body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/275096.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/326086.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/398389.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/194174.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/4/657648.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; }
Очень ждём в игру
«Сказания Тейвата» - это множество увлекательных сюжетных линий, в которых гармонично соседствуют дружеские чаепития, детективные расследования и динамичные сражения, определяющие судьбу регионов и даже богов. Присоединяйтесь и начните своё путешествие вместе с нами!

Genshin Impact: Tales of Teyvat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Дополнительные эпизоды » [30.01.501] Всё началось с одной ноты


[30.01.501] Всё началось с одной ноты

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

30.01 | Мондштадт | После полудня | Беннет & Венти

https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/5/429411.gif

Спокойную жизнь Города Свободы землетрясение поделило на "до" и "после", оставив после себя разрушения, невиданные ни нынешним поколением, ни прошлым. Ещё не успела осесть пыль, и многие не нашли в себе сил осознать произошедшее, но каждая минута промедления сейчас дорого обойдётся региону и его жителям. Рыцари и искатели приключений, привыкшие к непредвиденным ситуациям, одними из первых бросаются на помощь тем, кто в этом нуждается, но некоторые горожане, стоя у полуразрушенных домов, с надеждой смотрят на замершие лопасти ветряных мельниц и ждут, когда с клёкотом стаи птиц, в город вернётся ветер

максимальный срок написания постов в этом эпизоде - без ограничений

+5

2

Сюда! Помогите поднять эту балку, моя жена не может выбраться из-под завала! Кто-нибудь, скорее сюда!

Иногда ему казалось, что его невезение играет с ним странные шутки. Постоянно попадать в нелепые истории, получать множество мелких ранений по совершенно дурацким причинам, когда любой другой остался бы цел и невредим. Но при этом сейчас, когда часть города разрушена, многие ранены или погибли, люди напуганы и в панике… Беннет оказался совершенно невредимым. Как так вышло, он объяснить не мог. Наверное, просто оказался в нужном месте в нужное время. Или лучше сказать, не оказался там, где не надо когда не надо?

Продолжая стремиться к приключениям и кладам, Беннет оказался слишком далеко от города, когда произошла трагедия. А оказавшись снова в городе, лишь растерянно смотрел на родные стены, от вида которых на глаза наворачивались слезы. Заметившая его Катерина, махнула рукой, подзывая к себе, и Беннет тут же бросился в ее сторону, вытирая непрошенные слезы рукавом.

Помоги остальным в городе. Думаю, в этот раз, даже для тебя найдется работа.

Кивнув, он тут же развернулся в сторону криков и побежал помогать пострадавшим жителям. Их было много.Очень много. Беннет никогда не видел столько людей в беде. Как он мог им всем помочь? В сердце закрадывались страх и отчаяние. Они острыми коготками впивались в нежную душу добродушного паренька, вызывая неприятную боль. Но Беннет снова и снова отбрасывает ненужные сейчас мысли и бросает все силы на помощь пострадавшим людям.

Воды! Пожалуйста, принесите кто-нибудь воды!

И Беннет несет воду. Напрягая мышцы сильных рук, у воина и приключенца не может быть слабых рук!, он тащит ведра с водой. Где-то нужно помочь с начинающимся пожаром, кому-то принести аптечки и бинты. Сестры из собора стараются помочь раненым, но их тоже слишком много. Беннет тоже старается. Изо всех сил, что может найти в своем юном, но закаленном боями и путешествиями теле.

Кто-нибудь! Моя дочь! Спасите мою Салли! Она умирает!

Беннет бросается в ту сторону. Он уже очень устал, но не может оставить людей без помощи. Он же искатель приключений. Он должен помогать городу, который его принял, воспитал, был к нему так добр… Мысли сами собой в который раз вернулись к отцам. Те были уже стариками, но многие оставались крепкими. Беннету хотелось отправиться к ним узнать, все ли в порядке. Позаботиться о них. Но сейчас он нужен был здесь, в городе. К тому же заметивший его среди жителей Мондштадта Сайрус сообщил, что его отцы сейчас тоже заняты помощью людям. Готовят еду и раздают ее нуждающимся, собирают вещи, чтобы организовать помощь тем, кто лишился домов и ночлега.

В стороне раздался сильный треск и грохот. Обернувшись на звук, Беннет сделал несколько шагов в ту сторону, но остановился. У ворот показалась хрупкая фигура. Моргнув несколько раз, будто подозревая, что ему это все мерещится от усталости, Беннет поднял руку в попытке помочь, поддержать человека, но опустил ее снова.

Совсем рядом с ним обрушилась еще одна балка и из под завала раздался бешеный мявк. Резко обернувшись, Беннет бросился спасать животное, которому помощь требовалась немедленно. Фигура у ворот двигалась медленно, но парень не заметил каких-то особо опасных повреждений. А потому первоочередность спасения погребенной под обломками кошки была очевидной.

Эй! – не успел он даже приподнять рухнувшую балку, как под ноги ему кинулась взлохмоченная серая кошка. Пошатнувшись, Беннет уронил балку и шлепнулся на землю, больно ударившись пятой точкой. – Да что ж такое…

За спиной раздалось шипение и источный мявк. А после последовал возмущенный вскрик, тут же, впрочем, прервавшийся оглушительным чихом. Поднявшись, Беннет поспешил в сторону ворот. На голове измученного барда сидела спасенная кошка. Выгнувшись в спине и вздыбив шерсть, она грозно шипела. Сам же бард непрерывно чихал, стараясь стащить с головы кошку.

Осторожней! Не надо так ее дергать, ты ее пугаешь. – Беннет поспешил на помощь, аккуратно подхватывая животное под живот одной рукой и осторожно отцепляя ее когти. – Ну-ну, все хорошо. Испугалась, бедняжка. Надо бы тебя отнести в “Кошкин хвост”, там за тобой присмотрят. – Беннет прижал к груди кошку и посмотрел на незадачливую жертву кошачьего произвола. – Ты в порядке?

+2

3

- Сообщи мне, если у восточных и южных границ, почувствуешь или заметишь его присутствие, - тихо, едва слышно произнёс бард, сидя на самом краешке скалы, которую люди с любовью нарекли мысом веры. Землетрясение практически не навредило величественному выступу, с которого совсем недавно можно было любоваться приходящими из-за горизонта гребнями волн, вслушиваться в ненавязчивый шум морского прибоя и подставлять щёки ветрам, приносившим из далёких краёв запах соли и солнца. Это место служило источником вдохновения для многих жителей региона, но… как скоро смогут они снова, затаив дыхание, подняться к его вершине? Картина, открывавшаяся сейчас архонту ветров, была удручающей и тревожной, но хуже всего было то, что до Рифа Маска — источника их беды — отсюда было рукой подать. Чудовищная рана, пульсировавшая посреди океана, сочилась скверной, и, признаться, не только людям, но даже Барбатосу и его Ветрам не стоило заигрывать с судьбой и подходить к ней слишком уж близко. Беспокойному клёкоту сокола, доносившемуся откуда-то из облачных дворцов, вторил волчий вой из лесов Вольфендома.
Сейчас важно было не совершить ещё больше ошибок.

Андриус был первым, к кому Венти отправился как только случилась беда. Северный Ветер почувствовал силу, сотрясавшую землю, и холодно встретил архонта, не сумевшего катастрофу предотвратить. Их беседы всегда лежали где-то на тонкой грани между худым миром и открытой враждой, успешно балансируя лишь благодаря мудрости обоих богов. Волчий вожак знал о том, что не было в этом мире более безответственного божества, чем Барбатос, но также знал, что его любовь к своему региону, в отличие от многих других эмоций, была неподдельной и искренней. Искренними были и переживания за его судьбу, и примитивные страхи, роднившие бессмертных со смертными. В холодном тумане, накрывшим леса Вольфендома, десятки и сотни глаз наблюдали за тем, как решается судьба королевства — то были волчьи стаи, подбиравшиеся к логову вожака со всех сторон. Землетрясение почти не навредило лежавшим на западе логовам, но тот факт, что катаклизм этот не был природным, четвероногие жители региона осознавали даже лучше людей. Катастрофы такого масштаба не возникают на пустом месте, им предшествуют более слабые толчки, которые звери улавливают куда лучше людей. Они не могли связать освобождение древнего божества и катаклизм воедино, но неизвестность толкала их к месту, где они могли обрести безопасность и душевный покой — в логово Северного  Ветра.

К тому моменту, как Барбатос покинул Вольфендом, стаи уже разбрелись по разным уголкам королевства свободы. Вожак велел им отправляться в поля и леса, лежавшие от руин старого Мондштадта, до останков древнего ящера, и следить за тем, чтобы хрупкий природный баланс более не нарушался. Если они обнаружат что-то странное — незамедлительно сообщат хранителю бурь и штормов, а тот уже постарается донести вести верховным ветрам. Зону, пострадавшую от землетрясения больше всего, Барбатос обязан был взять на себя — это был его незавершённый бой, начавшийся больше двух тысяч лет назад. В этот раз он не призывал Двалина на помощь, ведь дракон-самоцвет лишь пару месяцев назад оправился от скверны, что поедала его изнутри. Разве мог он ещё раз подвергнуть такой опасности лучшего друга? Разве мог ещё раз поставить на кон их узы?
- Отправляйся туда, где быть должен, Барбатос, - пророкотал, в ответ на слова архонта, дракон, крыльями рассекавший облака. Он нашёл его сам, мелькнув огромной тенью в синеве небес. Быть может, его отношения с людьми и были испорчены на долгие поколения, и недопонимание, которое почти развело их пути, ещё до конца не разрешилось, но если и был Барбатос в чём-то хорош, помимо музыки и ловкого увиливания от рабочих дел, так это в выборе друзей и союзников.

«Расскажи мне, каково это... слышать, о чём поёт небо?»

Венти чуть сдвинул берет - так, чтобы тень от него закрывала глаза, немигающим взглядом смотревшие туда, где многие годы был заточен один из некогда самых близких его друзей. Ещё одна ошибка?

«Не вслушивайся - чувствуй»

Двалин согласился взять на себя, пожалуй, самую опасную зону нынешнего Мондштадта, ведь противник мог вернуться сюда в любой момент, но у его позиции был свой весомый аргумент — там, где Барбатос рискует замешкаться, он не промедлит. В отличие от барда, древнего ящера не связывали с врагом ни узы, ни дорогие сердцу воспоминания. Они были знакомы, но не были близки, и в случае опасности его челюсти сомкнутся на нём так же, как сомкнулись когда-то на шее порождения кхемии. Венти, под влиянием этой непонятной записки, сожалел о случившемся, сожалел о себе и товарище, и это в решающий момент может сыграть с архонтом ветров злую шутку.

- Только… не приближайся к Рифу Маска слишком близко…
- Ступай. Иначе любая борьба потеряет смысл.

Их разговор был непривычно коротким и сухим, всё невысказанное обычно в ветрах вилось, но сейчас даже они улеглись бесшумно. Поднявшись на ноги и отряхнув с грязных колгот застрявшие в ткани кусочки травы, Барбатос попытался улыбнуться своему спустившемуся к земле другу, но вышло натянуто, словно не умел бард скрываться за отшлифованными до идеала масками. Двалин на это лишь тяжело выдохнул — порывом тёплого ветра точно сдуло бы любого, кроме воздушного элементаля. Попрощавшись с товарищем, Венти, обуреваемый сомнениями, отправился в город, где ему предстояло сделать сложный выбор… и ни один из вариантов не казался ему верным.

Архонты, наделённые огромной силой и ещё большим влиянием внутри своих королевств, вольны поступать так, как им вздумается, но даже им свойственны сомнения в собственном выборе. Казалось бы, многовековой опыт даёт устойчивую почву для принятия решений,  но истинная мудрость кроется в умении подвергать собственные взгляды сомнениям. Эволюция мысли и сознания рождается в противоречиях, и хотя Венти никогда не сомневался в силе людей Мондштадта, его отношение к происходившим сейчас событиям было неоднозначным. По сути своей, перед ним лежало два спорных варианта дальнейших действий — раскрыть свою личность или продолжить оберегать регион из тени. Оба варианта имели свои плюсы, свои весомые минусы, и по дороге к городу Венти не смог к однозначному выводу прийти. Воспользовавшись анемо-телепортацией, он переместился к окрестностям Спрингвейла, дабы оценить разрушения в посёлке, который могло задеть ударной волной. Несмотря на то, что он не попал под прямой удар, переполох там был знатный, и вид потрёпанных зданий и напуганных людей, принятие решения легче не делал.

Оказавшись в самом Мондштадте, и обогнув огромный валун, лежащий почти у самых ворот и перегораживающий часть пути, Венти остановился, рассматривая последствия удара из самых земных глубин. Отсюда не было видно, насколько серьёзно пострадали верхние зоны города, но нижним ярусам серьёзно досталось. Пыль ещё не успела осесть, и перепуганные голоса людей, несмотря на высокий уровень шума, практически оглушали. Они были… такими надломанными, такими… как тогда. В тот день, когда битва с Декарабианом была окончена, когда первое победное ликование схлынуло, когда первую пыль унёс в небеса ветер, людям открылась картина страшная, навсегда оседающая в памяти запахом пепла и привкусом слёз. Барбатос хорошо помнил, как порыв свободного ветра, более не скованного стенами, играл с растрёпанными волосами того, кто так стремился увидеть синеву неба, и не дожил до этого мгновения совсем немножечко. Основу этого города заложили люди, прошедшие через ад потерь, сомнений и страхов, к повторению этого кошмара архонт ветров готов не был. С людьми богов роднили не только страхи, но внутренние раны, что не заживали никогда.

Практически отключившись от мира на пару минут, Венти медленно переводил взгляд с одного разрушенного здания на другое, повторяя про себя ледяное «Это я во всём виноват». Разгул аристократии был ошибкой людей, катаклизм — ошибкой богов, а прорыв на Рифе Маска — его личной ошибкой. Быть может, он заметил бы метнувшуюся к нему серую кошку, если бы не был погружен в мысли о том, как теперь найти и запечатать противника снова. И… стоит ли?

Перепуганное животное в один прыжок оказалось на его плече, слишком резко вырвав барда из его размышлений. Вскрикнув от неожиданности, он попытался дотянуться до незваной гостьи, но резкое движение и звук лишь сильнее её напугали.
- Стой-стой-стой, не надо, подожди! - практически запаниковав от пугающей перспективы, Венти старался говорить как можно дружелюбнее, но чесавшийся нос делал его речь скорее скрипучей, чем мелодичной. Инстинктивно забираясь повыше, кошка неуклюже взобралась на голову барда, и угрожающе махнула когтистой лапой на протянутую к ней ладонь. Всё это могло бы кончиться не лёгкими почихиваниями, но воистину божественным разрушительным чихом, который оставил бы руины от руин, но помощь пришла очень вовремя. Как только кошечка оказалась в руках подлетевшего к ним Беннета, Барбатос незаметно выдохнул. Вторая катастрофа в Мондштадте пока откладывается.
- Я? Да… я вроде бы в порядке… - чуть заторможено произнёс Венти, который, на самом деле, выглядел так, словно валялся в грязной луже минут десять назад. Защищая себя и Тарталью от разрушительной ударной волны, он вынужден был повалить их обоих на землю. Барбатос выглядел немногим лучше тех, кто выбирался из под завалов, хотя его психологическое состояние было заметно более скверным, чем могло показаться на первый взгляд.
- Я был за пределами города, когда это всё случилось, меня почти не задело. А ты как? И… как все вокруг?
Без привычного сплетения метафор речь барда звучала чертовски сухо, но сейчас… было как-то не до игры на публику. Ему ещё предстояло разобраться с тем, как поступить дальше и, возможно, именно происходящее сейчас вокруг него, позволит унять сомнения в терзаемом тревогой сердце.

+3

4

Беннет гладил кошку, успокаивая ее. Та свернулась у него на руках и кажется задремала. Парнишка лучисто улыбнулся. Бард хоть и старался держаться достойно, но по внешнему виду было заметно, что ему тоже досталось, как и всем вокруг. В вечных пластырях и бинтах, Беннет совершенно не пострадал на этот раз, что было скорее чудом, чем чем-то обыденным для того, кого преследуют неудачи, не то что по пятам, а буквально на шее у него катаются.

Оглядевшись, Беннет почесал неловко затылок и чуть пожал плечами. Кошке подобное не понравилось, и она с укоризной посмотрела на беспокойного двуногого, который почему-то прекратил ее гладить. Потом поднялась и спрыгнула с его рук, гордо удаляясь куда-то в сторону центра города. Возможно решила сама добраться до спасительного места, где кошкам уделяют больше внимания и почтения.

– Да меня тоже не было в городе, когда все случилось. – отозвался Беннет, провожая взглядом кошку, потом повернулся к барду и снова улыбнулся. – Но ты не переживай, рыцари Ордо Фавониуса совместно с гильдией искателей приключений уже помогают жителям. Все вместе мы быстро справимся с возникшими трудностями. Да и жители не сидят на месте, они помогают друг другу. У нас очень хорошие люди живут в Мондштадте, если ты не знал.

Беннет огляделся, не требуется ли еще кому-то помощь срочно. Люди общими силами уже принялись восстанавливать город, помогали пострадавшим перебраться в более безопасные места, отводили раненых в храм, чтобы там сестры позаботились о них. Сара и несколько других девушек вовсю старались приготовить как можно больше горячей и питательной еды, чтобы хватило на всех. Некоторые искатели приключений отправились на охоту и собирать травы, чтобы еды хватило на всех. Глядя на то, как кипит работа вокруг, Беннет не смог сдержать улыбки. Он развел руками, снова обращая свой взгляд на барда.

– Мондштадт город свободы, но также это город дружбы, помощи и общности. Здесь никто не оставит другого со своими проблемами один на один. Слава Барбатосу, город не слишком сильно зацепило. Восстановить можно. А значит мы точно со всем справимся. Не стоит недооценивать свободный дух людей этого города!

Беннет на самом деле искренне гордился тем, что был рожден в этом городе, принадлежал ему, верил в свободолюбивого и доброго Бабратоса, который создал этот удивительный и такой родной город. И не важно, что того давно уже никто не видел, не важно, что в отличие от других регионов, их архонт любитель шататься неизвестно где. Народ Мондштадта всем сердцем, как никто другой, верил в своего архонта, и радовался каждой мелочи, что с ними случалась, причисляя каждую крупицу успеха деяниям их ветреного во всех смыслах божества.

– Беннет, ты не мог бы сходить к восточным воротам, там требуется помощь. Только будь осторожней, ладно? – Катерина обеспокоенно поглядывает на парнишку, а тот лишь весело улыбается, энергично кивая в ответ.

Каждый из них понимает, что Катерина беспокоится не столько о самом Беннете, сколько переживает, как бы он не наделал еще больших бед. Хотя и в парнишку она продолжает верить, что уж говорить. Потому и пытается давать хоть какие-то поручения, с которыми он смог бы справиться. А Беннет просто счастлив уже от того, что в него верят. Верят ни смотря ни на что. Что в нем нуждаются, и дают еще один шанс быть полезным. Он бросает взгляд на барда.

– Если ты не занят, можешь помочь? Сейчас любые свободные руки будут кстати. Сам видишь, город в плачевном состоянии, и чем быстрее мы со всем разберемся, тем быстрее жители снова будут радоваться жизни и восхвалять Барбатоса за то, что он подарил еще один спокойный и счастливый день.

Да, не каждый день в Мондштадте спокойный и счастливый, но это естественный ход жизни. Так что никто не стал бы роптать и жаловаться. Только не они, это уж точно. Развернувшись, Беннет поспешил к восточным воротам. В той стороне как раз была “Доля Ангела”, которая тоже значительно пострадала. Но там уже вовсю работали люди, спеша разобрать завалы, привести все в порядок и вернуться к прежнему ритму жизни.

0


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Дополнительные эпизоды » [30.01.501] Всё началось с одной ноты


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно