body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/275096.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/326086.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/398389.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/194174.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/4/657648.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; }
Очень ждём в игру
«Сказания Тейвата» - это множество увлекательных сюжетных линий, в которых гармонично соседствуют дружеские чаепития, детективные расследования и динамичные сражения, определяющие судьбу регионов и даже богов. Присоединяйтесь и начните своё путешествие вместе с нами!

Genshin Impact: Tales of Teyvat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Дополнительные эпизоды » Встречая каждый рассвет


Встречая каждый рассвет

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

[html]
<!-- Добавь ep-body значение style="margin-left: 130px;" если используешь сообщение без профиля -->
<div class="ep-body" style="margin-left: 130px;">
  <div class="ep-textbox">
    <div class="ep-title">
      Встречая каждый рассвет
    </div>
    <div class="ep-subtitle">
      <p><a href="https://genshintales.ru/profile.php?id=310" target="_blank">Чжун Ли</a>, <a href="https://genshintales.ru/profile.php?id=271" target="_blank">Тарталья</a></p>
    </div>
   
    <div class="ep-buttons">
      <div class="ep-coord">
        20.02.501-02.03.501
        <br>
      </div>

      <div class="ep-tag">
        Где-то в Ли Юэ
      </div>
    </div>

  </div>
</div>

<link rel="stylesheet" href="https://forumstatic.ru/files/0014/98/d3/48798.css">
<!-- КАРТИНКА -->
<style>
  :root {
    /* ссылка на картинку */
    --epbgp: url("https://i.imgur.com/w6mwh3f.png");
    /* сдвиг изображения по горизонтали и вертикали */
    --eppos: 0% 0%;
  }
</style>
[/html]
Предыдущий эпизод - [20.02.501] Под фальшивыми звёздами
[hideprofile]

[sign] [/sign]

Отредактировано Tartaglia (2023-10-07 21:19:29)

+4

2

Пустота. Осталась только она. Спокойная, недвижимая и привычная. На удивление - теплая. Даже мягкая. И несет за собой такой непривычный запах. Старого дерева, свежей травы, примеси лекарств, и чего-то еще. Странный запах.
Перебирая в мыслях на грани сна, что же это может быть, просыпающееся сознание Аякса осознает неспешно мир вокруг. Первое что бросается в глаза - неизвестный потолок. Моргнув пару раз, Предвестник садится, скинув с себя мягкое одеяло. Сонно осматриваясь, юноша оценивает обстановку. Проснулся он по-привычному быстро, хотя шлейф тяжелой ночи ныл в изнуренном теле. Вокруг - неизвестное помещение, которое буквально пропитано духом Ли Юэ. Значит, он еще на территории региона. Это было хорошо.

Аякс плохо запомнил события произошедшие после прихода к ним с Итэром Чжун Ли. Вернее сказать он их почти и не помнил, хотя обрывки то и дело всплывали мутными видениями в контуженной голове. Откуда-то было тяжелое тянущее тоскливое чувство, перемежающееся с приятным гео-теплом. Значит, это все Чжун Ли. Кому еще во всем Ли Юэ был интерес позаботиться о Предвестнике? То, что товарищ упрямо пошел за ним уже удивляло. Значит, таких двое. Не так всё и плохо у него.

Стоило Аяксу выбраться из-под одеяла и сдвинуться на край кровати, как тяжелой плитой изнеможение напомнило о себе. Даже дух перехватило, пришлось дать время прийти в себя, впившись пальцами в край. Тихо зашипев, юноша заставляет себя встать через эту боль. Пройти несколько шагов было сейчас важнее, да и лежать казалось не самым разумным для него.

Останавливается рыжий у зеркала, перед которым стоит стул, а на нем лежит серая ободранная куртка. Его куртка, от формы. С сокрушенным лицом Аякс поднимает и рассматривает её. Давно он так не убивал форму. На лице, казалось, должна вспыхнуть улыбка, но нет никаких эмоций. Он просто смотрит на собственную одежду, проверяя тяжесть повреждений. Прикидывает, сможет ли как-то без потери внешнего вида восстановить часть своей формы. Потом, потупив взгляд, смотрит уже на самого себя в зеркале. Испещрённый шрамами обнаженный торс вызывает только лишь холодную оценку повреждений. Нужно было понять, насколько всё серьезно, не задеты ли жизненноважные органы и не повлияют ли раны на гибкость или силу.

Куртка падает обратно на стул. Проверяя зарубцевавшиеся раны, Аякс даже не морщится. Каждый из них будил память о прошедшей ночной битве.
- Значит, водяной парень, да? Пусть готовится к реваншу, - посмеивается в свое отражение Аякс, уперев руки в бока. В целом все оказалось не так критично. Ценой беспокойств Итэра и Чжун Ли. А короткая осторожная разминка это подтверждает, хотя после неё Предвестник и едва слышно причитает.

Хмурясь, Тарталья пытается вспомнить детали прошедшей битвы, свое состояние и сформировать мнение обо всем, но голова в ответ неприятно ударяет болью. И так думать было сложно, в таком состоянии это казалось еще и бесполезно. Недовольно поворчав, Аякс прекратил напрасные попытки к анализу сейчас. Остаточный запал он тратит на то, чтоб привести взъерошенные волосы в хоть какое-то подобие порядка. Достигнув в этом относительного успеха, юноша покрутился еще перед зеркалом и, босой, направляется на выход из комнаты.
- Господин? - повышает он хрипловатый голос, выглядывая в коридор и щурясь от света, что льется через окна.

[icon]https://i.imgur.com/XIVe5m2.png[/icon]

+4

3

Даже за самой чернильно-тёмной ночью неизменно следует рассвет.

Чжун Ли знал это. Для того, за чьими плечами расстилались тысячи и тысячи рассветов, подобное было обыденной данностью, сохранившей лишь осколки былой надежды. Он помнил каждое из мгновений, когда янтарные глаза архонта вновь встречались взглядом с просыпавшимся светилом, безучастно обволакивающим тёплым светом земли под собой, сколько бы крови они не впитали. Помнил он и каждую из ночей, что предшествовала этому.

И минувшую ночь забыть он тоже не посмеет.

Запах крови въедливо клубился рядом пришельцами, расползался по убежищу - самому безопасному месту, куда он мог бы отнести тяжело раненого Предвестника.
- Чайльд? - Не отвечает. Нет сил? Тихий вопрос растворился в помещении, чьи стены давно не слышали отзвуков голосов, но не было нужды в ответе. Пусть и плескалось переживание беспокойными волнами изнутри - худшее уже позади. Лишь настоящее напоминало о себе, заставляло выныривать на поверхность из вороха пустых воспоминаний прошлых лет. Теперь всё иначе - он мог спасти того, кого заботливо держал в руках.
Хоть Чжун Ли и не желал провозглашать себя лекарем по множеству причин, его педантичность говорила сама за себя, вырываясь наружу давно усвоенными знаниями. Аккуратно снять окровавленную и изодранную одежду, обработать целебными мазями свежие раны - и взглядом невольно зацепиться за застарелые, бледными полосами шрамов исчерчивающими тело - уложить бережно на кровать, позволив Чайльду наконец-то отправиться в страну грёз, не вздрагивая от чужих прикосновений. Мужчина задумчиво застыл у изголовья кровати, перебирая в голове собственные мысли будто свитки по полкам - всё ли сделал, ничего не упустил? Мог бы ещё чем помочь, изгнать осевший на груди морок битвы, что впечатлениями и урывками воспоминаний сумел бы вонзиться в беззащитный разум?
Но самопровозглашенный защитник Гавани выглядел спокойным. Куда более, чем все их встречи, во время которых на чужих губах неизменнее всего царила улыбка. Даже в эту ночь, хоть обстоятельства и не располагали. И без привычного выражения лица он выглядел беззащитным... слабым. Тем, кто действительно нуждался в помощи более иных, пусть и стоило многого хотя бы вскользь о ней попросить. Словно и подумать не смел, что заслуживал и право имел. Слабую улыбку вызвало воспоминание о Путешественнике, что вопреки всему решил рвануть за Тартальей вдаль лишь бы не отпускать одного в таком состоянии.
Чжун Ли вздохнул, аккуратно ладонью проведя по мягким рыжим волосам. По крайней мере теперь он мог отдохнуть от своего бесконечного бега, не беспокоясь о чём-либо.

Собственный костюм вскоре был отложен в сторону и сменен другим. Едва ли его красили буревшие пятна чужой крови, да и быть ходячим напоминанием о прошедшей битве не хотелось. И всё же мысли архонта резво сменились иными, стоило неслышно покинуть спальню и на кухню двинуться - каким блюдом порадовать раненого, дабы охотнее к выздоровлению тянулся? Чайльд потратил немало сил и вряд ли очнётся в ближайшее время, а потому... архонт задумчиво прикрыл глаза, пальцами проведя по подбородку под невольно вырвавшееся «хм-м».
Да, на это было достаточно времени. Ровно как и времени для того, чтобы раздобыть все необходимые ингредиенты.

Теперь воздух полнился куда более приятными ароматами специй, пока Чжун Ли методично промывал и нарезал солёную свинину с ветчиной на ровные куски, то и дело придирчиво водя носом. Острота имбиря, ненавязчивый запах бадьяна, лёгкие нотки цитруса - для идеального блюда каждый ингредиент должен был быть идеальным, вне зависимости от его размера. Нарубленное мясо отправилось в глиняный горшок с кипящей водой, чтобы спустя пару минут мужчина вновь слил воду, поставив на огонь уже другую ёмкость. Пока вода закипала, Чжун Ли очистил свежие побеги бамбука от твёрдых листьев, подвергнув той же процедуре. Несмотря на кажущееся копошение он совершенно не спешил, будто приготовление блюда было хорошо знакомой песней, расписанной по нотам, и архонт выученными движениями с точностью следовал каждой из них. К залитому водой мясу добавились пару пластин имбиря и немного вина, и лишь после закипания Чжун Ли удовлетворённо убавил огонь. Ожидание тушения не смущало его, как не было и необходимости в часах - и это время он потратил между созерцанием набирающего высоту солнца и короткими проверками состояния тихо сопящего в кровати Предвестника. Пора выкладывания бамбука к основному блюду совпала с едва слышимым шумом, доносившимся со стороны спальни - стало быть, проснулся - но выбегать навстречу архонт не спешил, не сводя янтарных глаз с томящегося супа в горшке. Пусть немного побудет наедине с собой, дабы привыкнуть к необычной обстановке.

К тому моменту как Чайльд - доверившись интуиции или последовав за ароматом - добирается до кухни, на столе уже располагаются две изящные чашки свиного супа с молодыми побегами бамбука, на посыпанной мелким луком поверхности которых из тонких пластин ветчины были аккуратно выложены гео-символы. Что ж, он не мог отказать себе в этой малости. Рядом располагались плошки с рисом, соус и - к ужасу Предвестника - пара палочек с ложкой.
- Ты вовремя. С добрым утром, как себя чувствуешь?- Запоздало мужчина упирается взглядом в выглянувшего из проёма юношу, замерев с застывшей улыбкой. Пусть в доме и было тепло, разгуливать с голым торсом зимой было не лучшей идеей даже для рождённых в Снежной. Особенно для тех из них, кто недавно был при смерти. Коротко выдохнув, давя всколыхнувшиеся эмоции, Чжун Ли миролюбиво кивает самому себе, продолжая: - Подожди немного, я принесу сменную одежду. Надеюсь, тебя не смутит тот факт, что она принадлежит мне. - Разумеется, всё в этом доме принадлежало ему. И не так уж часто здесь были гости, чтобы по достоинству оценить с любовью обставленное жилище архонта, в котором ему ни перед кем не надо было притворяться. Повторно он окидывает Чайльда куда внимательно - взором пытаясь понять, какой из припасённых нарядов лучше сядет на юношу - после чего, придя к согласию с собственными мыслями, ненадолго удаляется, чтобы вернуться с небольшим свёртком.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/310/201344.png[/icon]

+4

4

Любопытство взяло верх, и вот уже Аякс выглядывает в окно. Пейзаж ему незнаком. Нет, рельеф и особенности местности говорят что это не дом в стиле Ли Юэ, а он правда еще в регионе. Впрочем, а где бы юноша оказался, будучи в руках архонта, пусть и бывшего, страны камня и гор? Привычно взгляд ищет на небе то, что никогда не дает сбиться с пути, но отсюда парящие острова не видно. Значит и к лучшему.
В свежем воздухе тянет жаром огня и еды. Направление запахов и звуков определяется без проблем. В этом месте ощущается то, чего Аякс не чувствовал в гавани - степенный и размеренный покой. Это было что-то по настоящему новое для него. Даже в родном доме всегда царила приятная суета и шум, как бы отец семейства не просил тишины. Торговый и дипломатический партнер Снежной всегда открывался с одной стороны для Тартальи. Неплохое место для службы, приятные глазу виды, достойные противники в бою, но Аякс никогда не думал что окажется в подобной ситуации. Нет, не раненым настолько, что хочется лечь и не проснуться, а в тишине шелеста горных ветров, мягкого зимнего солнца и трепетного уюта. Внутри смятение: как он должен себя вести? Что именно делать? Если бы не тяжелая голова и остаточная боль в изнеможенном теле, то тренировка была всегда ответом. Впрочем, сейчас он знает, что должен найти хозяина этих мест. 

- Кажется, я видел только что всё, - едва слышимо говорит Чайльд, упираясь здоровым плечом в дверной косяк. Наклонив едва голову, рыжий ловит своим взглядом взгляд насыщенного янтаря, не сдержав мягкую улыбку. Отвечает не сразу, глядя на непривычную для себя картину. Когда еще доведется увидеть нечто настолько драгоценное? Ещё в коридоре приятно пахло тушеным мясом, а стоя на пороге кухни Тарталья понимает, насколько он обессилено голоден.
Замечает характерный взгляд и опускает свой, не сразу понимая, что не так. Виновато выдыхает через плечо в сторону.     
- Прости-прости, наверное нужно было рубашку накинуть. Пошел искать тебя и не подумал. И я в полном порядке. Хоть в еще одну битву влез бы, - улыбка яркая, даже несмотря на взгляд. Потому глаза закрывает, чтоб не смущать этим диссонансом. Он ведь знает, наслушался. Чтоб не беспокоились всегда надо улыбаться и не смотреть.

Ловя теплый взгляд, Чайльд только и может что еще раз собственные волосы растерянно пригладить, стоит Чжун Ли пройти рядом и скрыться в этих коридорах. Хотел было потянуться за ним, но сказано подождать. Некоторое время юноша так и стоит в коридоре, будто бы растерянно и растрепанно, совсем не к месту.
Неожиданно качнувшись, Аякс проходит на кухню, не без любопытства осматриваясь. Аккуратное блюдо на тарелках акцентирует внимание на себе. Но взгляд останавливается на палочках. Хорошо, что они не смотрят в ответ. Недолго думая, Тарталья разворачивается к шкафам кухни, заглядывая то в один, то другой, некоторое время проводя в поисках. Головная боль неприятно стучит в виске, но мыслей и без того нет. Только цель. Но иных приборов не находится. Только ложка для бульона обнадеживает.

Прекратив ревизию чужой кухни, Аякс подходит к столу и едва не садится за стол в момент, когда возвращается Чжун Ли со свертком одежды. Смотря на ткани, потом на мужчину, рыжий улыбается.
Подходя в шаг ближе и перехватывая сверток, Чайльд касается руки Чжун Ли на мгновение, но так и замирает. Появляется навязчивая идея, карабкается по позвонкам спины к шее, цепляется она за плечи. Сжимают когти глотку так, что и вдох сделать сложно, бессмысленно и пытаться. Тонкими иглами впивается она в голову, холодя собой. Пробегает по телу едва приметная дрожь. Топится янтарный свет в бездонной тягучей синеве, затягивая. Улыбка становится мягче. Все же дается ему вдох медленный и тихий. Забирает Тарталья из рук мужчины одежду, больше не касаясь его. 
- Благодарю за твое беспокойство. Надо будет мне потом залатать свою форму, хотя её только перешивка спасет, - сокрушается со вздохом Чайльд, рассматривая то, что ему дали. Эмоции ушли отливом, а сам рыжий отошел от стола, накидывая на себя рубаху и возясь с поясом ханьфу.
Лишь после небольшой подготовки и сторонней помощи можно было вернуться к еде.

- Расскажешь, что я пропустил и где мы? Или это будет новая история? - перехватывая обе палочки привычно в кулак, Аякс больше рад видеть ложку. Но его внимание полноценно захватывает на этот раз блюдо, которое со всем детальным подходом было приготовлено и подано. По настоящему драконьи порции еды.

[icon]https://i.imgur.com/XIVe5m2.png[/icon]

+4

5

Нет веры ни единому слову.

За показным дружелюбием сам взглядом внимательно скользил по Предвестнику - как держит себя, как дышит, не вздрагивает ли от боли, что в теле наверняка томилась в ожидании часа дабы напомнить о себе. Столь легко сорвавшаяся с губ фальшь, но наивностью было полагать, что столь серьёзные раны за краткий отдых исцелятся без следа. «Хоть в еще одну битву влез бы» - эхом отдается в голове колким ощущением протеста, и вслед за этим в памяти воскресли слова Путешественника. Пусть до заточения в скале дело ещё не дошло, остальные варианты Чжун Ли всё ещё казались достаточно соблазнительными. И кто знает, придётся ли прибегнуть к более суровым методам, если убежище это, впрочем окон не лишенное, со своей задачей не справится.

Чайльд на секунды застывает, не спеша свёрток принимать, в заминке этой впившись синевой глаз в бывшего архонта. За тихой гладью словно водоворот бушует - из эмоций странных, неясных. Напряжение в воздухе виснет почти ощутимо - и так же быстро оно схлынуло, стоило Предвестнику вновь голос подать, будто и не стряслось ничего. Мужчина лишь голову чуть склонил, на сей раз своё любопытство погасив и отступив.

- Насколько могу судить, о восстановлении твоей формы едва ли может идти речь. - Слишком многое за ночь пережила ткань вместо со своим хозяином, лишенная возможности лечения. Чжун Ли обходит стол, усаживаясь со своей стороны и изящным движением убирая хвост за спину. Теперь, когда Чайльд не разгуливал с голым торсом или в окровавленной одежде, можно было подумать и о возвращении к трапезе. - К тому же дипломат Снежной должен выглядеть соответствующе - и залатанный костюм едва ли скрасит впечатление.

С такой работой, которой частенько нагружали Предвестников, костюмов этих у них должно было быть на небольшой гардероб в запасе.

- Если жаждешь историй, возможно я смогу тебя немного развлечь. Немного позже.- А взгляд янтаря цепляется невольно за представшее перед глазами кощунство, болью в душе отзывающееся - то, как Чайльд, вопреки всему времени, проведённому в Гавани, вновь с палочками варварски обращался. Теплилась надежда в груди - что, многими оружиями овладев, и столовые приборы осилит - только вот противник и в этот раз оказался рыжеволосому юноше не по зубам. Впрочем, оно же было и маленькой местью тому, кто вновь себя опасности подверг, едва сумев остановиться в шаге от необратимого падения. И то с чужой помощью.

Потому жалости бывший архонт тоже не испытывал, испытание это подкинув совершенно намеренно.

- Не то чтобы ты многое упустил, разве что восход солнца. Что же касается того, где мы... - Чжун Ли отвлекается от собеседника, голову чуть склонив в сторону окна, что вид на столь привычный пейзаж открывало. Красило солнце золотом верхушки возвышающихся скал, покрытых мягкими изумрудными полотнами. Вряд ли речь шла о регионе - подобное зрелище о многом говорило само за себя... и в тоже время было едва ли обыденным для тех, кто не так уж и часто ступал за пределы столицы. - Достаточно далеко и от Гавани, и от ближайших поселений. - Резиденции его, как правило, располагались в местах уединенных и труднодоступных для простых смертных. Добраться сюда, не зная пути, было сложно... и выбраться, пожалуй, не легче. Мужчина лишь на миг позволил себе покоситься в сторону воюющего с палочками Чайльда, чтобы вновь продолжить: - Так что можешь не беспокоиться, здесь тебя никто не потревожит. Что же касается этого дома - он в моём распоряжении с давних времён. Признаться, я и сам здесь давно не бывал. Гостей же в этих стенах не было ещё дольше. - Льются слова мягко, выдавая задумчивость мужчины, невольно затронувшего всколыхнувшиеся воспоминания. Вопреки ним - конкретики архонт почти намеренно избегал, не желая омрачать солнечное утро тенями давно минувших событий. Да и подсказок касательно их местоположения суетливому Предвестнику выдавать не хотелось. Ещё чего и правда решит испытать свои силы в прыжках со скал, едва с постели поднявшись.

Всё, что нужно было знать Чайльду - здесь безопасно.

- А к блюду советую приступить пока ещё горячее. Надеюсь оно придётся тебе по вкусу. - Чжун Ли ловко подхватывает палочки - или пример подавая, или в лёгкой насмешке. Оставалось надеяться, что голод израненого возьмёт своё - для правильного восстановления еда была совершенно необходима. И, возможно, после обеда архонт сам историй попросит - о том, что именно довело Чайльда до такого состояния и с чем ему пришлось столкнуться минувшей ночью до их встречи.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/310/201344.png[/icon]

+4

6

- Значит, аккуратным меня видеть хочешь и при форме? Я запомню, - подначивает рыжий с улыбкой.

Спокойно и тепло, топится все в свете. Чайльд слушает, как перебирает слова Чжун Ли, перехватывая палочки. Округлые, они так и норовят от случайного движения и со стола улететь. Впрочем, недолго издевался он над ними, перехватывая в ладонь. Как показал когда-то сам консультант ритуального бюро, пусть сейчас не обращает он внимание на страдания «ученика». Или даже наоборот смотрит с большей усмешкой во взгляде. Вот же..! 
Но палочки не даются так просто, будто бы он взял их в руки действительно в первый раз. Задумчиво потирая их, Аякс притворился, что заинтересованно рассматривает. Эта мелкая резьба составляет интересный рисунок у навершия. В голове же билась мысль, которая выдала холодный итог - даже с вилкой было бы не удобно. Это ощущение раздражало своей сутью, и тем, что так не вовремя проявилось прямо за одним столом с Чжун Ли. Казалось бы хорошо что здесь только они. С другой стороны - здесь были только они. Не дав мелкому тремору проявится явно, Аякс сжал и разжал задумчиво свободную ладонь. Тарталья поднял взгляд на Чжун Ли и улыбнулся ему, скрыв свои измышления за усмешливой улыбкой.
Но трапеза должна продолжаться.
Его поведение определенно было грубым, но Чайльд так и не взял палочки нормально в свои руки, не без помощи ложки для бульона пробуя еду. Так было легче скрыть мелкую дрожь. Хотелось не сосредотачивать все свои силы на том, чтоб удержать в руках вещи, но скупость движений позволяет. Начинает он, конечно же, с мяса. Внимание, с которым подошел мужчина к готовке не ускользает от Тартальи. Пусть он способен в один день перехватывать солдатский паек, а в другой оставить крупную сумму моры в именитом ресторане Ли Юэ, но это никак не влияет на его восприятие блюд. Еда должна утолять голод и все равно какая она. Казалось бы. Вкус бамбука так и остался непривычным, но даже мясо ощущалось по другому. Такое не подадут в дорогих заведениях, у них попросту не хватит денег на кулинара такого мастерства.
Приложив большой палец к подбородку, юноша некоторое время думает об этом, глядя на блюдо.
- Потрясающий вкус, господин. Теперь я понимаю, откуда такие требования к заведениям с твоей стороны. Ты всегда знаешь, где с особым чувством подошли к готовке.
В один вечер одно из лучших заведений торгового квартала с записью столика заранее, в другой - уличная еда. Контраст создавался опытом. 
От созерцания Тарталья вновь вернулся к еде. Спешки в скупых движениях точно не было, это позволяло наслаждаться каждым глотком бульона или очередным кусочком.

Столько раз они ели за одним столом, но сейчас это ощущалось иначе. Гадает Тарталья отчего же. Что блюдо лично готовил Чжун Ли? Из-за пережитого накануне? А может причина в иногда замирающей тишине где-то за спиной, что заставляет быть настороже сильнее?..

Вот оно. Он ловит беспокойную мысль как назойливое насекомое и рассматривает пристально. Размышления вернулись к сказанному, догоняя собой рыжую голову в настоящим. Сидя в такой обстановке тяжело опережать любой проблеск в голове.
Тарталья прекращает донимать бульон и смотрит напротив исподлобья. Обычно это он ставит условия, задает ритм и место. Слушает рекомендации, принимает решение. Пока кто-то ловит течение юноша пойдет против него, с желанием извернуть. Сейчас же будто дразнят его паранойю, заигрывая с бдительностью.

С одной стороны здесь все принадлежит человеку напротив.
С другой стороны здесь все принадлежит богу напротив.
Одновременно разрывает на части от этих чувств. От этой тишины. Двое так мало. 
Подперев висок костяшками пальцев Аякс не отводит свое пристальное и в чем-то упрямое внимание от Чжун Ли.
- Даже не подумал бы, что ты так умело готовишь. Есть что-то, в чем идеальный консультант не будет хорош?
Тишина не только снаружи, но и внутри. Оттого так не по себе. Будто бы нереально. Будто бы обман. Все сейчас сорвется трюком издевки? Или что-то изощреннее?..
Непривычно тихо. Спокойно тихо. Это отвлекает от собеседника напротив, что раздражает уже самого Тарталью, накручивая медленно что-то внутри. Отдача будет сильной, и он это прекрасно знает. Придется приложить собственную силу вопреки, но не дать мягкой улыбке даже поколебаться.

[icon]https://i.imgur.com/XIVe5m2.png[/icon]

Отредактировано Tartaglia (2023-10-21 23:46:25)

+4

7

На чужую улыбку отвечает собственной - спокойной мягкостью и тихим смешком подтверждая озвученное. Но сам Чжун Ли бросает беглый взгляд на собеседника - выбранное одеяние ему и правда пришлось к лицу, что не могло не откликаться удовлетворением на сердце. Впрочем, избегает мужчина смотреть на Предвестника дольше положенного - обстановка для Чайльда явно непривычная, не хотелось бы, чтобы сей факт отозвался смятением в чужой душе, лишив драгоценного уюта. Сколько пройдёт времени, прежде чем юноша перед ним сможет окончательно расслабиться, смирившись с покоем здешних мест, отсутствием осуждения и взглядов косых?

Но любопытство превыше - награду за собственные старания в виде чужого довольства бывший архонт упускать не собирался, взглядом из-под ресниц наблюдая за реакцией Чайльда на предложенное блюдо. Похвалы в свой адрес ждал - и, заполучив её, с улыбкой прикрыл ненадолго глаза, словно сами слова смакуя.
- Благодарю. Рад, что тебе пришлось по душе. Что же касается выбора заведений... - Чжун Ли прерывается ненадолго, собственное блюдо пробуя - вкус таков, каким и ожидался. - Просто мне больше нравится, когда повара более ответственно подходят к приготовлению блюд и не пытаются менять выверенную рецептуру в угоду упрощения и ухудшения ингредиентов. Оно сродни неуважению к собственным гостям, и едва ли грешащие подобным места достойны рекомендаций. - То было и неуважением к традициям Гавани. Подобное было ещё простительно для других регионов, чьи рестораны могли озаботиться представлением меню других стран, но не для Ли Юэ.

И всё же лёгкое напряжение надоедливыми мошками витает над столом, смазывая удовольствие от совместной трапезы.
Чайльд держался неплохо, но излишне старался там, где того не требовалось, заставляя вновь в мыслях перебирать слова что бусины в поисках ответа - чего Предвестнику не хватало? Фразы иль жеста, чтобы расслабиться окончательно да стряхнуть ту нервозность, что мелькала в бездонной синеве, спрятанная за учтивой улыбкой. Что мешало отпустить ему минувшую ночь и насладиться настоящим?

Спрашивать сейчас о событиях, что Чжун Ли пропущены были, определенно не стоило. У них достаточно времени на двоих, чтобы обсудить это позже.

- Идеальный консультант... ты слишком высокого мнения обо мне. Я просто многое слышал и многим интересовался - потому имею некоторое представление о том, как устроены те или иные вещи, что дарует мне возможность немного разбираться в них. От готовки до воинского дела - у меня было достаточно времени, чтобы проникнуться разными аспектами жизни. - И породить некоторые из них, прививая собственному народу первые зачатки культуры. - Но даже мне свойственно ошибаться, особенно в разговоре с теми, кто собственной стезе всю жизнь посвятил. - Людские жизни были коротки - но вовсе не бессмысленны. Архонт любил знания, проверенные временем, но не сковывал себя рамками излишней консервативности - и мир точно так же не стоял на месте, меняясь день ото дня порой сильнее, чем могли уследить его янтарные глаза. Педантичность, порождённая прожитыми тысячелетиями, вполне неплохо сосуществовала с не гаснущим любопытством от изведывания нового... тем более когда перед ним сидел тот, кто сумел это пламя разжечь более всего, сосредоточив на себе пристальный взгляд бывшего божества.
Возможно это и было одной из причин, по которой Моракс всё ещё оставался самим собой.
- Чайльд... тебя что-то беспокоит? - Голос мужчины низок и мягок, стоит ему наконец-то задать давно вертевшийся в уме вопрос. Ни в коем случае не допрос - лишь искреннее переживание, отражавшееся в глазах того, кто желал помочь юноше перед собой.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/310/201344.png[/icon]

+4

8

От внимания рыжего не ускользает, с каким довольством мужчина напротив улыбается. Это касается собственных мыслей, рябью пробегая.
То, с какой тщательностью подходит к традициям бывший архонт не может не цеплять. Впрочем, о чем бы ни шел разговор, Чайльд так бы и слушал его мягкий голос и твердую интонацию. От каких-то слухов и ответов на вопросы о чае до историй и легенд. Хоть и не может провалиться в эти ощущения полноценно, но Предвестнику достаточно их касания.
За попыткой расслабиться следует какофония навязчивого шума откуда-то изнутри. Оно вгрызается в потянувшегося за спокойным теплом Аякса, обрушивая к себе, отражаясь болью в голове. Чайльд едва приметно морщится, скосив взгляд в сторону. Моргнув, вернул всё свое внимание к собеседнику.

Звучит вопрос. Как на него ответить? Все слова разбегаются по округе - ни догнать, ни поймать, ни перехватить. А глаза… Окончательно теряется Тарталья, столкнувшись взглядами напрямую, не вскользь. Темный янтарь греет, резонирует с чем-то в собственной груди, выше солнечного сплетения и глубже. Заставляет сердце раздаться волнительным трепетом, что выдох следующий дается не сразу. И совсем не замечает как переживает Чжун Ли, ведь зачем переживать? Это бессмысленно, разве само божество этого не знает?

Он что-то заподозрил. Ну конечно, ты еще раз сознание потеряй рядом.
Бесхребетно. Сбежать бы. 

Своей позы Аякс не меняет, жестовым "пистолетом" из пальцев свободной руки утыкаясь в висок. Улыбка становится еще мягче, а собственный взгляд рассеивается. 
- Голова немного болит. Не так, как обычно. Еще не привык. Не волнуйся за меня, господин, – тон голоса тише, не хочет говорить о своей слабости Тарталья, кладя обе руки на стол и сцепляя их в замок. Выпрямляет спину, а сам взгляда не отводит, приподняв насмешливо брови.
- А будешь так обо мне волноваться, и я специально буду искать неприятности. Если меня будут так выхаживать и баловать каждый раз то чего мне бояться. Нравится заботиться обо мне? - усмехается негромко Предвестник. Уличив момент тянет руку через стол накрывая ладонью чужую, при том взгляда не отводя. Тремора нет. Аякс смотрит спокойно, с привычной улыбкой мертвых глаз.

- И почему я не могу оценивать тебя высоко? Сам знаешь, что это не только мое мнение, - чуть дергаются уголки губ, но может и кажется. - Будто тебе известно все в этом мире, так ты выглядишь. Наверное поэтому обращаются всякие люди с такими разными просьбами. Это твое дело, как проводить свою смертную жизнь, я только приглядываю со стороны, - сжав чужую ладонь в своей, приподнял и переплел пальцы, глядя совершенно умиротворенно в глаза. Море спокойно и тихо, полно янтарного теплого света. В павильонах, ресторанах, на улочках постоянно нужно было выдерживать дистанцию, которую Тарталья нарушал то и дело, отгоняемый. Сейчас он мог быть вольным как захочет.
- И раз уж ты у нас большой специалист, что скажешь о произошедшем? Такую толпень из монстров я давно не видел, а уж Вестников, - Чайльд закрыл глаза, пытаясь вспомнить. Тихо хмыкнул, приоткрыв веки и глядя с нескрываемым интересом. Улыбка стала чуть слабее. 

[icon]https://i.imgur.com/XIVe5m2.png[/icon]

Отредактировано Tartaglia (2023-11-01 15:11:37)

+4

9

Усмехается едва слышно на глупую просьбу - разве мог позабыть о волнении? Не израненному юноше, со смертью разминувшегося лишь на миг, изрекать подобное. Даже для того, кто развлечение в битвах искал, дабы зацепиться хоть кончиками пальцев за вкус жизни, Чайльд попадал в неприятности с завидной регулярностью.
Терпимо, пока ничем страшнее пары царапин оно не оборачивалось.
Куда менее, стоило беспечности чужой привести к более ощутимым последствиям.

Не хотелось подпускать и мысли, что случилось бы, не сорвись Путешественник вслед за сбегающим с поля боя Предвестником, не успей бы бывший архонт откликнуться на зов ради того, в чьих глазах не отражалась фальшь ночного неба.

Но прежде, чем ответить смог - хоть что-то, что угрозу лишь невинной шуткой обернуло - чужое тепло ладонь огладило, накрыв мягко, окутывая разум и дрогнувшее сердце мерным приливом. Чжун Ли давит на миг вспыхнувшее желание отстраниться даже быстрее чем промелькнул краткий отблеск удивления в янтарных глазах, скоро сменившийся теплотой - сам раздумывал о том, как то Чайльда мысль о безопасности донести, да позабыл учесть тоже самое.
В самом деле, здесь не было зрителей... а с ними и причин, по которым нельзя было насладиться драгоценным моментом. Как же редко им доводилось оставаться действительно наедине.
- Тебе нет нужды заходить так далеко ради моей заботы. И да, нравится. - На удивление прямой ответ, хоть и была своя толика наслаждения в увиливании от столь прямолинейных речей, увлекая чужое внимание и раззадоривая. Но - в другой раз. В этот же платой была реакция на подобную честность.
Похвала в свой адрес привычна - но из уст собеседника она ценнее обыденных речей. Чайльд сказал, что со стороны приглядывает - но куда ближе был, чем кому-либо могло быть дозволено. Стало быть, в упор рассматривает, бездонной синевой ловля каждую эмоцию, каждый мельчайший жест. Мужчина позволяет пальцы сплести, мягко подушечками чужую ладонь поглаживая. Самому хотелось глаза прикрыть, поддавшись потоку эмоций, но взгляд напротив приковывал, цеплял таившимся спокойствием. Увлекала теплотой ореола залитая утренним солнцем фигура рыжего юноши. Не только лишь Предвестник и неудавшийся убийца, но кто-то более сердцу близкий.

В такие моменты радостно было, что в памяти ярким росчерком останется эта картина до самого конца.

Жаль, что тени минувшей ночи не собирались отпускать их так просто.
- Мне неведомы её мысли и её мотивы. - Слабо покачав головой, Чжун Ли не стал уточнять, кого имел ввиду - да и была ли в этом надобность? - Как и неведом смысл в пролитой крови. - Бывший архонт отводит взгляд в сторону, давящее чувство в груди приглушая. Не ему, пролившему океаны этой самой крови, судить методы других. Но силы свои он использовал для защиты других - так какие же цели преследовала иная сторона, не скупясь цены? Образ идеального консультанта обернулся насмешкой, стоило речи о вещах зайти, от которых он стремился отвернуться. - Но, полагаю, целью всего этого могла быть «демонстрация». - Не сложно было предположить, как много семян посажено в ночь, объятую трупным запахом и пламенем - семян тревоги, недоверия и самого что ни на есть человечного страха за свою собственную жизнь. - Или же нечто более... сакральное, - чуть притих, слова подбирая, дабы с мысли не сбиться да лишнего не сказать, - скрытое за песней огня и хаоса. - Не было её появление случайностью, как и визит к смертному телу почившего бога. Он не ведал всего, да и не мог, полномочия свои сложив, но разговор с ней разбирал подобно осколкам витража, вертя их меж тонкими пальцами и разглядывая внимательно.
Но посмеет проронить вслух чуть более серьёзную подсказку, в слова облаченную - и кто знает, как отреагирует на неё только успокоившийся Чайльд и кому тогда придётся твердить просьбу об отсутствии волнения. Не хотелось подталкивать его к очередной глупости.
- Но, полагаю, своей цели она добилась.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/310/201344.png[/icon]

+4

10

Едва приметно приподнимаются брови, осознавая сказанное.
Нравится.
В этот момент замирает Аякс полностью, в голове становится тихо. Прислушивается к собственным ощущениям, что в тишине мыслей роятся и жмутся друг к другу. Уловка? Отговорка? Догнать его обычно не просто, прямой ответ получить еще труднее. Тем приятнее, что Чжун Ли не ищет окольных путей и не рассыпается кружевом слов. Нет, слушать его Чайльд готов всегда, но уставший от вечных масок и лжи юноша ценил прямоту.  И лишь крепче сжал чужую ладонь в своей, когда пошла речь о прошедшей ночи.
Не звучит имен, но о ком говорит мертвое божество Предвестник прекрасно знает. Хрупкая девичья фигура, обрамленная обманчивым светом и служащая тому, что вызывает ностальгию в груди, одновременно со стуком сердца от тоски. Это было уже не в его власти. Он только мог принять и не забывать.

Сдвигая стул, садясь ближе, Тарталья тянется вперед, прижав ладонь мужчины к своему виску, закрыв глаза. Что-то пробегает на задворках мыслей, всколыхнув их, будто распугивает косяк рыб.
Чайльд знал - что-то будет из-за личной просьбы. Честный обмен и возвращение предмета сделки. Раздором хорошо пронизывался любой контакт с силами с изнанки мира, идти за ними тяжело было отказаться. 
И все случившееся - просто нападение сил Бездны, хорошо организованных отрядов, на Гавань, где предводители Чтецы и Вестники, а восставшие мертвецы внесли смуту и панику. Зачем говорить о той, кто сестрой названа путешественнику?..
Тарталья едва приоткрывает глаза. Это появляется в рассеянном взгляде, что становится цепким. Потянув голову выше, прижавшись губами к костяшкам чужой ладони он следит и смотрит за взглядом напротив.
Боги мудры, боги всемогущи, боги сильны. Но они лишь фигуры, расставленные в нужных местах. Собрать их всех приказано, но без команды напасть он попросту не может. Сети интриганов тянутся слишком далеко, кто знает, куда он может влезть, чем помешать? Сам стал разменной фигурой в одной из сетей. Напротив же, так близко, сидит тот, кто уже не считается богом. Не может связать это Аякс, но пытается. Пока искорка мыслей  в мгновение не оборачивается пламенем беспокойства. Раскрывает Тарталья глаза шире, но резко дергается.
- Ауч, ауч, ауч!.. - шипя, Предвестник сжимает ладонь Чжун Ли обеими своими, наклоняясь. Накатившие эмоции, попытки анализировать и сопоставлять клочки воспоминаний, ударили резко. Локти упер в колени и больше не смотрит, уронив взгляд куда-то в пол. Опрометчиво можно было считать это мольбой, но тело его дрожало. Кое-как Чайльд выдохнул, беря себя под контроль.
Мысль о том, что Принцесса Бездны нанесла визит мертвому богу разрывает слишком буквально изнутри бурей эмоций и чувств, к которым он не готов сейчас. От ревности до паранойи, аж сделать вдох сложно.   
Тарталья опускает плечи, издав смешок, и выпрямляется - едва ли пара мгновений прошли после странного приступа. Жмурится, улыбаясь легко.
- Кажется, меня ненадолго хватило, да? Ох-х, господин, покажешь откуда я пришел? Я... сейчас запутаюсь в коридорах если сам пойду. Прилечь бы.
Но не отпускает ладонь Чжун Ли, хоть и выглядит расслабленно уже. Точно не сразу, осторожно давая ему пространство, будто вновь себя силой оттаскивая. Выдохнув в сторону, Чайльд качнул головой.
- И мне нужно место для тренировок. Отлеживаться в твоей заботе - самое желанное сейчас, но я не должен потерять форму. Обещаю не злоупотреблять. Начну, как станет мне лучше, - прося, тут же успокаивает. Упрямство к тренировкам тяжело переселить, Аякс мог предположить реакцию со стороны на просьбу в своем состоянии. 

[icon]https://i.imgur.com/XIVe5m2.png[/icon]

Отредактировано Tartaglia (2023-11-13 18:00:41)

+4

11

Не мог не гадать бывший архонт о мыслях, что сейчас роились в рыжей голове столь беспокойно, вырываясь наружу лишь едва заметными жестами. Даже не думает ладонь одёрнуть, позволяя юноше её к себе ближе утянуть; находит миг насладиться тёплым прикосновением и едва ощутимым дыханием на коже вопреки безрадостной теме, безмолвно в воздухе повисшей.

О ком сейчас задумался тот, кто с Бездной знаком не по слухам? О тьме, что плела свои сети интриг и раздора, или о той, чьими устами она вещала?

Чжун Ли не желал давать слишком много поводов для вопросов - не сейчас, хотя бы этим утром пытаясь огородить их обоих от воспоминаний о кровавой ночи теплотой солнца и уютом - но и лгать не хотел. И потому, кто именно сидел перед ним напротив, взгляд его жадно ловя, и потому, что в обещании своём обещал умолчать о её визите лишь ему. И верил, что, какими бы ни были догадки Предвестника - ими он поделится либо с ним, либо ни с кем.
Мгновения чужой боли казались вечностью. Мужчина распахнул глаза, разве что с места не срываясь - для того пришлось бы чужую руку разжать, вцепившуюся в него в немой мольбе. Не мог себе позволить подобного, не мог и помыслить о том, чтобы оставить Чайльда хотя бы на миг наедине с этой странной болью, всё тело охватившей столь же резко, как и отступившей волнами. И, лишь узрев вновь синеву чужих глаз в сопровождении светлой улыбки, чуть губы поджал.
Собственное переживание, янтарным огнём вспыхнувшее в душе, вновь гасить пришлось аккуратно - своей слабости Чайльд избегал столь старательно, что неправильным казалось её подчёркивать, лишний раз служа болезненным напоминанием. И, хоть волнение никуда деваться не смело, Чжун Ли с тихим вздохом смирения соглашается с чужим упрямством, одаривая Предвестника уже привычной тёплой улыбкой - хоть одно благоразумное решение, которое всецело стоило поддержать. О том, чтобы дать отдых телу, а не бросаться сразу после пробуждения исследовать незнакомое жилище или загружать голову бессмысленными переживаниями.
- Всё хорошо, тебе нужен отдых. - В самом деле, даже вставать с такими травмами изначально не было никакой необходимости - кроме удовлетворения собственного любопытства. Точно так же не сразу освобождает собственную ладонь, давая ещё несколько секунд прийти в себя, но уходит от прикосновения лишь чтобы стол обогнуть и вновь рядом оказаться. Янтарём глаз аккуратно проходится по фигуре Чайльда, слабую дрожь выискивая. На собственной помощи мужчина не настаивает - но в тоже время предлагает ненавязчиво, как данное и совершенно естественное, щадя чужую гордость. Сказал ведь, что забота ему лишь в радость - успокоят ли те слова хоть немного? - Здесь недалеко. Что же касается тренировок... - едва заметно в глазах мелькает опасная искра, но прежде чем собственный протест пожаром разгорится, Чайльд спешит с оправданиями, невольно вызвав у архонта слабую усмешку. Знал ведь о реакции, что просьбой своей вызовет, да ещё и после странного приступа, но не смог промолчать. - Не думаю, что форма Предвестника - нечто, что можно так легко растерять за пару дней покоя. - Только вот, если отказом ответить, кто знает, как извратится заскучавший юноша в попытках избавиться от собственного беспокойства. - Покажу, как только сочту твоё состояние достаточно удовлетворительным для подобного. Так что, возможно, сейчас свои силы стоит потратить лишь на выздоровление.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/310/201344.png[/icon]

+4

12

Сжимая пустую ладонь и смотря на неё несколько отрешенно, Чайльд опускает плечи. Медленно поднимает свой взгляд на стоящего рядом и так близко мужчину, не переставая улыбаться. Цепляется от ладоней за локоть, к плечам и выше, пока вновь не сталкивается с глазами, которые заставляют замереть. Перехватывает дух от этого взгляда, что и дышать кажется непозволительным излишеством под ними. В таком золоте греться непривычно, обычно всегда кутает собой серебро. Больше не дрожит телом Предвестник. Было качнув головой на предложение немой помощи замирает на месте. Тяжело думать не только о своих чувствах, но и чужих. Привычно, когда это доворачивается. Только сейчас. Только немного.
Принимая помощь, Чайльд на мгновения виском касается чужого плеча, будто такой близости и добивался. Не видит взгляда Чжун Ли, потому и мнения его об этом не знает, наслаждаясь будто бы укрытый чужим теплом и вниманием. Как же это было дьявольски приятно.

Про себя Аякс усмехается словам, ведь и правда - чтоб растерять форму будто бы и необходимо больше пары дней отдыха. Отдых - роскошь непозволительная там, где не останавливается битва. Одна заминка и будешь сметен. Имеет ли он право на то, чтоб остановиться по настоящему и ненадолго? Разделить этот момент с кем-то?

- Значит, чтоб получить возможность тренироваться мне нужно пройти твою оценку? Ты та-ак жесток, господин. Может лучше отправимся на изнуряющие дух и тело тренировки? Знаешь как говорят: клин клином вышибают. Наверняка есть какие-то тайные древние методики Ли Юэ, которые сделают меня сильнее и сразу на ноги поставят. А подобные вещи может знать только лучший воин королевства, - щелкнув пальцами он улыбается, пока идут они по коридору. Особо Тарталья не оглядывается, здание как здание. С другой стороны это укрытое где-то место, которое разделил с ним дорогой сердцу человек. Достаточно доверительный жест пригласить кого-то постороннего в свой дом. Попытка понять, о чем думает бывшее божество, оборачивается легким сравнением собственных желаний.

Поправляя ворот рубахи, оглядывает сереющим взглядом кровать, к которой его вернули. Пускай в голове непривычная тяжесть, но… С другой стороны не чувствуются здесь челюсти чего-то упускаемого из внимания. Убедить ему себя, что не нужно быть бдительным не просто. Делается вдох легче, пусть нос и неприятно щекочут лекарственные запахи. Морщась, совсем по-детски, Чайльд жмется к чужому воротнику, слабо протестуя против лечения. Лежать в ожидании слишком тяжело и невыносимо для него.
- Может, у меня голова болит от ничегонеделанья? Такого диагноза нет? - усмехаясь, Аякс все же отходит к кровати, глядя и на маску, что лежит неподалеку, и засиявший глаз Бога. Глаз Порчи…
- Ах да. Путешественник неисправим. Как бы дел не наворотил, но он вроде парень умный. Умыкнул глаз Порчи - позор-то какой, - с этими словами лег поперек кровати Тарталья, глядя в потолок. Так просто укладываться не хотелось. При мысли о нескольких днях вот так - только ощущение янтарных глаз на себе и спасало. Каждый раз перехватывая взгляд Чжун Ли рыжий улыбается, будто поймал божество за чем-то хитростным, помешал коварству. 
- Сразу скажу, что в наказание мне придется сделать три миллиона взмахов мечом. Хотя я бы это заменил стрельбой из лука, и то будто бы больше толка.
Все же укладываясь по-нормальному в кровати даже по человеческим меркам, Тарталья успокоился.   
- Господин. Я доверяю тебе и знаю, что ты легко защитишь себя, - мысль, отложенная ранее, нагнала только сейчас, в подобии покоя. И смотрит Аякс совершенно спокойно и искреннее на Чжун Ли.

[icon]https://i.imgur.com/XIVe5m2.png[/icon]

+4

13

Не смог сдержать приятного удивления, сверкнувшего на миг в глазах лишь стоило Чайльду в самом деле помощь принять, благо искры этой он так и не заметил. Столь простой шаг навстречу, но от этого не менее важный, драгоценным доверием веющий. Кажется, сердце Предвестника в самом деле успокаивалось под мягким напором стараний, неохотно смиряясь с тишиной и безопасностью. Не от кого было прятать эмоции, не перед кем носить маски.

- Тайные древние методики Ли Юэ наставляют, что для наиболее эффективных результатов умение расслабиться и дать отдых телу и разуму не менее важно, чем самые усердные тренировки. - В тон юноше отвечает, шутливое замечание о собственной жестокости опуская. Будь оно слабой попыткой опротестовать решение - бывший архонт на подобное вестись не намеревался. В словах своих, впрочем, был честен - от бесчисленных вызовов самое острое оружие могло затупиться, не ухаживай за ним качественно да своевременно. Только вот не желал мужчина сравнивать израненного Чайльда с «оружием» даже вскользь - пусть оставит эту роль тем, кто ею интересовался. Здесь он был не за эти заслуги, и вовсе не по этой причине место у самого сердца занял.
Но переупрямить рыжего юношу, надо признать, было той ещё задачей, отдающей слабой головной болью уже у самого мужчины. К счастью, и сам вроде как противником непростым являлся, умеющим своего добиваться. Очередное возмущение Чжун Ли невольно тихим фырком встречает - так быть может не от ничегонеделанья, а от вредности? В такой диагноз бывший архонт поверил бы охотнее, комментарий этот, впрочем, опустив. Не хватало ещё сбить и без того хрупкий настрой на выздоровление невольной колкостью.
- Если твой Глаз Порчи у Путешественника, то он в надёжных руках. - Пусть голос и звучал успокаивающе, был бы рад, коль так оно и оставалось далее. Возможно, стоит позже поблагодарить златовласого юношу за такой дальновидный подарок - с отсутствием той подозрительной стекляшки у Чайльда оставалось куда меньше способов навредить себе.
Нежелание Чайльда поддаваться благоразумию и позволить себе окончательно расслабиться выливались нотами протеста даже когда кровать была уже перед носом. Но, увидев развалившегося поперёк кровати гостя, Чжун Ли не сдержал тёплой улыбки. Пусть и была эта ситуация безмолвной борьбой, ощущалась она всё же по своему забавно. Будто отыгрывался Предвестник за то, что не мог сразиться со сложившим полномочия божеством по-настоящему, даже в подобных мелочах отказываясь сдаваться так просто. Сам же рядом присел, на край кровати, стоило Предвестнику нормально улечься.
- Не многовато ли бессмысленных взмахов? Странные у дипломатов Снежной наказания. Да и никто ведь ещё не знает, что Глаз Порчи временно не у тебя хранится. - Отвлеченный, хотел было задуматься о странных методах, в снежном регионе используемых, да следующая фраза всё внимание к себе приковывает, заставляя взглядом вновь к лежащему юноше вернуться. Молчит некоторое время, слегка прищурившись да в синеву напротив всматриваясь, что спокойной гладью вод разливалась, но недолго хранит тишину, добродушно усмехнувшись. Неужели в самом деле на миг забеспокоился от всех этих разговоров о минувшей ночи? Волноваться о том, кто в чужих глазах отражался кровавым тираном - необычное ощущение. И необычайно тёплое.
- Спасибо. Я буду в порядке, что бы ни случилось. А теперь позволь себе отдохнуть, здесь тебя никто не посмеет побеспокоить. - Под тихое обещание рукой тянется вперёд, лёгким касанием рыжие пряди у лба поправляя. Теперь оставалось лишь самому как-нибудь неспешно удалиться, дабы позволить Чайльду наконец-то прикрыть глаза, поддавшись тишине.

Отредактировано Zhongli (2023-11-25 07:42:20)

+4

14

Тарталья усмехается, слыша комментарий про “дипломата Снежной”. Достойный пример внешней политики - монстром носиться по чужим королевствам, выбивая с должников Банка причитающуюся Снежной мору. За этим всем скрывается истинная суть планов и мыслей. Ведь не просто так шатается живым воплощением хаоса, не просто так соглашается принимать удары на себя.
- Будто меня Фатуи обучали сражаться, чтоб такие штрафы назначать, - тихо отозвался Чайльд, улыбнувшись. И в этой улыбке проскальзывает толика досады. Сколько воды утекло с тех пор, сколько времени прошло. А зная, как относительна такая материя, как время, Тарталья не задумывается о нём. Ведь там прошло его значительно больше.
- Самодисциплина, господин, важна для воина. Одно дело отложить клинок, продолжая заботиться о нем, а совсем другое - вышвырнуть и никогда не использовать, - на мгновения он прикрывает глаза, вытянув чуть дрожащую от легкого тремора ладонь к потолку. Будто из воздуха выхватывает гидро-стрелу. Едва та оформилась в точную и идеальную свою форму, как тут же распалась, опав свежими каплями. Горный воздух был побеспокоен ненадолго морской солью, что принесло за собой необузданное гидро. И правда, чего бояться здесь, в доме оставившего свой пост архонта, под его же надзором.

Меланхолия не успевает погрузить в себя, как Аякс резко раскрывает глаза шире, не сразу и опустив поднятую руку. Морская синева глаз смотрит прямо на приблизившегося человека. Заботливый жест по приручению беспорядочных рыжих волос ощутился так мягко и невесомо. Приятно настолько, что собственная ладонь вновь перехватывает чужую. Тянется за теплом, тянется за тем, чего так не хватает самому, но есть где-то там. Оно кружит голову и заставляет мысли потеряться, когда делает юноша глубокий вдох.
Аякс тянет на себя. Сам тоже приподнимается, коснувшись чужого лба своим. Там, в глубине сознания, ждут лишенные света сны, погруженные на забытое дно разума. Сочатся своей темнотой и одиночеством, даже не отпуская в спокойный отдых уставшую голову. Пережить, осознать и уложить все требует времени. Проанализировать свои ошибки, воссоздать ситуации. Спокойным и ровным шагом пройтись по полю боя, что вот-вот накроет взрывом, сметет ударной волной. Здравый и холодный анализ, подобный тыканью щенка носом, эффективен. В хаотичном мире Аякса все просто. Ошибся - вставай и сражайся.
Но Чайльд не может, смотря в темный янтарь глаз, что светом делится, что резонирует тихо в груди. Не хочет отпускать ни это чувство, ни самого Чжун Ли.

Надо.

Он медленно ослабляет хватку, укладывается нехотя обратно на подушки. Улыбается, будто провернувший шалость мальчишка, оставшийся ею довольный. И тени, что беспокойны, где-то в глубине глаз прячутся и ютятся, не показывая себя.   
- Раз ты говоришь мне отдыхать я приложу к этому свои силы, господин.

[icon]https://i.imgur.com/XIVe5m2.png[/icon]

+4

15

Мог бы многое оспорить и ещё о большем спросить, но Чжун Ли себя одёргивает, собственные желания усмиряя - не сейчас. Успеет ещё и о подробностях разузнать, и жизни прошлой, только красть драгоценное время отдыха казалось преступлением. За мерным потоком слов слишком легко было увлечься незаметно окутывающей приятной беседой, будто не требовался юноше перед ним покой первее всего.

Его не отпускают так просто - но жест этот, сопровождённый широко распахнутыми глазами цвета бездонной синевы, отозвался в груди разливающимся теплом. Не сопротивляется, вперёд послушно поддаваясь, немигающим взором ловля каждое мгновение. Чужая жажда ощущалась столь явно, в воздухе безмолвно повисая. Но Чайльд держится - вновь исследует границы дозволенного столь аккуратно, что бывший архонт просто не мог не наслаждаться этим, увлекаемый чужими эмоциями. Настолько лёгкие касания, но таившийся в них смысл было бы тяжко облачить даже в самые изысканные слова. Словно силой юноша заставляет себя отступить, нехотя вновь опуская, но собственного довольства всё же не скрывая, и отвечает на это Чжун Ли слабой улыбкой. Чайльд был слаб, как ни пытался скрыться за шутливыми масками и фразами.
- Поверю тебе на слово. - Сам вперёд тянется, повинуясь чему-то большему, и мимолётным поцелуем касается чужого лба. - И пусть сны твои будут спокойны, Аякс.
Лишь после этого, поднявшись с края кровати, бесшумно отступает к двери, но задерживается у проёма, оборачиваясь и мягким прищуром янтарных глаз последний раз окидывая фигуру лежащего Предвестника, прежде чем удалиться да дверь за собой прикрыть.

В этом маленьком противостоянии он вышел победителем, пусть и непросто далась эта победа. Только вот Чжун Ли тихо выдыхает, отпуская с лица улыбку будто той и вовсе не было всего пару мгновений назад. Не могло быть эмоций на каменном лице.
Залитый теплыми лучами солнца коридор совершенно не совпадал с тем, что куда глубже ощущалось, холодом внутри отдавало да царапало душу острыми когтями. За спешно возведённой бывшим архонтом сценой, полной драгоценного уюта, за красивыми декорациями из позолоченных верхушек гор и надежного убежища, благоухающего ароматным супом, стыдливо проглядывал основной сюжет произведения, реальностью величавшийся. И не были невзгоды игрой уставшего бога, решившего сложить свои полномочия. Но итоги... итоги болезненно схожи и в тоже время совершенно различны своим привкусом. Или виной тому присутствие уже знакомых актёров? Гавань снова вынуждена была заплатить цену, которую не желала платить. Что же касается Предвестника... взамен израненного сердца оказалось изранено тело, и лишь один неосторожный шаг отделял его от падения в пропасть. Не та небрежность, которую позволено было допустить. И сердце невольно дрогнуло, стоило лишь на миг мыслями коснуться - а что если? Слишком много обещаний не выполнено, смиренно ожидая своего часа.
Чжун Ли слегка покачивает головой, морок тяжелых мыслей словно стряхивая. Гадать о худших исходах можно вечность - но предаваться этому было совершенно необязательно. Сценарии прошлых лет не повторятся так просто. Усмешкой в пустоту молчаливого коридора консультант прогоняет остатки сомнений и наконец-то шагает вперёд, задумчиво пальцами до подбородка дотронувшись. Пусть память и не позволяла ему о многом забыть, сосредоточиться следовало на проблемах дня грядущего. К примеру, каким блюдом угостить Чайльда на этот раз, когда он проснётся.

+4

16

Прикосновение губ остается теплом, но даже осознать не успевает это Тарталья, ведь слышит обращение к себе. Так и замирает, пока Чжун Ли не оставляет его одного в тишине и покое тихого дома, питающегося солнцем среди гор предела.
Спустя минуты, закрыв лицо руками, Аякс выдыхает и тихо смеется сам себе. Что на уме оставившего свой пост божества тяжело понять. Но и не ему лезть в чужие души, особенно толком свою не собрав. Кидает еще взгляд на дверь, но отворачивается набок, со стороны не раненой руки.
Удается совладать с чувствами, ощутить не только разумом, а еще и телом тишину, которую так хотел разделить с ним мужчина. Но отдаться так просто этому покою он не мог, особенно когда не ощущалось рядом желанного тепла, что вынудит перестать терзать рефлексы.

Проваливаясь на безводное дно моря, за грань своих снов, Аякс не может перестать переживать произошедшие события. Слишком много было упущено, до чего можно было добраться. Еще и огонь, затмивший и заполнивший в мгновения весь мир, не идет из головы. Перегрузки, выпавшие на Нечестивые глубины, растерзали юношу на клочки, и собираться после этого было до сих пор не приятно.
В один момент он поднимается с кровати и плотнее закрывает все окна, спрятав помещение от лучей солнца. Не хотелось видеть его свет или ощущать тепло, по крайней мере не в текущем состоянии. Аякс предпочел провалиться еще на долгие часы своего сна.
Разум не знает отдыха, продолжая сталкивать сцены, разыгрывать варианты. Хотелось вспомнить каждое движение, но пока не уйдет тяжесть головы, не оставит тремор - это не возможно. Отвлекает себя Тарталья иными мыслями, задаваясь вопросом, чем занят господин. Редкие минуты его присутствия, что удавалось бодрствовать, остались теплыми моментами у сердца.
Может, стоило бросить культиваторов на той дороге? Добрался бы до Вестников, не дал бы им так легко уйти. Мог бы прыгнуть в дышащий темной материей портал за ними. Это было бы проще, чем переживать ударную волну и тепловые перегрузки, что выжгли дотла плащ сплетенный из тонкой материи звёзд. Разрушение Золотой Палаты и убийство миллелитов с Цисин не входило в планы Фатуи, а значит… Лишняя выслуга перед регионом для них не помешает, коли запишут им на счет. Жаль в окрестных горах нет снега.

Мучения разума и метания души закончились резким пробуждением. Память напоминала побитый витраж, пронизанный как собственной болью, так и чужим теплом. В теле почти не чувствуется слабость, но запах лекарственных трав, казалось, въелся в кожу. Морщась, рыжий полноценно просыпается в полумраке. Комната вокруг уже знакома. Отчего-то маячит мысль об обмане собственного разума, но нет, Тарталья уверен - воспоминания настоящие. Постепенно они встают на место, как и ощущения. Даже принудительное спокойствие не давит и не душит, как до этого. Да и голове легче. Он в сознании - как теперь лежать? 
Поправляя на себе одежду местного кроя Чайльд замирает перед зеркалом. Он рассматривает себя с минуту, прежде чем раздевается и одевается нормально. По крайней мере он видел как это носят. Внешний вид теперь можно было бы назвать приличным, несмотря на помятость. Может и правда заказать на пошив пару костюмов на манер Ли Юэ? Для этого точно нужна особая консультация. А сонливость сойдет с тренировками. Главное не забывает рыжий зацепить на поясе глаз Бога, благо ремни можно было стащить с остатков формы.
Залежавшееся тело намекает, что Аякс и так профилонил достаточно. Потирая шею, юноша не дает мыслям оформиться, подходя к окну и бросая взгляд через плечо. Дверь в комнату приоткрыта - наверняка бдит хозяин дома неподалеку. Как можно тише открывая окно, Чайльд выбирается наружу. Это займет пару минут, его отсутствие даже не заметят! А если заметят - так вот же и окно открыто.

Мягкая трава ранней весны, что настала раньше, прохладная, но это не волнует Тарталью. Тот проходит пару шагов и задирает голову, наслаждаясь ощущениями ветра. Он не будоражит тревогу подобно покою, совсем наоборот. Пусть этот ветер и не несет с собой раздор. Но как же славно под темным небом. Ночь? Раннее утро? Не важно. Уж пару часов он найдет как скоротать. Залежался.
Отсутствие глаза Порчи ощущалось по-новому. Словно дополнительные условия, но оттого свежее. Аякс усмехнулся, пробежавшей мыслью о зеркальном ощущении. Если сейчас отдаться полностью селистианскому гидро, то что будет при погружении в пучины заблуждений электро? Любопытно.
Он не стал разгоняться, начав с простой разминки. Кругов здесь все равно не нарежешь, хотя если Чжун Ли подскажет пару горных маршрутов… Стоит спросить. Ощутить напряжение мышц было приятно.
Воздух рассекают два водяных всплеска, закручиваясь у ладоней в рукояти, что тянутся в лезвия. Юноша взвешивает их в руках, делает пару движений и замирает, прислушиваясь к чему-то. 
- Медленно, - на выдохе ворчит рыжий, начав то и дело развеивать и воплощать оружие. Каждый раз - новое. Два клинка меняются на лук, лук вытягивается в копье. Даже мелькает книга катализатора, что является скорее насмешкой, чем оружием. Захлопнув водяную книженцую, разбив её на водяные капли, Предвестник хрустнул шеей. Славно. Боевая потеря не такая большая. Но все равно нельзя бросаться в резкие нагрузки - если фатуйских врачей еще можно было не бояться, то волновать лишний раз Чжун Ли не хотелось. В руках появляется тяжелая рукоять двуручного клинка, формируя за собой и лезвие. Оружие кладется привычным движением на плечо. Теперь можно и активнее потренироваться, он проштрафился.

[icon]https://i.imgur.com/XIVe5m2.png[/icon]

Отредактировано Tartaglia (2023-12-08 10:40:51)

+4

17

От тишины в давнем убежище веяло знакомым одиночеством.

Светило неумолимо кралось всё выше и выше под внимательным взором янтарных глаз, владелец которых сидел возле окна подобно каменной статуе, прерывая свой нерушимый покой лишь для очередного глотка очередной кружки чая. Постепенно небо успокаивалось, сменяя пожар минувшего рассвета глубокой синевой, едва тронутой вереницей пушистых облаков где-то вдали. Множество раз он наблюдал буйство красок, сидя на этом месте, и каждый неизменно наслаждался, какой бы ни была погода по ту сторону хрупкого стекла. И в покое, и в её ярости бывший архонт умел находить те самые ноты, душу затрагивающие, возносящие до блаженства и низвергающие печалью. Впрочем, находилось рядом нечто, внимание привлекающее куда больше, и Чжун Ли вновь мягко оставляет опустевшую кружку, поднимаясь со стула. Бесшумно ступает по коридору, в спешке не видя смысла, и украдкой заглядывает в поглощённую полутьмой комнату, занятую израненным Предвестником. Снова спит, беспокойство разума вымещая на кровати. Приоткрытая дверь не издает ни звука, будто боясь гнева Властелина Камня, коли тому довелось бы услышать хоть единый писк, и безропотно пропускает мужчину внутрь. Откинутое одеяло Чжун Ли поправляет со всей возможной аккуратностью, но всё равно в ответ ловит пристальный взгляд бездонной синевы, его силуэт в тени изучающий. Всего несколько секунд - и Чайльд успокаивается, позволяя себе вновь пасть в объятья сна, угрозы не учуяв, чем вызывает тихую усмешку. Не удивится, если снятся юноше бесконечные сражения, которыми тот дышал. Впечатления прошлых дней надо было уложить в голове, и спокойствие настигнет лишь со временем. Сейчас же было достаточно того, что хотя бы тело Чайльда отдыхает и восстанавливается, а не истязается выполненной угрозой скорых тренировок.

Но излишним было бы сказать, что, не найдя во время последнего на грядущую ночь визита пострадавшего в кровати, мужчина даже не удивился, на место пропажи уставившись с усталым вздохом.
Ожидаемо.
Приоткрытое окно добродушно манило выйти следом, щедро впуская в комнату потоки ветра, несущего в себе ночную свежесть, и Чжун Ли нисколько не смущается, это молчаливое приглашение принимая и покидая здание точно так же, как и беглец до этого - через не предназначенные для того проёмы. Искать загулявшего Предвестника долго не пришлось, но консультант не спешит дать о себе знать, наблюдая за импровизированной тренировкой со стороны прищуром глаз, скрестив руки на груди и прислонившись плечом о ближайшую скалу. На удивление - Чайльд себя даже щадил, явно не вкладывая в удары всю ту разрушительную мощь в его владении, что сейчас вернее навредила бы израненному телу, нежели чем помогла размять занывшие от долгого лежания мышцы. Только от вида подобной разминки у иного лекаря сердце бы не выдержало от переживаний за подопечного, едва поднявшегося с кровати. Как же повезло Предвестнику, что лекарем себя бывший архонт совершенно не считал. И всё же, маленькое выступление пора заканчивать.
- Отрадно видеть, что ты проснулся. - Голос подает внезапно, в интонации не давая мельчайшего намёка на собственное недовольство. Будто в самом деле происходящее совершенной нормой было, недостойной ни малейшего порицания. Только смотрит Чжун Ли уж больно внимательно, взгляда с фигуры напротив не сводя. Последний шанс избежать проблем, с пустым истязанием покончив немедленно с его появлением - разве не воистину божественная щедрость?

+4

18

Это ощущение инстинктов. Нет, чего-то большего, что ему не будет понятно. Нужно объяснять и раскладывать, приводя примеры, но Тарталье куда проще принять итог по факту. И раскрутить в свое понимание. Это его восприятие мира, когда отчетливое, не божественное, а дорогое сердцу тепло становится ближе. Конечно ему не удастся улизнуть незамеченным, не в их условиях и обстоятельствах. Быть на ладони под божественным взглядом отягощает. Правда, это работает и в другую сторону.
Предвестника это все равно не остановило. Тяжелый водяной двуручный клинок действительно ощущался своим весом в его руках, тем более на каждом техничном взмахе. И не смотрит на пришедшего мужчину, пока тот не говорит первым. Это все равно тянет взгляд, когда клинок занесен над головой на согнутых руках. Усмешку рыжего можно уловить по взгляду. Знает, как будет лучше, но времени терять не может. Но понимания этого Чайльд и не ищет. 
 
Только вот ответный взгляд... Одним им Чжун Ли словно хочет донести свою мысль и настроение. Спокойно, выдержано и благородно. Под таким взглядом замирают солдаты, а уж дети и подавно могут выронить свои игрушки. Он призывает быть разумнее, подчиниться тому, что и так ясно. Не требуется говорить в слух о том, что очевидно. Ведь так?
Ведь так.
Только вот Тарталья делает под этим взглядом еще один взмах, опуская тяжелый меч к земле. Это работало на него раньше, когда матушка нависала над ним, смотря строго. Не хотелось её расстраивать и подводить. Взгляд взрослого, смотрящего со строгой настойчивостью. 

Когда забиваешь человека в драке, вытряхивая из оппонента не просто ошметки крови, а клочки жизни, когда хватают за руки и оттаскивают силой, этот взгляд не поможет.

Когда стоишь ровно и скучающе под тяжестью внимательного взгляда, что проходит по рядовым, не выделяя. Всего лишь один из многих, пусть и направлен по особому распоряжению. Мальчишка, в руку которого вложили оружие и сказали куда ударить в следующий раз. 

Что-то еще в этом взгляде. Знакомое, будто крутится у головы, назойливо так напоминая, но не проявляет себя. Досадное чувство, которое заставит выть от непонимания.
Теряется нить окончательно, ведь в полярности мировосприятия рыжего все нормально. Беспокоится за самочувствие? Так он и не перенапряжен. Здравая оценка собственных ранений, правильные движения, выдержанная нагрузка - здесь было все то, почему Тарталья оставался без понимания ситуации. 
Еще один взмах.
Что от него хотят, смотря таким взглядом?
Он в полном порядке, смысла волноваться за него точно нет. Это беспокойство другого уровня, да? Что-то тоньше, взвывающее к скребущему чувству, которое почти не показывается. Выглядывает и смотрит тяжело. Кажется да, это оно. Да и признать небольшой проступок куда легче, чем искать сторонние объяснения. Зачем лгать, когда правда понятнее?   

- Да, не смог уснуть, всё тело затекло валяться уже. Я рук не чувствовал, господин, - меч упирается в землю, распадаясь на бурлящий необузданный поток гидро, что легко рассеивается в воздухе. Придется постараться в угадывании значения взгляда.
Подходит ближе, улыбнувшись. Синие глаза не отражают света, но ловят янтарные отблески. Ни стыда, ни совести, один только живой интерес. 
- Что думаешь? Еще день и я точно в строю, ха.  

[icon]https://i.imgur.com/XIVe5m2.png[/icon]

+4

19

Капли воды, срывавшиеся с лезвия воплощённого гидро оружия, жадно ловили малейший отблеск ночного светила нестабильными гранями, переливаясь подобно чистейшим кристаллам прежде чем исчезнуть. Столь обманчиво хрупкая стихия, остротой стали оборачивающаяся согласно воле своего владельца, столь далёкая от его собственного «я», чьё существование тихим резонансом расходилось в пиках гор и земных недрах.
Возможно, он залюбовался игрой лунного сияния на тревожащей тишину водной глади. Возможно, не только ею.
В поймавших его взгляд бездонных глазах этого отблеска не было. Но мельком, робкими пугливыми искрами, словно успевал ухватить в синеве отголоски знакомого золотого света.

Ещё несколько ударов разрезают ночную прохладу упрямством, прежде чем Чайльд смиряется и вонзает свой меч в землю, знаменуя окончание тренировки, да ступает ближе к мужчине. Слабые порывы ветра не заглушают слов, звучавших оправданием. Даже ветра подчинялись течению дня и ночи, сберегая силы для грядущего с рассветом буйства, но бьющая ключом энергия юноши словно отрицала столь тривиальные порядки.
- Думаю, что напрягать тело в твоём состоянии было всё же излишне. - Со вздохом отвечает Чжун Ли, неспешно подаваясь вперёд, будто мимо проходя. Сам же обходит аккуратно со спины, взглядом за фигуру цепляясь и оценивая, прежде чем остановиться у израненной руки. Приподнимает её бережно, разрешения не спрашивая, и слегка задирает рукав, обнажая свежие бинты. Полнится янтарь глаз грустью. Раны можно было скрыть, можно игнорировать, но им не дано так просто исчезнуть с человеческого тела лишь силой воли и желанием. Будь оно верным - и переживать о здоровье Предвестника не пришлось бы. Выносливость Чайльда заслуживала всяких похвал, но не сейчас, стоило со смертью всего день как разминуться. - Но, раз уж ты уже размялся... - С улыбкой мужчина опускает чужую руку столь же мягко, отступая. Ничего не поделаешь. Хотя вспыхнули вновь в памяти слова Путешественника, чьё предложение было радикальным, но бесспорно действенным. Может в самом деле стоило все окна камнем запереть да к постели приковать? - Давай вернёмся назад. На этот раз через дверь, разнообразия ради. - И всё же, уводя за собой, не смог сдержать укола за ночной побег.

Пусть не смыкал глаз с той ночи, пропахшей кровью, бывший архонт не особо чувствовал давящие объятья усталости, на сей раз посвятив всего себя завариванию чая и некоторым иным приготовлениям. Поздний час не был причиной отказывать себе в удовольствии от распития любимого напитка, но вместе с кружкой чая на столе перед Чайльдом вскоре образовалось ещё несколько тарелок с димсамами и парой палочек. Оставалось надеяться, что прогулки на свежем воздухе раззадорили чужой аппетит, и он не зря предусмотрительно озаботился приготовлением закусок. Но перед тем как позволить рыжему юноше к трапезе приступить, мужчина ставит перед ним ещё одну чашку, на вид, вкус и запах идентифицирующую себя как наполненную лекарством, и лишь после этого усаживается напротив.
- Я перестану спрашивать о твоём здоровье только после того как твоё тело изволит соответствовать твоим словам. - Мягко поясняет свои действия Чжун Ли, отвлекаясь на глоток чая. Чайльд мог бесконечно вещать о том, что в порядке был, только исцеления эти слова не даруют, а его действия и вовсе можно было считать саботажем на пути к выздоровлению. Впрочем, неугомонный Предвестник и правда выглядел так, будто пары недель отдыха ему будет достаточно. Но позволит ли он самому себе отдохнуть?

+4

20

Вздыхает мертвое божество, а укор тяжелым грузом кладется на плечи юноши. Отводит взгляд в сторону, лохматя волосы на затылке да выпрямляясь. Тарталье остается только молчать, пока его осматривает оценивающий взгляд. Смотрелся же в зеркало - все нормально с ним было. И что такого видит Чжун Ли, что не видит он? Все же получить комментарий о своем состоянии полезно с чужого взгляда. Рассматривая свою ладонь, Чайльд сжимает и разжимает ее, будто проверяя, не доверяя уже себе сам.
Нелепая ситуация для ощущений внутри.
Взгляд фокусируется с интересом, когда касаются перебинтованной руки. По телу пробегает приятная дрожь - то ли от воспоминания получения ранения, то ли от самого прикосновения в настоящем. Промелькнувшая грусть оставляет какое-то молчаливое смятение на душе. Как-то и слова разбегаются, и улыбка с губ сходит. Впору хвост поджимать.
- Да, как скажешь, - не спорит Аякс сейчас. Через дверь так через дверь.

Конечно же чай. Вдыхая запах разлитого напитка Предвестник поглядывает и на поставленные перед ним пельмешки. Ни за что вслух это не произнесет, лавировать в тонкостях чужой культуры сложно, особенно такой многослойной и многогранной, какая была у Ли Юэ. Особенно находясь рядом с тем, кто взрастил эту культуру меж гор и моря. Хотелось проявить почтение - все же Тарталья потерял немного дееспособности, а не ума.
Во время тренировки всегда пробуждается аппетит. Это не просто голод страдающего тела, а нечто более… сложное. Оно раскрывает пасть, смотрит десятком глаз, держится теней, что отбрасывают тени.

Каковы на вкус божества?
Он живет настоящим. Прямо сейчас. Рука Чайльда тянется за палочками, но замирает, когда ему, и только ему, ставят еще чашку. Опустив взгляд он все же берет сначала палочки, рассматривая содержимое последней посуды.
- Даже на капризы я шанса не имею, да? - как-то блекло шелестит Чайльд усмешкой, прежде чем залпом осушить чашку с лекарством. Горькое. И чем горячее - тем эффективнее, так говорят обычно. Не морщится рыжий, отставляя пустое в сторону. Всё, что имеет вкус - уже отрада.
- Ты так ко мне строг, господин. Хорошая тренировка только ускоряет восстановление раненого тела. А мы среди гор - такой воздух, такие пейзажи, как можно запереть меня пусть даже и в твоем доме, м?
Подняв вопросительно бровь и смотря шкодливо, вновь реагируя и жестикулируя живее, Предвестник медленно сжимает в руках палочки. Прикусывает самые кончики, поправляя хват ладони. А потом смотрит, прислушиваясь к себе. Моторика всегда требует тренировки и поддержки. Дальше - пельмешек. Хотя их как-то иначе называли. Надо бы запомнить.
Теперь небольшая трапеза дается проще, хотя палочки то и дело утыкаются в тарелку, чтоб не быть навесу.
- Я всегда должен становится сильнее в каждом новом дне. Готов признать, что твое слово сделает меня лучше, чем я был вчера.

“…Аякс.”
Димсам стало меньше еще на одну, прежде чем Тарталья замер, уперев локоть в стол и подпер ладонью с палочками подбородок. Он смотрит в задумчивости на собеседника по другую сторону стола.
- Чтоб соответствовать мне понадобится моя броня. Хороший трюк, да? О, господин, ты же видел мою технику? Она уже совершенна, но нет предела силе!
Взгляд едва уловимо меняется, хотя по-прежнему остается отражением мертвой синей бездны.
- И я не об электро или своем гидро, - ладонью отмахивается будто от чего-то. - Я её называю формой Короля-демонов - Ненасытные глубины. Ты-то должен меня понимать, сила есть сила и источник её не важен. Небеса, Бездна, люди - главное то, что можно применить в деле. Что сделает самого сильнее.
Аякс сжимает ладонь в кулак. От сконцентрированного в нём кусочка энергии веет глубинами забытых расщелин и изломов. Далёкая всепоглощающая Бездна. Всего-лишь мгновение, после которого Предвестник встряхивает ладонью, продолжая улыбаться. Каждое применение формы и техники напрягало собственно тело, словно переламывая его. Но после всей боли, после того как он выкарабкается, Аякс ощущает это - он становится и правда сильнее. Каждый рывок приближает его к цели. Это слишком сладкое чувство, когда ты держишь в своей ладони тяжелую энтропическую энергию. 
Правда сейчас цель сужена до одной фигуры, на которую смотрят с нескрываемым интересом. Не сложно говорить о чем-то сокровенном и закрытом, когда доверяешь. Мнительность, пляшущая на кромке сознания, успокоилась еще раньше.

[icon]https://i.imgur.com/yvXyl5N.png[/icon]

Отредактировано Tartaglia (2023-12-31 13:47:21)

+4

21

Тихий смешок был ответом на блёклый протест, пусть и изволил Предвестник немую просьбу исполнить тут же, кружку с лекарством осушив под молчаливое одобрение тёплого янтаря. Был ли он в самом деле излишне строг с воином, возомнившим себя здоровым вопреки ранам и обвивавшим тело бинтам?
Не хотелось говорить этого вслух, но Чайльд сильно недооценивал то, насколько строгим мог оказаться Властелин Камня при желании. И на капризы у рыжеволосого юноши просто не осталось бы ни сил, ни пространства для подобных маневров.
Чжун Ли же сдерживался. Уважал чужую силу воли, щадил задетую проигрышем гордость и отчасти детское упрямство, противившееся проявлениям заботы. Но в янтарных глазах сидящий перед ним юноша, взиравший на него шкодливым лисом и пытавшийся увести от себя внимание вольными речами, отражался лежащим на изумрудной траве под фальшивым небом, будучи пропитанным кровью.

Он не желал давить на Чайльда. Но и не мог закрыть глаза на то, что едва ли его не лишился. Юный Предвестник был силён, но всё же был человеком. Люди такие хрупкие существа...
Будь он ещё сильнее, стало бы на душе бывшего архонта хоть немного спокойнее?

Отвлекается от невесёлых мыслей, возвращая внимание к воевавшему с палочками юноше. Зрелище, что неизменно забавляло его с первого дня, заставляя краткую улыбку поселяться у кончиков губ. Поглядывает мельком и за реакцией на угощение, довольно про себя отметив - понравилось. Пусть и горьким могло обернуться лекарство, послевкусие его было чем сбить в удовольствие. Мужчина и сам не отстает, ловко ухватив димсам палочками с болезненной аккуратностью и изяществом. Но едва ли оно могло это выглядеть со стороны укором чужим навыкам, слишком уж естественным было поведение Чжун Ли.
- Приятно знать, что тебе понравились местные пейзажи. - Проигнорировав жалобы, отозвался мужчина с улыбкой. Он не единожды уже высказал своё отношение по поводу сомнительной целебности подобных тренировок и не видел более необходимости вновь оповещать рыжего юношу. Не так просто заставить кого-то вроде архонта изменить собственное мнение.

И всё же он вновь поднимает внимательный взгляд, стоило речи зайти о неизвестной броне. Чуть склоняет голову Чжун Ли, изгибая бровь и молча призывая продолжать пояснения. Какое-то новое оружие, созданное неугомонными учёными Снежной в погоне за нечеловеческой силой? Но форма Предвестника едва ли походила на ткань, способную помочь бросить вызов богам... завалялось в арсенале что-то ещё?
- Ненасытные глубины... Полагаю, мне ещё не доводилось её узреть. - Резюмировал Чжун Ли с лёгким недовольством, в задумчивости своей уткнувшись взором в чашку чая, что держал в руках, но вновь поднимает взгляд, уставившись на сжатую в кулак руку юноши. Уютная тишина под укрытым тёплой силой гео убежищем, спрятанным от всего мира, на миг была разорвана ледяным холодом, отозвавшимся по спине мурашками, заставившим зрачки предательски сузиться - лишь бы не упустить ни мгновения от непрошенного вторжения энергии Бездны в его жилище. Ещё секунда потребовалась, чтобы взять себя в руки и прикрыть веки, не скрывая невольно вырвавшейся усмешки. Вот оно как. Не электро и не гидро, хах... жадность этого юноши воистину была сопоставима с его безграничной жаждой силы. Но это не та черта, что могла бы вызвать в ком-то вроде архонта недовольство.
Ни на миг в его взгляде не закралось осуждение, стоило только лицом столкнуться с силой, которую сам Чжун Ли не слишком жаловал. Скорее уж увиденное позабавило, что отражалось в ухмылке, да разогрело интерес.
- Это опасная сила. - Та очевидная правда, которую всё же стоило произнести вслух. Но Чайльд делился с ним не потому что желал нотаций, и мужчина не хотел рушить это хрупкое доверие. - Но, полагаю, в умелых руках весьма полезная для своего владельца. Значит, тебе и её удалось покорить? Раз она уже совершенна... - щурит янтарные глаза, на чужое лицо смотря уж очень внимательно, - то и последствий никаких от её использования?
Иная сила может без устали начать терзать своего владельца, пока не сотворит из него безумца, коль тот слаб духом. Что, положив руку на сердце, неплохо подходило Чайльду. Пусть он многого и не знал о рыжеволосом юноше, в его непоколебимой силе воли Чжун Ли был уверен. Его собственное боевое безумие было достаточно сильно, чтобы подавить живущее извне. Лишь бы не случилось чего, что сердце заставило бы предательски вздрогнуть да слабость допустить.

+3

22

На мгновение улыбка становится восторженной, а взгляд одержимым. Всего на мгновение, когда вспыхивает многовековой янтарь, когда проступает нечто большее за видом прекрасного лица напротив. Взвесь тяжелого, насыщенного гео ощущается кожей, пока длится всплеск этого алчного мгновения. Смертное время благоговейно замерло перед этим присутствием. Дышать становится невозможно, оказавшись под взглядом бога.
Всё уходит с усмешкой. Отступает, оставляя уступчивое понимание. Чайльд не выдерживает, закрывает лицо рукой и отворачивается. Только бы сейчас не видеть выражение лица Чжун Ли, всё что угодно на этом проклятом свете, но не смотреть в его глаза именно сейчас. Кажется, ожившее сердце пробьет ребра и вырвется из груди, так сильно бьется. Если это будет слышно, то и пускай. Нужно было сосредоточиться, собраться… Нужно ли?
Глубокий и медленный вдох. Тарталья берет чашку чая, совершая размеренный глоток, будто стремится распробовать напиток, а не просто утолить жажду. Тон вкуса напитка должен отвлечь. Должен.

Это того стоило.
Вкус уникальный, с терпкой и выдержанной остротой.
Оно заставляет желать ещё. Ещё. И ещё.
Едва удалось ощутить, даже не коснуться, но пробрало до костей, до самого нутра.
Такой взгляд тянет к себе ближе.
Дотянуться бы до него.

Свой опьяневший взгляд Аякс прячет, смотря на стол и блюда. Тем более что задается каверзный вопрос. Итэр из-за беспокойства забрал его глаз Порчи. Это была личная ошибка Чайльда. Сейчас же он не мог просчитать, что предпримет Чжун Ли. Это было потрясающе.
Как было бы прекрасно, если бы они смогли понять, ведь именно слабости оттачивают силу, закаляя в битве. Делают совершеннее далеко не победы. Во всем мире понимал его только один человек (существо?), что и вложило эти простые истины в него. Бесконечная, всепожирающая монструозная жажда. Нет пределов и дна, когда вокруг только настоящие звёзды.

Тяжелый взгляд синих глаз все же направлен вновь к янтарю. Улыбается так же, наклонив едва голову к плечу.
- Никаких. Крепкая броня неплохо выручила меня в последнем бою, - Тарталья взгляд не отводит. Он полностью в своих словах уверен и показывает это. Меж разговором перехватывает еще пельмешку, чтоб оставить основную тарелку пустой.
- Если не использовать что-то из-за нехватки опыта, большему и не научишься, не так ли? А совершенное владение не дается просто. Меня иногда заносит во время боя, но я держусь своих принципов. Из лука вот стреляю куда лучше, чем полгода назад.
Уперев локоть в стол, раскрытой ладонью Чайльд прикрыл нижнюю часть лица. Взгляд при этом не отводит, даже почти и не моргает. Только бы и смотреть, сосредоточив всё внимание и все взгляды, что есть, на одном создании. Занимает мысли, занимает окружение, занимает весь мир собой.
- Господин, - опустив руку, подается вперед, наклоняясь над столом. - Если сомневаешься, то, может, проверишь сам? Обещаю быть послушным раненым бойцом и слушать все рекомендации. Разве что разминку мне оставь. В награду за мое прекрасное поведение - что насчет небольшого спарринга? Когда ты решишь, что я здоров.
Больше сказать ничего и не может, смотря неотрывно на Чжун Ли. В его темное золото глаз. Затаив дыхание, будто просит что-то невероятно дерзкое. Улыбка острая, жаждущая выдает предвкушение Аякса.

[icon]https://i.imgur.com/yvXyl5N.png[/icon]

Отредактировано Tartaglia (2024-02-16 19:34:41)

+3

23

Прохлада ночи робко проникала в окутанное тёплым светом помещение, едва решаясь переступить через мнимую границу, лишь бы не нарушить покой наслаждавшихся поздним чаепитием.

Отражавшемуся в древнем янтаре Чайльду тоже понадобилось некоторое время, дабы от краткой демонстрации отойти да в руки себя взять. Чжун Ли же неспешно сделал ещё один глоток, вторя чужому движению, но, пожалуй, вкусом чая бывший архонт наслаждался с куда большей искренностью, пряча за гранями чашки слабую улыбку.
Всепоглощающая жадность в бездонной синеве напротив ощущалась почти физически. Интригующая и подкупающая, откликающаяся изнутри жгучим любопытством. Ложью было бы молвить, что жадность эта была ему незнакома. Оттого и забавнее их молчаливая игра.

В самом деле никаких последствий? Вопреки виду словам веры нет, но виду мужчина не подает, предпочитая не превращать разговор в мягкий допрос. Рыжий юноша слишком привык игнорировать некоторые важные вещи, чтобы уверенность его казалась совершенно искренней. Но вспыхнувшая искорка любопытства гаснуть не спешила. Как выглядела эта броня, питавшаяся столь холодной силой? В самом деле так крепка? Сколько бы выдержала, прежде чем сломаться да разлететься осколками?
Вид опустевшей тарелки заставил на миг задуматься, не слишком ли недооценил Чжун Ли юного Предвестника... вернее, его аппетиты. Оставлять дорогого гостя голодным было бы крайне огорчающим событием, ставящим под сомнение компетентность одного ныне почившего архонта. И, пусть ещё одну тарелку димсамов из воздуха сотворить было проблематично, блюдце с припрятанными ранее сладостями послушно материализовалось на столе, будто давно уже поджидая своего часа.
Со скрытым удовлетворением мужчина сделал ещё один неспешный глоток.
Правдивыми были чужие слова - истинное владение оружием познается в бою. Только опасным было это дело - использовать оружие, к которому толком не привык. Платой за наглость был драгоценный опыт, но столь же легко она могла обернуться травмами.
К тому же что-то подсказывало Чжун Ли, что «иногда», сорвавшееся с уст юноши, оборачивалось куда более частым событием, нежели чем в общепринятом понятии этого слова.

Лёгкая смена атмосферы не ускользнула от его взора, молча взывая к себе, приковывая внимание, обещая нечто крайне любопытное в награду. И Чайльд не разочаровывает, долгожданного вердикта ожидая на грани застывшего вдоха. Чжун Ли же не торопится. Скользит взглядом по фигуре юноши напротив с лицом почти нечитаемым, оценивает молча, неспеша. Как держится, как дышит, как смотрит выжидающе, предвкушение едва тая. Спокойствие почти каменное перед лицом, полным нетерпения.
Только больше всего сейчас мужчине хотелось рассмеяться от забавности ситуации. Где это видано, чтобы больной выторговывал себе награду за послушное исцеление в тишине и покое? И в то же время столь соблазнительный контракт для обеих сторон, что грех было помышлять об отказе. Но облачать просьбу в подобный вид? Кажется, общение с бывшим богом контрактов повлияло на Предвестника куда сильнее, чем он мог подумать.
Костяшками пальцев мужчина касается подбородка, издав задумчивое «хм-м-м», будто в самом деле был преисполнен сомнениями. Чуть голову набок склонил, откинувшись назад на стуле, вновь одарил взглядом - на этот раз прямым, заглядывающим в самую глубь синевы напротив - чтобы наконец прервать тишину сорвавшейся с губ ухмылкой.
- Эти условия и впрямь весьма привлекательны. Пообещай только, что и с разминкой будешь аккуратен - иначе я буду волен счесть это отказом с твоей стороны. И тогда я буду согласен. Тебя это устроит? - Таятся и пляшут в янтаре хитрые искры. Небольшое послабление ничто в сравнении с долгожданным решением вести себя как подобает человеку, недавно пережившему трудный бой. Больше и придраться не к чему. Грядущий спарринг тоже не смущал - Чжун Ли решил более не обнажать оружие в качестве бога, но никто не запрещал ему сделать это ради себя... или одного наглого рыжеволосого юноши напротив. Насколько ярким будет его восторг? Удовлетворит ли подобное согласие его жадность? Выдержит ли, стерпит до выздоровления? К тому же упустить шанс лично оценить его навыки было бы слишком прискорбно.
Тихо перебрав пальцами по краю стола, мужчина тепло улыбнулся. Он и сам был способен по достоинству ощутить сладость воцарившегося над столом предвкушения.

+3

24

Тянется время, как золото чая. Чайльд не шевелится, пока алчность вьется рядом с ним. Хочется дотянуться, хочется увидеть, узнать ответ. Он был наречен палачом для божества, но даже не притронулся к нему, не столкнулся с ним. Добраться же за кулисами, между кресел и в зал, только чтоб настигнуть и встать рядом. Просить заметить себя.
Жалко.
Это противное чувство возникает где-то от ребер. Чем дольше растягивает время, как чашку чая, божество, тем нетерпеливее ощущает себя человек. Чжун Ли словно смакует эти минуты и смотрит. Тарталья улыбается наглее, чуть щурит взгляд. Будто спрашивает: хочешь рассмотреть и запомнить? Смотри только на меня - отвечает его взгляд. Оттого режет уходящий за ресницы темный янтарь, ведь на чашку чая он смотрит без этой теплой усмешки. Слишком спокойный, непоколебимый и размеренный. Слишком. Слишком, слишком, слишком!

Чжун Ли показывает свои размышления, а юноша сжимает ладони, на которые опирается, в кулаки. Хоть какое-то движение, хоть что-то…!
Нависая над столом, Чайльд не думает, что будет в случае отказа. Он не привык, что ему отказывают. Ликование внутри обрывается, едва поднявшись. Чжун Ли смотрит прямо и неотвратимо, и этот взгляд ощущается пронизывающим, припечатывающим к месту. Не таким, как минуты назад тяжелым, но под ним тоже непросто. 
И все равно встречает слова мужчины с улыбкой. Искренней и уверенной. Где-то в этой бьющейся жадности есть место уступчивой мягкости. Предвестник ничего не потеряет от их небольшой договоренности, а Чжун Ли будет спокойнее. 
- Конечно устроит. Не волнуйся, господин. Я держу свое слово и не буду делать ничего во вред себе.
Казалось, что легко можно прижать его к стенке и не дать пошевелиться. Изящество, которое не составит труда надломить и покорить. Обманчиво хрупкое и доверчивое. Не сложно обмануть и завладеть. 
Теперь Тарталья пошевелиться не мог сам. Почему-то отвращения от своего бессилия нет.

Тихо смеясь, Предвестник окончательно встал из-за стола и подошел ближе к Чжун Ли. Терять возможность действовать не хотелось, а сидеть так напротив, выдерживая этот взгляд, невозможно спокойно. Не сейчас.
- А ведь я почти растерялся, господин. Все же ты и правда…
Подхватив печенье, Чайльд поднес его было к лицу мужчины, но, будто передумав в моменте, съел сам, выпрямившись и прикрыв один глаз.
- Вот увидишь всё сам. И даже не думай передумать первым. Я тебя не разочарую.
Кладет ладони на спинку стула, становясь за спиной и едва наклоняясь, говоря тише.
- Я всегда честен, когда даю обещания. Моя исполнительность тебе понравится.
Покинуть комнату несложно. Главное - не оборачиваться. Хотя уснуть сейчас вновь Чайльд точно не сможет, но он же обещал сделать всё, что в его силах, ради собственного лечения. Ради момента, когда Чжун Ли сможет увидеть его настоящую силу. Закрывая лицо ладонями, Тарталья бредет по коридору, тихо смеясь. Это жадное довольство окрыляет. Он еще не получил то, что хотел, но уже одного обещания достаточно, чтоб ощутить толику насыщения. 

[icon]https://i.imgur.com/yvXyl5N.png[/icon]

+3

25

Когда воплощение беспокойства просит не волноваться о нём, трудно поддаться мягким уговорам да довериться чужим словам, но в этот раз Чжун Ли уступчиво улыбается, удовлетворённый услышанным. И так нетерпение рыжеволосого юноши столь плотно висело в воздухе, что от движения неловкого грозило разлететься вдребезги осколками самообладания. Конечно, можно было и вовсе не доводить до подобного, только не мог бывший архонт не позволить себе выторговать условия чуть более лучшие, хоть в предложении своём Чайльд изначально отсёк сомнительные моменты. Весьма дальновидно с его стороны, и крайне предусмотрительно.
Кажется, внутри, помимо иных уже давно теплящихся чувств, расцвело что-то подозрительно схожее с гордостью.

...и правда что?
Повисшее в воздухе окончание предложения заставило вопросительно бровь вскинуть, но недолго длился миг недовольства от растворившейся в тишине фразы, покуда Чайльд аккуратно обходил стол, оказываясь прямо за спиной. И оборачиваться не надо, чтобы почувствовать его присутствие так близко. Тёплое ощущение, от которого на лице сама собой возникла улыбка, пусть и не мог видеть Предвестник его лица сейчас. Тихим шепотом обещает не разочаровать. Теперь же сомнений в чужих словах нет. Только доверие. Не разочарует. Скорее уж вновь превзойдёт все ожидания, заставив наблюдать за собой с ещё большей внимательностью.
- Я тоже не имею досадной привычки нарушать собственные слова. - В ответ на чужое обещание легко делится своим, так и не повернув головы. Нет нужды ловить взгляд синевы янтарём, чтобы собственным словам придать весу.

Стоило Предвестнику скрыться в глубинах коридора на достаточном расстоянии, мужчина всё же позволил себе тихо рассмеяться, небрежно потянувшись за лежащем на столе печеньем. Что за проблемный юноша. Кажется, хваленое стремление к исполнительности заставило Чайльда послушно вернуться обратно в кровать вопреки недавнему пробуждению. Действительно, крайне исполнительно с его стороны. Лишь смотреть на него издалека уже заставляло в груди расцветать целый ворох эмоций, порой противоречивых, но неизменно ярких; лицезреть же со столь близкого расстояния...
Со стороны могло показаться, что Чжун Ли уж очень тепло улыбался печенью в руке, да не было лишних зрителей у этой маленькой сцены. Кусочку теста до царивших в душе бывшего архонта чувств, в общем-то, не было дела. Крайне досадное упущение с его стороны, приговорившее провинившегося к немедленной казни.

Чернильная темнота за окном едва ли собиралась разбавляться красками не спешащего просыпаться рассвета. Если повезёт, скопившаяся усталость израненного тела да выпитое лекарство вновь сморят Чайльда в целебный сон, стоит тому оказаться в постели да тишине.
Чжун Ли знал, что тот был силён, но знание это было из разряда принимаемых на веру. Нет, определенно Предвестник ощущался куда сильнее обычных портовых жителей Ли Юэ, но насколько? Сколько раз они вскользь упоминали об этом, только воочию убедиться в навыках повода не представлялось. Чайльд крайне воодушевился от одной мысли о скором спарринге, но ложью было бы сказать, что само бывшее божество не было заинтриговано в схожей степени. Слишком много того, чего он хотел бы узреть своими собственными глазами.
И стоило бы спросить о том, чего хотел бы увидеть на завтрак сам Чайльд. Конечно, тот незначительный факт, что тебе лично готовит бывший бог, и так мог сойти за великую честь, пребывание рыжеволосого юноши в логове дракона хотелось сделать как можно более комфортным. Впрочем, с заключенным немногим ранее контрактом мыслей о побеге у того отныне быть не должно. Слишком уж сладка маячившая перед носом награда за прилежное поведение для того, кто жил сражением.

Отредактировано Zhongli (2024-04-19 01:51:04)

+3


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Дополнительные эпизоды » Встречая каждый рассвет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно