body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/275096.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/326086.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/398389.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/194174.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/4/657648.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; }
Очень ждём в игру
«Сказания Тейвата» - это множество увлекательных сюжетных линий, в которых гармонично соседствуют дружеские чаепития, детективные расследования и динамичные сражения, определяющие судьбу регионов и даже богов. Присоединяйтесь и начните своё путешествие вместе с нами!

Genshin Impact: Tales of Teyvat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Эпизоды настоящего » [20.03.501] Глава IV: Реквием громовой сакуры


[20.03.501] Глава IV: Реквием громовой сакуры

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

[html]
<!-- Добавь ep-box значение style="margin-left: 140px;" если используешь сообщение без профиля -->
<div class="ep-box">
  <div class="ep-title">
    [20.03.501] Глава IV: <br> Реквием громовой сакуры
  </div>
  <div class="ep-date">
    20.03.501
    <br>Чурлидзума всея
  </div>
  <div class="ep-chars">
    <p><a href="https://genshintales.ru/profile.php?id=86" target="_blank">Люмин</a>, <a href="https://genshintales.ru/profile.php?id=106" target="_blank">Сора, </a> <a href="https://genshintales.ru/viewtopic.php?id=524#p144428">Энги Ном</a</p>
  </div>
  <div class="ep-music">
    ♫ <a href="https://youtu.be/dQw4w9WgXcQ" target="_blank">музыкальная тема</a>
  </div>
  <div class="ep-description">

    <p>События на Чурлидзуме доброй вестью добрались до Принцессы Бездны, наконец-то привлекая её внимание. А следом за ним непременно следует воля, которую Энги с радостью обязуется исполнить.</p>
    <p>Личной встречи не состоялось, но совершенно самый обычный гонец вот-вот донесет важнейший указ Сёгуну. </p>

  </div>
  <!--
Чтобы поменять цвета наград в зависимости от их редкости, необходимо у нужной пары тегов поменять значение цвета в "background-color: #5987AD". Вот для удобства списки цветов из игры:
#818486 серый ☆
#5A977A зелёный ☆☆
#5987AD синий ☆☆☆
#8767AC фиолетовый ☆☆☆☆
#C87C24 оранжевый ☆☆☆☆☆
alt — техническое описание картинки для различных устройств вроде скринридеров, не обязательно, но будет хорошим тоном;
title — текст, который отображается при наведении курсора на картинку.
-->

  <div class="reward-title">Награда за задание:</div>

  <!-- Награда 1 -->
  <div class="reward" style="background-color: #5987AD"><img src="https://api.ambr.top/assets/UI/UI_ItemIcon_105.png" alt="Опыт дружбы" title="Опыт дружбы">
    <div class="reward-value">0..?</div>
  </div>

  <!-- Награда 2 -->
  <div class="reward" style="background-color: #5987AD"><img src="https://forumupload.ru/uploads/0014/98/d3/25/215020.png" alt="Опыт персонажа" title="Опыт персонажа">
    <div class="reward-value">250</div>
  </div>

  <!-- Награда 3 -->
  <div class="reward" style="background-color: #5987AD"><img src="https://api.ambr.top/assets/UI/UI_ItemIcon_102.png" alt="Опыт приключений" title="Опыт приключений">
    <div class="reward-value">100</div>
  </div>

  <!-- Нижний блок -->
  <div class="post-timing">
    <div class="botpic" style="background-image:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/80/202784.jpg);"></div>
    cрок написания постов: 1 мес.

  </div>
</div>
<link rel="stylesheet" href="https://forumstatic.ru/files/0014/98/d3/47782.css">
[/html]

[nick]Eingyi Nom[/nick][status]сыровый херцог[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/80/378464.jpg[/icon][sign]Мы пришли по зову Ордена
Апостолы, избранные Ею
Где пришел конец Вечности
И восторжествует Бездна

https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/80/900335.png

[/sign][lz]проблемы ваши
инадзумы наши[/lz][mus] [/mus]

Отредактировано Fischl von Luftschloss (2023-08-27 16:38:47)

+2

2

Клетка наполнялась предметами: туда внесли стол, мешки и верёвки, а потом Ши-нии принёс много-много всяких катан. Большие и маленькие, странной и обычной формы, украшенные кисточками и резьбой, он не разрешал их трогать. Говорил довольно мало. Меньше, чем Сора.
Мальчик не спрашивал, зачем нужны все эти вещи, потому что знал предназначение каждой, и хотел скорее научиться ими пользоваться как следует... но все мечи, верёвки, ремни и решётки не предназначались Соре. Даже не задавая этот вопрос вслух мальчик мог дать на него ответ. И не спрашивал, научит ли Куникузуши его, потому что не научит. И не спрашивал, кто это будет - Куникузуши не ответит.
Сора знал это, потому что тоже не любил делиться.
- Всё это не нам, - в пустой и тёмной клетке детский голос отражался от стен с лёгкой дрожью. - Не для нас. О, не для нас. Но мы знаем, для кого. Мы его не видели, но мы о нём слышали.
Сора обходит стол и стучит костяшками пальцев по деревянному фиксатору с ремнями под конечности.
- Ши-нии ушёл за ним. Мы посмотрим, кто это, - мальчик присел и заглянул под настенную полку с прочей утварью вроде верёвок и тазиков, но там не было ничего. Удивительно чисто и убрано для такого места.
- Мы посмотрим, кто это. Мы должны знать, кто это. О, зачем? - Тихие рассуждения Соры переместились из клетки в коридор. - Вдруг мне тоже захочется...
И это оказалось абсолютной правдой, потому что Ши-нии был не только красив сам по себе, но и обладал хорошим вкусом на вещи. Стоило только взглянуть на него, чтобы понять всё это - некрасивое он забирать не будет.
Сора тоже хотел себе красивое.
- Ты отрубишь ему голову? - Мальчик смотрит на человека внутри клетки, но с обратной стороны. Нельзя точно сказать, сдерживала ли решётка пленника или предохраняла от того, что находится с другой стороны. Сора стоял вплотную к прутьям и просовывал внутрь руки, но дотянуться до бессознательного тела на койке всё равно не мог.
- Красивый. Красивый. Красивый, - тихий шелест голоса не будил человека, не понукал его открыть глаза подойти ближе, что огорчало. - Ты отрубишь ему голову? О. О. Сора бы отрубил ему голову... ты отрубишь ему голову?.. Такой красивый.
Братик Куникузуши отвечал не слишком охотно, и мальчик вновь понял - не хочет делиться. Подумав немного, разглядывая красивого братика в клетке, чьего имени узнать не получилось, Сора решил, что отбирать его не хочется.
«У шинигами должны быть красивые вещи, это правильно.»
- А у каннуси не должно?..
«Должно! Но другое.»
«Шинигами празднует своё сердечко, это его подарок!»
- Аааа, - протянул мальчик, и ударил ладошкой в кулак. - Точно! Шинигами-нии сделал себе подарок! Он не хочет делиться. Мм. Мммм. Мхм. А я каннуси.
Больше Сору на подземной базе шестого предвестника фатуи никто не видел.
Выйдя за пределы людских обиталищ, секретных ли, легальных или обычных, мальчик добрался до того места, где можно было открыть проход: подложка мира рассыпалась звёздами и впустила его в Лунную Спираль. Там никто Сору не встречал и не ожидал, лишь по-прежнему безмолвно несли свою службу скучные железки в круглом трансферном зале. Мальчик по привычке ударил своим клинком несколько ближайших к выходу, вновь не добился от стражей никакой реакции и был таков, скрывшись на верхних этажах. Он направлялся в оранжерею.

 

- Honey so sweet it must be feared
Cry and scream until it hurts
Pale honey that is scary good
You will surely be okay...
You will surely be okay?

Напевая вот так от пролёта до пролёта песенку о том, что случится в месте, которое он оставил, Сора добрался до своей цели, цветочного сада. Там всё было точно так же, как он запомнил в прошлый раз, когда оставлял землю для цветов. И небо было таким же, и беседка с плющом, и лунный кролик с чаем...
- Цуки! Привет! Привет, привет, привет, привет, - мальчик подбежал к столику и резко остановился подле кролика, всплеснув руками. - У тебя снова новое платье, и небо ещё не кончилось? О... знаешь, о, ты знаешь, знаешь, у Ши-нии тоже есть новое! О, ты не знаешь. Не платье, нет, нет, братик нашёл кого-то красивого! О, ты знаешь, он такой красивый! У него красные, красные, красные... красные. Красные!..
Сора замолк и какое-то время стоял неподвижно, опустив руки, глядя то ли на Цуки, то ли сквозь неё.
- И такие точечки воот тут, - встрепенулся мальчик и приложил указательные пальцы к своим нижним векам. - Сора не знает, отрубит Ши-нии ему голову, Сора так хотел отрубить ему голову, его голову, голову... о, Цуки, знаешь, ты думаешь что, ты знаешь, это Ши-нии так отмечает то, что стал шинигами, да?

+3

3

[indent]Прежде всего — формальная вежливость на грани с неуместной для потусторонних монстров нежностью. Сора всё равно что младший брат, — даже имя неумолимо колет сравнениями, от которых лучше воздержаться, — а у Люмин никогда младших братьев не было. И пока Кьярваль суетится вокруг стола, подготавливая место для гостя, Люмин позволяет себе немного «суеты» вокруг Соры, ради той же уютной манеры совместного чаепития.

[indent]Она бережно оправляет волосы мальца, приглаживает с ужасающей нежностью, выпрямляет ворот, запахивает отворот одежды, — Сора и так очень аккуратный мальчик, пока не играет с ножом, но в этой заботе не укор за внешний вид, а прозрачный жест беспокойной заботы, которую нельзя излить в другом виде. В эти дни Люмин начинает ценить те незримые связи, что начали образовываться после того, как она открыла глаза.

[indent]Когда же на столе появляется чайная пара и блюдце для Соры, Люмин сама наливает ему чай. Из кружевного рукава как по волшебству на дно фарфоровой чашки падает маленький звёздчатый кристалл. Другие угощения были Соре не по вкусу, а застывшие фрагменты запределья, которые Звёздные Близнецы контрабандой провезли в Тейват вместе со своей силой, сыскали у мальчика симпатию. Что бы после он с ними ни делал.

[indent]— Боюсь, «братик» ещё не стал богом смерти. Но очень скоро обязательно станет. Таков был план.

[indent]Последнее Люмин произносит с особенным нажимом, словно напоминает самой себе об оригинальной задумке с Божеством-из-Машины. Другие мысли сейчас не должны её отвлекать, и даже упоминание пленённого Сказителем человека — тоже подтверждение о том, что всё развивается согласно задумке. Лишь на мгновение Люмин широко распахивает глаза и без фокуса стремится поймать нужную мысль, а вместе с нею — нужные слова и реакцию.

[indent]— Выходит он уже получил наш подарок ему.

[indent]И Сиканоин — часть плана, и даже если подарок, то «наш». Причащение Соры к этому таинству — больше чем просто дружелюбный жест в его сторону, чтобы он чувствовал себя соучастным. Куда важнее утвердить позицию детектива в развивающихся событиях через призму и другого члена Ордена, чтобы уменьшить влияние личных мотивов. Сейчас, во время мыслительной смуты, им словно и нет места.

[indent]— Это красное и красивое поможет стать ему богом. А после он может делать с ним что угодно. А что же он сам?..

[indent]Люмин задаёт вопрос, но осекается, не сформулировав его до конца. Нет, нельзя любопытствовать. И уж точно нельзя узнавать через Сору то, что невозможно узнать, оставаясь Принцессой Бездны. Время сделать паузу и выпить чаю, это железное правило, а после спросить как будто бы невзначай:

[indent]— Лучше расскажи мне, Сора, что ещё ты увидел и услышал?

+3

4

- Подарок? Наш? Мы?
Дождавшись, пока маленький лунный кролик отлетит от стола подальше, тревожась за свои ушки, - Сора провожает их заинтересованным взглядом, уже не в первый раз желая оторвать, - мальчик садится напротив Цукуёми и наблюдает за падением звезды в чашку, а потом двигает её к себе. Заглядывает внутрь и смотрит, как переливаются светом в прозрачном чае грани камня истока.
- Это не наш, - Сора поднимает взгляд на принцессу, отчётливо понимая, что ничего ещё не дарил. - Но ты уже знаешь? О, Цуки, ты так много знаешь!..
«Это потому, что Цуки умная.»
«Она даже почти красивая...»
«Пф, серьёзно? Не неси бред.»
«Ну немножко.»
«Пффф!..»
- Заткнись, - мальчик медленно моргает и говорит всё так же плавно, перебивая сам себя, не меняя интонации и не сводя затуманенного взгляда со своей собеседницы. - Цуки - лунный кролик. Она умная. Она знает... как минимум, большую половину всего. Ммм... да.
Прерываясь на глоток чая и в очередной раз не чувствуя вкуса напитка, Сора начинает гонять камень истока по дну чашки, попутно давая ответы на те вопросы, которые лунному кролику были неизвестны.
Хорошо, что Сора знает всё-всё в мире!
- Две клетки в тюрьме, там есть такая... ммм... ооо... штучка, за неё удобно привязывать, хорошая. И много-много катан! У Ши-нии есть комната, Сора принёс туда икебану, которую я сделал, и он сказал что ему понравилось, - камешек почти неслышно ёрзает по дну чашки, чай практически не проливается на скатерть, когда мальчик в очередной раз поворачивает чашку. - Там кровоцветы, ты помнишь, помнишь, Цуки? Они хорошо растут. О, они будут расти ещё лучше, ведь Ши-нии приготовил две клетки и много-много катан, он возьмёт много красивой-красивой крови от того красивого-красивого братика... Ши-нии же отрубит ему голову? Кровь такая красивая, когда красная...
Сора поднимает взгляд на Цукуёми, и лунный круг позади неё, цепляясь за плечи, обрамляет весь образ нимбом, отделяя от чёрного остова поддельного неба. Сора поднимает взгляд, но вовсе не вопросительный, и сам на свой вопрос отрицательно качает головой. Он слышал тогда в интонациях Куникузуши что-то, уже подсказывающее ответ. Сора смотрит, и две белые точки от луны отражаются в его пустых мёртвых глазах, он не выдыхает разочарованно, не плачет расстроенно, и не чувствует ничего, понимая это. Ответив самому себе на вопрос, мальчик чувствует целое ничего, и смаргивает с неба глаз своих ненастоящие лунные слёзы.
- Ши-нии ударил его электро, а потом сказал вылечить, - задумчивый голос Соры тих, а в интонации сквозит болезненная и завистливая жадность вперемешку со злостью. - Он будет так делать ещё? Он будет так делать ещё. Я не остался посмотреть, что будет, я не остался, Цуки... но он так будет делать ещё и не будет делиться. Я не остался, потому что он не будет делиться. Я не остался, потому что я не буду. Он не будет делиться. О. О. Там много катан и верёвок, Цуки. Там будет так много, так мно... оооо, красивому братику будет так больно, но я не сделаю этого!
Пальцы сжимают тонкую ручку от чашки крепче, и мальчик мелко трясётся, хмурится и сильно сжимает зубы, не зная, как выплеснуть из себя эту эмоцию, не зная даже, как её назвать.
Ему не жалко было оставить пленника для Куникузуши, к тому же законно им пойманного, не обидно было уйти, даже не взглянув на пытки, но внутри что-то царапало, выло и скрежетало от одной только мысли о том, как из растерзанной плоти будет литься кровь и как красиво будет кричать тот человек.
Сора так ужасно хотел это себе. И ненавидел Куникузуши сейчас за то, что у него оно было!
- Мы ничего ему не дарили, - вновь возвращается мальчик в самое начало. - Потому что у него уже есть то, что он хочет, Цуки. О. У него есть то, что я хочу, Цуки. Я. О, я. Я так ненавижу его за это. О, я так ненавижу его за то, что он не отрубит голову. О.
Может быть пара мёртвых слезинок всё же падает с ледяных щёчек Соры в чай, когда он снова делает глоток и так замирает, не отнимая чашку от губ.
- Ненавижу, ненавижу, ненавижу, - горячий чай обжигает ледяные губы мальчика и смешивается со слезами. - Мы ничего ему не дарили... я его ненавижу, Цуки. Почему у него есть, а у меня нет? Цуки?
Не считает Сора правильным ответом то, что он шинигами, ведь не только им можно получать желаемое. Для себя, как для каннуси, мальчик полагал много возможностей, которые открывает титул, но... не получалось. Было не так. А как должно быть - Сора не знал.
Опять тот же самый вопрос, на который нет никакого ответа!
- Мы ничего ему не дарили, - чуть-чуть отняв чашку от лица, Сора смотрит на камень истока внутри, не понимая, как к этому относиться. Жадность и злость внутри смешивались с жаждой действия, а зависть требовала этого немедленно.
- Мы ничего ему не дарили, - вновь повторяет мальчик и всё-таки смотрит на Цуки. - Но мы бы сделали это, если бы... о, если бы я захотел.

+3

5

[indent]Люмин терпелива к жестоким капризам Соры. Детям, она верит, важно махать руками и топать ножками, в сердцах желать уничтожения чужого счастья, — а как иначе оценивать своё?.. А, может, она просто выжидает достаточную паузу для того, чтобы, сняв с губ языком последнюю каплю чая, в сердцах улыбнуться. Разумеется, сдержанно, как и всегда, едва поднимая уголки губ, но становясь в этом старании самой бессердечной нежностью.

[indent]— Но как же, Сора, ты думаешь, это красивое попало к братику? Я открою тебе маленькую тайну...

[indent]Она не берёт обещаний с Соры никому о ней не рассказывать. Во-первых, это было бы глупо: контролировать хаотический поток логоса Соры было делом ресурсозатратным и зачастую неблагодарным. А, во-вторых, никакого истинного таинства в происходящем не было, лишь лёгкая интрига и полупрозрачное довольство, неощутимым акварельным мазком оставляющее радостную точку над нетерпеливо приоткрывающимся ртом.

[indent]— ...ведь кто-то нашёл это красивое и направил его прямиком в руки Кузуши. Оно пригодится ему.

[indent]Больше Люмин не поясняет. Мало того, что она перенимает манеру Соры говорить о детективе исключительно как об объекте, так и не говорит прямо о том, что именно её слова подтолкнули Сиканоина разыскивать Сказителя. Любопытство, граничащее с одержимостью, имело мало общего с конечной целью Люмин, но попутно служило гарантией сохранности её вложений. Так рассуждать было удобнее, чем огранять дикое и колючее «я обеспокоилась тем, чтобы у него был запасной план и подстраховка».

[indent]— Что же до твоих цветов, Сора... — подарка заслуживает не только Кузуши, — Мой дневник.

[indent]Последние слова — безликое обращение в воздух, едва громче привычной речи. Получив команду от принцессы, тут же засуетилась трусящая в тени деревьев фрейлина. С обустроенного рабочего столика в окружении тёмных розовых кустов она подбирает красивую тетрадь в плотной обложке, завязанную декоративными шнурками. С единственно возможным изяществом большого мехового шара, она кланяется и оставляет дневник перед принцессой, чтобы следом вновь спрятать себя под едва отливающими сиреневым светом ветвями осквернённого ростка Ирминсуля.

[indent]— ...что если бы ты мог дать им разрастись корнями гнева там, где земля полна слёз и проклятий? Что скажешь, м?

[indent]Люмин открывает свой дневник и перелистывает исписанные и изрисованные своими мыслями, суждениями и планами страницы, пока не находит нужные. На бумаге вязь сложного, красивого письма на старом языке спешит за мыслями автора текстов, огибает рисунки ветвистых вишен с вклеенными лепестками, но оставляет обведённое место у корней невысоких деревьев пустыми. Туда-то и опускается палец принцессы. «Это должно сработать», — тихо заключает она и кивает своим мыслям.

[indent]— Кое-кому стоит напомнить, что Татаригами её ненавидит.

+2

6

Опустив едва начатую чашку на стол, Сора трёт кулачками глаза, и из-под пальцев всё течёт и течёт солёный сок обиды и зависти, направленный в сторону Куникузуши. Бессмысленно спрашивать Цукуёми о том, почему так, мальчик знает. Он знает, что Цуки не знает об этом. Он услышал, что Цуки дала ему то, что он хотел, потому что Цуки всегда давала ему это.
Потому что он был красивый.
Но всех глаз бога в мире не хватит для того, чтобы унять то, что горело внутри пустоты, которая назвала иногда себя Сорой. Он пытался достать его глаза, и они были красивы, но... нет, это не то же самое. Ши-нии не кричал так, как кричал тот человек, когда его тело пронзил разряд электро. И истекать кровью Ши-нии так никогда не будет. Его волосы не будут красными, его дыхание не станет болезненно прерывистым.
Он не будет таким, каким себе хочет Сора, и нет у него ничего на замену, равноценного человеку в той клетке. Остаётся только размазать слёзы тонкой солёной плёнкой по лицу и оставить медленно высыхать.
- О. Я хочу, чтобы ему всё-таки было больно. Очень. Очень. Чтобы он плакал, Цуки. Чтобы он сильно-сильно плакал.
Будет ли он мучаться? Будет ли страдать? Станет ли ему нестерпимо плохо, настолько, чтобы хотелось только сидеть и ронять слёзы в тёмной болезненной пустоте? Сможет ли Сора увидеть это, услышать это, почувствовать это? Сможет ли Сора сказать тогда: «Это именно то, чего ты заслуживаешь, Ши-нии. Это именно то, что тебе всё это время было нужно.»? Сможет ли Сора полить его слезами цветы для принцессы Цукуёми?
Как жалко, что нельзя ускорить этот процесс прямо сейчас и воплотить свои пожелания в реальность? Если... если конечно Ши-нии действительно был, и мог плакать так горько, как того ему желал Сора. Если конечно в мире на самом деле существовала хоть одна вещь, которая могла бы сделать это... о, тогда Сора изо всех сил бы желал этой вещи поскорее случиться.
Слова Цуки о цветах, гневе и проклятиях заставляют мысли про Куникузуши отойти в сторонку и ждать времени более удачного, мальчик переводит на неё пустой и полный слёз взгляд, медленно моргает - последние слёзки падают на скатерть и исчезают там навсегда.
- Татаригами... - подобие улыбки трогает детское лицо. - О, ты про кицунэ-нээ? Это похоже на её домик. Она заняла чужое место, да? О. Я вижу, мы видим, Сора видит - здесь не хватает.
Мальчик легко и бегло касается пальцем нарисованных корней дерева в раскрытой тетради. Языка, на котором написан текст, он не знает, но даже если бы и мог прочесть - не стал бы. Картинки привлекали гораздо больше, особенно столь несовершенные.
Чуть светящиеся в темноте кровоцветы, подёрнутые фиолетовой дымкой, взращённые на земле Татарасуны и пропитанные её проклятием, зашевелились, точно от ветра, которого нет и никогда не было в этом саду.
- Ты думаешь, она будет плакать?.. Ммммм, Сора бы послушал. О, Сора бы послушал и принёс свой омамори в храм Наруками... слуша-ай, Цуки, а почему это храм Наруками? О, разве этот храм должен быть Наруками? Это же теперь храм Ши-нии, разве нет? Почему Сора должен приносить туда омамори? Это они должны приносить омамори в мой храм!..

+2

7

[indent]Люмин нравится упражняться в каллиграфии, и родной язык её новых названых братьев отлично подходит для практики. Она переворачивает лист в своём дневнике, где оставалось пустое пространство для связанных с рисунками записей, снимает с украшенной тяжёлой обложки изящное перо и хрустальный пузырёк чернил, осторожно обмакивает острие и аккуратно, с приятным скрипом, выводит иероглифы:

narukamiOoyashiro

[indent]Следующим росчерком она поддерживает вопрос Соры и необходимо резкий ответ на него. «Бог грома» — всего лишь архаичный концепт без лица и смысла, без дела и толка. Мягкое оперенье касается светлых губ Люмин, когда та задумывается о том, что должно быть записано следом. Под перечёркнутыми символами появляются новые. На двух чёрточках последнего иероглифа Люмин задерживается, и те, хоть крохотные, вырисовываются дольше других, как будто бы в них есть сомнение:

narukamiOoyashiro
Myoonkami

[indent]Это имя тоже не устраивает Люмин, и она вновь вычёркивает половину записи. Наречение божества ей подходит, но не титул. Задумчиво хмыкая, она записывает иначе:

narukamiOoyashiro
Myoonkamiten

[indent]Таинственный звук, мудрость и искусство, музыка и знания — вот что должно звучать в Великом Храме, а не белый шум грома, так заключает Люмин и обводит пером конечную формулу, тонкий расчёт из изящного письма и игры слов. Со сдержанно довольным видом, она отставляет в сторону перо и оборачивается к Соре. Выдерживает на нём долгий и внимательный взгляд перед тем, как произнести:

[indent]— Они не несут омамори, потому что не слышат песен, только гром и молнии. Грозовые сакуры от корней поют песнь грозы, и только чистая, настоящая ненависть способна их перепеть.

[indent]Дождавшись, когда засохнут чернила, Люмин вновь перевернула страницу, чтобы обратиться к рисунку грозовой сакуры. В ней была своя красота:  её ветви, словно надломленные руки слепо верующего, тянутся к фальшивому небу, а лепестки, нежные и яркие, мерцают на свету, словно привязанные к почкам светлячки. Но самое удивительное в этом дереве — это его цветение. Вместе с цветами, грозовая сакура расцветает искрами молний. Это зрелище поражает воображение: нежные розовые бутоны вспыхивают яркими вспышками, словно мир на мгновение окутывает танец света и цвета. Так красиво и так бессмысленно... Кажется, в этом была вся Райдэн Эи вместе с её звериным двором.

[indent]— Как жаль, что у меня нет моих красок с собой, иначе бы я тебе нарисовала, как цветёт эта песня. Но ты уже понимаешь, что нужно сделать, не так ли?

[indent]Логично поручить выкорчевать сорняки из новых грядок именно юному садовнику. Он поддержит «чурлидзумцев» своими талантами и знанием инадзумского языка, а Татаригами, взращенный в проклятой почве, разнесётся пьянящей пыльцой, окрыляющей магию, что снимет защиту со священного острова. Тонкости магического ремесла пояснять ни к чему, Сора всё поймёт на своём языке, и вместе алхимических формул у него взыграют неровные ноты детской жестокости. То, что нужно, чтобы избавиться от деяний древней лисицы.

[indent]— Кто ещё с этим справится, если не Сора. Когда прекратится гроза, мы повесим с тобой дощечки.

Отредактировано Lumine (2023-09-09 17:12:37)

+2

8

« narukamiOoyashiro!~♫ »

Слова гремят поразительно громко в этой тихой оранжерее, став самой неуместной вещью, здесь обитающей. Обычно весьма приглушённый, сейчас голос Соры громкий и звонкий, почти по-настоящему детский и живой, и читая написанное из-за плеча Цукуёми нараспев, мальчик покачал головой. Это действительно было громко, потому что оно должно быть таковым, но в то же время этого уже не должно было быть.

« OoyashiroMyoonkami~♫ »

Эта часть была уже гораздо мелодичнее, не настолько громкой и значительно более гармоничной. Задумчиво прислонив пальчик к подбородку, Сора склоняет голову к плечу, размышляя над тем, насколько звук и звучание подходят и к богу, и к храму, и к нему самому.
- Myoooooon~ - Тянет мальчик как ноту и хихикает в кулак, прижмуриваясь. Звучало неплохо, потому что...
«Ах!..»
«Оно звучит. Оно звучит. Оно звучит!»
«Звук - это хорошо. Звуки - это хорошо.»
«Плачет или кричит, или...»
- Страдает, - Сора вновь хихикнул, привставая на цыпочки и с интересом наблюдая, как Цуки завершает свою мысль, вновь вычёркивая лишнее и добавляя необходимое. Прочитав финальный вариант, мальчик задумывается чуть больше, пробуя пропеть получившийся вариант сначала мысленно, подбирая словам подходящую мелодию и тональность. Подбирает так, чтобы получилось идеально.

« OoyashiroMyo~on~ten~♫ »

Вновь голос Соры приглушённый и мёртвый, на детский похожий лишь немного звучанием, не интонацией. Тихий, почти сливается с шелестом листвы и лепестков под несуществующим ветром, такой же холодный, но в то же время игривый, то ли со смешинкой, то ли насмешкой в конце, когда нота заканчивается на самой высокой точке и резко обрывается, будто падая вниз головой с горы и разбиваясь насмерть.
Мальчик коротко хлопает Цукуёми, выражая тем самым, что ему очень нравится вариант имени для бога и храма, и что он полностью подходящий. Гром... это очень тупо. А Сора умный, он знает всё на свете.
- Сора знает эту песню, Цуки, - мальчик вместе с ней смотрит на несовершенный рисунок сакуры и вновь указывает на место, где было неправильно - там висели амулеты. Постучав несколько раз пальцем по бумаге и надавив, чтобы почувствовать кожей фактуру рисунка, он вынимает из ножен свой меч и прикладывает к нарисованному дереву лезвие наискосок, метал немного скрежещет о бумагу, оставляя свой след.
- Вот так, и вот так, и вот так... о! Мы повестим дощечки? - Мальчик отвлёкся от порчи картинки и поднял взгляд на лунного кролика. - Цуки, приходи, когда Сора достанет гохэй! Мы обойдёмся без сямисэна.
Он сам убирает оружие в ножны и закрывает дневник, какое-то время молча глядя на обложку и не убирая с книжки ладони.
«Это наш храм!»
«Мой.»
«Мы достанем гохэй и кимоно!»
«Я достану.»
«А там есть?»
«А почему там не должно быть, если это мой храм?»
«Украсим его! Украсим его! Украсим его!»
- Мы же уже знаем нужную песню, правда? О, мы уже знаем нужную песню, - Сора продолжает говорить плавно и нараспев, разворачиваясь на выход из оранжереи.
- В тот день, когда солнце взошло на западе, журавль и черепаха умерли, - ласково пропел мальчик порталу в трансферном зале Лунной Спирали, и вышел по другую сторону мироздания, оказавшись во дворе перед дворцом Тенсюкаку.
- Кагомэ кагомэ, птичка в клетке...
Деревья задрожали от ветра, роняя лепестки, листья и ветки, пригнулись низко к земле, приветствуя каннуси храма Миоонтен. Хрустело дерево, ломались стволы. Гремела гроза, дождём оплакивая скорую гибель свою.
- Когда же, когда она улетит?..
Здесь были только уродливые строения уродливых ёкаев, никаких клеток и никаких птичек. Сора строго осмотрелся ещё раз, нахмурив бровки - что-то его никто не встречал и не радовался вознесению храма!
- Не годится, - покачав головой, мальчик подошёл к одной из ёкайских вышек и, критически ту осмотрев, понял, что она даже как ресурс для постройки храма не подходит. Так что он принялся ломать её, решительными рубящими анемо разрезами.
- Вы даже кричите уродливо, о. Вы такие уродливые, уродливые, вон! Вон! Где кролики? Сора пришёл за кроликами!

+2

9

Велка боязливо оглянулась куда-то вдаль, смотря через стены, моргая своими желтыми глазами. Кто-то воспользовался порталом. Кто-то, кого не ждали. Кто-то, кого не приглашали. Она чувствует это, ощущает каждый раз как паук свою добычу на расстоянии вдвое большим чем невозможное. Каждый портал связан один с другим, а здесь на Чурлидзуме те сшиты особенно сильно её маленькими ручками. Её немым колдовством натянуты особые струны, играть на которых дозволено не всем. Особенно так громко и настолько фальшиво, что Велке не пришлось созывать своих сородичей, каждый их них услышал ноты схватки самостоятельно.

Без промедления, словно на бал, вместе маги бездны явились на место боя. Каждый из них возник следом за своей элементальной вспышкой. Велка и Фина - пиро, Ллойд - крио, а Фланн - гидро. Трое последних же наполнили внутренний двор тернистой речью бездны и лишь мастерица порталов по обычаю оставалась нема. Наконец ко дворцу подоспел и сам Сёгун, оторванный от занятия важности первоочередной, но неспособный игнорировать шум в своей обители. Энги быстро осмотрел разрушения, отыскал их причину и важно кивнул, дёргая длинныии ухами. Глас бездны стих, сейчас этой привилегией владел лишь Хай Номо, наполняемый гневом.
— Шо?! Шороху Шора Шотарил?! Ш-ш-ш!!
Электро Маг был умён и эрудирован, обладал знаниями переданные ему старым другом и потому без проблем мог определить, что перед ним находится Сора - тощедрищенский мальчик, человеческий дохлый ребенок, да ещё и судя по всему  инадзумский. Невероятно точная характеристика, подчёркивающая особенности неожиданного гостя. Ведь помимо всего прочего это был представитель Ордена Бездны.
— Yeye muhe mita nye, biat! Ya kuzi, yekek!
Властитель обратился к хиличурлам, упрекая их в слабости и заставляя разбежаться перед могущественным людём, дабы аудиенции не мешали глупые воши. Теперь во дворе остались лишь многочисленные Соры, в окружении всех пятерых чародеев бездны.
— Ну щщец... Чаво пришло, м? Цэта Чурлифума! Нэкєк эк Инафума, нэц тоц. То щи й орденшкий ещо не фначит, щоу тебе уше можно, цекец!! Даже не ЧТОЦ!!! Вошай давай!

[nick]Eingyi Nom[/nick][status]мусо но хихихаха[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/80/736941.jpg[/icon][sign]Мы пришли по зову Ордена
Апостолы, избранные Ею
Где пришел конец Вечности
И восторжествует Бездна

https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/80/900335.png

[/sign][lz]гунсё райдне бал
ɐфыцияльнɐ полностью[/lz][mus] [/mus]

Отредактировано Fischl von Luftschloss (2023-10-20 13:41:22)

+2

10

Разбежались жалкие ёкаи, бубня себе под нос никчёмные оправдания, и вздымаются вверх, как два крыла, рукава кимоно Соры, что опускается с неба на землю в круг лунных кроликов, возникший по его желанию. Мальчик приземляется из бушующей силы анемо вниз плавно и изящно, медленно. Тихонько стучат по камню дворцовой площади его каблуки, он взмахивает мечом, проворачивая его между пальцев, и резким, отточенным движением убирает оружие в ножны за спиной.
Они собрались и сделали круг, всё правильно. О, это правильно, только они разговаривать не умеют - лишь поднимать темноту, что заслоняет безволие ненастоящего неба. Ничего, ничего страшного, ведь Сора знает нужные слова и принёс нужные цветы.

- Ganadaririririrattata, - вторит мальчик речитативу волшебному, раскинув руки стороны крутится вокруг своей оси в заданный ритм, ничуть не подверженный влиянию того, что как они полагали, должно навредить ему или ранить. Но как Бездна может причинить вред себе? Под движениями Соры только тёмная дымка вьётся всё выше и выше.
- Ganadaririririrattata, - он останавливается, заложив руки за спину, и встречает последнего лунного кролика внимательным взглядом и широкой улыбкой. Так смотрят на насекомое за миг до того, как раздавить: сосредоточенно, с полной концентрацией. Тщательно, не моргая и даже не дыша. Мог ли мёртвый сделать хоть вдох?..
- Ganadaririririrattata, - Сора медленно кланяется церемонно, сложив ладони перед грудью, но вовсе не из вежливости, а для сцены, которая тут была создана и должна была соответствовать всем самым строгим критериям. Он говорит, Сора слушает. Сора говорит - он слушает.
- Sekai ga egaita kasunda shinwa
Hakai wo nozonda chi wo hou shinja
Araga ai
Minikui tsumi
Kodoku na watashi ni hana motase~
Мальчик мягко замолкает, заканчивая петь, и проходит кругом всех лунных кроликов, мягко касаясь маски каждого из них ладошкой, останавливаясь в той точке, откуда начал - у фиолетового, что обладал силой электро.
«Электро - это хорошо.»
«Это правильно.»
«Почему он? Почему не Сора? Так нечестно!..»
- Мы должны взять всё это себе, усаги-чан, - мальчик витиевато машет в сторону храма, что пока что назвался Наруками. - Мы здесь, чтобы сакуры перестали греметь. Мы здесь, чтобы забрать храм себе. Я - это мы, Сора новый каннуси храма. О, ты знаешь, чей это храм? Это храм Соры. Ты знаешь, кто теперь бог? Ши-нии теперь бог. Это его храм. Мы пришли, чтобы забрать себе своё. Ты слышал это, ты слышал это. Цуки сказала, что нужно сделать, вы умеете это делать. Но это нужно делать не здесь. Сакура растёт в храме. Идём. Сейчас. Мы идём сейчас же.

+2

11

Щёгунка несомненно был великим властителем, но еще мог похвастаться своими обширными познаниями, в том числе являясь знатоком несколько языков. Помимо родной речи и бреда хиличурлов, за долгие сотни лет он успел выучить как говорили в прошлой Инадзуме и что более важно, понимать. Потому то он и умолк, представляя мальчишке все нужное время, что он молча затребовал, как следует вслушиваясь в строки стихотворения. Или песни? Так нескладно и глупо выходило. Под пурпурной маской корчилась недовольная рожица, а разум пытался вспомнить и перебить эту чепуху хиличурскими песнями, они и то веселее, да задорнее, чем попытки Соры.
— Ндамшу, Хуо Хай был прєв...
Энги уже было готов распустить магов и поднял посох над головой, не желаемый больше тратить драгоценное время на глупого мертвого ребенка. Ещё и ради такой ужасной песни! Но Сора ждать не собирался и продолжил говорить, говорить то, что принудило Хайномо сузить свои жёлтые глазоньки, заставило крутится в голове шестерёнки, наматывающие на себя целую гору беспокойных мыслей.

Забрать храм? Даже отсюда видно, что гора до сих пор не развеяла по ветру пепел! И это мой храм, мой! Никакому трупу не отдам гору Меня!
Бог?? Архонт!? Новый?? Шиниии? Бред, не может быть нового бога! Все подохли, не бывать этому! Не в Чурлидзуме! Цукаты...! Причем тут цукаты? Он хочет цукат?

Нома запаниковал, задумался, тревожно поглаживая свои длинные, прекрасные ухи. Не в себе парнишка, это точно, что и понятно, он же труп, как говорил Хуо Хай! Все у него перегнило, включая мозги, но он же действительно был представителем Бездны. А оказывать ордену содействие есть единственное, ради чего Энги живёт. Он кивнул, кивнул ещё раз, начал кивать все чаще и чаще, соглашаясь сам с собой и с происходящим вокруг. Маленький коготок был направлен к Велке, подманивая.
— Акты! Притащить зашахаренные фиалковые дыни! Давæй дæвай!
Когда волшебница исчезла в поисках дынных цукат, Нома указал посохом на Сору.
Фначица, хош храм? М? А вот... Ауот нэтц его больше! И Ёго тоже нэнт! Тока Его! Понял? Ущек? Ты тута на фабывайша, Шора! Ты гошото прежже ущего, даже нэн ЧТОЦ! Но я, Щегун великомуче.. ЖЖ! Великодушный! А потому такєвбыть, как Щегун я повышлушаю тебя! Уштараюш.
Хайномо жестом указал Фланну последовать во дворец Щёгунки, тот будет его заместителем в отсутствии правителя. К этому же времени явилась Велка с маленьким свертком тех самых цукат, протягивая названному гостю. Сваренная мякоть фиалковой дыни с большим количеством сахара, которая затем была высушена.
Тебе! Как вопрощал! Тежеперь готово! Маги, ща мной! Идемта к Швященной Шакуре.
Сора был странным и очень странным мальчиком, раньше такого видеть не доводилось. Его речи были бессмысленны, но при этом интересовали, интриговали. Прямо как у Щёгунки...

[nick]Eingyi Nom[/nick][status]сыровый херцог[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/80/378464.jpg[/icon][sign]Мы пришли по зову Ордена
Апостолы, избранные Ею
Где пришел конец Вечности
И восторжествует Бездна

https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/80/900335.png

[/sign][lz]проблемы ваши
инадзумы наши[/lz][mus] [/mus]

+2

12

- Ммм? Сора умеет читать, - мальчик задумчиво склонил голову к плечу и чуть-чуть коснулся пальчиком своей бледной щеки. - Это важно, о, это важно. Ты говоришь что, ты говоришь, нет больше храма? О, ты говоришь правильно, нет того храма. Наруками Оояширо больше нет. О, больше нет. Цуки уже знает. Есть только Ояширо Миоонтен!
Оба названия храмов мальчик пропел с полагающейся интонацией: Наруками был громким и гремел раскатами жалящей молнии, в то время как Миоонтен мелодично переливался звоном колокольчиков, так сочетавшимся с теми, что были на одежде самого Соры.
Взяв из рук молчаливого лунного кролика протянутые кубики фиалковой дыни, мальчик с интересом съел сразу парочку. И тут же его руки, держащие свёрток с угощением, опустились, почти опали, как горящие крылья бабочки, всколыхнулись рукава кимоно и замерли. Всё, что Сора держал, упало на землю под ноги, и юный каннуси прошёлся по первому подаянию, что принесли ему прихожане, растаптывая безжалостно.
- В этом нет смысла и вкуса. Идём, идём, идём-идём! Куда ведёт эта дорожка? К храму Миоонтен!~♫
Припрыгивая и подтанцовывая в такт своим словам, на ходу переделывая песню под нужный сейчас смысл, Сора пошёл за электро лунным кроликом, знающим путь. Знающем, знающем.
Нет. Всё не так.
- Ты не знаешь дорогу, - мальчик остановился и резко схватил кролика за левое ухо, сжимая ледяные пальцы так крепко, почти отрывая. - Ты не знаешь дорогу. Куда ты нас ведёшь? Куда ты идёшь? Где путь? Ты что, что, ты что, ты не видишь? Ты не слышишь? Ты не знаешь?
На самом подступе к горному склону, где трава наливалась цветом электро, мальчик явственно видел прочерченную дорожку: она светилась, щипала язык и пахла цветами из тех, что он на Луне вырастил для икебаны Цукуёми. Чёрная дымка клубилась так мягко, так нежно, так завлекательно: звон колокольчиков, шёпот и смех, поддельный свет с неба, всё было там.
Помедлив немного, Сора шагнул, не выпуская уха лунного кролика из своей хватки. Медленно, медленно, путь был неявным и непонятным, а кролик всё упирался, не давая толком прислушаться.
- U͍̝̜̥̙̞̫r̃͆ͥ̚u̯̩̠ͭ̃ͩs̝̹̞͋̍ͩ͡ai̘̩̤̭̦̦, - бросает мальчик через плечо, едва оборачиваясь.
«Цуки сказала, что это должно быть...»
- Н̵ев̨а̶̳̺̌̚ж͗͑ͨн̟͞о̥̟͐̃͑ͅ,̊͛̇͘ ͧч̣͊т͕̔о͙̬͊̿ ͑́с̭̲̐͋к̻ͮаͭ̀͂з͊ͩал͏͈̺а̳̖͋͐ ̾Ц̷̭͍̪ук̮̾и̺͎̽̔̀. Та̵̹т̾̓͢а̴͕ͪр̱̖͒ͧи̣ͣг͡а̞̀ми ͚̽н̐е̗͢н̸̞̹̋ͧа̡̦ͣв͕͇͊̅и̖͎̩ͦ̈̈́д̦͗и̷т̔͋̚ ̓̂̃т͈̿̈́͟ͅе̨̘б̗̙̾̄я̹̟̻ͭ̈̚.̱ͩ
Это главное и это - основа основ. Тот смысл и ответ, что привлёк Сору и заставил его свернуть с одной дороги на другую - до нужного храма.
«Ненавидит тебя. Ненавидит тебя. Ненавидит тебя.»
- Ненавидит тебя, ненавидит меня, ненавидит нас всех, - нараспев, чуть раскачиваясь на каждом слоге, произнёс Сора. Он был прав, как и всегда. Он был прав и в том, что храм находится на месте, глупый кролик просто перепутал постройки.
Они вышли к святилищу у подножия горы Ёго, что была не только подёрнута сладковатой чёрной дымкой, которая всегда была шлейфом в наряде Цукуёми-химэ, но и содрогалась от плача юрэй. То там, то тут возникали голубоватые дрожащие огоньки и возникали полупрозрачные светящиеся силуэты. Воздух тяжелел, густел, оседая на плечах. Бормотание мёртвых сливалось в нечленораздельные завывания.
- Привет, привет, привет, привет, п̢р̵̫̍и̫ͧв͛̈́е͈т͋̌,̛̼̣̪́̆͛ - мальчик наконец остановился и выпустил ухо кролика, озираясь по сторонам. - Мы пришли. О, мы пришли. Это место. Этот храм. Это мой храм. Это здесь. Мы слышим.
Загрохотал гром, острый запах озона и горечь электро осели на корне языка, когда молния ударила прямо в то место, где секунду назад стоял Сора, решивший подбежать к одному из храмовых зданий.
- Ты можешь сопротивляться, но ты не можешь остановить неостановимое, - не оборачиваясь прокомментировал это мальчик, раздвигая сёдзи и заходя внутрь. Он присел у алтаря и начал раскидывать вокруг всё, что попадалось под руку.
Занималась гроза.
- Где? Где? О, где? - В окна и раскрытую дверь летели храмовые таблички и омамори, забытая обувь, статуэтки лисичек, свитки с рукописями. И всё же поискам пришёл конец, когда в одном из сундуков Сора нашёл немного моры, крошки фиолетовой руды, несколько странных белых листочков с непонятными надписями и рисунком звезды, два камешка истока и, наконец-то, гохэй!
- Тя~дя!~♫
Победно вскинув руку вверх, Сора встряхнул палочкой, чтобы сбить с сидэ пыль и паутину, а потом рассмотрел внимательней свой трофей. Самая обычная палочка, даже не лакированная, самая обычная бумага. Всё правильно.
https://i.imgur.com/3DsDeha.png
Покинув храмовую пристройку и покачивая жезлом из стороны в сторону, пробуя себя в новой роли, Сора взглядом нашёл кролика и помахал ему изо всех сил.
- Сюда! Сюда! Сюда-сюда-сюда, усаги-чан! - Мальчик первым двинулся в сторону тории, которая, точно ещё один из порталов в Лунной Спирали, искрила чёрным и фиолетовым, подсказывая нужную дорогу. Нужно спуститься немного ниже, к озеру.

+1


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Эпизоды настоящего » [20.03.501] Глава IV: Реквием громовой сакуры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно