body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/275096.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/326086.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/398389.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/194174.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/4/657648.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; }
Очень ждём в игру
«Сказания Тейвата» - это множество увлекательных сюжетных линий, в которых гармонично соседствуют дружеские чаепития, детективные расследования и динамичные сражения, определяющие судьбу регионов и даже богов. Присоединяйтесь и начните своё путешествие вместе с нами!

Genshin Impact: Tales of Teyvat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Архив отыгранного » [7 лет назад] Бездомные кошки никому не нужны


[7 лет назад] Бездомные кошки никому не нужны

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

[html]<div class="topicSummary">
  <div class="topicWrapper">

    <!--    Блок с картинкой    -->
    <div class="topicImage">

      <!--    Ссылка на картинку    -->
      <img src="https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/124/152308.jpg">

      <div class="topicH1">
        <!--    Название эпизода    -->
        бездомные кошки никому не нужны
      </div>
    </div>
    <!--    /Блок с картинкой    -->

    <div class="topicH2">

      Сайно • Тинари • Коллеи

    </div><div class="topicH3">

      Гандхарва, около семи лет назад

    </div>
  </div>
  <div class="topicDescription">

    Не тот отец, кто породил, а тот, кто <s>напугал до усрачки</s> приютил и воспитал.

  </div>
</div>
<style>
.topicSummary {
  /**** ПЕРЕМЕННЫЕ ****/
  --primary: #FAEBD7; /* цвет фона */
  --title: #fff; /* цвет названия эпизода */
  --titleSize: 18px; /* размер шрифта названия эпизода */
  --imageHeight: 140px; /* высота картинки */
  --imagePos: -100px; /* сдвиг картинки по вертикали */
  --bgSrc: url();/* ссылка на фон внизу */
  --text: #000; /* цвет текста */
  --link: #686868; /* цвет ссылок */
  --linkHover: #b4350c; /* цвет ссылок при наведении */
  /**** /ПЕРЕМЕННЫЕ ****/
 
  width: 630px;
  padding: 20px;
  border: solid 1px var(--primary);
  color: var(--text);
}
.topicSummary,
.topicSummary * {
  box-sizing: border-box;
}
.topicWrapper {
  padding: 40px 60px 20px;
  background: var(--primary);
}

.topicImage {
  position: relative;
  width: 100%;
  height: var(--imageHeight);
  overflow: hidden;
  display: flex;
  align-items: center;
  justify-content: center;
}
.topicImage:before {
  content: '';
  display: block;
  position: absolute;
  border: solid 1px #fff;
  top: 10px;
  bottom: 10px;
  left: 10px;
  right: 10px;
  z-index: 1;
}
.topicImage img {
  width: 100%;
  margin-top: var(--imagePos);
}
.topicH1 {
  position: absolute;
  bottom: 10px;
  left: 10px;
  right: 10px;
  color: var(--title);
  font-family: Genshin, Arial, sans-serif;
  text-shadow: 1px 1px 2px rgba(0,0,0,.6);
  font-size: var(--titleSize);
  text-align: center;
  padding: 4px;
}
.topicH2 {
  font-size: 18px;
  line-height: 1.2em;
  text-align: center;
  padding: 40px 0 12px;
  border-bottom: solid 1px #000;
  font-family: Genshin, Arial, sans-serif;
}
.topicH3 {
  font-size: 10px;
  text-align: center;
  font-style: italic;
  padding: 2px 0;
  line-height: 12px;
}
.topicDescription {
  padding: 0 60px 60px;
  background-image: linear-gradient(var(--primary) 30%, transparent), var(--bgSrc);
  background-size: cover;
  background-position: 100% 50%;
  text-align: justify;
  font-size: 12px;
  line-height: 1.2em;
}
@font-face {
  font-family: "Genshin";
  src: url("https://forumstatic.ru/files/0014/98/d3/50051.ttf") format("truetype");
  font-style: normal;
  font-weight: normal;
}
</style>[/html]

Отредактировано Cyno (2022-09-29 16:14:44)

+7

2

Путешествие из Мондштада в Сумеру было долгим.
В одиночку Сайно потратил бы в половину меньше времени, не привыкать было к долгим переходам, но сейчас с ним путешествовала маленькая девочка. Как оказалось, им часто нужен отдых, и не всегда Сайно мог сразу это распознать. К тому же, по меркам махаматры, эти перерывы довольно долгие.
«Всё потому, что она очень маленькая», - думает он и спрашивает у Коллеи, сколько той лет. Голос девочки дрожит, а поза закрытая, она прижимает руки к груди и ссутуливает плечи, стараясь уменьшиться в размерах.
«Боится меня», - делает вывод Сайно и оставляет расспросы на время. Только на время - он всё равно узнает необходимое, всё равно задаст все необходимые вопросы.
«Ты хочешь стать врачом? Насколько твоё желание серьёзно?»
«Тебе было больно в момент нанесения печати. А теперь?»
«Твои руки дрожат. Что ты скрываешь?»
Однако, если слишком усердствовать и наседать, девочка может сбежать от расспросов, запаниковав - в ней чувствуется робость. Ловить её по всему Ли Юэ не хотелось совершенно - слишком уж большая территория.
Сайно не хотел затягивать своё возвращение, но Коллеи чрезмерно вымоталась. Настолько, что это стало хорошо заметно, и только после этого махаматра понял, что слишком сильно гнал её. Поэтому решил остаться на два дня в Ли Юэ - в городской гостинице отдохнуть можно было со всем возможным комфортом.
Сон в мягкой кровати, хорошая еда и никакой спешки - после этого поход обещал быть эффективнее. Прихватив из города контрактов пару сувениров, Сайно снова повёл Коллеи в путь. Дальше должно быть легче, ведь большая часть уже преодолена.
Это путешествие было долгим, но лёгким.
- Сейчас мы войдём в Гандхарву, - сообщает Сайно, но на Коллеи не смотрит. - Иди за мной. Ничего не бойся. Если будут о чём-то спрашивать - молчи. Говорить буду я.
Поселение встретило генерала махаматру и его спутницу как и всех путешественников, подходящих к заставе - с приветствия одного из лесных стражей на аванпосту. Ему Сайно кивнул, ответив, что никакой помощи не требуется, и пошёл дальше. У входа в Гандхарву были ещё двое рейнджеров, что так же поинтересовались, требуется ли помощь, они на Коллеи обратили чуть больше внимания. Всё-таки обычно генерал конвоирует преступников, а не гуляет с детьми - но к счастью от вопросов они воздержались, верно поняв предупреждающий взгляд махаматры.
Вновь отказавшись от любезного предложения помочь, Сайно коротко осведомился, у себя ли начальник стражи. Получив утвердительный ответ, он пошёл к нужному дому и зашёл, выдыхая чуть легче - наконец пришли, больше никуда идти не требуется.
- Сильно занят? Есть дело, - Сайно обернулся и кивнул Коллеи, чтобы она зашла в дом, после чего встал у стены возле двери, прислонившись к ней спиной. Мимолётно прислушался к звукам за стеной, убедился, что ничего такого там не слышно, и только после этого продолжил.
- Тинари, это Коллеи. Девочка пришла со мной из Мондштата. Хочет остаться в Авидье и учиться у тебя.

Отредактировано Cyno (2022-09-29 16:15:21)

+5

3

 Шаги генерала-махаматры Тинари услышал задолго до того, как последний зашёл в дом. Не удивился тому, что тот явился без приглашения, — так завелось с самого начала их знакомства. Но что всё-таки заставило юного лесного стража напрячься, так это вторая ног, семенящая по шатающимся на ветру доскам подвесного моста. Официальный визит? Точно нет, в графике не было. Кто-то конвоированный? Возможно, но почему шаг такой лёгкий, словно детский?.. Оставалось лишь отложить в сторону от записей перо, успев промокнуть его, чтобы не засохли чернила, за момент до того, как гости окажутся на пороге.

 С полминуты Тинари молча смотрел то на Сайно, то на девочку из Мондштадта. Затяжно моргал, переводил взгляд, собирался что-то вот-вот сказать, но лишь раскрывал рот, глотал воздух и тут же смыкал губы. Генерал-махаматра сам по себе всегда являлся тяжёлым обстоятельством, но такое, — такое! — проворачивал впервые. Оставалось лишь поступать как всегда: адаптироваться и разбираться со всем по порядку.

 Тинари отошёл к стеллажу с домашней утварью и снял с полки чистую чашку, — мягкое дерево, узоры ручной работы. Наполнил её из кувшина и протянул девочке, подойдя на расстояние своей руки руки, не ближе. Чуть склонился, предлагая напиток:

 — Ты, наверное, устала по пути сюда? Вот, это вода со лимоном, очень освежает. Ты пока пей, а мы с уважаемым махаматрой кое-что обсудим, хорошо?..

 Выученная дружелюбная вежливость была естественной для Тинари, а потому он хотя бы мог не беспокоиться о том, что создаст неправильное впечатление. Затем, схватив Сайно за локоть, просто вывел его из дома. К экстравагантности генерала он с годами привык, к его особенностям, ко всему, что прикладывалось к образу гончей закона, но это... Это было слишком неожиданно. Тинари и не скрывал своего удивления, когда, отойдя на расстояние достаточное, чтобы их голоса не возвращались через окно в дом, остановился и выразительно посмотрел на Сайно. Округлённые глаза стража могли сказать о многом, но стоило вспомнить сразу, что такие невербальные жесты были немы в отношении Сайно...

 — Девочка? Девочка, Сайно? Остаться в Авидье и учиться? Откуда ты вообще её взял? Как я могу взять ответственность за ребёнка?

 «Когда сам ещё совсем молод и только недавно покинул стены Академии, — дополнил себя уже мысленно, — Когда у меня есть много других приоритетных дел!» Но стоило рассуждать логически, спокойнее, и, самое главное, вслух, чтобы и генерал сумел уловить ход его мыслей. Он был себе на уме, но всё-таки в его прямолинейной открытости были свои плюсы.

 — Послушай, если она хочет заняться учёбой, я могу дать вам рекомендательное письмо в Пардис Дхяй. Да, в Гандхарву всё чаще перебираются обитатели, но никто не сможет гарантировать безопасность ребёнка без присмотра. А присматривать за ней попросту некому. Нам и так не хватает рук, нужно усилить дозоры по пригородным путям, потому что зачастили браконьеры и идиоты, бездумно срывающие все цветы подряд...

 Тон стража чуть поднялся, и вежливость вдруг сменилась недовольством озадаченной делами сварливой хозяюшки, словно речь шла не о защите целого леса от всех бед, а о каких-то повседневных вещах. Однако Тинари как ни в чём не бывало продолжил перечислять все беды дозора на текущий момент:

 — К тому же мы начали обнаруживать новые Зоны Увядания, это больше не единичные случаи. В Авидье становится по-настоящему опасно. Плюс эти радикалы с запада, мы нередко находим их стоянки... Нет, Сайно, я не могу так просто взять ребёнка, это опасно, нерационально и безответственно. Неужели у тебя нет никакого другого плана?

 О том, что это не только желание самой Коллеи, Тинари по неведомым причинам догадывался с самого начала.

+4

4

[nick]Collei[/nick][status](Почти) ученица лесного стража[/status][lz]Животные и растения... Одни съедобные, другие нет, вот и вся разница.[/lz][icon]https://i.pinimg.com/564x/1d/8f/92/1d8f92ffb94fa71a5cc20c04acfee28b.jpg[/icon]

Путешествие из Мондштадта в Сумеру, на самом деле, не было лёгким.

Не то чтобы Коллеи была неопытной странницей, как раз наоборот – за её плечами было множество пройдённых дорог, тропинок, лесов, полей и даже заснеженных равнин. Она много где была, практически нигде не задерживаясь, всегда находясь в движении. Порой девочка находилась на ногах не только днём, но и ночью, если не была уверена в своей безопасности. Каким-то образом, Коллеи всегда находила в себе силы идти дальше.

В этот раз всё было немного иначе, и она не совсем понимала почему. Коллеи заметно быстрее уставала. Единственной её теорией было то, что на неё таким образом повлияло наложение печати, которая всё ещё порой вызывала неприятные ощущения. Они были похожи на нечто среднее между ноющей болью и странным зудом, но девочка изо всех сил пыталась это игнорировать – она боялась даже прикоснуться к печати. Может быть та сила, которая теперь была заперта где-то глубоко-глубоко, всё ещё пыталась вырваться на волю? Проверять не хотелось. Второй такой печати может уже не получиться.

Скорее всего, Коллеи выглядела более взволнованной и уставшей, чем она хотела бы. Или же взор её проводника оказался достаточно острым, чтобы видеть сквозь её попытки скрыть своё самочувствие. Он делал привалы тогда, когда девочка об этом не просила, и настаивал на том, чтобы она отдыхала. А также постоянно задавал вопросы. Очень много вопросов. Коллеи не всегда могла на них ответить, а если и отвечала, то двумя-тремя словами, дрожащим тихим голосом, что заставляло её ещё больше беспокоиться.

Честно говоря, она побаивалась Сайно. Он казался ей слишком хмурым и серьёзным. Иногда он увлекался вопросами настолько сильно, что их и без того неловкий разговор начинал походить на допрос. В такие моменты Коллеи начинала сомневаться, что вообще достойна хоть какой-нибудь помощи, и в её голове проскальзывали мысли поддаться старым привычкам и сбежать под покровом ночи. Она отмахивалась от этих идей как могла, напоминая себе каждый раз о своей же цели – она отправляется в Сумеру чтобы стать врачом и помогать людям. Несмотря и вопреки.

Когда они вошли в Гандхарву, Коллеи почувствовала что-то среднее между радостью, волнением и тревогой.

— Сейчас мы войдём в Гандхарву. Иди за мной. Ничего не бойся. Если будут о чём-то спрашивать - молчи. «Говорить буду я», — сказал её проводник. Девочка молча кивнула, хоть и видела, что на неё не смотрят.

Всё вокруг было непривычным. Влажный воздух наполнял её лёгкие, где-то вдалеке слышались голоса незнакомых птиц, деревья закрывали солнце раскидистыми ветвями, в которых мелькали какие-то животные. Сумеру было родиной Коллеи, но она ничего о нём не знала. Её забрали отсюда, когда она была совсем маленькой и ничего не понимала. Даже воспоминаний не осталось.

— Тигнари, это Коллеи. Девочка пришла со мной из Мондштадта. Хочет остаться в Авидье и учиться у тебя, — голос Сайно вытянул девочку из размышлений обратно в реальность. Перед собой она увидела очень необычного юношу, на голове которого были большие (и очень мягкие на вид) уши, а за – спиной… хвост? Наверное, это его Сайно представил как Тигнари.

— Здравствуйте… — тихо сказала Коллеи. Ощутив на себе пристальный взгляд, она инстинктивно сжалась, будто бы пытаясь исчезнуть. — Да нет, я вроде бы не очень сильно устала, но большое вам спасибо… — она осторожно приняла чашку и, посмотрев на Сайно, аккуратно отпила из неё. Вода действительно ощущалась приятной.

Оставшись в доме одна, девочка неловко осмотрелась вокруг в поисках места, куда можно было бы сесть и немного отдохнуть, но, не решившись посягать на мебель незнакомого человека (человека ли?), Коллеи несколько неуклюже плюхнулась на пол. В разговор двух взрослых (по её мнению) она тоже встревать не шибко хотела, так что пока что она занимала себя тем, что, сидя, рассматривала всевозможные скляночки, книжки и прочие неизвестные ей инструменты, принадлежащие её потенциальному учителю.

Отредактировано Collei (2022-10-22 20:07:18)

+4

5

Дверь мягко захлопнулась, отделяя Сайно и Тинари от оставшейся в доме Коллеи. На веранде махаматра сразу прошёл немного вперёд, к окну, становясь перед ним по диагонали так, чтобы иметь обзор в помещение, но при этом чтобы снаружи дома с той стороны, где была девочка, шанс увидеть наблюдателя был минимальный. На Тинари Сайно особенно не смотрел, больше заинтересованный поведением Коллеи, хотя слушал того внимательно: страж как всегда многословен. Была у него такая манера, не то говорить про всё на свете, не то жаловаться, по пунктам перечисляя абсолютно всё записанное в ежедневник. Его генерал просматривал, когда следил за Тинари в Академии... это было уже давно, но едва ли перестав быть учёным он свои привычки резко изменил и прекратил вести такие записи. Во всяком случае, интонация у него осталась та же.
Точно так же говорит сначала спокойно и рассудительно, но почти сразу сбивается с этого ритма и продолжает уже эмоционально, чуть громче и немного быстрее. Всё так же много, целый водопад причин, почему нет - но не слышит Сайно ни единой истинной.
Видит только махаматра, как Коллеи, оставшись одна, осторожно оглядывается и почему-то садится на пол прямо там, где стояла, хотя рядом с ней есть стул. Видит это и вздыхает, после чего кладёт руку на плечо стоящего рядом Тинари и разворачивает его так, чтобы он тоже это видел. Эту маленькую девочку, что села на пол едва зайдя в дом, не решившись пройти и шагу дальше.
«Что же надо делать с детьми, чтобы они себя вели вот так?»
Сайно задаёт себе этот вопрос и с неудовольствием отмечает, что слишком хорошо знает ответ. Не потому, что Коллеи много о себе рассказывала. Напротив, она говорила так мало, как только могла... и это тоже в своём роде было ответом. Она не хотела говорить, была скрытной - особенно с тем, кто делает ей больно. Сайно лишь мог понять это и принять тот факт, что он тоже был таким причиняющим боль человеком. Не хотел им быть, но пришлось.
Можно было поблагодарить Коллеи за то, что она стойко всё вынесла, что была достаточно смелой и решительной, доказав своё стремление измениться на деле - но что этому раненому ребёнку слова? Слова, в которых Сайно к тому же был не слишком хорош. Он мог ими подчинить и запечатать осквернённого архонта, но утешить испуганную девочку? Нет. Генерал махаматра очень могущественен, однако не всесилен.
Но он мог кое-что другое.
- Конечно у меня есть план, только он никому не понравится, - Тинари и сам это понимает, он просто упрямый, вот и придумывает тысячу причин для отказа. - Ты сказал, что у тебя нет лишних рук - я привёл тебе пару. Коллеи будет быстро и старательно у тебя учиться, выполнять поручения и мирно жить в Гандхавре, как обычный ребёнок.
Сайно так и не отпустил плеча Тинари, этим жестом безмолвно настаивая на том, чтобы он продолжил наблюдать за сидящей на полу девочкой. Она и так была маленькой, а сейчас вовсе выглядела крохотной и одинокой.
- Если бы всё решалось письмом в Пардис Дхяй, я бы рекомендовал её лично и не беспокоил тебя.
Какое-то время генерал махаматра молчит, обдумывая свои дальнейшие слова. На одной чаше весов он сам и его долг, а на другой - абсолютно невинный ребёнок, который не должен больше страдать. Ни в коем случае. Это Сайно уже давно решил, а потому обе чаши пребывали в равновесии, как им и дóлжно.
- Не так давно в Академию пришло письмо из Мондштада с просьбой о помощи в усмирении проклятия. Носителя требовалось или уничтожить, или запечатать источник скверны и доставить для изучения, - никаких эмоций в голосе Сайно не было, он лишь помрачнел, сказав последние слова. - Изучения ребёнка, над которым и так уже ставили достаточно опытов.
Махаматра не знал, кто были те люди, что так бесчеловечно обходятся с чужими жизнями и настолько запросто ломают их, но знал наверняка, что они нарушили абсолютно все законы, которые он самолично защищает. И если закон всего лишь текст на бумаге, не имеющий души и тела, испытывающих чувства, то жизнь куда как более вещественна.
Не желал Сайно эту жизнь превращать подобие. Коллеи и так никогда по-настоящему не жила, стоило только взглянуть на неё, чтобы это понять.
- Если я вернусь в Сумеру один, это не вызовет никаких подозрений, - наконец он отпустил Тинари, тем самым возвращая свободу действий и решений. - С проклятием я решил вопрос, но не с носителем.
Сложно ли было принимать это решение? Нет. Легко, и в нём не было сомнений, но это касалось только самого Сайно. Для лесного стража всё могло быть иначе. Даже кошку в дом не каждый согласится взять вот так запросто.
- Помоги мне, Тинари.

+4

6

 Тинари молчит и неуютно сжимается под чужой рукой, непривычный и как правило нетерпимый к касаниям без уведомления. Молчит и молчит, то ли размышляя о резонах, то ли мысленно сопротивляясь убедительной риторике Сайно. И по мере того, как затягивается некомфортная молчаливая пауза, меняются разве что эмоции на либо Тинари: вот он сначала хмурится, а через мгновение тяжёлых мыслей недовольно прижимает губы. Дальше, вновь погружаясь в мысли, кусает губы, щурит глаза, вглядываясь в окно. Сжимаются даже его руки, когда Тинари, наконец, отводит взгляд.

 Он мычит недовольно, понимая головой, что план Сайно уже оптимален, и что выбора никакого нет. Всё понял, когда посмотрел на девочку, когда услышал неуловимое отчаяние в просьбе Сайно: когда бы ещё генерал-махаматра спросил о таком, если бы не был загнан в угол своих моральных измышлений. Всё становилось ясно, и правильность решения была настолько прозрачна, насколько и сложна в реализации. Поэтому Тинари отчаянно стонет и опускает уши:

 — Ладно, я понял тебя.

 Понял, что в очередной раз им предстоит идти наперекор устоям и законам Академии. Опять, опять и опять противиться их желанию контролировать всё, пусть даже ценой человечности. И злился заметно, ощутимо. Кто ставил опыт на маленькой девочке? Кто вообще решил, что после этого её нужно отдать академикам? Разве не мог Сайно… Нет, не мог. Тинари вздохнул.

 — Она останется в Гандхарве, — с очень усталым выдохом, он, наконец, принимает это решение.

 Решение, конечно, на самом деле принял не он, а Сайно, и теперь лишь уведомил его. Но для Тинари было важно найти мир с этой идей до того, как он смирится с участью, в которой честно не обойдётся никто и ни с кем. И теперь оставалось лишь сразу предупредить о самых главных опасениях:

 — Но ты должен понимать, что мы оказываемся в крайне неудобной позиции. Теперь нам как будто бы нельзя допустить, чтобы кто-то из прочих матр вёл дела с дозором, пока девочка не окрепнет.

 Городские редко бывали в Авидье по делам, лишь тогда, когда дело касалось непосредственно их службы: найти преступников, выследить беглецов, изъять краденное. Проверки непосредственно лесной стражи тоже случались, но многим реже. Однако матры, в силу своих профессиональных деформаций, при каждом визите в Гандхарву отличались любопытством и широким взором. И пока Коллеи выглядит неестественно для обители дозора, она вызовет много вопросов. Открыто врать в лицо матрам — не то, что хотел Тинари. И едва ли то, что предполагал Сайно.

 — Но и замыкать все лесные дела на тебе нельзя. Фаворитизм дел генерала вызовет подозрений не меньше. С этим что-то нужно делать.

 Со своей стороны повлиять на систему работы матр Тинари никак не мог, разве что озадачить их генерала. Ему не хотелось добавить лесной страже проблем из-за того риска, на который пошли они с Сайно, как не хотелось и подставлять самого генерала. Что уж говорить о том, что в случае их неосторожности больше всего достанется Коллеи. Вспоминая некоторые изыскания своих бывших коллег, Тинари почему-то заранее хотел заехать им по лицу.

 — Но это тебе подумать в ближайшем будущем. Давай вернёмся к ней.

 Глядя на ребёнка, сидящего на полу в его доме, Тинари качает головой. Подходит поближе и, склонившись, тянет руку навстречу.

 — Давай-ка усадим тебя в более подходящее место.

 Стул за рабочим столом — выбирать особо не из чего. Сам же Тинари устраивается рядом, у уголка стола. Недолго, но внимательно смотрит на девочку, осторожно подбирая слова. Как ему разговаривать с детьми? Чему он может выучить совсем ещё маленькую девочку, если ей не то, что ботаникой заниматься нужно, а в целом постигать аспекты жизни?..

 — Расскажи мне, Коллеи, — Тинари обращается совсем тихо, пытаясь смягчить свой тон, но по тому, как напряжённо вытянуты его уши, очевиден стресс, — А чему ты бы хотела выучиться? Что уже знаешь и умеешь?

+3

7

[nick]Collei[/nick][status](Почти) ученица лесного стража[/status][lz]Животные и растения... Одни съедобные, другие нет, вот и вся разница.[/lz][icon]https://i.pinimg.com/564x/1d/8f/92/1d8f92ffb94fa71a5cc20c04acfee28b.jpg[/icon]

Поначалу она попыталась немного послушать, о чём говорят снаружи, но быстро поняла, что не может ни на чём сфокусироваться из-за сильного волнения и стучащего в висках сердцебиения. Чем дольше Коллеи находилась в доме одна – тем более неловко она себя чувствовала. Спустя пару минут существования на едине с собой в чужом жилище девочка собралась в комочек, обняв колени. Она всё ещё не совсем осознавала, где ей допустимо было находиться, а где – нет. Может быть, от Коллеи вообще ожидалось, что она должна стоять там, где её поставили, и не двигаться? Но она так устала…

Только сейчас Коллеи потихонечку начинала чувствовать всю ту усталость, которая накопилась в ней за время «приключения» в Мондштадте и путешествия в Сумеру. Глаза сами по себе пытались закрыться, но девочка активно сопротивлялась желанию вздремнуть. Нужно было сохранять хоть какое-нибудь подобие бодрости. Скорее всего, человек с большими пушистыми ушами, к которому Коллеи привёл Сайно, захочет с ней поговорить, и было бы хорошо, если бы она могла ответить ему хоть что-нибудь вразумительное.

Казалось, минуты длились вечность. Коллеи шумно и нервно вздохнула, пытаясь сбросить напряжение. И вот, наконец, она услышала приближающиеся шаги и уставилась на дверной проём, в котором показались знакомые фигуры. Кажется, «взрослые» закончили со своими «взрослыми» разговорами.

Тот, кого генерал махаматра представил как Тигнари, сразу же двинулся к сидящей на полу Коллеи и протянул ей руку:
— Давай-ка усадим тебя в более подходящее место.

Девочка протянула ему руку в ответ и позволила помочь себе встать. Более того, ей сразу же показали, что, оказывается, всё это время можно было сесть на стул. Осторожно устроившись на него, Коллеи замерла. Она чувствовала себя несколько некомфортно от пристального взгляда Тигнари, поэтому рефлекторно скрестила руки на груди в попытках «защитить» себя таким образом.
— Расскажи мне, Коллеи, — начал лесной страж. — А чему ты бы хотела выучиться? Что уже знаешь и умеешь?

Вполне ожидаемый вопрос.

— Я бы очень хотела стать врачом. Хорошим врачом. Чтобы помогать людям, и с ними не произошло также, как со мной, — так, что она умеет? Думай, Коллеи, думай! Нужно сказать хоть что-нибудь! — Я… я совсем не боюсь дикой природы! Я уже знаю некоторые съедобные и несъедобные растения, и чем можно питаться чтобы выжить. Немного знаю про диких животных и как обойти их так, чтобы они меня не заметили, — девочка изо всех сил пыталась смотреть в глаза своему собеседнику, чтобы выглядеть как можно убедительнее, но получалось так себе. Её взгляд то и дело ускользал на случайные предметы в комнате, что выдавало неуверенность.

+3

8

- Я найду решение, - кивает Сайно в ответ на рассуждения Тинари о том, как им быть. Он прав, что матры бывают любопытны и бдительны, замечая всё странное, необычное и подозрительное, прав и в том, что внимание на ближайший год как минимум будет к Гандхарве нежелательным. Это было условие, с которым придётся работать и считаться, но махаматра не сомневался в себе или своих людях. Справится.
На самом деле генерал уже начал разрабатывать план своих дальнейших действий, вспоминать наиболее подходящих людей и придумывать верные слова. Настроить правильное взаимодействие с Авидьей по новым правилам так, чтобы это не было заметно Академии, чтобы это вообще никто не понял... оградить излишне любопытствующих, скрыть то, что не следует показать, сделать вид, что всё идёт своим чередом как и всегда. Что же, не так и трудно, как кажется с самого начала.
Задумавшись обо всём этом и уже включившись в рабочий режим генерации решений для поставленной задачи, махаматра заходит вслед за Тинари в дом молчаливой тенью. Слушает разговор с Коллеи он отчуждённо, сосредоточившись больше на собственных мыслях, движения генерала при всей видимой расслабленности очень механические.
Обойдя стол с другой стороны от Тинари, Сайно снял с плеч походную сумку и принялся выкладывать из неё вещи. Первый свёрток, довольно увесистый, лежал на самом верху, чтобы не смялся, бережно обёрнутый вощёной бумагой, напитанной энергией дендро. Внутри были циньсини, купленные в хижине Бубу в самый последний день пребывания в Ли Юэ. Хорошее лекарственное растение, которое, увы, в Сумеру не растёт. Так что Сайно захватил с собой побольше в качестве подарка, в соседней стране он бывал не часто.
Вторая вещь из рюкзака была совсем небольшой: квадратная коробочка в ладонь длиной из тёмного дерева, украшенная золочёным орнаментом. Крышка была прозрачной и давала рассмотреть находящуюся внутри глазурную лилию. Этот цветок, конечно, был не живой, искусно засушен... нет, скорее особым образом забальзамирован, чтобы выглядеть наиболее похожим на свежий. Прекрасный сувенир, образец искусства мастеров Ли Юэ и новый лот в гербарии дозорного. У Тинари такого цветка там до сего дня не было.
Кроме этого Сайно привёз ещё каких-то мелочей вроде напитков из Мондштада и традиционных сладостей Ли Юэ из тех, что быстро не портились, всё это быстро заполнило стол Тинари, потеснив его книги и тетради с записями.
Расставляя подарки на столе генерал продолжал думать о том, как будет лучше дальше выстраивать коммуникацию с Академией, как организовать работу матр и кого из подчинённых стоит допускать к работе близ Авидьи, а кого лучше командировать подальше. Как верно разработать все приказы так, чтобы не привлекать внимания - и ещё множество вещей, которые предстоит сделать, включая уже совсем близкий отчёт мудрецам о проделанной миссии в Мондштаде. Этот этап Сайно уже как следует продумал и подготовил, но решил, что будет не лишним ещё раз проработать речь у себя в голове и подумать о возможной реакции.
Подрагивающий от эмоций голос Коллеи выдернул махаматру из мыслей о грядущих делах.
«Ей очень не по себе», - Сайно плох в том, как правильно понимать мысли и чувства людей, но с дискомфортом собеседников он сталкивался достаточно часто, чтобы научиться распознавать его верно и быстро.
Решение очевидно.
- Знаешь, как называются твои навыки выживания в дикой природе? - Генерал делает небольшую паузу, откладывая вполовину опустевший рюкзак. - Ненасильственное общение.

+3

9

 Взять любого ребёнка из Сумеру и спросить зачем он хочет учиться чистописанию, счёту и естественным наукам, тот ответит без раздумий — чтобы поступить в Академию. Но это напуганная девочка, которую Сайно намеренно привёз в Сумеру, отвечает иначе, и это сбивает внутренний компас Тинари. Сам он, разумеется, тоже ответил бы про Академию, пусть и понимая, что поступление — это малая часть, а истинная мотивация всех исследований и измышлений кроется в другом. Однако столь незначительная мелочь, как иная формулировка, на деле показывала значительность разницы между Коллеи и любым другим ребёнком в Сумеру. Это… неожиданно радовало, пусть Тинари и не мог до конца понять причин такой позитивной реакции, — и тем более как-либо это выразить доступно для Коллеи.

 Поэтому некоторое время он просто молчал. Разве что перестал смотреть на Коллеи, чтобы не сделать эту паузу ещё более неловкой. Наблюдал за тем, как Сайно выкладывает цветы. Мысленно подмечал их класс, семейство, род, вид и распространение, — словно раскладывал в голове по нужным страницам атласа бутоны своих собственных мыслей. Для начала полупрозрачные лепестки цинсиней как пока ещё отсутствующая уверенность в том, что они с Сайно поступают правильно, принимая эту девочку у себя. Затем — ярко-голубые, словно глянцевые лепестки лилии из Лиюэ как все убеждения, принципы и идеалы, которые Тинари сам с годами покрывал глазурью своей правоты. И напоследок рассыпались заботы Тинари как то, что не поддавалось сортировке в имеющемся цветочном атласе: сувенирами и сладостями, которые не имели ценности в быту или коллекции, но, глядя на них, Тинари соврал бы, подумав, что хотел бы избавиться от такой мелочи. Это не поддавалось привычному укладу, это не вписывалась в имеющиеся планы, но… Это не было мелочью.

 — …ты большая умница, Коллеи, — после паузы, наконец, отозвался Тинари.

 Такой простой комплимент дался ему нелегко. Многого ему стоило избежать сравнительных или оценочных критериев. Приходилось напоминать себе, — выдыхая медленно и протягивая руки к ушам, словно приглаженная шерсть на них успокаивала и мысли, — что Коллеи являлась тем самым исключением, пока ещё странным сувениром, что принёс Сайно. Однако, если подумать головой и чуть-чуть позволить работать сердцу, то можно понять, что и у Коллеи есть шанс обернуться не просто красивым, но ещё и очень полезным цветком для Авидьи. Сколько лет было ему самому, когда он решил изучать растения?.. Только бы удержать в голове: она — человек, у неё другая природа и совсем иной опыт. Не перекладывать свой, не задавать стандарты, разве что дать направление для этой решительности.

 — Жизнь в Гандхарве — это ежедневный тяжёлый труд и дикий лес, полный опасностей. Стражи и дозорные отвечают за безопасность не только всех путников через Авидью, но и за её изначальных обитателей: за зверей, за растения, за чистоту и нетронутость природы. Мы следим за местами обитания диких тигров, за распространением цветов, за руслами реки, за безопасностью дорог через лес… Каждый день мы отправляемся в долгие обходы, чтобы заправлять фонари и чинить помосты; найти заблудившихся, откачать отравившихся… Но Авидья взамен даёт нам бесценные знания об окружающем мире, возможность изучать дары природы, чтобы изготавливать лекарства и бесценный опыт. Коллеи, это не будет легко, но если ты правда готова, то… Добро пожаловать в Гандхарву.

 Единственное, что Тинари знал наверняка о детях через призму собственного опыта, — так это то, что к их стремлениям, в которых они так пылко утвердились, стоит относиться со всей серьёзностью, а не как к каким-то детским мечтам. Если Коллеи, как и он сам десяток лет назад, выбрала для себя это натуральную стезю, ему, как ответственному лесному стражу, оставалось разве что подготовить её. В конце концов, одной из целью составляемого «Руководства» был не только минимальный инструктаж людей, но и открытие возможностей, скрываемых в Авидьи, без рисков навредить себе или лесу…

 Что сказать ещё Тинари не знал. Только опустил взгляд на Коллеи, разве что прямо в глаза старался не смотреть, чтобы не спугнуть. Затянулась пауза, но Тинари наивно полагал, что это время нужно для того, чтобы Коллеи собралась с мыслями и приняла окончательное решение. Однако план его был нарушен, как и многие-многие разы до этого, экстравагантностью генерала-махаматры. Только заслышав вопрос Сайно, совершенно не имеющий смысла, Тинари тут же напрягся, сжался весь у стола, бросил на друга взгляд — полный ужаса, тревожный. «Нет, остановись, даже не думай, хотя бы ребёнка пожалей!» — словно молил он, но было поздно. Сайно закончил то, что он называл своими «шутками». Только и оставалось, что спрятать голову в руках, прижимая уши к лицу, да тихо застонать, гулко и приглушённо.

 — Пожалуйста, только не спрашивай, что он имеет в виду.

 Конечно, пояснить, что это у генерала-махаматры такие шутки, Тинари не додумался, оставив Коллеи в тяжёлом непонимании и необходимостью слепо выбирать — уточнять контекст или нет. Кто знает, насколько затянется объяснение этой шутки…

+3

10

[nick]Collei[/nick][status](Почти) ученица лесного стража[/status][lz]Животные и растения... Одни съедобные, другие нет, вот и вся разница.[/lz][icon]https://i.pinimg.com/564x/1d/8f/92/1d8f92ffb94fa71a5cc20c04acfee28b.jpg[/icon]

Коллеи понятия не имела, как ей реагировать на неожиданную похвалу – слишком уж непривычно было слышать какие-то позитивные слова в свой адрес. Особенно после того, как она, запинаясь и заикаясь от волнения, перечислила невпопад все навыки, которые только пришли ей в голову. Всё это казалось ей... недостаточным. Будто бы она ну никак не могла быть достаточно хороша для того чтобы ей действительно позволили остаться здесь и учиться.

Всё, что хотела Коллеи, это... иметь своё место. Быть полезной и нужной. Помогать другим людям и проявлять к ним такое же милосердие, какое проявили к ней. До недавнего времени девочке было сложно даже представить, что жизнь может быть какой-то другой, что некоторым людям может быть действительно не наплевать на самочувствие и благополучие других. Просто так, не ожидая платы, порой даже – благодарности. Только лишь потому что сердце не позволяет им пройти мимо. На своём собственном примере Коллеи убедилась, как много может сделать и поменять такая доброта, и теперь ей хотелось начать что-то делать самой.

– Коллеи, это не будет легко, но если ты правда готова, то… Добро пожаловать в Гандхарву, – она не могла поверить своим собственным ушам. На секунду ей показалось, что Тинари и впрямь скажет, что она не готова.

– Я... я... я буду очень стараться! – выпалила девочка с неожиданным даже для самой себя энтузиазмом. – Я сделаю всё, чтобы вы не разочаровались во мне и не пожалели о своём решении! У... учитель? Мне... теперь так вас называть? Да? Нет?... – Коллеи неловко почесала затылок, явно растерявшись. Она с трудом представляла, что вообще стоит говорить, а что – нет. Ей было чрезвычайно сложно сдержать радость, которая впервые за долгие годы захватила её разум. – И, эм, генерал махаматра, я не совсем понимаю, что вы имеете ввиду...

Ой. Блин. Её же только что просили об этом не спрашивать! Вдруг передумают?! Коллеи тут же закрыла руками рот, взволнованно переводя взгляд то на Сайно, то на Тинари.

+3

11

Вздох, и Тинари, поморщившись, опускает уши. Просит не спрашивать, но это же странно... Сайно всегда находил этот момент ироничным. Сам считал, что надо спрашивать и разбираться во всех ситуациях, когда что-то не понятно, но при этом лично же все эти знания ограничивал от остальных. Конечно, не всякая информация является запретной, и здоровый энтузиазм молодых учёных не только можно, но и нужно поощрять. Это всегда баланс: когда Сайно входит в дом Даэны, обращая свой взгляд на кого-то, он от ужаса тот час же готов бросить все свои записи. Именно поэтому генерал туда ходит как можно реже, стараясь не мешать течению жизни.
Но сейчас-то в чём дело? Коллеи видимо оживилась в разговоре, чего Сайно в ней не замечал всё то время, что занял путь от Мондштада, это хороший знак. Бодрость духа и тела рука об руку идут, и если она сбросит часть напряжения и усталости, посмеявшись, будет только лучше. Она перестанет быть такой скованной и, в конце-концов, сможет признать это место своим домом. Такой у генерала был план.
К тому же Коллеи спрашивает без стеснения, говоря о том, что чего-то не поняла. Ох, не каждый ученик Академии на это способен. Все гордые очень, куда бы деваться от напускной элитарности высоких кругов. То и дело можно услышать в залах лекционных споры, а то и ругань об этом, и выяснения о том, кто что не понял и кто действительно прав. А потом - стопка отчётов на стол махаматры о том, как пришлось разнимать учёных мужей. И хорошо, если всё кончится вот так запросто...
- Твоё желание понимать происходящее куда как ценней многих знаний Академии, - отмечает Сайно и возвращается к прерванному занятию, продолжив разбирать вещи. - Ненасильственное общение твоё заключается в понимании повадок диких животных. Выходит, что зная подход к ним, ты как бы общаешься. Без насилия. Каламбур, основанный на игре слов и положений.
Поясняя всё это, среди вещей в рюкзаке Сайно наконец откопал пару книг. Сначала на свет показалась тонкая брошюрка «Путеводителя по Тейвату», том первый. Тинари в Мондштаде не был, а ведь там неплохие виды, совсем не похожие на то, что можно видеть в Сумеру. И потому махаматра прихватил с собой пару открыток и подробные описания того, как и чем эта страна живёт. Быть может не профильные знания для ботаника, но расширять свой кругозор всегда очень полезно.
- Насильственное общение с дикими зверями приводит к их нападению на тебя, и тут остаётся или смиренно это принять, или отстаивать своё право на жизнь, - тут Сайно помолчал, вдруг вспомнив кое-что не слишком приятное о тех самых насильственных разговорах с крокодилами из джунглей. - Но, обладая твоими талантами к переговорам, всё становится гораздо проще.
Второй книгой, уже покрупнее, был цветочный атлас «Die Flora von Mondstadt» в красной обложке с золотым тиснением. Её Сайно положил рядом с привезённым из города свободы вином, таким же красным. Нарисованная астра под названием, казалось, сейчас и правда завертится на ветру в этом молчании, желая развеять атмосферу.
- Я так понимаю, - заключил махаматра, закрывая рюкзак, - опять совсем не смешно получилось?

+3

12

 — Думаю, «учитель» годится…

 Тинари и сам не знал, как лучше к нему обращаться. Дозорные шутливо прозвали его «командиром» за придирчивость и энтузиазм, но сам он от выдуманного звания старательно отказывался. До какого-нибудь серьёзного господина из Академии Тинари не дотягивал ни возрастом, ни раздутым эго. «Наставник» звучало неподобающе в контексте взаимодействия с маленькой девочкой, — не так и важно, что и сам Тинари был слишком юн, чтобы оказаться под подозрением в чём-то некрасивом, он всё равно об этом беспокоился… А потому сразу предложенный Коллеи вариант подходил лучше всего. После недолгой вдумчивой паузы Тинари ещё раз подтвердил:

 — Да, пусть будет «учитель».

 В конце-то концов, ему действительно предстояло ещё многому Коллеи научить. Например тому, как реагировать на генеральские шутки. Одна из них во всей своей красе бесчеловечно не прямолинейного повествования разворачивалась беспринципно и не иронично, игнорируя все нормы юмора. И с каждым новым распутанным витком неуместно долгой подводки к отбивке шутки Тинари всё больше хотел закрыть Коллеи уши руками и попросить Сайно быть милосердным хотя бы по отношению к детям, они же ни в чём не виноваты.

 — Это… не имеет никакого… смысла… — он протяжно и обречённо выдохнул.

 Дружба дружбой, высокое звание — всеми генеральскими регалиями, но врать другу только из-за того, что рядом Коллеи, Тинари не собирался. Логическая цепочка порвалась на том звене, где Сайно почему-то решил, что взаимодействие с дикими зверьми, — даже если и ненасильственное, — это общение. А дальше можно было и не удивляться, с формами коммуникаций у Сайно в целом было… нелегко. Поэтому только и оставалось подать хороший пример Коллеи: Сайно, может, и страшный могучий генерал-махаматра, но ещё он и неловкий дурашка, который пытается снять напряжение не очень умелой шуткой. И с последним ему нужна помощь.

 — Нет, Сайно. У большинства людей общение ассоциируется с другими действиями, и уж точно не с дикими зверьми. Чтобы выйти на твою остроту, нужно совершить слишком много мысленных действий, и прелесть шутки уже теряется.

 Именно так выглядела регулярная беседа между лесным стражем и генералом-махаматрой. Они стояли по разные стороны стола, и пока один выкладывал сувениры, второй совершенно будничным тоном спокойно пояснял в чём был промах излишне мудрёной шутки. И когда Тинари уже было собирался, проявляя дружелюбие, отметить, что конструкция шутки стала чуть лучше, чем в прошлый раз, он резко осёкся и замер. Руки у груди, поднятые в поучительном жесте, так и замерли, когда большие глаза Тинари заприметили томик в руках Сайно. Весь Тинари вдруг вытянулся, пытаясь перегнуться через стол, чтобы разглядеть это по одной только обложке уже красивейшее издание. Корешок, способ подшива книги, оформление и, разумеется, название, — он метко отметил каждую из этих выдающихся книжных черт, и уже был готов чуть ли не сразу взять книгу в свою руки, но…

 — Это… дорогостоящее и очень красивое издание. Кхм-кхм. Спасибо, Сайно.

 …но выдавать своего фенечьего восторга так просто Тинари не мог, пытаясь удержать себя в руках. Впрочем, ничто не могло удержать его распушившийся хвост, раскачивающийся теперь из стороны в сторону по широкой дуге. Чуть-чуть смущённый, Тинари даже отвёл и опустил взгляд, говоря тихо и натужно себе под нос, лишь бы не унизить себя ещё больше.

+3

13

[nick]Collei[/nick][status](Почти) ученица лесного стража[/status][lz]Животные и растения... Одни съедобные, другие нет, вот и вся разница.[/lz][icon]https://i.pinimg.com/564x/1d/8f/92/1d8f92ffb94fa71a5cc20c04acfee28b.jpg[/icon]

Коллеи всё равно ничего не поняла, даже после весьма подробного объяснения махаматры. Более того, это объяснение как будто бы дополнительно всё усложнило. Девочка задумчиво почесала затылок и отвела взгляд в сторону, пытаясь скрыть явно читающееся на её лице недоумение.

 — Это… не имеет никакого… смысла… — судя по всему, Тинари разделял мнение своей новоиспеченной ученицы. Если даже кто-то такой умный не смог понять в чём именно заключалась шутка, то ей явно не стоит волноваться.

— Генерал махаматра… Эм… Это больше звучало как какой-то совет, чем как шутка… — Коллеи сделала над собой усилие чтобы перевести взгляд на Сайно. — Но я не очень хочу общаться с агрессивными животными в прямом смысле. Я обычно просто обхожу места где они могут быть быть стороной. Однажды меня почти загрызли. Я убежала, но моему тогдашнему компаньону повезло не так сильно. Так что я бы не хотела… общаться со всякими хищниками… — она тряхнула головой, будто бы пытаясь так избавиться от возникших неприятных образов из прошлого.

— А что мы будем делать теперь? Когда я теперь ученица? Меня никогда особо ничему не учили, поэтому я с трудом представляю что мне вообще нужно делать. Вдруг мне нужно что-то делать уже прямо сейчас?...

Коллеи явно хотела задать ещё какой-то другой вопрос, но её отвлекла книга в красивой обложке, которую достал Сайно. Девочка не могла отвести взгляд от замысловатых цветочных иллюстраций, украшавших её. Для Коллеи в книгах было довольно мало толка, но она всё ещё могла оценить хотя бы их красоту. По крайней мере, пока что.

+3

14

Когда-то давно (а может недавно, тут как посмотреть!) Тинари куда как эмоциональнее реагировал на новые книги. Сайно помнит, как первый раз принёс ему справочник редких видов, как потом захватил с собой кое-какие образцы из пустыни... глаза у Тинари тогда ярче солнца блестели восторгом. Сейчас он ведёт себя гораздо сдержанней, но всё-таки видно, что по-прежнему искренне рад новинкам в библиотеке.
Он счастлив и это краеугольный камень, основа основ как жить эту жизнь. Тинари об этом как следует знает, а вот Коллеи не слишком. Пока что в её жизни не было ни тетрадок и книг, ни бесчисленных лекций, ни постоянных «как интересно! Подожди, я сейчас возьму образцы» с последующим трёхчасовым исследованием болот. А ведь могли бы пойти в Пушпу кофе попить...
Говорила Коллеи о страхе и том, чего ей не хочется, риторика очень наглядная. «Не хочу, чтобы было больно. Не хочу бояться. Устала.» Будет непросто всё это перевернуть в «хочу быть счастливой», Сайно знал наверняка и, увы, не понаслышке.
Можно было сказать, что теперь это всё позади, только Коллеи не слишком поверит. То, что прошлым должно стать, для неё всё ещё настоящее, и призраки эти, пока излишне материальные, толпятся у едва прикрытой двери. Она не поверит никаким словам о том, что всё хорошо, ей не с чем сравнить, она не знает этого чувства. Может и хочет, но по щелчку пальцев такое не происходит. Потому ей не надо ни о чём пока говорить, лишь показывать, чтобы оценила наглядно что было и что сейчас есть. В самом деле учить - не только тому, как писать и читать. Банально как жить дальше, чтобы не снились кошмары.
Коллеи очень смелая и умная девочка. Она всё поймёт. Однажды, не скоро, но будет счастливой. Сайно уже себе обещал, что будет работать над этим очень упорно.
- Тебе и не нужно делать этого больше. В Авидье есть патрули, что следят за зверьми, так что тут безопасно.
«Безопасность» сейчас лучшее, чем убеждения в любом эфемерном и не не слишком понятном «порядке». Как минимум, более честно. Сказать откровенно, Сайно вовсе не знал, есть ли сейчас место в Сумеру более защищённое, чем этот домик лесного стража. Без всякого гонора, но сам генерал махаматра его охраняет, да и владелец жилища умел постоять за себя и тех, кто в этом нуждался.
- Что делать? - Сайно проходит ко входу и оставляет свой плащ на вешалке возле двери, вместе с ним точно и расставаясь с усталостью от долгого пути. Покопался в кармане, доставая оттуда красную шёлковую ленту с золотой вязью и собрал волосы на висках назад, завязывая их в хвост на затылке.
- Обедать, полагаю. У нас ещё позавчера закончилась соль, Нари, так что мы пришли сюда несолоно хлебавши.

+2

15

 Тинари, может, и делает вид, что от подарка Сайно ему вовсе не хочется прыгать радостно и броситься изучать фолиант прямо сейчас, но хвост его, едва распушившийся, кончиком вырисовывает за ногами восьмёрки. От книги он уже отвлечён, конечно, смотрит за тем, как юное создание, едва ли не более дикое, чем сам Сайно, объясняет последнему, что шутка и не шутка вовсе, и почему это не смешно. Тинари наблюдает со стороны, словно отстранившись, за разговором, который как будто бы уже однажды слышал. Тонкое ощущение правильности этого странного диалога вызывает у Тинари ностальгическое удовольствие, и он не может удержать весёлый смешок. Он смеётся коротко, но звонко и чисто, а затем сразу же прижимает костяшку указательного пальца к губам и улыбается виновато.

 — Извините-извините, — весело поясняет он, — Я просто очень рад, что кто-то ещё, наконец, сказал ему, что у него не смешные шутки.

 Он довольно жмурится и прекращает своё наблюдательное веселье. Глядя на то, как обустраивается Сайно, Тинари вдруг понимает, что ему нужно сделать следом — и он помогает снять дорожный плащ Коллеи. Смотрит на то, как пространство у двери вдруг заполнилось чужими одеждами и задумывается о том, что теперь ему не просто время от времени ожидать в гости Сайно, а буквально жить с кем-то ещё. Не соседствовать, а нести ответственность. Тинари не боялся отвечать и брать инициативу, — но здесь за ошибку ответ будет не только с него. Чувство тревожное, но неожиданно для самого Тинари — приоритетное вовсе не своей тяжестью.

 Ощущение куда глубже и важнее, но при этом неосязаемое, растёт по мере того, как алая лента в руках Сайно поднимает его волосы завязывается узелком. Простой жест, но Тинари вовсе не мерещится же, что образ генерала в этот момент уступает совсем иному лику?.. Он наблюдал это и раньше, и сейчас лишь подтверждает для себя, что Сайно отпускает всё рабочее, оставляет за порогом, под подолом пыльного с дороги плаща, — даже двух, — и теперь, открытый и лицом, и духом, готов к отдыху.

 «Пусть отдыхает», — соглашается с этим суждением Тинари и кивает сам себе.

 — Ты же знаешь, я не использую пряности в гот-.. — он не договаривает, на полуслове понимая, что это очередная химера-юмореска от Сайно.

 Вздыхает тяжело, но смиренно. С плохим чувством юмора Тинари давно нашёл мир, ровно в тот момент, когда понял, почему Сайно шутит в целом и почему шутит именно так. Хорошо, если шутит. Хорошо, даже если плохо. Хорошо, даже если уши сворачиваются и мех встаёт дыбом на их кончиках.

 — Я не планировал обедать в ближайшее время, но не оставлять же вас голодными, верно? У меня с дозора пара пит осталась, давай-ка сделаю вам перекус.

 Тинари рос очень самостоятельным ребёнком в силу особенностей образа жизни его рода. К своему юношеству он мог позаботиться и о себе, и о других, и в отличие от многих академиков, не боялся ни хозяйства, ни дикой местности, поэтому сельская жизнь в Гандхарве была ему по нраву. Будучи человеком учёным, он знал, как важен рацион питания для здоровья, для крепости и ума, и тела. А потому придерживался здорового образа жизни, — и где мог, наставлял сотоварищей. А где-то просто кормил незваных гостей… Не в первый и не в последний раз.

 Пока в широком тажине на костре на улице прогреваются уже подсохшие с утра лепёшки, Тинари быстро работает ножом. В ход идут все дары природы, что ему удалось припасти: помидоры, листы салата, луковицы, огурцы, круглые редиски, отваренная грудка дикого фазана… Пока режет, спрашивает у Сайно за своей спиной вопросы лёгкие, разговорные: как тебе Мондштадт? Как там сезон? Видел ли красивые цветы? Что было в дороге? Как твоя новая колода?.. Простые разговоры фоном приготовлению простой, незамысловатой, но лёгкой и питательной пище. Простая мелочь, но странное чувство правильности происходящего не отпускает Тинари до сих пор, поэтому он время от времени останавливается, ведёт быстро ухом, бегло оглядывается на своих гостей, немо смотрит на них, моргает и возвращается к делу.

 Раздутые и подогретые питы Тинари вскрывает ножом и начиняет всей свежей нарезкой. Как и говорил, не пользуется ни солью, ни специями, но поливает всё светлым густым соусом, в котором отчётливо видны кусочки грибов. Оборачивает питы в листья лотосов, чтобы было удобнее держать, а затем и вручает своим гостям. Перекус он предлагает устроить на свежем воздухе, поэтому чуть погодя они устраиваются на помосте над тенистой заводью.

 — Еда, возможно, не самая изысканная, но всё необходимое для твоего организма есть. И овощи, и лёгкое мясо… Специй у меня нет, но, надеюсь, тебе придётся по вкусу грибной соус, Коллеи. А ещё такие питы очень удобно брать с собой в патруль. Как подрастёшь и окрепнешь, тоже будешь ходить в лес, наблюдать за ним, и прямо как сейчас, перекусывать на ходу. Пита хороша тем, что в неё ты можешь добавить всё что тебе нравится. Но про овощи всё равно не забывай.

 Лучи солнца пробираются сквозь густой лес, и в их свете на поверхности воды собираются, теснятся ярко-голубые кувшинки. Где-то в отдалении перепеваются друг другу от рощи к роще птицы, и их щебетание заполняет ласковым звоном всё пространство. Чуть поодаль внизу к воде спрыгивает тигр ришболанд, могучий и ловкий, умывает свой нос и усы. У свежего истока собрались плесенники и влажными шляпками сверкают на солнце, искрясь вокруг себя радужными боке. Авидья жива каждым своим уголком, ярка и подвижна, прекрасна в каждом своём фрагменте, живёт своей жизнью и даёт жить другим, кто, как и она, эту жизнь уважает. Нет места лучше, чтобы учиться эту самую жизнь… заново жить.

 А трое, свесив ноги с широкой ветки размашистого тропического дерева, говорят о питах с самыми разными возможным начинками. Они перешучиваются, смеются, обмениваются идеями и обсуждают дальнейшие планы. Всех троих объединяет то, что они, пусть и не зная, что делать дальше, наверняка уверены, что поступают правильно. Именно в этот момент Тинари наконец понимает, какое чувство преследовало его всё это время. Обдумав его крепко, он улыбается и наклоняется к лотосам нилотпала в воде под ним. И кивает им, сообщая без слов:

 «Они дома.»

+2


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Архив отыгранного » [7 лет назад] Бездомные кошки никому не нужны


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно