мирный итог, а значит нужно было действовать и действовать быстро. Кайон поднял своё прикованное запястье, чтобы натянуть цепь между браслетами и точечным давлением на металл звеньев заставил их звонко треснуть

— Я запрещаю тебе умирать.

Хотелось бы, чтобы это прозвучали подобно воодушевляющему слову старшего, но вместо этого получилось нечто среднее между рыком и приказом. Времени на вторую попытку не было, и Кайон устремился прямиком в эпицентр созданной леди де Роз Анемо бури. Огненный ураган, вызванный рассеиванием Пиро с факелов постепенно сходил на нет и Вестник успел как раз вовремя, чтобы остановить вылезших не пойми откуда автоматонов-жандармов. С позиции, занимаемой ранее, заметить приближающихся роботов не было возможно, но сожалеть о том как всё пошло не по плану было некогда.

Инквизитор хватает одну из двух машин, оказавшихся рядом с Люка, за её руку клинок, лишая ту всякой возможности на атаку. Механизм, сосредоточенный до этого момента на цели перед собой, оказывается не в состоянии хоть как-то ответить заключенному, который в следующий миг рывком тянет робота на себя и в одно движение совершает бросок через бедро. Сила и скорость, с которой Кайон исполняет эту атаку, позволяют ему без видимого труда не просто уронит, а метнуть всего механического жандарма подобно мешку с зерном. Механизм угодил в своего собрата, с которым как раз возился непоседливый начальник Меропида, и Вестнику даже стало жаль, что он не попал в них обоих.

Второй жандарм, более крупный, уже сам хватает заключенного за плечо, стремясь своей силой и весом оттолкнуть и повалить Кайона на спину, но вместо желаемого жандарматрон упирается в нечто, подобное неподвижной стене. Свободная рука механизма тут же превращается в наполненный раскалённую пневмуссией дубинку, которой робот пытается ударить по внезапной преграде, но Кайон действует быстрее. Он перехватывает оружие у запястья механизма одной рукой, а второй упирается в её корпус, после чего резко тянет конечность на себя. Жандарм очень быстро просчитал в своей полной шестерёнок голове, что совершил ошибку, но его жалкая попытка вырваться лишь дала инквизитору желаемое - рычаг. Натянутая в мёртвой хватке рука, попытка машины вырваться и её опрометчивый шаг назад в одно мгновение привели к очередному броску робота прямо перед носом Луки и прижавшихся к стенке бандитов. Автоматон с грохотом приземлился на спину, а Кайон тут же надавил на его корпус коленом, после чего наконец позволил себе кое-что очень просто и человечное - жестокость. За несколько секунд, голыми кулаками, Вестник стал колотит механизм по туловищу и голове с эффективностью отбойного молота, сминая корпус и внутренние механизмы в сплошной лист металла.

Эта сцена насилия над механизмом правопорядка закончился столь же стремительно, как и началась, когда Кайон нанёс завершающий удар, что гулким эхом разлетелся по всему залу. Не теряя ни секунды, он переключился на приходивших в себя людей, что до этого были прижаты к стенам с помощью Анемо вихря. Те, что были ближе всего к Луке получили по одному прямому удару в живот с такой силой, что один из бандитов тут же вывернул содержимое своего желудка себе под ноги. Кайон двигался быстро, даже слишком, а в перерывах между своими ударами стоял совершенно ровно, как будто бы и не врывался на место преступления.

Противный скрежет из противоположного конца зала стал неприятным знаком того, что кто-то из бандитов всё же умудрился улизнуть и активировать перегородку между залом и тоннелем. Вестник мог бы попробовать добежать до двери и попробовать остановить механизм, встав между створками шлюза, но он всё же пришел в этом место не для внезапного геройства. Оценив масштаб потасовки и заметив, что усилиями герцога сопротивление людей и роботов постепенно сходит на нет, Кайон перенёс своё внимание принесенные для обмена товары. Отброшенные после срыва переговоров ящики с разобранными жандарматронами он оставил в покое, но вот контейнеры, любезно оставленные второй стороной обмена, представляли из себя куда большую ценность. В  любезно расставленных металлических контейнерах находилось несколько десятков стеклянных сосудов, заполненных жидкостью разной степени мутности. Изначально Кайон хотел незаметно пробраться в этот зал, забрать несколько бутылок и скрыться до того, как Ризли и его люди начнут облаву, но теперь придётся как-то договориться.

+1

8

Сквозь ветер, пламя и беспорядочный свист пуль мимо Ризли пролетает Кайон, и герцог устремляется следом: поймать за шкирку или принять помощь — разберётся по ходу. Непредсказуемый элемент в деле, и так полном хаоса и ошибок, бескрайне раздражает, и Ризли обещает себе: это последний раз, когда надменному типу удаётся застать его врасплох.

Если верховный судья прислал вместе с ним лишь пометку «особо опасно», без объяснений, чего ожидать — то Ризли выяснит это сам.

Но сперва разберётся с железками.

Краем глаза он замечает, что Кайон взял на себя двоих — и ещё двое двигались к Ризли на шарнирных ногах. Как раз поровну. Всё это вдруг напоминает ему ринг, но не тот, что устраивают в Меропиде под его присмотром — там правила довольно просты — а уличные бои. Среди многочисленных вариантов, как именно стоит бить морды, была и такая: равное количество противников на двоих, претендующих на победу — и кто раньше разберётся с ними, тот, возможно, уйдёт домой с полным комплектом зубов. Если у него, конечно, есть дом. И зубы.

В последнее время Ризли привык сражаться с жандарматонами — то Дужье использует их для своих нужд, то стража сносит протоколы безопасности, чтобы выставить их на ринг, и получает по лбу от герцога — и с первым из них разбирается быстро. Он стоит, дожидаясь, пока железный разум зафиксирует на нём внимание, и легко уворачивается от удара, ныряя под руку и оказываясь за спиной. Затем в прыжке бьёт по хрупкому месту — прямо под головой — и робот падает грудой подмороженного металла. На него тут же валится ещё один, которого отправил в полёт Кайон. «Промазал он, что ли» — хмыкает герцог, мельком оценивая, как дела у самого противного преступника Меропида, и затем переключается на оставшуюся железяку, которая как раз собирается обрушить на одного из его людей свои гигантские кулаки. Приближаться нет времени, так что Ризли выпускает из перчаток ледяные стрелы. Пробить корпус им не удаётся, но жандарматон оставляет стражника в покое и движется к герцогу, поскрипывая на ходу. Не размениваясь на увороты, тот просто бьёт его в прыжке прямо в глупую голову, и добавляет ещё пару ударов ногами — для надёжности. Теперь у ног Ризли куча металлолома. Не совсем так он предпочёл бы провести вечер, но тоже вполне неплохо.

Он оборачивается к Кайону, и позволяет себе досадливое «тц», заметив, что тот с большим удовольствием на лице добивает последнего робота. Ризли мог бы ужаснуться — «что за чудовище» — но знает, что с его губ всю битву не сходила такая же улыбка, разве что симпатичнее. Если любишь драки, эти железки — настоящая находка.

Вдвоём, отвратительно слаженно, они раскидывают контрабандистов, превращая поле битвы в упорядоченное пространство из побитых людей. Герцог мельком оценивает повреждения: не считая получивших ссадины от летавших в анемо-вихре шестерёнок, из его людей досталось только Тее, чья сила оставила на ней кровоточащие царапины. Бандитам же повезло ещё меньше, и перед допросом их определённо стоит показать Сиджвин — иначе беседовать будет попросту не с кем.

Один из контрабандистов, до этого скрюченный на полу, вдруг подскакивает с резвостью, удивительной для человека с — якобы — серьёзными повреждениями, и сматывается в тоннели. Герцог поводит плечом и, заметив немой вопрос в глазах Люки, качает головой. Кецлайн нужен ему для другой задачи, а беглеца встретит ещё одна группа стражей, сидящих в засаде… Если, конечно, сегодня хоть что-то пойдёт по плану.

Стражники под присмотром Ризли, который слегка жалеет, что у него не две тысячи пар глаз, надевают наручники на весьма потрёпанных контрабандистов. Чередой коротких указаний герцог отправляет их в сердце крепости: раненых — к Сиджвин, сохранять наблюдение; здоровых — в карцер, каждого в отдельную клетку; охрану усилить втрое; водичку и лего из жандарматонов принести в его кабинет и там оставить, никого не впускать. За последнее отвечает лично Люка, которому полагается сесть хвостатой задницей на коробки и не вставать до прихода герцога.

Пока Ризли отдаёт приказы, часть его внимания направлена на Кайона — и потому от него не укрывается пристальный взгляд на контейнеры с жидкостью. Сделав какие-то выводы, он подходит вплотную к преступнику. Грубо берёт за запястье, разламывает браслет от уже негодных наручников — по металлу проходят ледяные трещины — и надевает новые, ещё целые, снятые с пояса. Мрачно предупреждает:

— Порвёшь — придушу, это мои любимые.

И продолжает для остальных:

— Кайон останется со мной. Остальные — вперёд. Дорогу, надеюсь, найдёте? — он медлит секунду, — Леди де Роз, вы бы пригодились мне здесь, но... Мне не нравятся ваши раны. Давайте-ка тоже к Сиджвин, и затем, если будут силы, поможете Люке в моём кабинете.

Люка, невероятно гордый собой, берёт командование над странной процессией, и стража тычками подгоняет контрабандистов к выходу в коридоры. Прислонившись к стене, Ризли скрещивает на груди руки и флегматично смотрит, как бесконечная гусеница из людей покидает зал, пока они не остаются вдвоём.

— Итак, — он достаёт из внутреннего кармана плаща бутылку с подозрительной жидкостью, подкидывает и ловит, не сводя с преступника взгляда, — Давай-ка теперь ты расскажешь всё с самого начала. Кто ты, зачем жрёшь людей, благодаря какой силе расправляешься с роботами голыми руками, и зачем тебе наша волшебная водичка.

Отредактировано Wriothesley (2024-03-04 13:07:01)

+2

9

[indent]Итак, вот он, момент, когда судьбы сходятся в одном месте, как множество паровых шестерёнок, увлекающих друг друга в их вихревом танце. Заброшенный край крепости Меропид стал ареной схватки, где свет факелов отбрасывал зыбкие тени на старые каменные стены, а воздух был пропитан запахом масла, дыма и пороха вперемешку с отсыревшим, ржавым и солёным привкусом глубины.

[indent]Теа нашла укрытие за массивными деревянными ящиками, набитыми металлическими деталями и инструментами. Хотя она не была воительницей, её ум и наблюдательность могли помочь союзникам. С пылким взглядом она следила за каждым движением врага, а её голос, тонкий, но настойчивый, разрезал суматоху боя: «Герцог, сзади!»

[indent]Сражение разгоралось с новой силой, но во всей этой картины была одна деталь, которая привлекла внимание Теа. Герцог Ризли и Кайон, два воина, казалось на мгновение, соревновались между собой, словно каждый хотел доказать своё превосходство. Удары их были сильны и красивы, каждый апперкот и взмах клинка становились частью диковинного танца смерти. Теа вздохнула тяжело, но её ум, требующий порядка даже в хаосе, начал вести счёт. Она металла взгляды то на одного, то на другого бойца, молча подсчитывая каждое попадание и каждый уклон.

[indent]Кайон, тот самый особо опасный заключённый, чья камера была опустошена не без его же участия, бесшумно пересекал пространство между тенями врагов. Его действия казались хаотичными, но Теа заметила в них странную целеустремлённость. В какой-то момент она даже уверилась, что он действительно сражается на одной стороне с ними, а его прошлый не то угроза, не то просто рычание вдруг показались словами заботы. Поэтому она без угрызений совести громко окрикнула его: «Месьё,  энергетический блок у него под левой рукой, ударьте туда!»

[indent]Со временем Теа поняла, что бой принял несколько иной оборот. Между герцогом и Кайоном возникла странная ривальность, которая выливалась в эстетику движений, в виртуозность их ударов. Они словно соревновались, кто из них более эффективен в своей жестокости, кто уложит больше врагов и кто исполнит более зрелищный апперкот. Теа вздохнула тяжело, наблюдая за этим зрелищем. Она не могла позволить себе отвлекаться на них, но уж если таков был их выбор — она начала вести счёт; в конце концов, ничто не успокаивало Теа так, как аналитически верные данные. Вдруг они захотят выяснить победителя.

[indent]Пыль боя слегла, а последний из автоматонов упал на пол с глухим стуком. Герцог Ризли распределил людей и, разумеется, должен был предложить ей отступить. Но Теа, показывая свои руки, обделанные ранами, которые уже начали заживать, отказалась. «Смотрите», — сказала она, показывая бледные рубцы на своих изящных пальцах, — «Я ещё могу быть полезна здесь.» Кровавые следы на кружеве манжета свидетельствовали о недавнем применение Анемо сил, но глаза Теа горели решимостью.

[indent]Молчаливое возмущение молодого Люка, который был оставлен герцогом командовать группой, было ощутимо даже среди остывающего воздуха мрачного тоннеля. Теа, замечая его раздражённые взгляды, подняла подбородок и, с манерной учтивостью, отрезала:

[indent]— Месьё Люка, я уверена, что вы справитесь с управлением без меня. Я предпочту остаться и обеспечить поддержку Его Светлости здесь.

[indent]Её слова звучали как приговор, а в глазах читалась непоколебимость решения остаться и завершить начатое.

[indent]Они подошли к массивной двери, украшенной сложным орнаментом шестерёнок и винтов, которая, несмотря на все усилия, осталась неподвижной. Теа, оценив ситуацию, предположила, что это из-за системы герметичности, которая не позволяла открыть дверь, пока предыдущая не будет закрыта.

[indent]— Я вернусь и закрою её, — произнесла она и, повернувшись на каблуках, удалилась.

[indent]Когда она повертела колесо затвора, по воздуху пронёсся странный скрежет и щелчок. Теа нахмурилась, улавливая нотку неправильности в звуке механизма, но, решив, что пока нет причин для беспокойства, вернулась к первой двери. Однако дверь всё ещё не поддавалась. Теа упёрлась руками в бока и взглянула на герцога.

[indent]— Может быть, механизм заело, — предположила она. — Ваша Светлость, не могли бы вы попробовать повернуть этот вентиль?..

[indent]Теа просто была вежливой. Никаких сомнений в дюжей силе герцога у неё не было. Скрежет был ужасающим, когда вентиль действительно провернулся, но следом вырвался из резьбы и упал к их ногам. Дверь по-прежнему оставалась неприступной. И вдруг раздался гул, который быстро перерос в страшный шум, наполняющий всю комнату. Водопроводные трубы под потолком начали шуметь под сильным давлением и трескаться в нескольких местах, обрушивая потоки горячей воды и клубы пара на пол.

[indent]— А, так вот что это был за звук, — произнесла Теа со спокойствием, неуместным для данной ситуации, больше похожим на уже выжженные дотла нервы, недостаточные для реального беспокойства. — Контрабандист, видимо, саботировал замок шлюза с той стороны, исказил резьбу, и теперь, когда мы попытались открыть дверь, система не выдержала.

[indent]Она вздохнула и, быстро осмотревшись, с усилием забралась на один из грузовых ящиков, устроилась на нём, подобрав под себя ноги, и подняла взгляд к потолку, из которого брызгал жар.

[indent]— Жаль, что проспектометр не уловил этот дефект сразу.

+2

10

Мирного. Решения. Не будет.

Скорбящий Иней не меняется в лице, когда остатки браслета от наручников звонко падают куда-то под ноги. Герцог уверенно защёлкивает новую пару металлических оков, куда более массивных и прочных, что он взял с собственного пояса, пока заключенный равнодушно смотрит на начальника крепости. Заключенный хотел вести переговоры, попытаться донести вполне простую и готовую к усвоению мысль, но грубый тон и резкие движения выдавали всё раздражение мужчины, которое тот явно пытался скрывать от своей подчинённой.

Пока Теа демонстрирует фанатичную преданность своему начальству, игнорируя факт истязания собственными силами, Кайон старается уловить степень недовольства Ризли чтобы подобрать правильный ответ на его ультиматум. Ряд поставленных вопросов, по сути своей, не  сложный, но вся правда совершенно точно не устроит герцога, нет. Он умён, но всё также слеп к Истине, даже не смотря на отсутствие в нём раболепного поклонения Архонту всех вод. Однако люди слабы перед правдой, её вес слишком велик для умов жителей Тейвата, а потому Вестник должен был обернуть её в такую форму, чтобы Ризли услышал то, к чему готов его разум.

— Воин. Оплошность. Тренировки. Интерес.

Каждое слово Вестник выговаривает чётко, с небольшой паузой, что всё сказанное наверняка достигло герцога, и голос его разносится по опустевшему подобно раскатам грома. Если Ризли захочет, то начнёт свой допрос куда детальнее и тогда Кайон сможет ответить более чем одним словом, но пока что этого должно хватить для направления пылкого нрава хозяина Меропида в нужное русло. Как назло, его верная помощница решила заняться работой с дверным механизмом и в этом деле ей потребовалась помощь герцога. Такое смещение внимания наверняка запутает мысли человека и, скорее всего, приведёт к росту озлобленности, но поделать с этим Скорбящий Иней ничего не мог. Оставалось только проследить за тем, как мужчина подходит к старому механизму и пытается решить проблему с ним за счёт грубой силы.

Противный скрежет сменяется нарастающим гулом в старых трубах помещения, где-то под потолком старая система безопасности с трудом справляется со своей экстренной задачей да только совсем недолго. Всего за пару секунд срежет сменяется треском, а за ним следует противное шипение пара, что вырывается из первых трещин, за которым следуют первые струи горячей воды.

— Ну вот, у вас Меропид протекает. — Заключает Кайон, задирая голову и рассматривая масштаб поломки.

В отличие от Теа, он не пытается вести какие-то расчёты или продумать некий хитрый план по предотвращению дальнейших поломок, нет. Он просто всматривается в потолок и делает несколько шагов в сторону от небольшой струи какой-то технической жидкости. Даже в такой ситуации Вестник был готов продолжать разговор с герцогом, однако с этой идеей пришлось подождать. С громким треском солидный фрагмент трубы сорвался со своих креплений и под напором воды и собственного веса устремился прямо на макушку Теа, грозясь её покалечить. Кайон реагирует на это почти мгновенно, срываясь с места и, оперившись плечом на ящик с девушкой, отталкивая его в сторону. Всё это произошло в считанные секунды, ящик со скрежетом и снопом искр сместился на несколько метров от Кайона, а кусок трубы свалился прямо ему на плечи. Сила удара от падения этой конструкции повалила его на одно колено и этого времени оказалось достаточно, чтобы мощная струя кипятка из прорыва обдала заключенного с ног до головы.

Наверное, ему стоило хотя попытаться изобразить страх или боль, однако Кайон молча вышел из-под импровизированного душа, и прокомментировал свою неуклюжесть.

— В наручниках неудобно.

Всё было бы хорошо, если бы только кожа на его лице оставалась кожей, а не лоскутами какой-то белой материи. Голубые глаза стали больше походить на драгоценные камни, внутри которых загорались синие огни. Вестник не сразу ощутил потерю контроля на своей оболочкой, и это было заметно по его хмурому выражению остатков лица. В голове у него промелькнула лишь одна мысль, а точнее вопрос: “может стоило дать ему шанс спасти свою подчинённую?” Изобразив усталый вздох, Кайон добавил ещё несколько слов всё тем же голосом, словно он и не получил по голове куском металла и массивной струёй кипятка.

— Сначала выберемся, потом поговорим.

[icon]https://i.imgur.com/2Wt0BEZ.png[/icon]

+3

11

Самый противный преступник Меропида наконец решает с ним поговорить, и Ризли бросает взгляд на Теа — не записывает ли она ответы? Над ними стоило бы поразмыслить позже за чашкой чая. Но та занята дверьми, и герцог снова всматривается в ничего не выражающее лицо Кайона.

За годы в тюрьме — сперва заключённым, затем эмиссаром — он встречал самых разных людей. Одни его боялись, вторые пытались обмануть, третьи замыкались в своих проблемах. Кайон не похож ни на одного из них. Что-то в его словах, глубоком голосе и почти полном отсутствии мимики вызывает у Ризли смутное беспокойство.

“Или он безумен” — думает герцог, вслушиваясь в паузы между словами, — “Или…”

Закончить мысль он не успевает — надо крутить вентили. Погружённый в раздумья, Ризли рассеянно проворачивает механизм — и едва успевает метнуться в сторону от брызг воды с потолка.

— Бездна тебя подери! — рычит он, швыряясь в трубы элементальной энергией. Замораживать кипяток — дело в целом неблагодарное, а когда новые потоки воды тут же растапливают с таким трудом созданный лёд, становится втройне обидно. Это даёт ему лишь пару секунд на размышления — и их критически не хватает, чтобы остановить падающую на Теа трубу.

Перед глазами мелькает тень, и Кайон принимает удар на себя. И если тот факт, что его не размазывает огромным весом по полу, Ризли ещё может объяснить “тренировками”, то происходящее позже в эту концепцию не укладывается. Под каплями кипятка лицо заключённого стекает, словно воск со свечи, обнажая челюсть. Это выглядит весьма болезненно — но Кайон пожимает плечами, будто так и надо. В голове Ризли встаёт на место последний кусочек паззла.

Что ж, когда — не если, а именно когда — они выберутся отсюда живыми… Он напишет верховному судье самое вежливое письмо на свете, в котором предложит открыть тюрьму для всех синеглазых, остроухих и прочих подозрительных личностей с нечеловеческими способностями. И пусть её охраняет кто-нибудь другой, такой же нечеловеческий. У Ризли хватает проблем с обычными людьми, чтобы отвечать ещё и за то, чтобы какой-то нелюдь тут всех не пришиб.

Впрочем, пока нелюдь только помогает. Что подозрительно.

Ризли, Теа и Кайон стоят в относительной безопасности — по крайней мере, ни на кого прямо сейчас не льётся кипяток — но трубы под потолком стонут, угрожая полопаться следом за своими собратьями. Медлить нельзя. Уворачиваясь от потоков воды, герцог добегает до заевшей двери с одним намерением: избавиться от неё так быстро, как это возможно.

Он врезается в дверь всем весом, и чувствует, как она прогибается — но держится. Ещё один удар, за которым следует жалобный скрип механизмов. Будь у Ризли больше времени, он разнёс бы эту дверь на винтики, но тут ещё одна труба лопается, щедро поливая угол зала брызгами. Выругавшись, герцог оборачивается к Теа и кидает ей ключ от наручников.

— Освободите его, — велит он.

Затем переводит взгляд на Кайона и объясняет, будто ребёнку:

— Я даю тебе возможность помочь.

Отредактировано Wriothesley (2024-05-08 23:04:28)

+2

12

[indent]Свет проникал сквозь тяжёлые решётки потолочных светильников, рисуя на стенах танцующие блики, подобные жемчужинам, затерянным в тёмных глубинах океана. Теа, сидя на старом деревянном ящике, окидывала взглядом заброшенный коридор, в котором они оказались заперты. Вода непрерывно прибывала, и каждый новый круг секундной стрелки часов в кармане диктовал необходимость скорейшего решения.

[indent]Как сложное уравнение с несколькими неизвестными, так и выход из этой ситуации требовал ясности ума и точности действий. Она размышляла о системе трубопровода, ища способ перекрыть подачу воды, но её мысли прервал звук трещины. Один из элементов трубы начал падать, неся в себе угрозу неминуемой катастрофы.

[indent]Теа едва успела зафиксировать в уме этот момент, как Кайон подбежал к ней, и, с решимостью героя, заключённого в романтических сказаниях, стремительно оттолкнул ящик вместе с ней. Она упала на пол, и вода, подобно жаркому дыханию забвения, окутала её. Пар, словно вуаль, скрыл от неё мгновение опасности.

[indent]Когда Теа поднялась, сердце её колотилось в такт неспокойной мелодии, и её глаза искали того, кто стал её спасителем. Горячий пар, таинственный и непроницаемый, скрывал за собой силуэт Кайона. Быстро собравшись с духом, она взмахом вызвала волшебный ветер — его благородный порыв разогнал пар.

[indent]Теа подбежала к Кайону, думая о том, как оказать помощь, но в следующее мгновение её ум остановился, словно встретив неопровержимую аксиому. Лицо Кайона, его кожа, все человеческие черты, словно они были всего лишь восковой лепниной, растаяли под струями кипятка. Теа вскрикнула, руки самопроизвольно прижались к сердцу, как будто пытаясь удержать в нём бьющиеся эмоции. Она отступила назад, стараясь восстановить контроль над своими мыслями. Чудовище, скрывшееся под обликом Кайона, было теперь перед ней — тайна, раскрытая в самый неподходящий момент, когда кажется, что все ответы уже найдены.

[indent]С каждой секундой, подобно медленно двигающимся стрелкам часов на старинных башнях, вода поднималась всё выше, загоняя в угол неизбежности. Тяжёлый, душный воздух, наполненный страхом и влагой, сдавливал грудь Теа, вызывая отчаяние. Она оцепенела, ужас окутал её сознание туманом, в котором не было ни единой цепи логических умозаключений. И только голос Ризли, звучащий сквозь шум падающей воды и стук собственного сердца, вернул её в реальность. Герцог командовал срочностью, которая не терпит возражений.

[indent]В последний момент, силой волшебного ветра, едва не упустив и не потеряв те в воде, Теа сумела ухватить ключи от наручников Кайона. Её взгляд переметнулся к Ризли, полный недоумения и тихого непонимания, но слова застряли у неё в горле. Теа не могла себе позволить сомневаться в решении герцога, который был не только её начальником, но и символом мудрости и силы.

[indent]Сосредоточившись, Теа развернула перед собой в уме карту мыслей, взвешивая каждое действие, подобно тому, как весы балансируют между золотом и свинцом. Освобождать чудовище? Или оставить его на цепи, но тогда рискуют утонуть все? Её разум работал как часовой механизм, точно и безошибочно. Как математик, она понимала, что вероятность выживания группы возрастает, если Кайон будет на свободе. Доверие герцога Ризли было для Теи постулатом, аксиомой, не требующей доказательств.

[indent]Собравшись с духом, она подошла к Кайону, стараясь не смотреть ему в лицо, чтобы не утонуть в его непостижимых глазах. Её пальцы, едва заметно дрожащие, вставили ключ в замочную скважину наручников. Каждый поворот ключа был для Теи, как шаг в неизвестность. И вот, когда замок щёлкнул, освобождая Кайона, Теа прошептала, так тихо, что её слова уловил лишь он: «Прошу вас, не подводите доверие герцога.»

[indent]В этот момент, смесь страха и надежды заиграла в её сердце, как свет в каплях воды, и Теа поняла, что их судьбы теперь переплетены тонкими нитями возможностей и предательства. Но в этом хаосе, где каждый момент мог стать последним, она избрала веру в человека, даже если перед ней стояло чудовище, — потому что так выбрал герцог.

+1

13

Наверное, в момент когда замок на наручниках щёлкнул, любой другой негодяй самодовольно бы ухмылялся, осознавая собственное превосходство. Вся ситуация просто кричит о возможности доказать блюстителям порядка свою ценность, свою власть над ситуацией. Кайон действительно мог бы, вальяжно покачивая корпусом, неспешно пройти к заклинившей двери и, намеренно играя на нервах Герцога, тянуть время до его с леди де Роз спасения. Но он действовал иначе.

Как только ограничители были сняты с его рук, Кайон без всякой задержки направился уверенным шагом прямо к выходу. Он двигался плавно, даже слишком плавно для человека, под ногами у которого собирается всё больше горячей воды. Он не шарахался ни от гулких звуков, ни от резко пробивающихся с потолка струй кипятка, его нисколько не смущал пристальный взгляд Ризли, как не смутило до этого абсолютно невинный испуг Теа.

Кайон приблизился к двери с той стороны, где она упирается в металлические створки и приложил к ней свои побелевшие от элементальной энергии ладони. Сила Крио, которую воплощал в себе Скорбящий Иней, стала расходиться странным геометрическим узором, плавно добираясь до столь нужной чудовищу детали – гидравлических поршней. Хранящаяся в них жидкость под влиянием осквернённой энергии Вестника стала превращаться в лёд, занимая всё больше и больше места. Если бы это был естественный процесс, то металлический каркас механизма смог бы выдержать такой напор, но не когда на материю воздействует сила элемента. Пальцы Кайона как будто бы примёрзли к двери, но это всё было лишь способом проникнуть в самые далёкие элементы механизма. И вот, раздался долгожданный треск, и Кайон обратился к Ризли.

— Давай.

Конечно же, никаких дополнительных уточнений и не требовалось, и ослабленный механизм оказался сломлен под коллективными усилиями стража Меропида и его узника. Увы, это не остановило приток воды, но и здесь Скорбящий Иней не стал медлить. Просунув свою руку в образовавшийся зазор в стене, Кайон позволил себе потерять ещё немного человеческого обличия, дабы дотянутся до регулирующего давление механизма, что оказался заморожен вместе с элементами гидравлики. Впитав остатки своей энергии Крио, вестник активировал естественный механизм защиты крепости Меропид, что контролировал перепады давления между залами и коридорами. Хоть и повреждённая из-за саботажа контрабандистов, но всё же исполняющая свою задачи система обнаружила затопление и стала автоматически перекрывать всевозможные трубы, сводя гул кипятка на нет. Однозначно, Кайон знал о своём месте заточения куда больше рядового преступника, и теперь он и Теа своими собственными глазами убедились, что это вполне в его силах – узнавать секреты. Но знал ли про самый важных из них?

Уловив мгновение покоя, Кайон всё же возвращает себе прежний, человеческий облик, Проводя ладонями снизу вверх по своему лицу, будто бы натягивая остатки воска на свой череп. Несколько секунд после этого заключенный ещё кривляется, словно отходящий от обезболивающего пациент зубного врача, а затем разворачивается к герцогу с ассистентом, протягивая свои руки для повторного закрепления наручников.

— Прошу. — Всё также равнодушно говорит Вестник, глядя прямо в глаза Ризли. — Уверен, так будет правильно. А что до вашего первого вопроса… Я вам не враг и не угроза. Пока.

+2

14

Пару секунд Ризли молча вглядывается в лицо Кайона — а затем, кивнув, снова защёлкивает наручники на его запястьях. Этот жест лишён практического смысла. Он лишь утверждает, что иерархия между ними осталась прежней. Взаимная договорённость без слов. Занятная игра: кто первый попался, тот и заключённый.

Ризли в гробу вертел такие игры, но в другие Кайон играть, похоже, не умел.

Меропид, славный подводный монстр, негромко гудит, блокируя подачу воды в трубы. Приводит себя в порядок. Завтра Ризли пришлёт сюда ремонтную бригаду, а пока — кивает на выход, в сторону бараков, приказывая Кайону идти первым. Сам герцог неспешно шагает позади и буравит спину преступника мрачным взглядом. Размышляет. Лицо у него до того суровое, что, увидь он себя со стороны, сам бы предложил расслабить булки и попуститься.

Кайон, конечно, чудовищно бесит. Лет с пятнадцати, обзаведясь силой и улучшенной версией перчаток, Ризли не чувствовал себя настолько беспомощным. Он избегал ненужного насилия, не сажал людей в карцер и не запугивал без причины. Но он мог бы. В каждой его попытке договориться пряталось молчаливое “иначе будет по-плохому”, и люди это знали. Чем пригрозить типу, который может уйти отсюда в любой момент, что он недавно и провернул? Который не чувствует боли? Такой же ледяной зверюшке, как и сам Ризли? Только процент человеческого в Кайоне был куда меньше, чем в нём.

Но что-то заставляло противную нелюдь оставаться в тюрьме.

Поразмыслив, Ризли нашёл этому несколько возможных причин. Кайон мог прятаться от кого-нибудь в Меропиде. И герцог не был уверен, что хотел бы встретиться с тем, от кого вот это вот может прятаться… А впрочем, нет, он бы глянул — из интереса.

Другой вариант: Кайон изучает людей. Он уже столько раз демонстрировал чуждость человеческим правилам и привычкам, что было бы не удивительно, устрой он себе отпуск в крепости с полным погружением в интересующую среду. Правда, для учёного в нём было мало любопытства. Вот Ризли любопытно — он задаёт вопросы. А этот молчит с таким видом, словно его все достали ещё при рождении.

Интересно, откуда.

А может, у Ризли есть чем напугать ледяную зверюшку, но он сам об этом пока не знает?.. Зато знает Кайон — и потому ведёт себя смирно. Или же опасен для него вовсе не Ризли, а кто-то другой, кто заинтересован в его меропидском заточении. Невольно на ум приходит одна славная ящерица.

Подумав о Нёвиллете, Ризли немного веселеет. В тишине, прерываемой чередой гулких шагов, все трое доходят до сердца крепости. Герцог цепляет пальцами цепочку наручников, не давая Кайону отправиться в бараки. Все задачи в его голове стремительно расползаются по категориям “очень срочное” и “подождёт до завтра”.

Завтра на них может рухнуть ещё больше проблем, и будет уже не до кайонских загадок.

Ризли идёт в лазарет, ведя Кайона с собой за наручники, словно за руку. Остановившись у дверей, он окидывает Теа задумчивым взглядом.

— Спать, — велит он кратко, — Я пока поболтаю с нашим загадочным другом. И, прошу вас, никаких возражений на этот раз.

Ризли и сам не отказался бы от нескольких спокойных часов в объятии одеяла, и он точно не готов беспокоиться о помощнице, если что-то снова рухнет ей на голову — трубы, неприятности или сам Кайон. Последнего он несильно пихает в спину, направляя в пустую палату медпункта. В кабинете Люка сторожит волшебную водичку, и Ризли совсем не хочет болтать с нелюдем там.

Он бы добавил “да и в целом — не хочет”, но это ложь. Любопытство разгоняет кровь по венам, сонливость прячется на краю сознания, чтобы выскочить позже и сделать “кусь”. Всё же герцогу попался занятный экземпляр. Жаль, он пока не уверен, что скупым и прямолинейным ответам Кайона можно верить.

— Надеюсь, тут ничего не сломается, — усмехается Ризли, щёлкая единственным чайником на весь медпункт, — Мы говорили о чёрной воде. Что ты с ней хочешь сделать? Выпить? Утащить куда-то и изучить в своём логове? Использовать на других? От твоего ответа зависит, поделюсь ли я с тобой вот этой чудесной бутылочкой.

Отредактировано Wriothesley (2024-06-27 16:28:38)

+2

15

На протяжении всего пути обратно Кайон идёт молча, ощущая на себе раздраженный взгляд Разли. Вестнику хочется обернуться и позлорадствовать над человеческой беспомощностью, но он сдерживает себя, ведь до этого сам позволил вернуть металлические браслеты с цепью на свои руки. Герцог всё ещё оставался главой крепости Меропид, Теа всё ещё оставалась его преданной подчинённой, а сам Кайон всё ещё был полноправным узником этого “исправительного учреждения”. Могла ли эта крепость исправить предвзятое отношение каэнрийца к жителям Тейвата? Он сам не верит в то, что при парящей в небе Селестии и восседающем на своём престоле Архонте что-то может поменяться для жителей семи королевств, однако Кайон не мог ответить “категорически нет” на этот мысленный вопрос.

Он своими глазами видел как самоотверженно трудятся здесь все те люди, кого отвергло общество “над ними”, как они день изо дня выполняют свою квоту, а потом собираются в группы и занимаются всевозможными делами. Кто-то праздно, кто-то глупо, но также были и те, кто уходил так глубоко в недра Меропида, что даже Кайон не мог знать наверняка зачем. Он понимал, что это нечто из тех тайных проектов, о которых шепчутся заключенные. Вестник знал точно, что это как-то связано с пророчеством, что всё под личным контролем Ризли и что никто из его приближенных (как, например, леди де Роз), ни за что не поделится этим секретом добровольно. И это интриговало. Инквизитор Ордена, презирающий Небесный Порядок и его последователей находил удивительно интересным факт того, что именно в этом изолированном месте плетётся некий таинственный заговор…

От размышлений приходится оторваться, поскольку Ризли подаёт голос. Заключенный провожает немигающим взглядом девушку, словно пытаясь напоследок запомнить её выражение лица в мельчайших подробностях. Но вот одно мгновение и всё внимание каэнрийца сосредоточенно на герцоге. На новый толчок Ризли встречает сопротивление, однако Кайон всё же заходит в пустую палату медпункта. Пока в царстве Сиджвин спокойно, у них с Ризли представилась столь редкая возможность поговорить один на один.

— Изучить, да. — Честно отвечает Вестник, следя за передвижением герцога по палате, вращая головой словно захвативший свою цель автоматон. — Но не сам. Я не учёный. Логово подходит, хорошее слово, да.

Уточнять, правда, каким именно образов Кайон планировал “утащить в логово и изучить” он не стал, лишь изменил выражение лица с абсолютно равнодушного на что-то более серьёзное: глаза полностью раскрыты, губы поджаты, голова чуть наклонена вперёд. И никаких встречных вопросов, никаких уточнений или попыток нащупать грань дозволенного, нет, Вестник играет роль послушного заключённого так, словно и не показывал своего чудовищного нутра. Да и разве будет такой послушный Кайон проблемой, когда у Ризли под носом проворачивают такой беспредел, как контрабанда?

+1


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Эпизоды настоящего » [20.05.501] У вас Меропид протекает


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно