body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/275096.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/326086.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/398389.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/194174.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/4/657648.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; }
Очень ждём в игру
«Сказания Тейвата» - это множество увлекательных сюжетных линий, в которых гармонично соседствуют дружеские чаепития, детективные расследования и динамичные сражения, определяющие судьбу регионов и даже богов. Присоединяйтесь и начните своё путешествие вместе с нами!

Genshin Impact: Tales of Teyvat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Дополнительные эпизоды » [~15 л.н.] Наставник на час


[~15 л.н.] Наставник на час

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Atropus, Venti
Мондштадский лес | Позднее утро

Прошло почти 500 лет с тех пор, как отгремел катаклизм, и близится время окончательного пробуждения Барбатоса, но обстоятельства вынуждают его ненадолго приоткрыть глаза раньше срока. Разве мог юный Атропус подумать, что желание обуздать ветра, живущее в его сердце, найдёт отклик в сердце самой стихии?


https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/5/516813.png

+5

2

[icon]https://i.imgur.com/yczcFE4.png[/icon][nick]William[/nick]

День обещал быть приятным. Теплые лучи солнца ласково грели, бодрящий ветерок дарил свежесть, а на небе безмятежно плыли причудливых форм облака. Идеальное время для прогулок и, в общем-то, практически любого времяпровождения за стенами города. Если и было в детстве что-то приятное, так это возможность беззаботно ускользнуть в эти полудикие места, наслаждаясь собственной свободой и отсутствием необходимости думать о завтрашнем дне. Зеленые леса, покачивая ветвями на ветру, будто манили к себе всех, кто ещё не успел утонуть в суете повседневной жизни. Звали заглянуть за тот дуб, или за вон тот большой камень. Кто знает, какие секреты могли прятаться всего в нескольких шагах?

Но порой, даже в детстве, некоторые вещи становятся более важными, чем беззаботные прогулки и любопытство. И один человек, забредший сюда, как раз испытал это на собственном опыте.

- Ну же! Падай!

Мальчишка с тренировочным деревянным мечом в руке уже несколько минут пытался заставить старое ведро упасть с небольшого холмика посреди небольшой лесной опушки. Не при помощи рук или своего "оружия", конечно, а с помощью своего Глаза Бога. Но всё, что выходило — лишь слабый ветерок, едва колыхавший травинки. Каждый раз разочарованно вздыхая после очередной неудачной попытки, он пытался вновь и вновь с упорством, которому бы позавидовал бы самый баранистый из баранов. Увы, упорство само по себе приносило мало плодов, если не направлять его в правильное русло: пока что больше ветра парнишка поднимал своими возгласами и до смешного пафосными жестами.

Увы, была причина, по которой маленьких детей не выпускают в леса без присмотра взрослых. Своим голосом мальчик привлёк к себе нежелательное внимание: трое хиличурлов, услышав непонятные звуки, медленно подбирались к увлеченному процессом пареньку. Когда тот их заметил, они были уже слишком близко — буквально в нескольких шагах. Успев при этом разделиться и окружить свою цель с разных сторон.

Мальчик, конечно, запаниковал. Хотел было метнуться бежать, но один из хиличурлов преградил ему путь своей дубиной. Отпрянув назад, мальчишка понял, что бежать некуда. Ощущая себя будто загнанный в угол зверь, он попытался ударить одного из хиличурлов тренировочным мечом, но противник просто выбил его из рук паренька. И вот уже первый удар дубинкой заставил паренька осесть на землю, прикрывая голову руками от последующих ударов. Было больно и страшно. Настолько, что казалось, что это конец.

Не зная, что ещё он может сделать, мальчик начал молиться, повторяя слова, которым его с сестрой учили в церкви. Молитву Барбатосу, богу Ветра и Свободы, покровителю Мондштадта. Это был скорее акт отчаяния, чем веры, однако... Он сработал. Мальчик почувствовал, как ветра поднимаются вокруг него, готовые прийти ему на выручку. Осталось только...

- Падайте!!

Голос паренька зазвучал совсем иначе, нежели при его робких попытках сбросить ведерко с холмика. В голосе впервые зазвучало настоящее проявление воли. Трое хиличурлов даже не успели понять, что произошло: мощные порывы ветра вдруг раскидали их в разные стороны. Кто-то из них остался висеть на дереве, беспомощно дрыгая ногами и руками, а кто-то, поднявшись и придя в себя, бросился прочь. Мальчишка же, не веря собственному счастью, поднялся на ноги, пытаясь отдышаться.

- Я... Смог?..

Радостный смех паренька, опьяненного своим успехом, заглушил звуки ещё одних шагов за его спиной. Куда более тяжелых, принадлежавших куда более грозному существу. Увидев, как нарастает тень, мальчишка медленно обернулся.

- А?..

И в ужасе, с широко раскрытыми глазами, застыл. Над ним нависла массивная фигура митачурла. Парализованный страхом, он был не в силах ни шевелиться, ни говорить. А лезвие огромного топора уже медленно заносили над ним...

Отредактировано Atropus (2024-01-08 01:50:03)

+3

3

Почти пять сотен лет прошло с тех пор, как первые хлопья снега припорошили тело огромного дракона, чёрными крыльями закрывавшего свободное мондштадское небо. Давно отгремел катаклизм, навсегда изменивший Тейват, и время безжалостно стёрло последствия той битвы, оставив лишь несколько из них в назидание людям будущего. Смена поколений исказила воспоминания, с каждым десятилетием всё сильнее разбавляя горькую правду фантазиями и домыслами тех, кто через тот ад не проходил. Барбатос был одним из немногих ныне живущих существ, кто видел своими глазами руины павшего королевства, и слышал агонию, с которой они укрывались пеплом, навсегда оставаясь частью мрачного прошлого. Погружаясь в многовековой сон под рёв дракона и надсадные завывания ветров, анемо архонт отдавал регион людям на неопределённый срок, ведь даже он сам не мог сказать наверняка, много ли времени ему потребуется, чтобы суметь восстановить свои силы.

Грядущее пробуждение божества, спустя четыре сотни лет, первой почувствовала стихия. Их связь была нерушима и абсолютна, а от того крепче любых, даже кровных уз. Люди не в силах были заметить лёгкую перемену в поведении ветров, ведь даже для тех, кто сумел поладить с этой сложной стихией, воздух оставался товарищем непредсказуемым и чудным. А силы анемо, тем временем, то концентрировались, то рассеивались в определённой области, будто бы проверяя, крепко ли спит их повелитель и зазывая его, наконец, поиграть. Подобно неугомонным детям, бросавшим снежки в окно, ветер подхватывал опавшие листья и перья, закручивая их в маленький ураган над самой землёй, и тут же скрывался между деревьями, ожидая, когда же Барбатос ему ответит. Стихия не умеет скучать так же, как скучают люди, ибо человеческие эмоции и чувства слишком сложны для чистой энергии, однако ощущать утрату она вполне способна, а вместе с этим способна испытывать искреннее желание снова обрести утраченное. Барбатос был единственным, кто мог понимать воздух на столь высоком уровне и на таком же уровне ему отвечать, а потому южный ветер ютился в зоне его будущего пробуждения и усиливался, получая, пусть и бессознательный, отклик.

Сон Барбатоса с каждым днём становился всё менее крепким, хотя для полного пробуждения ему потребуется ещё не один десяток лет. Он слышал, как ветер его зовёт, но зов этот был далёким, едва ощутимым, и ответ божества был таким же. Эти перешептывания могли продолжаться столетиями, но, совершенно неожиданно, в скрытый диалог вмешалось нечто другое. Нечто, звеневшее в тишине ветряным колокольчиком — молитва архонту, облачённая в чистую анемо энергию. Произойди это пару десятков лет назад, и Венти не сумел бы её услышать — сознание было погружено в неизвестность так глубоко, что даже самые искренние слова никогда бы его не достигли. Мальчику повезло оказаться в нужном месте в самое лучшее время, и ответом на его зов стал резкий выброс анемо, поднявший вокруг него ветра. Увлечённый разборками с хиличурлами и радостным ликованием, он упустил из виду лазурную яркую вспышку за своей спиной, в сердце лесной чащи.

Среди плотно стоящих деревьев, на укромной лесной опушке, будто из ниоткуда появились несколько ярких колец, а за ними, словно из воздуха, появился и сам аронт, медленно открывая глаза и щурясь от яркого света. Он не знал точно, сколько времени прошло после катаклизма, но чувствовал, что проснулся раньше, чем было нужно. Его силы… не полностью восстановились, и, опустившись ногами на землю, Венти чуть пошатнулся из стороны в сторону. Анемо энергия, обычно спокойно клубившаяся в нём, сейчас недовольно клокотала, будто маленький ураган в бутылке, но разве мог он не откликнуться на отчаянную мольбу ребёнка, пытавшегося подружиться с ветрами? Они, к слову, пробуждению старого друга были рады, рвались играть в догонялки и носиться по полям наперегонки, и удержать их было чертовски непросто.

Двинувшись в его сторону, Барбатос издалека заметил приближающегося митачурла и не долго думал о том, что именно предпринять. В ту секунду, когда монстр навис над мальчиком, в его лоб прилетел поток ветра, стукнувшись о голову бедолаги словно брошенный издали мяч. Такой удар не способен убить, а потому чудовище отшатнулось, и переключило взгляд на свою новую цель, перехватив топор покрепче как раз в тот момент, когда ветер снова прилетел ему в лоб, заставляя отступить ещё дальше. За ним последовал третий удар, а затем и четвертый. Для того, чтобы разорвать чудовище на части, Венти понадобилось бы совсем немного сил, но он предпочитал не вредить, если была такая возможность. Да и как потом жить ребёнку, на глазах которого произойдёт что-то настолько страшное? Можно было попытаться сдуть митачурла ветром, и в этом тоже ничего сложного не было, но весил он намного больше самого мальчика, а значит либо в полёт отправятся оба, либо никто. Нанося ветром лёгкие удары, Барбатос заставлял митачурла отойти самостоятельно, постепенно теряя интерес к жертве. Когда неудобство от получения ушибов пересилило желание ударить мальчика топором, гигант развернулся и недовольно отступил, посматривая на Венти очень недобро.

- Привет-привет! - оказавшись рядом со звавшим его ребёнком, Барбатос дружелюбно улыбнулся, протягивая ему руку, дабы помочь подняться. - Этот митачурл теперь трижды подумает, прежде чем сюда возвращаться, хехе.

+2

4

[nick]William[/nick][icon]https://i.imgur.com/yczcFE4.png[/icon]

Всего секунда отделяла мальчика от смерти. Разум кричал ему бежать, но его заглушал ужас, сковывающий тело не хуже стальных цепей, заставляя неловко плюхнуться на землю. В это мгновение в голове паренька лишь одна мысль была достаточно ясной — мысль о том, что он подвёл свою сестру и всех тех людей в Мондштадте, что заботились о них. Просто потому что он не был достаточно храбр.

Однако роковое лезвие не успело пасть на застывшего мальчика. Что-то странное произошло с митачурлом: его голова вдруг дернулась, а сам здоровяк отшатнулся, вдруг посмотрев совсем в другую сторону. И лишь после того, как громила отшатнулся второй раз, его несостоявшаяся жертва поняла, что происходит, посмотрев в том же направлении, что и сам митачурл. И увидел его: парнишку на вид немногим старше его самого, обращавшегося с ветром так просто и естественно, будто для него это было не сложнее, чем дышать. Рот мальчишки стал медленно открываться сам по себе пока тот смотрел, как незнакомец без усилий отгоняет митачурла.

"Ого, ого, ого, ого, ого!!"

Он даже не сразу понял, что его спаситель стоит рядом с ним, когда здоровяк, наконец, отступил. Отвлёкся уже второй раз за сегодня, но разве же его можно было винить?

- П-привет!..

Проронив это, мальчишка продолжил смотреть на Венти с приоткрытым ртом, поднимаясь с его помощью на ноги. Ему уже даже было совсем неинтересно то, что рядом всё ещё гулял злой огромный верзила с гигантским топором.

- Это было таааак круто! Как ты так смог? А меня научишь? Пожалуйста! Я даже ведро сдуть не могу! А в городе на меня надеются! Говорят, раз Глаз Бога получил, должен стараться! Но выходить не дают из города, а там-то как тренироваться?! Но и здесь тоже не получается!

Парнишка беспорядочно заваливал своего спасителя словами. Разумеется, за этой хаотичной реакцией крылось истинное восхищение и желание хоть немного стать похожим на незнакомца.

Отредактировано Atropus (2024-01-08 01:50:14)

+2

5

Барбатос хоть и был воплощением воздушной стихии, ощущал от её использования почти противоестественный дискомфорт. Погрузившись в сон почти пять сотен лет назад, он перестал её каким бы то ни было образом использовать и откликаться на зов ветров, а потому сейчас требовалось какое-то время, чтобы привести хаотично текущие потоки внутренней энергии в норму. Обычным людям после долгого сна требуется время, чтобы размять суставы и мышцы, восстановить координацию движений и окончательно отогнать цепкую дрёму, а богам, у которых с их физическими оболочками отношения были куда более условными, приходилось иметь дело со своенравной элементальной энергией. Смертные любили говорить о тяжести на сердце или буре в душе, но всё это были абстрактные описания внутренних переживаний, тогда как Барбатос буквально эту бурю в своей душе чувствовал. Тайфуны, способные вырывать с корнем деревья и срывать крыши с домов, клубились в нём и ворчали, но Венти ничуть это не тревожило. Ветра были, пожалуй, самой переменчивой стихией из всех, подобное поведение им даже в обычное время было свойственно, чего уж говорить о внезапном пробуждении. Даже элементы не любят будильники.

Тратя немало сил на то, чтобы как-то сбалансировать внутренние стихийные течения, бард, впрочем, никак не выдавал своего шаткого состояния. Даже опытный обладатель глаза бога не смог бы уловить это буйство стихии, ведь оно никак не затрагивало внешний мир. Ребёнку эти колебания ощутить было невозможно вовсе, и это было к лучшему. Столь высокая концентрация агрессивной анемо-энергии его наверняка бы напугала.
- Ничего себе, у тебя уже есть глаз бога! - сложив руки на груди, воодушевлённо произнёс Венти. Он слукавил немного, сделав вид, что не догадывался об этом, хотя чувствовал всплески анемо-энергии и раньше, но само воодушевление было без примеси лицемерия. Не было ничего плохого в искреннем желании научиться ладить с ветрами, а в том, что это желание было искреннем Барбатос не сомневался. В потоке озвученных детский мыслей он хорошо чувствовал неподдельный живой энтузиазм.
- Да, в городе с анемо-стихией тренироваться может быть сложно, кхе, - на последних словах Венти неловко почесал затылок, вспоминая, как часто простые шутки с ветрами приводили к локальным городским катастрофам. - Хорошо, что ты пришёл именно сюда! В этом лесу есть несколько мест, где с ветрами общаться легче, чем в городе. Я их тебе попозже покажу!
Когда-то Барбатос действительно был наставником для некоторых людей. В те времена, когда закладывался первый камень нового Мондштадта, он активно помогал жителям в восстановлении и укреплении региона, передавая, в том числе, знания и навыки, которые позволили бы королевству жить без архонта. С тех пор прошло очень много лет, но… пожалуй, научить мальчугана нескольким простым анемо-фокусам он мог и сейчас.
- Меня, кстати, Венти зовут. Я странствующий бард, и в Мондштадте очень давно не был! О, хм… давай сделаем так... Я помогу тебе в обучении, а ты расскажешь мне о том, как сейчас живёт город и люди в нём!

Время его пробуждения ещё не пришло, и сразу после того, как мальчик покинет лес, его снова сморит сон, лишив возможности полноценно заглянуть в столицу. Последнее, что Венти помнил перед тем, как погрузиться в небытие — огонь катаклизма, усыпанное снегом тело дракона, ужас в людских глазах и собственные раны. Время для Барбатоса пролетело как щелчок пальцами, а потому лучи яркого солнца, чертившие через листву дорожку от небес к земле, вместе с пением птиц и шелестом трав, слишком сильно контрастировали с событиями, им предшествовавшими. Восстановился ли Мондштадт? Как теперь живут люди в нём? Чем дышат? О чём мечтают? Что помнят, а что забыли?
Так много вопросов, так много внутренней тревоги. Ответы мальчика могли помочь её развеять, и это, как виделось Венти, был достойный и справедливый обмен: обучение на душевный покой.
- Расскажи, как ты обычно тренируешься! Если хочешь, можешь даже показать, - плюхнувшись на землю, произнёс бард, поправив на голове берет. Несмотря на абсолютное желание погрузиться в сон снова, его голос звучал чертовски энергично, а в глазах читался неподдельный интерес к происходящему.
Этот мальчик…
Его желание оправдать чужие надежды было чище безоблачной небесной синевы.

+2

6

[nick]William[/nick][icon]https://i.imgur.com/yczcFE4.png[/icon]

Лицо парнишки озарила широкая, гордая улыбка, когда он услышал комментарий про свой глаз бога. Всё таки ему действительно очень повезло получить его в раннем возрасте. Была куча времени научиться как следует им пользоваться перед тем, как он поступит на службу! Он точно будет самым сильным из молодых рыцарей. А может, даже самым-самым сильным однажды!
Тренироваться в городе он пытался, но это мало кому нравилось. Вечно кому-то мешал. Стоило чему-то начать получаться, как всё портили взрослые... Приходили и начинали бубнеть про то, что нельзя практиковаться на чужой собственности, может быть опасно, и вообще им через час на работу вставать, а он здесь какого-то хиличурла полночи шумит. И как только таких зануд Тейват носил.
- Может, даже спасибо всем этим городским занудам скажу потом, которые мне тренироваться мешали, ведь иначе бы не повстречался здесь с тобой!
Мальчишка, не теряя улыбки, активно закивал на предложение показать места, где ветра были более отзывчивыми. Ему бы сейчас определенно пригодилось хоть как-то стабильно научиться к ним обращаться...
- Меня зовут Уильям!..
Он слегка удивился тому, что Венти, хоть и смотревшийся старше его, но до взрослого всё же явно не дотягивающий, был странствующим бардом.
- Ух ты! Ты ещё и путешествуешь?!
Впрочем, услышав предложение обучиться в обмен на рассказ о Мондштадте, Уилл почти мгновенно забыл о собственном удивлении. Ну как можно было тратить время на какие-то сомнения, когда он мог научиться так же классно обращаться с ветром, как этот крутейший бард?! Поэтому он тут же, прочистив горло, начал говорить. Говорил он быстро, почти скороговоркой, так уж сильно не терпелось ему поучиться столь важным для него навыкам:
- Мондштадт всё тот же классный город, каким ты его, наверное, и помнишь! Ордо Фавониус, как и всегда, следят, чтобы все были в безопасности и ни один гадкий монстр не прокрался за городские стены! Магистр Варка самый сильный из всех рыцарей, он даже в одиночку смог бы всех монстров одолеть! Хотя мне иногда кажется, что не хватает им рук — взрослые говорят всегда, что за стенами для детей опасно, да и сами с дорог стараются не сходить... Вот я и хочу научиться с глазом бога обращаться, чтобы потом тоже рыцарем стать. А то места у нас красивые, да не сходить никуда. Обидно!
Уильям вздохнул, посмотрев в сторону, где был митачурл.
- Я с сестрой живу прямо в самом красивом здании города, в церкви Барбатоса. Родителей у нас нет, поэтому так. Аристократы нас иногда обижают, когда мы гуляем, но скоро я их всех сдуть смогу! Больше не обидят сестру.
Мальчишка слегка сжал кулачки с серьёзным лицом, с потрохами выдавая свою главную причину овладеть ветрами и стать рыцарем. Теперь он уже не позволяет сестре получать тумаки за них обоих, да и их давно уже физически не трогали, но насмешки и обзывательства были ничуть не лучше! Поняв, что он отвлёкся от рассказа про город, парнишка вновь прочистил горло и продолжил после краткой паузы:
- В общем, живём, в целом, хорошо! Конечно, диковинок всяких у нас не так много, как в других местах... По крайней мере, так говорят, сам-то я нигде не был. Но ты-то наверняка понимаешь, о чем я. В королевстве снегов, говорят, уже есть странное оружие, которое может поразить на расстоянии быстрее, чем глазом моргнешь, а у нас всё те же мечи да копья. Может, если б у нас такое оружие было, то и храмы ветров бы отбили...
Мальчишка виновато улыбнулся и развёл руками, будто была его вина в том, что люди Мондштадта уже давно не ходили в храмы, посвященные четырём ветрам, а большинство про них даже не помнило. Уилл, наверное, и сам бы о них не знал, если бы воспитывался не в церкви. Мальчик слегка помедлил, повернувшись теперь в сторону города.
- ... Я думаю, сильнее нам надо быть. Забрать обратно своё. А то так забудем всё. И как аристократов на место когда-то ставили, и как Барбатос нам свободу дал... Но... Что я, наверное, понимаю? В Ордо Фавониус, наверное, люди поумнее сидят... Надо верить в них...
Мальчишка с досадой пнул камушек у ног. Он уже высказывал эти мысли взрослым, но они говорили, что о таком ему, ребёнку, судить рановато. Дескать, другие были заботы у них. Вечно у этих взрослых заботы, а о высоком не думают. Забывают.

После рассказа Уилл, улыбнувшись, кивнул:
- Да, запросто! Сейчас только ведёрко достану!
Он отбежал метров на пять, хватая ведерко, которое в процессе "сражения" с хиличурлами было всё же отброшено в сторону. Вернувшись назад, он с важным видом поставил его на землю, будто снаряжал манекен для профессионального воина. Отойдя на пару шагов, тот простёр руку вперёд, пытаясь вызвать ветра:
- Падай!
Ответом парнишке послужил лишь слабый ветерок, колыхнувший траву. Ведёрко, будто неуязвимый воин, оставалось незыблемым. Уилл, выдохнув, посмотрел на Венти и досадливо пожал плечами.

Отредактировано Atropus (2024-01-08 01:50:25)

+2

7

С тех пор как Барбатос был в королевстве ветров в последний раз, сменилось уже несколько поколений и, вопреки расхожему мнению, это — большой срок, даже по меркам бессмертных богов. Люди — существа изобретательные, им достаточно одного эмоционального порыва, чтобы до неузнаваемости изменить и сам регион, и жизнь в нём, а потому каждое возвращение барда неизменно сопровождалось интригой. Несмотря на то, что не любые изменения были лично ему по душе, он был рад, что люди смогли научиться жить в регионе самостоятельно, не полагаясь на силу архонта. На пути формирования общества невозможно было не наделать ошибок, но, исходя из рассказов мальчика, Венти счастлив был признать, что со всеми невзгодами они справились и нового разгула аристократии не случилось. Довериться в этом вопросе рассказу ребёнка было лучшим решением, ведь дети часто подмечают те мелочи, на которые уставшие от рутинных забот взрослые не обращают внимания. Детская психика — чистый лист, впитывающий в себя всё то, что её обладателя окружает, и… то, что говорил Уильям, было прекраснее пения птиц. Мальчик, несмотря на отсутствие семьи, выросший с теми же ценностями, которые когда-то дали людям силы поднять знамя свободы, наделённый большой любовью к городу и обществу — это самая яркая демонстрация того, что Ордо Фавониус на верном пути. На своём веку Венти повидал немало сирот, и взрастить в них враждебность и недоверие к миру — дело, не требующее больших усилий. Наслаждаясь каждой секундой рассказа, Барбатос ловил себя на мысли, что где-то он уже слышал этот звенящий, искренний энтузиазм, и чувства, которые не уместить в слова.
Он так… на него похож.

- Вот это да! Я не видел такого оружия в действии, но в королевстве снегов я давно не бывал - беззлобно хихикнул Венти, совсем не собираясь поучать мальчишку, ведь кто в его возрасте не мечтал увидеть нечто, лежащее далеко за пределами привычной реальности? Умение фантазировать, желание повидать другие страны и увидеть, чем живут другие народы — естественная любознательность, которую многие с возрастом теряют. Тот факт, что именно оружие и жажда сражений западают Уильяму в сердце — абсолютно не удивительно, ведь он так стремится защитить то, что ему дорого, и это — самые очевидные решения, которые находит детское сердце.

- Наверное, его сила действительно впечатляет, но знаешь… - заговорческим тоном произнёс Барбатос, чуть склонив голову набок, - оружие сильно настолько, насколько силён его владелец! Однажды жители Мондштадта сразили мечами и копьями божество! Подобное никому больше не удавалось, и этот подвиг барды всего Тейвата до сих пор с трепетом воспевают. Искреннее желание защитить то, что тебе дорого, сильнее любого людского изобретения. Оружие — инструмент, оно лишено души и стремлений. Оно — продолжение тебя самого. И если ты в себя веришь, то даже богам будет сложно с тобой поспорить, каким бы оружием ты не обладал, хе-хе!

Поднявшись на ноги с лёгкостью южного ветра, Венти повернулся в ту сторону, где находился Мондштадт. Рассказ Уильяма успокаивал и вдохновлял его, хотелось ненадолго метнуться на улицы города и прочувствовать эту атмосферу ещё сильнее и ярче, но… своё дело здесь он ещё не закончил. Ветрам это ведёрко подобно песчинке, но у их упрямства есть первопричина.
- Спасибо за рассказ! Ты смог передать настроение города во всех красках, почти как опытный бард! И, как бард барду, я тебе раскрою несколько секретов, как договориться с ветром, - вытянув вперёд руку, Венти широко раскрыл ладонь, и, подобно слетающимся со всей округи птицам, порывы ветра устремились к ней, концентрируясь и собираясь в небольшую круглую сферу. Она не была идеально ровной, но, напротив, хаотично расширялась и сжималась над пальцами, закручивая траву и опавшие листья. Присев напротив мальчика, Барбатос ненадолго прикрыл глаза.
- В отличие от копья или меча, стихии… чем-то похожи на людей. У каждой из них свой характер, и воздух… в своей неугомонности, пожалуй, только с огнём конкурировать может. Он не терпит ограничений и не слушается приказов, он — само воплощение свободы, и именно поэтому с ним бывает непросто поладить. Подчинить его своей воле можно, но всей палитры сил и возможностей через контроль не обрести, ведь ветер всегда стремится догнать горизонт. Глаз бога не только наделяет тебя способностью контролировать стихию, он наделяет тебя возможностью слышать и чувствовать её гораздо сильнее любых других людей. Протяни вперёд руку, положи её на мою ладонь и попробуй послушать, о чём поёт этот ветерок?
Венти знал, как сложно и абсурдно могут звучать его объяснения, но ничего с этим поделать не мог. Между метафоричными рассказами бардов и прямым объяснением, он выбрал второе, ведь тема контроля стихии сложна сама по себе, и творческий подход мальчика лишь сильнее запутает. Открыв глаза, Барбатос тепло улыбнулся.
- Стихия — не оружие, она - напарник и друг, который будет сопровождать тебя не только в бою, но и в обычной жизни. Если ты хочешь, чтобы она ценила желания твоего сердца и помогала воплощать их в жизнь, тебе нужно ответить ей тем же. Взаимопонимание, гармоничное сосуществование — ключи к той силе, которую ты так стремишься обрести.

+2

8

[nick]William[/nick][icon]https://i.imgur.com/yczcFE4.png[/icon]

История о том, как некогда предки тех, кто ныне живет в Мондштадте, сразили собственного архонта, была хорошо известна мальчику. Это был если не главный, то определенно один из самых важных моментов в истории царства ветров, определивший весь дальнейший путь этих земель. Сказ этот, о борьбе за свободу и право выбирать, был вдохновляющим; Уильям слушал его множество раз, и каждый раз — с интересом. Герои прошлого, что сражались за правое дело... Не было в мальчишке мечты сильнее, чем стать похожим на кого-то из них. Стать наставляющей на путь легендой для тех, кто будет ходить по этой земле после него. Поэтому слова барда были ему близки, без труда сумев развеять сомнения по поводу архаичности мондштадского оружия. Быть может, именно эта простота в методах закаляла дух его соотечественников; позволяла им справляться своими силами там, где другим требовались причудливые изобретения или вмешательство божественных покровителей. Подобное облегчало жизнь, но могло и сковать, создав зависимость, избавиться от которой непросто.
Быть может, именно это умение добиваться всего собственными усилиями и характеризовало их, как людей, свободных от любых оков.

Довольно улыбнувшись похвале, мальчик с интересом стал наблюдать за действиями своего нового знакомого. Когда в руках у Венти образовалась сфера, Уильям завороженно чуть приоткрыл рот; ему, конечно, и раньше приходилось видеть мастеров обращения со стихиями, но редко они делали это вот так, прямо у него перед носом! Кивнув, паренек приблизил свою ладонь к ладони Венти, пытаясь уловить то, о чем говорил этот необычный бард. Мог ли ветер действительно петь? Могла ли стихия, подобно человеку, иметь характер? Вероятно, в обычный день Уилл бы отмахнулся от таких заявлений, но сейчас, слушая красивые речи Венти и наблюдая за его мастерством, он начинал в это верить.

И, будто уловив сменившийся настрой мальчика и посаженное словами Венти зерно истины, элементальная энергия откликнулась Уильяму. Ветерок приятной прохладой пробежал по его руке, будто желая легонько взять мальчика за неё.
— Он зовёт меня...
Зов этот был негромким, дружелюбным, озорным — будто друг окликнул, предлагая ввязаться в очередное приключение. Но на пути встало темной стеной последнее препятствие: едкое, разъедающее чувство сомнения. А что, если не получится? А что, если он навредит себе или Венти? Хотелось отступиться и трусливо спрятать голову в песок, но вместо этого Уилл закрыл глаза и подался вперёд, навстречу стихии. Этот шанс упускать было нельзя.
В унисон движению мальчика, ветер будто подхватил его, сливаясь с ним в единое целое. Всего на полсекунды, но этого было достаточно для того, чтобы на краткое мгновение ставший нематериальным Уилл с порывом сильного ветра резко рванул к ведёрку, сбивая его на бок. Изумленно уставившись на казавшееся непобедимым ведро, мальчишка пару секунд молчал, а затем с радостным восклицанием подпрыгнул на месте:
— Получилось!! Получилось!!
Радостно рассмеявшись, паренёк с широкой улыбкой посмотрел на Венти. Казалось, радости в нём сейчас было столько, что хватило бы на улыбки всем в Мондштадте, если бы эту эмоцию каким-то образом поделили бы между всеми. Оно и неудивительно: перешагнув эту ступень, он стал ощутимо ближе к своим чаяниям.

Весело прокрутившись на месте, мальчишка глубоко вдохнул, пытаясь справиться с нахлынувшими эмоциями и запомнить урок, который он только что получил. Конечно, он вряд ли смог бы запомнить все слово в слово, однако суть того, что хотел донести Венти, отпечаталась в его памяти. Вместе с... Одной деталью, что слегка смутила мальчика. Улыбка чуть подутихла, уступая место задумчивости. Вновь посмотрев на своего наставника, Уильям слегка вдохнул воздух, будто собираясь что-то сказать, но остановился в легкой нерешительности. Вопрос, что возник в его сознании, был, вероятно, чем-то очевидным, но... Ему хотелось получить ответ. Помедлив ещё секунду, Уильям всё же решился:
— Был ли... Был ли воздух всегда свободен? Даже когда им повелевал старый архонт?

Отредактировано Atropus (2024-01-08 01:50:37)

+1


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Дополнительные эпизоды » [~15 л.н.] Наставник на час


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно