body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/275096.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/326086.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/398389.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/194174.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/4/657648.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; }
Очень ждём в игру
«Сказания Тейвата» - это множество увлекательных сюжетных линий, в которых гармонично соседствуют дружеские чаепития, детективные расследования и динамичные сражения, определяющие судьбу регионов и даже богов. Присоединяйтесь и начните своё путешествие вместе с нами!

Genshin Impact: Tales of Teyvat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Эпизоды настоящего » [10.02.501] Усеянные ликорисом охотничьи угодья


[10.02.501] Усеянные ликорисом охотничьи угодья

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

[html]
<div class="ab-ep1-root">
  <div class="ab-ep1-wrapper">
    <!-- ВРЕМЯ И МЕСТО -->
    <div class="ab-ep1-coord">
      <div class="ab-ep1-date">10.02.501</div>
      <div class="ab-ep1-loc">Лиюэ</div>
      <div class="ab-ep1-place">южное подножье г. Тяньхэн</div>
    </div>
    <!-- КОНЕЦ // ВРЕМЯ И МЕСТО -->

    <!-- НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА -->
    <div class="ab-ep1-title-back">
      <div class="ab-ep1-title-box">
        <div class="ab-ep1-title">Усеянные ликорисом охотничьи угодья</div>
      </div>
    </div>
    <!-- КОНЕЦ // НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА -->

    <!-- АВАТАРКИ -->
    <div class="ab-ep1-char-box">
      <div class="ab-ep1-char-layout">

        <!-- игрок 1 -->
        <div class="ab-ep1-char-pic">
          <a href="https://genshintales.ru/profile.php?id=86" target="_blank" title="Люмин"><img src="https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/86/217894.png" class="ab-ep1-char-avatar"></a>
        </div>
        <!-- конец // игрок 1 -->

        <!-- игрок 2 -->
        <div class="ab-ep1-char-pic">
          <a href="https://genshintales.ru/profile.php?id=342" target="_blank" title="Атропус"><img src="https://i.gyazo.com/00331c6ac87c2f1d44b1d0e448b59442.png" class="ab-ep1-char-avatar"></a>
        </div>
        <!-- конец // игрок 2 -->

      </div>
    </div>
    <!-- КОНЕЦ// АВАТАРКИ -->

    <!-- ОПИСАНИЕ -->
    <div class="ab-ep1-desc-box">
      <div class="ab-ep1-desc-border">
        <div class="ab-ep1-desc-head">
          <div class="ab-ep1-desc-ost"><a href="https://www.youtube.com/watch?v=SmPQ5jE3eDE" target="_blank">Masayoshi Soken — The Black Wolf Stalks Again</a></div>
          <div class="ab-ep1-desc-tag">эпизод содержит сцены насилия</div>
        </div>
        <div class="ab-ep1-desc-text">
          <p>Выгуливая щенят, берегись диких псов.</p>
          <p>Случайное столкновение в преддверии Гавани Лиюэ двоих. Им положено оставаться незамеченными, но нужно оказаться обнаруженными. Разговор без слов — о жизни, смерти и разумности. Звон стали и рёв гончих. Встречая Бездну, не смотри ей в глаза, иначе посмотрит в ответ девичьей жалостью.</p>
        </div>
      </div>
      <!-- КОНЕЦ// ОПИСАНИЕ -->

    </div>
  </div>
</div>
<link rel="stylesheet" href="https://forumstatic.ru/files/0014/98/d3/10724.css">
[/html]

Отредактировано Abyss Princess (2024-01-06 19:16:07)

+4

2

[indent]В окружении мерцающих в солнечных лучах вечноосенних деревьев, под сенью величественных гор, раскинулась прекрасная поляна, словно вырванная из мира сказок. Воздух был пропитан мягким теплом, а аромат горных трав и дикого мёда витал в каждом уголке этого волшебного места. Белые горы на горизонте, словно стражи, охраняли это место от внешнего мира.

[indent]На поляне, в зарослях яркой, жизнерадостной травы, резвились щенята. Эти маленькие создания были настолько полны энергии и жизнелюбия, что казалось, они могут в одно мгновение охватить весь мир своим весельем. Они прыгали и бегали, переплетаясь и путаясь друг в друге, а потом снова разбегались в разные стороны, забрасывая в воздух лепестки цветов. Как будто бы взрывались маленькие, радужные фейерверки, их игра была полна беззаботности и радости. Их маленькие когти оставляли следы на коре деревьев, и как бы ни были они озорны и веселы, всё вокруг говорило о том, что эти существа обладают силой, которую они ещё только начинают понимать.

[indent]На краю поляны, как белая лебединая статуя, стояла девочка. Её внешность была настолько изящной и безупречной, что казалось, она только что спустилась с страниц книги о принцессах. Её волосы, цвета золотого меда, обрамляли волнами лицо, сверкая на закате, а глаза, глубокие и мудрые, словно золотая луна, смотрели вдаль, в сторону играющих щенят.

[indent]Она была одета в лёгкое, воздушное платье, скользящее по земле, как нежный ветерок. Цвет платья был таким же нежным и светлым, как и сама девочка — перламутровый оттенок розового, который прекрасно сочетался с ее светлой кожей.

[indent]Несмотря на свою красоту и нежность, в её взгляде было что-то странное и отстранённое. Она смотрела на щенят, но не улыбалась, не смеялась. Вместо этого её лицо было спокойным и неподвижным, словно она была лишь наблюдателем, а не участником того, что происходило перед ней. Её поза была такой же неподвижной и статичной, как и её лицо. Она стояла, слегка прикоснувшись к платью, как будто изящная кукла, оставленная на полке.

[indent]Её манеры были такими же неуловимыми, как и всё остальное в ней. Она выглядела настолько хрупкой и нежной, что казалось, она может растаять в воздухе в любую минуту. Но в то же время, в её глазах было что-то такое, что говорило о том, что эта девочка не так проста, как кажется на первый взгляд.

[indent]Принцесса Бездны, не далее чем пятнадцать минут назад вышедшая из портала, безучастно и холодно наблюдала за тем, как свора юных гончих Разрыва резвится на поляне. Дикие хтонические щенки извивались в воздухе и били в пространство вокруг короткими вспышками смертоносных молний. Трава под ним выгорала, а цветы, обугленные, опускали бутоны. На вязах и ясенях оставались глубокие и рваны следы от когтей, а погода, несмотря на ясный тёплый закат, полнилась запахом грозы и металла.

+2

3

Было что-то особенное для Атропуса в этих местах. Что-то величественное. Что-то, заставлявшее его задуматься о том, куда вёл его извилистый путь; о том, была ли хоть какая-то надежда на то, что впереди его ждало что-то кроме забвения и смерти. Пожалуй, в абсолютном большинстве случаев он бы ответил самому себе, что никакой надежды давно уже нет. Что ему даже не стоит тратить время на то, чтобы думать о таком. Просто смириться и идти дальше, пока не рухнет или окончательно не сойдет с ума. Но глядя на эти места, на кажущиеся почти невероятными горы, будто стеной возведенные по чьей-то великой воле, он невольно задумывался о том, насколько мало знал об этом мире. Это, в свою очередь, наводило его на мысль о том, что его отчаяние было всего лишь глупостью и нежеланием видеть дальше своего носа. В конце концов, он никогда раньше не знал о проклятом оружии, пока жизнь не столкнула его с ним лбом. Быть может... Решение тоже было, просто не очевидное и ускользающее от взора.

Лиюэ не был для него родным краем, но вписывался в него молодой мужчина превосходно. Мимолетно взглянув, его легко можно было спутать с местным жителем, пусть и крайне бледным, из-за его больше характерной для этих мест одежды. Торговец из Лиюэ был куда лучшим прикрытием, чем откуда-либо ещё, ведь явлением он был таким же обыкновенным, как хиличурл в глуши. Это несколько компенсировало и болезненно-бледную кожу, и выглядевшие зловещими красные глаза, позволяя Атропусу не привлекать к себе лишнего внимания. Увы, только в случае перемещения, или же если его задачи не включали в себя насилие... То есть, говоря о втором варианте, фактически, почти никогда, кроме как перед самым началом действа.

В этот раз задача тоже мирной не была. Его господам из Фатуи требовалось, чтобы определенный участок местности оставался свободным от посторонних. Видимо, хотели что-то здесь тайно провезти или, наоборот, вывезти. Недавно начавшиеся проблемы с беженцами, как и любые другие проблемы, открывали новые возможности, и было бы странно, если бы ими не решено было воспользоваться. Эта предсказуемость была в чем-то даже приятна. Ведь можно было особо не гадать, куда и когда его отправят, если происходили подобные вещи действительно крупного характера, где ценна была каждая фигура на доске.

И всё же предсказуемость происходящего сегодня дала сбой. Он ожидал увидеть бравых миллетитов. Или, может, местных головорезов. В крайнем случае случайных зевак, или забредшую сюда местную фауну. Но вместо этого он увидел существ, ранее ему не встречавшихся. А может, встречавшихся, но забытых из-за пагубного влияния меча? Сейчас бы ему, наблюдавшему из тени одинокого дерева, пригодились бы сведения об этих похожих на волков существах. Особенно учитывая, что поляна, где они находились, была настолько открытой, что напасть внезапно было просто невозможно. Но пришлось довольствоваться лишь теми выводами, которые получилось сделать из краткого наблюдения. По крайней мере, эти выводы включали в себя элементальную принадлежность.

Тщетно пытаясь найти в своём сознании ещё хоть какие-то зацепки, Атропус вскоре сдался. Время работало против него: он не знал, когда именно Фатуи решат пройти здесь, а потому действовать было необходимо без промедлений. Увы, от преимущества внезапности в силу крайне неудачного ландшафта и общей беспокойности противника пришлось отказаться, вместо этого избрав стратегию медленного наступления и контратаки. Уже выйдя из тени, молодой мужчина вдруг заметил, что твари были не одни: совсем неподалёку стояла странная девочка, создавая опасную иллюзию того, что монстры не были агрессивны. Глядя на их бесноватое поведение, впрочем, Атропус в эту иллюзию не верил ни на секунду. Что-то здесь явно было не так, но не потому что эти существа были безвредны.

Шёл он медленным, размеренным шагом. Можно было бы подумать, что на прогулку вышел, если бы шаг не был четким и выверенным, с заметным напряжением и готовностью пуститься в смертельный танец с врагом. Девочка, как переменная совершенно неизвестная, за неимением лучших опций пока что была оставлена "на потом". Вполне вероятно, что она была не в себе, и её получится просто выпроводить отсюда после того, как он разберётся с монстрами.

И вот, самый внимательный из собакоподобных существ, завидев медленно приближающуюся фигуру, устремился к ней. На лице Атропуса не было ни страха, ни предвкушения, ни сожаления, ни каких-либо других эмоций. Всё же это была просто тварь, убивать которую не приносило ни удовольствия, ни горечи. Действие казалось практически механическим, лишенным какой-либо жизни.

Челюсти твари уже раскрываются всего в полуметре от шеи продолжающего идти мужчины. Дуновение ветра, почти незаметное — и он исчезает вместе с порывом ветра, не оставляя укусу твари ничего, кроме воздуха. Ветер терзает монстра, но недостаточно сильно, чтобы свалить. И тогда вновь появляется бледный мужчина, но уже за спиной твари. В его уже занесенной для удара руке блеснул меч и он начал свой смертельный танец: подгоняемые ветром движения не оставили созданию шансов на то, чтобы ответить. Однако он был не последним. Взгляд алых глаз уже встречал следующего за ним собрата, всё ещё не выражая никаких эмоций, лишь на долю секунды встретившись со взглядом странной девочки.

Отредактировано Atropus (2023-09-26 01:28:05)

+1

4

[indent]Щенки Разрыва, создания, порождённые из магии проклятия и энергии элемента Электро, опасно весело подпрыгивали и рвались в воздухе, их светящиеся тела излучали насыщенно пурпурную сияющую волну, которая разбивала закатную сутемь. В воздухе плавали их игривые взгляды, оставляя за собой хвосты молний, их рычание и шипение ветра, который танцевал вокруг их снующих теней.

[indent]Но внезапно, их игры прервались, когда неизвестный пришелец шагнул на их поляну. Незваный гость был облачен в чёрный плащ, его лицо скрывали тени, а в руке он держал длинный меч. Такого существа щенки никогда не видели, и внезапное появление незнакомца внесло тревогу в их ряды. Сначала они насторожились, их светящиеся тела тускнели от напряжения, а глаза внимательно следили за движениями незваного гостя. Затем, они начали циркулировать, сгруппировались, образуя кольцо вокруг незнакомца, готовые защитить свою территорию. Их было немного, но их энергия, их смелость и их решимость сделали их угрозой для любого, кто осмеливается прекратить их игру.

[indent]Щенки Разрыва бросились в атаку. Они взмыли в воздух, их тела сверкали ярким светом грозового зарева, они были как кометы, которые стремительно мчались к своей цели. Их когти были острыми как бритвы, а их рычание было громкими и внушающими ужас. Удар был молниеносным, их тела столкнулись с незваным гостем, как вихрь. Они кружили вокруг него, бьющие и кусающие, не желая оставлять ему шанса на отступление. Их атака была мощной и беспощадной, они были как стая волков, обороняющих свой дом.

[indent]— Наконец-то они вдоволь наиграются, — тихо заметила девушка с края поляны.

[indent]На границе оживлённого дня и сумрачного вечера, при свечении последних лучей угасающего солнца, девушка на поляне расстилала свой плащ. Её фигура была тонка и хрупка, как будто вылеплена из фарфора, и её кожа светилась мягким сиянием в золотистых отблесках заката. Её движения были плавными, точно отточенными, каждый жест давался ей без малейшего усилия. Она опустила плащ на зелёную траву, аккуратно расправила его углы, и уселась, подогнув ноги. Её поза была благородной и безупречной, как у принцессы, учившейся манерам с самого раннего детства. Однако, её лицо было безмолвной маской, лишённой всяких эмоций, как будто она была куклой, а не живым существом.

[indent]Её глаза, окружённые длинными светлыми ресницами, были большими и золотыми, двумя внимательными до чужого насилия огоньками. Они были настолько яркими, что казались почти нереальными, но в их глубинах таилась пустота. Они смотрели на столь близкую битву, но не выражали ни страха, ни беспокойства.

[indent]На поляне перед девушкой, на фоне темнеющего неба, человек сражался с чудовищными псами. Огромные звери, зияющие пасти и свирепые глаза, казались воплощением ночного кошмара. Человек, вооружённый только мечом, отбивался, искры от ударов разлетались во все стороны. Но кукольное лицо девушки оставалось неподвижным. Она наблюдала за битвой с безразличным и пустым взглядом, как будто смотрела на неинтересное представление. В её глазах не было страха, не было ужаса, не было волнения. Только пустота.

[indent]Она смотрела на битву, не шевелясь, словно была частью пейзажа. Её золотые глаза, пустополные, сверкали в темноте, словно две звезды. Ни одна деталь, ни одно движение на поле битвы не ускользало от её внимания. Без страха, без волнения, без эмоций. Только неподвижная, безусловная зрительница в сцене, полной хаоса и смерти, запаха крови и насилия.

[indent]— Щенком меньше, — вслух произносит она, словно рассуждая с собой без мысли о том, что человек, о котором она говорит безлично, может уловить её слова, — Псом больше.

+1

5

[icon]https://i.imgur.com/NzCTNGd.png[/icon]

То, с какой легкостью Атропус мог расправиться с одним из этих существ, перестало играть роль в ту же секунду, когда за первым монстром в атаку поспешили остальные. У бледного мужчины почти не оставалось времени на контратаки; он был вынужден блокировать и уклоняться. Он избегал атак, способных нанести ему существенный вред, но позволял себе пропускать те, что были не столь опасны для того, чтобы нанести редкий ответный удар. Его кожа покрывалось царапинами и мелкими ранами, будто то были кровавые узоры на живом холсте; его одежда рвалась; энергия электро пронизывала его, заставляя сжимать зубы и на доли мгновения лишая его ощущения собственного тела.

И всё же в этой боли уже давно не было ничего непривычного. Он не позволял ей нарушать свой танец, орудуя своим клинком так, будто это было не сражение, а эффектная, красочная постановка. Но в то же время ни одно из его движений не было лишним. Будто кусочки мозаики, его выпады, блоки и удары, соединяясь в единый порыв, составляли смертоносный замысел мужчины. За красотой и плавностью его фехтования скрывался точный расчет и опыт многочисленных боев.

В те мгновения, когда у щенков получалось загнать Атропуса в, казалось бы, безвыходную ловушку, он пользовался своим Глазом Бога. Исчезал, становясь единым целом со своей стихией. Но лишь для того, чтобы появиться вновь, продолжая смертельное представление для единственного, казавшегося скучающим, зрителя. Окропляя поляну каплями собственной крови. Приближая смерть.

Но даже самый опытный и искусный боец мог ошибиться. Особенно в бою с существами, которые были ему не слишком знакомы; предсказывать поведение, скорость и силу которых он мог лишь весьма ограниченно. Возможно, это был самый смышленый из щенков. А может, самый быстрый. Или же просто самый удачливый. Но у него получилось сомкнуть челюсти на ноге Атропуса, подловив его в тот момент, когда он вновь материализовался. Острая боль пронзила тело, но страшной была не она, а то, что у существа получилось ограничить движения бледного мужчины. Ещё пара секунд — и остальные воспользуются этой заминкой. Разорвут человека на части, превратив его тело в кровавое месиво, опознать которое уже никто не сможет.

Собственная смерть, пусть и не вызывавшая у Атропуса страха, не входила в его планы сегодня. А потому оставался только один вариант: рискнуть, раскрыв свою душу и тело анемо стихии. Позволить элементальной энергии пройти сквозь себя, отпуская постоянные контроль и сдержанность. Он закрыл глаза, взывая к ветру.

— Жизнь — это клетка...

И ветер ответил. Будто старый друг, зовущий его домой, но столь же искаженный, как и сам Атропус. Этот зов был не тот, что прежде. Не легкий бриз, приятной прохладой касавшийся его волос, будто приветливо окликая его. Но жестокий шторм, срывающий листья с деревьев, кричащий и ревущий. Он был отражением Атропуса.

Мужчина исчез, вновь сливаясь со своей стихией, но в этот раз не оставляя ни следа.

— ... Ветра несут свободу.

Он появился прямо над щенками, стремительно падая вниз, и ветер летел вместе с ним, поднимая смертоносный вихрь анемо энергии, терзавший и уничтожавший оставшихся врагов, но нанося вред и самому Атропусу. Его запястья кровоточили, пробуждая в нём первобытную ярость и желание убивать. Когда Атропус приземлился на землю и встал посреди останков собакоподобных существ, взгляд широко раскрытых алых глаз устремился к безучастно наблюдавшей за схваткой девочке. Проклятый меч был всегда готов воспользоваться слабостью агента, вкрадчиво нашептывая ему неразличимые слова на неизвестном языке. Атропус не знал значения этих слов, но чувствовал, что они полны гнева и ненависти. Меч, как и всегда, хотел крови и смерти — и не важно, чьей.

Глаза бледного мужчины начали излучать красное свечение, и он сделал шаг к девочке, крепко сжимая в руке меч. Разум уступал место исступленной ярости, а на лице появилась тень кровожадной улыбки. Но в последнее мгновение перед тем, как ринуться вперёд, Атропус вдруг вздрогнул.

— Нет...

Он выдохнул, хватка на мече ослабла. Алое сияние в глазах стало затухать, а лицо вновь медленно возвращало себе безэмоциональное, спокойное выражение. Коснувшись свободной рукой своего лба, Атропус сделал глубокий вдох и закрыл глаза, железной хваткой удерживая свои эмоции. Спустя секунду он опустился на колени, садясь в медитативную позу. Его дыхание выравнивалось, мышцы расслаблялись.

На поляне было тихо.

Отредактировано Atropus (2023-10-06 06:46:52)

+1

6

[indent]Роза буйных ветров разорванными алыми лепестками поднятой крови описывает лезвием направление каждой стороны; по бутону безудержного жадного насилия на опадающих лепестках от разломанных костей и потушенных искр можно гадать: нападёт или не нападёт? Нападёт или не нападёт? Люмин смотрит, не отводя взгляд, не моргая даже тогда, когда редкие капли крови или костяной крошки летят мимо, — хорошо, что, покорные, не касаются белого лица. Она смотрит и ждёт, что будет дальше, интереса своего не тая, на светлом лике не выражая ничего, кроме цепкого любопытства неотрывно распахнутых золотых глаз. Лишь едва склоняет голову, когда тень, оставившая кругом бурелом, вытягивается над ней. Люмин смотрит исподлобья и со всей невыносимой невинностью ждёт следующих движений, когда ветер переменится.

[indent]Она молчит до тех пор, пока кричащие надломленными голосами убийства ветра не успокаиваются. Тень неудовлетворения едва скользит по припухшим губам, ненадолго плотно прижатых. Кармин заката расходится багрянцем по девичьему лицу, отражённый от упавших на лоб золотых прядей, когда Люмин опускает голову и вздыхает. «Какая жалость, — бессловно сокрушается она, — Что ветер этот утихомирился.» Молчит недолго, а затем, ещё раз звучно выдохнув своё недовольство, поднимает голову. Распахнутые глаза смотрят снизу вверх на то, что пытается выглядеть как человек. Хоть вбирают в себя последний свет солнца светлые ресницы, нет ничего тёплого в обманчиво юном и открытом взгляде.

[indent]— Вот если бы тебе не пришлось себя сдерживать.

[indent]Голос Люмин звучит тихо и мягко, почти без интонаций, одним ровным дыханием от прямолинейной мысли до неуклонного ответа. Даром что говорит о материях страшных, любопытства прозорливее и искреннее в опасной открытости нет. Словно заскучав, она переводит взгляд на меч вроде-бы-человека напротив. Дрогнут вновь ресницы, опять появится лукавый зачарованный интерес на опустошённом меланхолией лице. И Люмин поднимет руку, укажет развёрнутой ладонью на оружие, что должно было ей угрожать, но отчего-то не решилось.

[indent]— Почему остановился?..

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/86/896063.png[/icon]

Отредактировано Abyss Princess (2023-10-23 19:25:48)

+1

7

Несколько секунд он оставался неподвижным, всем своим существом пытаясь погасить зарождавшуюся ярость прежде, чем её огонь вспыхнет слишком ярко. В этом был риск: сконцентрировавшись на самом себе, он открывался для атаки. Однако Атропус не чувствовал от молодой девушки враждебности. Лишь интерес, будто он и сам для неё был чем-то вроде любопытного зверя, подобному тем существам, что ему пришлось прикончить. Быть может, то было не слишком далеко от правды, и всё же Атропус продолжал цепляться за свою человечность сродни тому, как потерпевший крушение моряк цепляется за кусок древесины в открытом море.

Услышав вопрос, мужчина открыл глаза и поднял голову, смотря на девушку спокойным, изучающим взглядом. Он обвёл им её тело, задержавшись на секунду на её руке, после чего остановил взор на её волосах, что своим золотым блеском в лучах заходящего солнца напоминали ему блеск столь необходимой ему некогда моры. Монеты, впрочем, всегда были лишь промежуточным звеном, в котором он ныне не нуждался: платили Атропусу теперь напрямую жизнью близкого ему человека.

— Убийство всегда имеет цену.

Прозвучало, вероятно, двусмысленно. Особенно учитывая отсутствие каких-либо эмоций в голосе. Но оба возможных смысла имели место быть: не остановившись, он бы расплатился частичкой себя; а в задание, которое ему дали, не входило обязательное убийство всех присутствующих... Редкий случай, когда у мужчины был сразу и желание, и возможность быть избирательным в своих методах.

Он слегка прищурил глаза, сумев, наконец, сложить дважды два после того, как обстановка стала более спокойной и располагавшей к размышлениям: безмятежность девушки была вовсе не безумием... Твари считали её за свою. А может, даже подчинялись ей. Но их судьба по тем или иным причинам, судя по всему, была ей безразлична. В ней была красота, но красота эта была опасной, подобной ядовитому цветку.

— Зачем ты здесь?

Вопрос за вопрос. Своеобразный обмен, и вполне честный. В традициях Лиюэ... По иронии не имевших, вероятно, ценности ни для кого из присутствующих. Они выглядели совершенно по-разному, но в мужчине и девушке была некая схожесть. Немногословность, безэмоциональность. Хотя, надо полагать, причины тому были разные. Если Атропус когда-то был человеком... То была ли им когда-либо эта девушка?

Отредактировано Atropus (2023-11-23 08:02:12)

+1

8

[indent]Вопрос Атропуса остаётся без прямого ответа.

[indent]— Нет ничего более бесчеловечного, чем пытаться оценить жизнь.

[indent]Люмин выглядит скучающей: она будто бы тоскует по тому дню, что неумолимо подошёл к концу, но на последних моментах своего заката вместо мягкого утопления в прогретых дневным солнцем водах Гавани — оборванное дыхание ветра, разрубленное рукой, что эти самые ветра заклинает.

[indent]— «Бесчеловечного»? — Люмин вдруг меланхолично ставит под вопрос свою собственную формулировку, опускает голову к плечу и неувлечённым тоном продолжает: — Или «нечеловечного»? Суть меняется так стремительно, а ведь всего-лишь приставка одного из слов в контексте. Пожалуй, оставлю это на твоём усмотрение.

[indent]Ночные тени тянутся к ногам принцессы словно покорные слуги, ждавшие заката, мягко обвивают её бледные, почти прозрачные щиколотки. Её взгляд, холодный и отстранённый, словно зеркало бездонного океана, впитывает в себя силуэт человека, стоящего перед ней. Глаза её, окаймлённые светлыми ресницами, не отражают ничего, кроме голодной пустоты, которая казалась готовой поглощать в себя весь окружающий мир.

[indent]Но в этом море ничто не могло остаться скрытым. За маской безразличия, за каждым мельчайшим движением зрачков, скрывается глубокий интерес. Она вглядывается в мужчину напротив, словно ищет в нём искру, способную зажечь яркий огонь в бездонной бессмысленности этой встречи. Этот взгляд оценивает, взвешивает каждый вдох, каждую секунду жизни, что колыхалась перед ней.

[indent]— С другой стороны, — наконец, она вздыхает и опускает взгляд, — Нет ничего более человечного, чем попытаться оценить смерть.

[indent]Истомлённая, безмятежная, Люмин вдруг меняется в лице. На её скорее детском лице, чем девичьем расцветает улыбка, нежная и неизмеримо чистая. Глаза принцессы, огромные и золотые, отблёскивая неведомой тайной, обращаются вверх, к высящемуся рядом мужчине. Ресницы, длинные и загнутые, создают игривые тени на её высоких скулах, придавая взгляду таинственную глубину.

[indent]Однако улыбка хоть и выглядит ласковой и манящей, таит в себе странную двойственность. Уголки её полных, светлых губ слегка поднимаются, создавая впечатление безмятежности и радости. Но если присмотреться внимательнее, можно уловить искажающую её совершенство иронию, едва уловимый намёк на насмешку или, быть может, даже зловещее предвкушение.

[indent]— Так что, ты ответил на свой вопрос? Жизнь в кредит или смерть авансом? Что будешь делать теперь?..

+1

9

Изменение в выражении его лица было едва уловимо, подобно лёгкому, тихому ветерку — всего на секунду молодой мужчина чуть поморщился, тщетно пытаясь соединить слова девушки в доступную для его понимая картину. Это мгновение то ли недовольства, то ли усталости, впрочем, пропало бесследно, выброшенное как бесполезный мусор. От того, что ему не подали всё на блюдечке, информация не становилась недостижимой. Нужно было лишь подобрать к ней ключ.

— Разве не ступаем мы по костям тех, чьи жизни были оценены и принесены в жертву?

Оперевшись на меч, Атропус поднялся на ноги, не обращая никакого внимания на многочисленные порезы. Его взгляд стал более цепким, сосредоточенным — и ни на секунду не покидал собеседницы, ловя любой намёк на изменение в её пока что спокойном поведении. Шаг в её сторону, затем ещё один.

— Разве не молимся на тех, кто оценивает жизни?

Отдельные шаги, будто ручьи, сливающиеся в реку, превращаются в походку. Ровную, неторопливую, но совсем не такую, какой он шёл сюда до битвы. В шагах было напряжение, готовность сделать рывок, перейти на бег — или, наоборот, отпрянуть назад. Но этого не происходило.

— Тому, кто однажды оценил свободу дороже наших скоротечных жизней. Или тому, кто губил своих собратьев, защищая... Людей? Или свою власть?

Оказавшись перед ней, Атропус останавливается и наклоняется, дабы заглянуть ей в глаза, встретить её золотой блеск своим кровавым взором. А затем — глубоко вдыхает, не вполне осознанно, будто зверь, пытаясь уловить что-то необычное в её запахе и оценить её по нему. И... Застывает в легкой нерешительности, ибо не чувствует того, чего ожидал. От обычных людей уже буквально бы несло потом и страхом; от тех, что посмелее, ощущалась бы настороженность и готовность защитить себя... Но здесь — ни капли сомнений, ни намека на агрессию.

Глаза мужчины вновь слегка сужаются. Он тоже не был похож на обычных людей. Воплощенная неизвестность, стоящая перед ним, не вызывает страха или нервозности, но заставляет сознание метаться в попытках найти объяснение её поведению. Дразнит. Несмотря на спокойное лицо, в алых глазах горит огонёк азарта.

— Не слишком ли ты далека от человечности, чтобы рассуждать о ней?

Отредактировано Atropus (2023-12-26 07:18:11)

+1

10

https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/86/39232.png
Пост написан и отправлен с телефона. Если в тексте встречаются ошибки, пожалуйста, дайте мне знать.


[indent]Тени потянулись к ночному небу как молитвы обречённых.

[indent]— Для человека ты слишком много думаешь о костях. — Её голос был мягок, но в нём звучала холодная снисходительность.

[indent]Принцесса вздохнула, её дыхание было холодно и тихо. Дыхание человека напротив — порывисто и горячо. И вопреки нарушению всех протоколов вежливости, Люмин выбрала демонстрацию благороднейшего из всех терпений. И пока человеку, — человеку ли? — хотелось ознакомиться с её запахом, она с кроткой улыбкой и застывшими чертами милосердно и снисходительно позволяла вдыхать аромат тех цвет, что больше не растут в этом мире.

[indent]— Но ведь ты и не человек.

[indent]Люмин улыбнулась с обезоруживающе жестокой нежностью, мягким довольством, даже зажмурив на момент глаза. Она подняла руку и даже сжала пальца в пусть и расслабленный, но кулак. На короткое мгновение в воздухе витало напряжение, но принцесса, с лёгкой улыбкой на устах, ловко вытянула запястье и, словно игриво, чётко и быстро щелкнула по носу мужчину напротив. Принцесса, сохраняя свою грациозность, тихонько засмеялась, прикрывая ладонью рот, и её смех наполнил ночное окружение. Она смотрела на мужчину с лёгким озорством и дружелюбием, но глубже, под резвящимися золотыми огнями в глазах, томилась и нежилась искренняя и жестокая, беспринципная честность.

[indent]— Шу, — выдохнула Люмин, — Фу. Плохой мальчик, очень плохой. Твоим хозяевам должно быть стыдно за твоё поведение. Как тебя только отпустили гулять одного и без намордника?..

[indent]И хотя голос её был тихим и отзывчиво спокойным, всё больше недобрых намерений читалось во взгляде Люмин. Теперь же она могла чуть приподняться, чтобы её лицо оказалось едва выше. Достаточно, чтобы голос её потерялся в воздухе и звучал прямиком у мужского уха, почти безмолвный, тихий, но бесформенно ощутимый.

[indent]— ...а ошейник с именем у тебя есть?

[indent]Люмин отстранилась на небольшое расстояние, не разрывая зрительного контакта. Теперь же, не моргая, она могла смотреть на этого мужчину невозмутимо прямо, выжидающе, — не без неприкрытого оценивания как самого человека, так и его реакции. Его человечности.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/86/896063.png[/icon]

+4

11

Обоняние не дало мужчине никакой новой информации, лишь подчеркивая то, что он уже и так понимал. За прошедшие годы ему приходилось бывать во многих уголках этого мира. Видеть, слышать, чувствовать и лишать жизни многих людей, зачастую не имевших между собой ничего общего... Кроме общечеловеческих понятий, свойственных всем, кто впервые узрел свет под небесами этого мира. Эти невидимые нити, связывающие их всех, можно было оборвать — их рудиментарные остатки, всё ещё остававшиеся в исковерканной душе Атропуса, были лучшим тому подтверждением. Но у неё не было ничего. Абсолютная пустота вместо культурного следа, безмолвная тишина вместо человеческих эмоций, бездонная пропасть вместо души.

Он слегка повернул голову набок, когда уже девушка усомнилась в его человечности. Не из-за того, что он сам был в ней уверен — нет, он был первым, кто подвергал свою человечность сомнению, ибо уверенность в его случае равнялась беспечности, а беспечность — погибели. Его удивляло другое: то, что это говорит ему она. С каждой секундой времени, которую он проводил с ней, ему всё больше казалось, что человечность была для неё столь же абстрактным понятием, сколько для дождевого червя — полёт.

А потом... Поток его мыслей был прерван самым неожиданным образом. Атропус даже не успел распознать угрозы в поднятом кулаке. Быть может, потому что её и не было. Или, быть может, потому что он слишком увлёкся собственными размышлениями. Будто не веря в сюрреализм происходящего, он робко дотронулся рукой до собственного носа, застыв под мелодичный звук девичьего смеха.

Несколько секунд он молчал, оставаясь неподвижным, будто прикосновение собеседницы, нажав на некую особую точку, парализовало его. А затем, опустив руку, вдруг засмеялся. Сначала тихо, едва слышно, словно боясь нарушить тишину. Постепенно смех становился громче, а мужчина — выпрямлялся. Под конец, когда Атропус чуть запрокинул голову назад и прикрыл глаза, смех стал громким, искренним, но в то же время — изломанным и болезненным. Сделав глубокий вдох, он посмотрел на покрывающееся звёздами ночное небо, а на лице его была самая простая, беззлобная, даже в чём-то детская улыбка. Но если приглядеться... В ней смешалось всё: боль и радость, тоска и веселье, благородство и подлость, стремление защищать и желание убивать. Всё это — и больше, много больше тех противоречий, что сотворили его тем, кем он был сейчас.

Кто-то наконец увидел то, чем он являлся, и это даровало ему странный покой. Меч был выпущен из руки, растворяясь в пустоте, Атропус же вновь посмотрел на девушку. Улыбка чуть угасла, но не пропала совсем.

— Я именно такой, каким нужен моим хозяевам. А вот место это сейчас слишком людное для них. Не желаешь ли прогуляться? Было бы... Обидно вновь доставать меч.

Вопреки тому, какой оборот речи выбрал мужчина, он не вкладывал в него завуалированную угрозу. Этот легкий щелчок по носу заставил его на мгновение вспомнить о том, кем он когда-то являлся. Он не хотел расставаться с этим ощущением, проливая свою и чужую кровь в забытье битвы — хотя бы ещё совсем немного.

Отредактировано Atropus (2024-01-19 05:07:20)

+1

12

https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/86/39232.png
Пост написан и отправлен с телефона. Если в тексте встречаются ошибки, пожалуйста, дайте мне знать.


[indent]В воздухе зависло ожидание, словно в преддверии первой ноты концерта. Двое словно стояли на пороге величия, с достоинством, неуместно подходящим старинным дворцам и загадочным садам незабвенных прошедших эпох. Осанка принцессы была непреклонной и изящной, словно каждый её позвонок был создан из нежнейшего порфира, а манеры утончёнными, как если бы она постигала их, сидя за королевским столом под зорким взглядом самой истории, а не выражал пред обнажённым клинком дикого и угрожающего противника.

[indent]Лицо её в моменте было подобно фарфоровой маске, застывшей в вечном изыскании совершенства, с чертами, искусно вылепленными талантливым мастером, ищущим прозрение и любопытство. Кожа, белоснежная, слегка румянилась прикосновением розоватого блюза, а губы были нежны как лепестки камелии, слегка приоткрыты в намёке на ещё не произнесённые ласковые слова. Её глаза, две бездонные заводи глубокого и мягкого золото, окаймленные пышными пышными светлыми ресницами, проникали в душу собеседника с пугающей ласковостью.

[indent]— О ком беспокоится твоё сердце теперь? Обо мне, фигуре случайной жертвы в твоей дикой охоте? О своих мастерах, на пороге охотничьих угодий которых появился Большой Страшный Зверь? Неужели о самом себе, жалостливо скрепляющем сердце перед вынужденным насилием?

[indent]Голос тихий, проникающе шёлковый, скользящий от самого слуха к глубине восприятия, мурашками под кожей, вопреки эфемерной, призрачно деликатной форме — хищные, злые, острые.

[indent]С каждым миганием, ресницы принцессы легко и невесомо опускались и поднимались, словно крылья бабочки, покоящейся на уснувшем первом довесеннем цветке. В этом простом движении скрывалась бездна выразительной задумчивости, прощупывания момента, затягивающая в себя, в мир мечты, волшебства, запретов. Она медленно возводила взгляд снизу вверх, пропуская сквозь завесу ресниц над истомлёнными глазами свет и тень, которые мягко обрамляли её непроницаемые зрачки.

[indent]— Стало быть, прогулка.

[indent]В следующим миг принцесса подняла с колен тонкую белую ладонь и протянула мужчине. Своим окружением она принимала либо галантных рыцарей, либо обученных гончих на привязи, — и в ответ, соответственно, ждала либо учтиво предложенную руку, либо крепкий ремень поводка, и в соответствии со всем стремлением своего Ордена к свободе — разумеется, предоставляла выбор.

[indent]— Будь так любезен, веди. Этому ночному променаду положено быть неспешным и увлекательным, поэтому, дозволив тебе выбрать маршрут нашего досуга, я ожидаю, что ты будешь очаровательно амюзировать меня любопытными историями о своём мече.

[indent]Принцесса очень любила мечи с историями.

Отредактировано Abyss Princess (2024-02-07 14:21:07)

+1

13

Взгляд молодого мужчины опустился чуть ниже, а на лице появилась легкая задумчивость. Заданный вопрос был простым, и всё же на него не было легкого и быстрого ответа. Хозяева, что дергали его за ниточки, были бы удовлетворены любым решением вопроса присутствия посторонних. Сам он уже слишком давно являлся убийцей и предателем, чтобы жалеть остатки собственной морали; разве что в той их форме, в которой их хватало для того, чтобы не превратиться окончательно в зверя. А что касается её...

Атропус вновь взглянул на лицо собеседницы, неторопливо рассматривая её красивые черты, будто выставленную в галерее картину талантливого художника. Это была бы не первая красота, которую ему пришлось бы смыть кровью. И, вероятно, не последняя. Жалость к чужим жизням была одним из первых столпов души бывшего рыцаря, что рухнули под весом его нового долга. Он отказался от этой эмоции вполне осознанно, а затем заставил себя закрепить это опытом многочисленных убийств. А значит, дело было вовсе не в беспокойстве.

— Ты напоминаешь мне о том, кем я мог бы быть.

Тон был задумчивым, неспешным, спокойным. Нотки в голосе Атропуса вступали в контраст с его обликом. Едва ли кто-то бы мог подумать по его звучанию, что какие-то минуты назад он, истекая кровью, сражался с опасными тварями. Переведя взгляд на её поднятую ладонь, молодой мужчина вновь нашёл подтверждение своим словам. Движение было ему знакомо. Он не был воспитан в благородной семье, но всё же, как бывший рыцарь, ему не чужды были некоторые правила приличия и этикета. Ибо некогда он считал своей обязанностью не посрамить свой город неподобающим поведением.

Промедления не последовало — бывший рыцарь аккуратно, но уверенно подал ей правую руку. Длань его была окрашена в темно-алый, но предложена была в изящном и вежливом жесте, что сочетался со сдержанным полупоклоном. Сложись всё иначе, быть может, именно с таким жестом он бы принял руку возлюбленной. Мысль об этом отдалась небольшой болью на сердце, но мужчина не дрогнул, лишь слегка прикрыв свои глаза. Через секунду, впрочем, бывший рыцарь уже повернулся в сторону городских огней, мерцавших во мраке, и неспешно повёл свою спутницу в их сторону.

— Гавань смотрится красиво в это время суток. Возможно, мы могли бы разделить трапезу. Вот только...

Взгляд едва скользнул по собственной руке с изодранным рукавом. Не нужно было обладать богатым воображением для того, чтобы представить количество вопросов, которое вызовет подобный облик.

— Мне стоит сменить наряд.

Благо, это было совсем нетрудно. "Странствующий торговец" арендовал на краю города небольшой дом, где можно было спокойно переодеться. В его деле одежда портилась достаточно часто, а потому он всегда имел под рукой запасную. Неизменной деталью его обличья оставался лишь меч, что заинтересовал собеседницу. Начиная говорить о нём, Атропус смотрел на дорогу перед собой, намеренно гася эмоции как на лице, так и в голосе:

— Не столь многое я могу рассказать об этом клинке. И всё же куда больше, чем большинство живущих. Это не просто кусок металла, которому придали форму. Взять его в руки было не только моей волей, но и самого оружия. Меч сам призвал меня в тот момент, когда жизнь покидала моё тело, и позволил мне продолжать сражаться. Он не дает мне умереть, отгоняя прочь смерть, но за это есть цена.

Дорога была уже совсем рядом. Идти по ней будет несколько легче, особенно учитывая время суток. К счастью, сегодня они оказались единственными любителями вечерних прогулок.

Отредактировано Atropus (2024-02-14 00:51:56)

+1

14

[indent]Принцесса взглянула на ладонь мужчины, широкую и крепкую, и отметила, как тонкий контраст её собственной хрупкости с этой непоколебимой силой вызывал в ней чувство не то защищённости, не то прозрачной угрозы. С лёгким, едва уловимым движением, она положила свою руку на его — так легко, словно самый нежный лепесток оседал на поверхность воды, не вызывая ни малейшего волнения. Её пальцы, тонкие и полупрозрачные, покоились на его бледной коже, и, вопреки жесту, никто не ощутил тёплого прикосновения.

[indent]Люмин поднялась, бережно поддерживаемая и, не нарушая своей грациозной позы, едва касаясь земли, словно была создана из самого воздуха, встала рядом с мужчиной. Лёгкость её движений и отсутствие усилия в этом жесте были воплощением безупречного воспитания и отточенной придворной элегантности, — или же призрачной оторванности от мира живых, разыграйся воображение чуть сильнее.

[indent]— Я бы хотела, чтобы ты, наконец, назвал мне имя. То, которым ты хочешь, чтобы я тебя звала, раз уж ты видишь во мне то, кем ты можешь быть. Так будь же этим.

[indent]Затем, с идеальной осанкой, в которой читалось достоинство и высокое происхождение, она положила свою руку на его предлагаемый локоть. Её прикосновение было таким же невесомым, как и прежде, а каждый её палец, словно бабочка, еле заметно опирался на ткань его наряда. Но несмотря на эту кажущуюся невесомость, было в этом жесте что-то неизмеримо надёжное, словно она доверяла ему направлять их по этому пути, не боясь ни шороха под ногами, ни ветви, склоняющейся над путём, ни монстров из Бездны.

[indent]Люмин слушала внимательно, не перебивая и не комментируя, лишь время от времени наклоняя голову в сторону, снизу вверх обращая свой девичий любопытствующий взгляд. Интерес был очевидным, даже если неуместным ни для их манерной позы, ни для контекста разговоров во время вечернего променада. Однако же блеск в золотых глазах, искрящийся прозорливым желанием копнуть ещё глубже, неустанно мерцал, оттеняя погружающееся в ночь окружение.

[indent]— Я бы хотела посмотреть на твой меч, — в очередной раз тихо объявила принцесса, — И побывать в твоём доме. И поужинать у моря.

[indent]О том, как сомнительно и странно может звучать её желание, она словно не думала, весьма искренне объявляя о своём интересе. А затем, как ни в чём не бывало, всё так же не выпуская из невыносимо мягкой хватки локоть мужчины, с подозрительно скромной улыбкой и добродушным, открытым взглядом посмотрела прямиком в его лицо.

+1

15

Медленное движение мужчины и девушки в сторону Гавани со стороны, вероятно, могло показаться достаточно странным и неестественным зрелищем. Вышедший из боя Атропус, в царапинах и рваной одежде, вёл свою изящную спутницу по дороге так, будто они были на изысканном балу, а не посреди живописного ничего. Вероятно, это могло бы быть чем-то, стоящим кисти художника, ибо момент сочетал в себе необычность и своеобразную красоту, обыкновенно привлекавших творцов всех мастей. Однако творцам этим было бы разумным не показывать здесь своих персон.

Вопрос об имени был достаточно сложным, и ответ последовал не сразу. То имя, которым он представлялся, не было настоящим — этого он пока забыть не успел. Настоящее же его имя ускользало от мужчины, будто бы проклятый меч не хотел, чтобы он его помнил. В этом, наверное, была некая логика или, по меньшей мере, символизм. Ведь имя было одним из своеобразных якорей, удерживающих его в прошлой жизни.

— Я не помню своё имя. Его забрали, как и многое другое. Любое напоминание о нём — недолговечно. И даже если бы я его помнил, не думаю, что когда-либо смогу вновь стать тем, кто его носил. Сейчас же меня зовут Атропус.

В отличие от неё, каждым своим движением воплощавшей идеал благородной леди, Атропусу далеко было до совершенства. Пусть он и не был полностью лишен опыта подобных моментов, он был в первую очередь воином: его походка и движения были не столь грациозны, но в них читались твердость и стойкость. О последней, конечно, можно было бы сказать и по тому, как он, казалось, совсем не замечал ран... Однако этим он был обязан не столько стойкости, сколько привычке.

— Что насчет твоего имени? Или обращения, которое было бы тебе удобно?

Даже ему, привыкшему абстрагироваться от вызывавших интерес вещей, было любопытно, как могли звать эту необычную девушку. Но настаивать на настоящем имени он бы не стал. Порой в именах было больше информации, чем готов был дать собеседник.

Услышав её желание посмотреть на меч, он на пару секунд перевёл на неё внимательный, оценивающий взгляд. В сознании промелькнуло беспокойство сразу и за себя, и за неё. Каким бы злом ни был этот меч, Атропус зависел от него. Просто так отдать его ей в руки он не мог. И всё же чутье подсказывало ему, что при желании у неё нашлись бы методы получить его. А значит, утаивать этот предмет в любом случае не было никакого смысла. Что же касалось вопроса о доме...

— Хм...

Бывший рыцарь вновь перевёл взгляд на дорогу, чуть задумавшись. Она хотела увидеть место, где он спит? Или же подразумевала что-то более абстрактное? С первым проблем не было, они так или иначе направлялись туда. Со вторым же... Мондштадт был далековато.

— Боюсь разочаровать своим скромным убежищем. Это место едва ли может кого-то удивить, его предназначение — сугубо утилитарное.

Он слегка улыбнулся в ответ на тот взгляд, коим одарила его принцесса. Невзирая на обстоятельства, во всем этом было что-то освежающее. Общение с ней — будто дуновение влажного ветра после дождя для усталого от летнего зноя путника. Слишком давно на него не смотрели без страха, презрения, опасений или агрессии.

Маленький дом, что был им арендован на самой границе города, был уже в поле зрения. Одноэтажная, неприметная постройка, едва ли способная привлечь к себе внимание. Но в его случае это был скорее плюс, чем минус.

+1

16

https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/86/39232.png
Пост написан и отправлен с телефона. Если в тексте встречаются ошибки, пожалуйста, дайте мне знать.


[indent]Люмин вдруг остановилась и даже дёрнула своего спутника за рукав, не сильно, но достаточно, чтобы обратить на себя внимание. Она хмурила свои брови так решительно, что можно было подумать, будто в её вене течет не кровь, а ртуть драконов. Но невзирая на попытки выразить гнев, её юное лицо смягчало весь эффект. Нежные, почти прозрачные губы были сжаты в тонкую линию, которая больше напоминала капризное недовольство ребенка, чем истинную ярость владычицы.

[indent]Принцесса переступила с ноги на ногу, мягкие туфли на тончайшей подошве издавли лишь слабый шорох по земле. Большие золотые глаза Люмин блестели двумя солнцами, утопаемыми в морской бури. Они были полны негодования, но в их глубине таилось что-то еще, что-то, чего не могли скрыть даже совсем юные черты. Это была неуловимая, жуткая аура, которая витала вокруг принцессы, словно туман, предшествующий буре.

[indent]Люмин подняла подбородок, стремясь казаться выше, более внушительной, однако её рост не добавлял ей убедительности. Руки, украшенные золотыми браслетами, сжимали подол платья, словно она хотела выдавить из ткани свою злость, но все, что она могла выжать — это лишь несколько складок на безупречной ткани. Она решительно потянула Атропуса за рукав вниз, слов требовала наклониться, — выражать своё недовольство она была намерена только на одном уровне с собой.

[indent]— Ты не ответил на мой вопрос. Я просила назвать тебя имя, которое ты хотел бы слышать, а не то, которое тебе дали другие люди.

[indent]С каждым словом, которое она произносила, её гнев казался всё менее и менее угрожающим. И хотя в её недовольстве проглядывала едва заметная хрупкость натянутого до опасного напряжения момента, Люмин, вероятно, решила, что проявленная её истинная ярость будет столь величественной и неотвратимой, что без последствия не обойдётся.

[indent]Гнев сменился на милость, и в протяжном выдохе Атропусу был выпущен оправдательный приговор. Наконец, они отправились дальше, и со всей возможной тонкой снисходительностью Люмин могла разве что развести руками перед тем, как снова взять спутника под руку.

[indent]— Что же, если тебе по душе та кличка, которую вырезали на твоём ошейнике хозяева, пусть будет так. Отвечу на твой же манер, так будет только справедливо. Ваши люди зовут меня… Кажется, «Принцесса Бездны»?

[indent]Люмин произносила эти слова беззаботно, приложив пальцы свободной руки к губам в жесте лёгкой задумчивости. Так действительно вспоминали старые детские прозвища в уже взрослой беседе те, кто пытался вернуть какие-то светлые моменты, но никак не возвратить к себе титулованное обвинение. Со стены невысокого здания у дороги, по которой они шли, на Люмин внимательно и неодобрительно посмотрел её собственный неумелый портрет чьей-то бесталанной руки и чужого волнения.

[indent]— Ты можешь обращаться ко мне «Ваше Высочество», этого будет достаточно.

[indent]В чужой дом Люмин пригласила себя сама, стоило только отвориться двери. Мягко и легко перепрыгивая на цыпочках с ноги на ноги, она устремилась вперёд и принялась разглядывать убранство дома. Так приходят в музей с диковинной выставкой, однако же Люмин была искренне увлечена, наивно восхищаясь и низко склоняясь, даже самыми простыми предметами обихода. И её экскурсия по убежищу Атропуса сопровождалась многочисленными «А что это?», «А зачем тебе то?», «Ты правда этим пользуешься? А как?» Если она на самом деле была Принцессой Бездны, то разве что многовековое заточение в беспамятном ином мире могло объяснить такой интерес к обычным бытовым вещам и отсутствие опыта.

0


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Эпизоды настоящего » [10.02.501] Усеянные ликорисом охотничьи угодья


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно