body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/275096.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/326086.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/398389.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/194174.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/4/657648.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; }
Очень ждём в игру
«Сказания Тейвата» - это множество увлекательных сюжетных линий, в которых гармонично соседствуют дружеские чаепития, детективные расследования и динамичные сражения, определяющие судьбу регионов и даже богов. Присоединяйтесь и начните своё путешествие вместе с нами!

Genshin Impact: Tales of Teyvat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Эпизоды настоящего » [15.06.500] So you do have a plan? Yeah, science!


[15.06.500] So you do have a plan? Yeah, science!

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

[hideprofile]

[sign] [/sign]

[html]
<div class="wrapper">
  <div class="bgm"><a target="_parent" href="https://www.youtube.com/watch?v=ilfYnhXD-bE">Breaking Bad Main Title Theme</a></div>
  <!--   СПИСОК ПЕРСОНАЖЕЙ // НАЧАЛО   -->
  <div class="charList">
    <!--   ПЕРСОНАЖ 1 // НАЧАЛО   -->
    <div class="character">
      <div class="charIcon" style="background-image:url(https://i.gyazo.com/b49a826ec0527450247 … 4e9ae3.png);"></div>
      <div class="name"><a target="_parent" href="https://genshintales.ru/profile.php?id=386">Ноа Амэнома</a></div>
    </div>
    <!--   ПЕРСОНАЖ 1 // КОНЕЦ   -->
    <!--   ПЕРСОНАЖ 2 // НАЧАЛО   -->
    <div class="character">
      <div class="charIcon" style="background-image:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/ … 114067.png);"></div>
      <div class="name"><a target="_parent" href="https://genshintales.ru/viewtopic.php?id=524&p=2#p359759">Ив Ньепс</a></div>
    </div>
    <!--   ПЕРСОНАЖ 2 // КОНЕЦ   -->
  </div>
  <!--   СПИСОК ПЕРСОНАЖЕЙ // КОНЕЦ   -->
  <div class="eptitle">
    <h1>So you do have a plan? Yeah, science!</h1>
  </div>
  <div class="epdesc">
    <p>Опьянённый знаниями и красотой новых мест, Ив проводит последние дни учебного года, погружаясь в фотографию и изучение окрестностей. Но его невинное увлечение и явный вид иностранца привлекают внимание местной мафии. За его действиями начинают пристально следить, ведь мафиози подозревают, что за маской учёного скрывается шпион, жаждущий раскрыть их тайные технологии. Когда же Ив пытается сэкономить на питании, делая выбор в пользу леденцов собственного изобретения, это лишь усиливает их подозрения. Вскоре к Иву подсылают агента, чтобы разобраться с предполагаемой угрозой. Ноа предстоит разоблачить невинность Ива и усидеть сразу на двух стульях. Вот к чему приводит сбор цветков-сахарков и мяты.</p>

  </div>
  <div class="eppic"></div>
  <div class="eploc">15.06.500<br>Сумеру</div>
</div>
<style>
  :root {
    /* ССЫЛКА НА КАРТИНКУ */
    --bgp: url("https://www.sugarhero.com/wp-content/uploads/2012/07/crystal-meth-rock-candy_thumb.jpg");
    /* СДВИГ ИЗОБРАЖЕНИЯ ПО ГОРИЗОНТАЛИ И ВЕРТИКАЛИ */
    --pos: 100% 0%;
  }
</style>
<link rel="stylesheet" href="https://forumstatic.ru/files/0014/98/d3/48950.css">
</link>
[/html]

Отредактировано Yves Niepce (2024-05-03 11:01:56)

+3

2

[indent]Закончив с делами на Спантамаде, Ив отправился в «Пушпу», местную кофейню, где аромат свежемолотого кофе смешивался с дымом от величественных трубок кальянов и звуками шумной, весёлой, болтливой жизни Сумеру. Он нарочито выбрал для себя путь, извилистый и малолюдный, чтобы избежать натиска чужих взглядов, которые не могли разгадать его тайну, но паразитировали на краю сознания, напоминая о неполноте его восприятия.

[indent]Надев на себя лучший костюм, который когда-то сиял новизной и элегантностью, Ив чувствовал, как ткань висела на нём более свободно, обволакивая его худощавое тело напоминанием о былых временах. Великолепный пиджак и рубашка, купленные к поступлению в Институт, теперь казались слишком велики и потёрты, словно эхо прошлого, которое не желает уходить. Его шляпа, украшенная лентой по фонтэйнской моде, была не просто данью родным традициям, но и защитой от жгучего солнца, которое нисколько не щадило путников Сумеру.

[indent]Подойдя к «Пушпе», Ив заметил, как его невыразительная фигура теряется среди ярких и живых красок города. Его движения были медленны и аккуратны, словно он боялся разрушить хрупкий порядок вещей, который ему едва удавалось уловить. Его тонкие пальцы невольно шарили по кожаному ремешку фотоаппарата, прикреплённого к ремню на плече — это был его способ видеть людей, запечатлеть их мир в неподвижных кадрах, где каждый объект становился чётким и различимым.

[indent]Подойдя к стойке кофейни, Ив натянул на лицо бледную улыбку, призрак эмоции, которую он давно перестал искренне ощущать. Сердце его забилось чаще, когда он осознал, что хозяйка кафе узнала его. Женщина взглянула в его сторону, её лицо озарилось улыбкой признания, но для Ива это было лишь размытым пятном доброты и тепла. Он кивнул ей в ответ, напрягаясь, чтобы не показать своё замешательство. Он заказал чёрный кофе, самый дешёвый вариант, и отказался от всех предлагаемых сладостей и закусок, хоть и чувствовал, что его простой выбор вызвал у хозяйки лёгкое разочарование.

[indent]С тяжёлым сердцем и мрачными мыслями он удалился в дальний угол кофейни, словно тень, пытающаяся слиться с окружающим её интерьером. Он забился на самый край скамьи, опустив голову так, чтобы его лицо скрылось за воротником пиджака. Его поза говорила о желании стать невидимым, но тяжёлый вздох выдал его внутреннюю борьбу.

[indent]Он нервно оглядывался по сторонам, словно ощущал на себе взгляды других посетителей, которые могли обсуждать его странное поведение. Он боялся, что его заметят, что его тайна станет явью, и он будет обречён на вечное непонимание и отчуждение. Потом, очень медленно и аккуратно, он просунул руку во внутренний карман пиджака и извлёк небольшой мешочек. Воровато оглянувшись, он уже хотел было достать его содержимое, но, тяжело вздохнув, опустил голову и сделал крепкий, крупный глоток тяжёлого кофе.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/381/219298.png[/icon]

Отредактировано Yves Niepce (2024-05-03 15:16:07)

+5

3

[icon]https://i.imgur.com/OP2YuCt.png[/icon]

Широко открытое окно в офисе не несло желанной прохлады - летняя пора в Сумеру! Ноа тысячу раз говорил, что конструкция зданий в городе предусматривает проветривание и окно нужно закрыть, чтобы понизить температуру помещения, но ему никто не верил, как обычно. И в этот раз зря, ведь он говорил правду ради разнообразия. Но нет, все предпочитали растекаться по стульям жарящимися слаймами и ныть, что надо было вести дела через Ли Юэ. Смешные.
- Ну и веди, кто тебе мешает открыть филиал, - хмыкнул Ноа, потягиваясь на своём месте. Он с удовольствием посмотрит, как этого смельчака сожрёт Цисин при первой же осечке, которая произойдёт сразу же, как только он отправит письмо куда следует. В ответ на это предложение последовала вялая ругань и предложение заткнуться.
- Умный очень, да?!
- Нууу... вообще-то да, - парень кивает со всей серьёзностью человека образованного, коих в Сумеру очень ценят, и вызывающе смотрит на собеседника, с улыбкой и без слов интересуясь, какие могут быть с этим проблемы? Все знали, что нынешнюю партию «соли» мимо матр удалось провезти только благодаря трюку Ноа. Многое другое так же было заслугой его изобретательности, и бахвальство не было пустословием, что некоторых «деловых партнёров» изрядно бесило... какое-никакое, а развлечение.
- Ну раз умный, то разберись с одним делом, - голос Джонни из темноты на входе заставил всех синхронно обернуться. - У нас не то новенький, не то утопленник нарисовался.
- Никогда такого не было, и вот опять, - со вздохом закатил глаза Ноа, не меняя своей вальяжной позы на диване среди вороха цветастых подушек. - Что там, опять малолетки в мафию заигрались?
- Нет, работник на одну смену, - Джонни подсел на диван, снимая очки и шляпу, страдальчески выдыхая из-за жары. - Пару недель назад я подыскал в Спантамаде выпускника, который согласился за копейки делать реактивы для очистки... прошёл бы мимо, но он реально почти денег не брал. Я ещё подумал - подозрительно! А потом мы как-то разговорились, и он как давай мне втирать про соль, сахар и леденцы, ещё уверенно так, со знанием о химическом производстве, но всё так вот... иносказаниями и недомолвками.
Джонни рассказал, что общался с этим Ивом несколько дней, и тот себя вёл невероятно странно, точно бы сам ту самую соль употреблял. Шарахался от света, бродил без видимой цели, вечно нервно дёргался от малейшего шума и не узнавал людей, с которыми должен быть знаком. Безусловно это были признаки зависимости, пускай и какой-то странный набор, но подробнее разобраться в ситуации не получилось.
- Ладно, проверю его, - легко поднявшись с места, Ноа подцепил со спинки дивана свой пиджак и, небрежно набросив его на плечо, вышел из офиса. Ему очень не нравилась перспектива наращивания мощи производства предприятия именно сейчас, когда уже удалось добиться полного доверия картеля и даже сблизиться с доном. Этот Ньепс мог спутать Ноа все планы, если хоть одна догадка Джонни верна... и если это так, то Иву действительно стоит навестить морских обитателей. Удачно, что этот олух сам не смог довести дело до конца и скинул разборки сразу на Амэному. Это в любом случае по итогу сгрузили бы на него, но чем меньше народа знает историю - тем лучше.
Соглядатаи донесли, где обычно шатается Ньепс и как он выглядит, и Ноа направился к цели. В «Пушпе» было как обычно уютно и людно: кто-то за столиком у окна играл в карты и эмоционально выкрикивал формулы призывов, несколько парочек устроилась среди подушек обниматься, бегали официантки с подносами, под их ногами сновали кошки. Очаровательное зрелище!
- Приветик, - улыбнулся Ноа Энтеке, облокотившись о стойку. - У меня есть нестандартный заказ...
Девушка сдержано вздохнула, потому что этот разговор ей был знаком, он происходил не впервые. Однако она неизменно слушала всё, что хотели сказать ей гости.
- Это популярный нас в Фонтейне напиток, называется попсикал айс латте, - встав возле Энтеки вполоборота, Ноа принялся невзначай разглядывать посетителей кафе. - Делается так... ты знаешь, что такое мороженое, верно? Вот, в формочки для него наливается вода вместо сливочной основы, чтобы получился лёд. Потом наливаешь прохладную воду в стакан, добавляешь лёд в виде мороженого, и сверху - крепкий кофе! Готово!
- Но это же... полный бред, - ошарашено выдохнула Энтека, ещё больше сбитая с толку широченной улыбкой Ноа. Он неизменно рад был слышать, что хоть кто-то считает все эти его придумки ровно тем, чем они и являлись. «Пушпа» была отличным местом, а Энтека замечательно делала напитки.
- Ага-а! Я буду кофе и сухофрукты в меду. Положи побольше изюма, хорошо?
Не заметить Ива среди буйства жизни кофейни невозможно: вокруг него точно распространялась тёмная аура, вытягивающая отовсюду жизнь и свет. Подобное Ноа видел воочию лишь разок, когда столкнулся с Бездной, но видеть такое явление от человека? Ньепс дёргался, точно и правда у него был какой-то тремор, что ли... выглядел воровато и всё порывался достать что-то из кармана.
«Ломка?..» - Ноа сообщил Энтеке, что сядет вон за тот стол с прокажённым, чтобы туда отнесли его заказ, как будет готов.
- Доооброго денёёчка, - нараспев протянул Амэнома, присаживаясь и не спрашивая разрешения на то, чтобы составить компанию.  - Легендарный Ив Ньепс, рад знакомству! Я Ноа. Как дела, как настроение, уже кофеёк свой посолил или ещё только собираешься?

+5

4

[indent]Ив заметил движение в пространстве — кто-то приближается. Он сжался ещё сильнее, молча умоляя вселенную, чтобы этот кто-то прошёл мимо. Но человек не свернул, шаги несли его прямо к Иву. Тот чувствовал, как его сердце замерло, и мурашки недоброго предчувствия пробежались от шеи к пояснице по спине. Ив поджал губы, подсознательно отодвинулся в сторону, пытаясь сжаться в стену ещё больше, стараясь укрыться в своём внутреннем мире.

[indent]Незнакомец остановился перед его столиком, даже сел тут же без спроса, и Ив почувствовал на себе взгляд, хоть и не видел его. Он смотрел куда угодно — на стеклянные элементы потолка, на мерцающие капли влаги, на свои иссохшие пальцы, обхватывающие чашку, но только не на лицо собеседника. Тогда прозвучал странный вопрос, невнятный и неуместный, словно шрам на гладкой поверхности реальности. Минутная пауза, наполненная гудением печи и звоном голосов по соседству, становился вечностью. Ив невидящими глазами смотрел в бездну своего кофе, чувствуя, как его ум погружается в недоумение и напряжение. И его голос, тихий и оцепеневший, нарушил тишину:

[indent]— Я пью кофе без соли. Иногда с сахаром, но сегодня без.

[indent]Ив вновь поджал губы, ощутимо прикусил, и его брови сомкнулись в тихом негодовании. Он ещё некоторое время молчал. Поистине, не было ни одного лица, которое Ив мог бы вспомнить. Лицевая слепота рисовала в его сознании мир, где каждый человек был не более чем тенью, лишённой черт и выражений. Он перебирал в памяти коллег со Спантамада, случайных знакомых из Академии и города, но все эти лица сливались в одно безликое пятно. Приметы, по которым он выучился запоминать людей, с которым виделся не единожды, походили на коробку из бюро находок: цветов волос, манеры, приметные украшения, речевые привычки… Ничего, что бы подходило сейчас. Ив чувствовал себя не на месте, смущённым, когда наконец произнес:

[indent]— Простите… Мы знакомы?

[indent]Ив замер, стараясь разгадать намерения своего собеседника, пряча волнение за непроницаемым фасадом. Он не мог понять, как этот человек узнал его имя и что именно он мог знать о его работах. Ив был привычно осторожен и скрытен, ведь его жизнь и работа требовали недюжинной концентрации и уединения.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/381/219298.png[/icon]

+3

5

[icon]https://i.imgur.com/OP2YuCt.png[/icon]

Отвечал на поставленный вопрос Ив внятно, связно, осмысленно. Это не было похоже на лепет зависимых, которым хватало одного намёка на желанный наркотик, чтобы сорваться и начать вести себя неадекватно. Ноа навидался таких и знал, как вести с ними разговор и как провоцировать нужные реакции.
В Сумеру частенько добавляли в кофе целый ворох пряностей, обычных, не наркотических, так что вопрос Ноа не был таким уж странным даже без контекста. И ответил на него Ньепс абсолютно нормально, хотя заторможенно, и в чашку свою смотрел так, точно бы ожидал, что ему голоса оттуда нашепчут ответ. А может, всё так и было? С ответом Ив нашёлся не сразу, как будто у него были трудности с речью - это сходилось с полученной ранее информацией о том, что он какой-то двинутый. Но на самом деле Ив больше был похож на контуженного, чем на наркомана, пускай у него на голове не было видно никаких повреждений. Были ли они внутри?
Ноа тихо рассмеялся. Этот парень был ужасно нелепым, похожим на старую детскую игрушку из тех, что выглядят ужасно и даже отвратительно, но почему-то выкинуть всё равно жалко. Вернее... нет, это было не жалостью, хотя шуганный вид Ньепса в этом его наряде, что явно велик, должен как будто бы жалость вызвать. Для себя Ноа усматривал в этом скорее интерес, какой вызывают вещи из категории «не жалко» - старая одежда, что носят уже только дома или рвут на тряпки; старые вещи, которые уже можно сломать без сожалений и купить новые; остаток вчерашнего ужина, что к обеду уже заветрился и выглядит не очень привлекательно, и ты заливаешь его всеми возможными соусами и специями, лишь бы исправить вкус, без оглядки на все рецепты; металлический лом из брака, что был кинут на пол в кучу и направлен на переплавку вторички; сломанная шестерня, с которой можно побаловаться и подпилить, чтобы потом поставить в блок пневмусии и посмотреть, что и как именно там после такого сломается... резкий и не слишком приятный запах от Ива навевал все эти ассоциации и Ноа вдохнул его с усилием, а потом задержал дыхание, чтобы как следует запомнить. И улыбнулся шире, чувствуя, что этот дурацкий Ньепс ему скорее нравится, даже если придётся по итогам встречи его убить.
- Ну да, знакомы, - только что, не более полуминуты назад, но лжи в этом утверждении не было. Знакомы же? Не уточнялось, насколько давним должно быть это знакомство. - По соседству в Кшахреваре обитаю, совсем глаза своими реактивами залил?
Вопрос о знакомстве был очень неуверенным, и Ив точно бы честно пытался вспомнить, где мог видеть Ноа, но то ли у него были проблемы с памятью, то ли действительно с головой. Стоило помочь ему обмануть себя и «напомнить» возможные точки пересечений. Амэнома уверенно назвался студентом Кшахревара и мог гарантировать успех этой лжи - технических словечек он знал немало, и умел довольно связно складывать те в предложения.
Момент с тем, что Ноа представился, как новый знакомый, едва подсев к Иву, было решено тотально игнорировать.
- Так чего там с твоей подработкой, удачно? - официантка принесла к столику блестящий металлический поднос с кофе и сухофруктами, опустив его перед Ноа. Он налил себе первую чашку из даллы и перевернул маленькие песочные часы, отмеряющие три минуты - ровно столько нужно, чтобы кофейная гуща улеглась, а напиток остыл до комфортной температуры. И машинально побарабанил пальцами по подносу, на звук определяя, из чего тот сделан и насколько прочный, чтобы в случае чего можно было использовать как оружие.
- Я слышал, что ты набился куда-то ради лёгких денег, тоже хочу так. Расскажи, что там? Сложно? Будешь ещё с теми ребятами пересекаться?

+4

6

[indent]Ив почувствовал, как неуверенность продолжает разъедать его изнутри, будто капля кислоты падает на тонкий лист металла, постепенно прожигая его до самого основания. Собеседник утверждал, что они встречались в Академии, но Ив не мог вспомнить его. Так же, как не мог вспомнить множество других лиц, которые ежедневно сливались в однородную массу забытых черт.

[indent]Ив напрягал память, как алхимик, который в отчаянии пытается воссоздать забытую формулу, но в его голове царил хаос, в котором не было места ни одной характерной детали. Он ощущал дискомфорт и стыд, как если бы неумело смешал реактивы, в результате чего произошла не та реакция, на которую он рассчитывал. С трудом, смущаясь, Ив скосил взгляд, подпёр лоб рукой и протяжно выдохнул.

[indent]— Извините… У меня… Очень плохая память на лица. Можете напомнить своё имя?..

[indent]Затем последовала пауза, во время которой Ив буквально погрузился в кофе. Горячий кофе проникал в каждую клетку его тела, вызывая цепную реакцию комфорта, которая была ему так необходима в этот момент. Чёрная жидкость, крепкая и обжигающая, была как смесь мощных окислителей, восстанавливающих его силы и дарящих мимолётное забвение. Губы Ива были чуть приоткрыты, когда он втягивал в себя аромат кофе, словно это был газ, предназначенный для него одного — редкий, ценный, способный пробудить его от вечного оцепенения. Каждый глоток для него был как вдыхание тьмы — густой, насыщенной, обволакивающей его изнутри, как ночь покрывает звёздное небо. Его выборочная память по ощущениям была как кислота, разъедавшая способность узнавать и помнить лица, превращая каждую встречу в лабораторный эксперимент с непредсказуемым исходом.

[indent]Он не смотрел на Ноа, его взгляд был опущен и скользил по столу, замечая угощения, которые казались изобилием вкусов и текстур. Невольно живот Ива отреагировал тяжёлой волной голода, заставляя его отвести взгляд ещё дальше. Он чувствовал себя как частица, изгнанная из реактора, где происходят жизненно важные процессы, и теперь пытается найти свой путь в пустоте.

[indent]Когда Ноа спросил его о недавней подработке, Ив ответил тихо и без эмоций, словно рассказывал о стандартной лабораторной процедуре.

[indent]— Ничего такого, банальная задача, не требующая особых усилий… Рецептура концентрированного защитного средства от солевых реагентов…

[indent]Это было обыденное дело для химиков, уж тем более в городе с высокой влажности и работой в порту. Очистители и защитные средства для дерева и других поверхностей для разного рода производств или банально даже для таверн и кафе становились самыми частыми источниками дохода для несчастных академиков, не получивших патент на крупную разработку или участие в долгоиграющем проекте. Поэтому Ив, пожав плечами, честно признался:

[indent]— Если представится такая возможность, то не откажусь от работы.

[indent]Его голос звучал равнодушно, как если бы он говорил о чём-то посредственном и сопутствующем его основной деятельности. Даром что только так он мог себя обеспечивать.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/381/219298.png[/icon]

+4

7

[icon]https://i.imgur.com/OP2YuCt.png[/icon]

На лица ли была у Ива плохая память? Он переспрашивал имя, которое было названо не более двух минут назад. Проблема с краткосрочной памятью? Но как бы тогда он выполнял свою работу в лабораториях... возможно, врёт, чтобы скрыть своё смятение, либо изначально не слушал. Хотя последнее странно, всё же он сразу отреагировал на вопрос.
«Интересно, кто же тебя приложил, да так сильно,» - болезненно бледный и похожий на позавчерашнюю недоеденную и высохшую курицу, Ив вызывал жгучую волну интереса. Взять бы его, как простынку, встряхнуть и расправить, а потом скрутить, развернуть и опять посмотреть! Ноа слышал истории о зомби, которых можно найти в Ли Юэ, и Ньепс был очень похож на одного такого.
Он дышит? Дышит ведь? Или нет? В этом тёмном крысином углу, куда Ив забился, не разглядеть. А может, у него такие проблемы потому, что у него мозг уже отмер, а? И от света прячется потому, что мертвец. Хорошая теория! И это было невообразимо интереснее, чем выяснять, как Ньепс связан с наркоторговлей. На деле Ноа уже ставил все деньги на то, что никак, во всяком случае, если и связан, то сам не знает. Растяп в деловые партнёры не берут. Зачем, если проще кинуть на деньги и оставить в виноватых? Такого лоха оставить без развода как-то даже... непрофессионально, что ли. Это уже не говоря о том, что работал Ньепс фактически даром.
- Меня зовут Ноа, - повторил парень с лёгкой смешинкой в голосе, продолжая неотрывно наблюдать за Ивом. Сначала Амэнома сел полубоком, подперев щёку ладонью, но тут же заёрзал на месте и пересел прямо, положив руки на стол, и продолжил барабанить по подносу ногтями. Он был медный, начищен до зеркального блеска, и мелодию выдавал чистую, звонкую. Судя по всему, металл был без примесей, то есть очень мягкий. Такой только расплющить о чужую голову... кажется, Иву это вообще не повредит.
- Ты угощайся, угощайся, - Ноа пододвинул расписную миску с изюмом в меду на середину стола, с виду не особо внимательно слушая, что там лепечет этот болезный. На самом деле за всеми этими суматошными и отчасти хаотичными действиями скрывался очень напряжённый, быстрый мыслительный процесс.
Отвечает Ив всё так же связно! Он не наркоман, и работу сделал только потому, что был заказ, тут едва ли было двойное дно. Если бы было, он уже нашёл способ на это намекнуть или напал, почуяв недоброжелательный интерес. Свои быстро схватывают намёки и долго не тянут с ответами. А за халтуру на стороне берётся потому, что еле сводит концы с концами, наверное. Во всяком случае, он так выглядит... или в долгах, или не умеет обращаться с морой, да и какая разница?
Только разве что в том, где с мёртвого спрашивают поменьше о итоговом назначении очистных реактивов. Нет, ну это невозможно, он правда настолько идиот? Только Джонни мог на такого напасть, талант есть талант. Правда обычно таланты этого парня раскрывают подельников, которые сами не против помочь. И уже троих таких пришлось закопать в песок. А этот Ньепс... ещё стоит проверить его немного, но он выглядит белоснежно чистым, как рубашка Амэномы.
Привстав с места, Ноа опёрся ладонью о стол и наклонился вперёд, к Иву, и как следует ущипнул его за щёку, прихватывая кожу ногтями. Вообще, он наощупь был мягкий и тёплый, то есть, поразительным образом, живой. Но как будто, бездна, не живой!
- О лееееди Фурина, ты в полном дерьме, приятель, - Ноа рассмеялся. - Было бы тебе лучше не быть живым!

+5

8

[indent]Присутствие Ноа было как нежелательное осадочное образование в идеально чистом тёмном растворе. «Напомните, какая у вас фамилия?» — переспросил Ив, его голос был монотонным. Его взгляд скользил по силуэту Ноа, стараясь ухватиться за что-то знакомое, но Ноа был как химический элемент с переменными валентностями, то притягивающий знакомыми чертами (фонтэйнский дизайн…), то отталкивающий полной невозможностью их как-либо между собой связать. Костюм Ноа был безупречен — Ив пытался проанализировать линии и складки ткани, контрасты теней и света, но костюм был лишь обёрткой, которая не выдавала владельца.

[indent]Причёска Ноа была похожа на химическое соединение с множеством связей, укладка стремилась в стороны и вверх, словно атомы, стремящиеся к стабильности, образуя невероятные молекулярные структуры. Но Иву это не помогало — ведь каждый атом в этой вселенной был уникален, а причёска лишь затрудняла идентификацию, хотя и явно становилась чертой, которую можно будет зафиксировать, будь потребность в следующей встрече.

[indent]Голос Ноа звучал, но Ив, казалось, слышал его сквозь вату. Звуки сталкивались с его сознанием, как молекулы с барьером активации — неспособные преодолеть его, не оставляя после себя никакого впечатления. В голове Ива гремела гроза неразгаданной загадки этого самого «Ноа», запертой шкатулки, и отголоски эти угрожающе эхом отражались от стенок сознания.

[indent]Ив пытался всматриваться в лицо Ноа, искать там хоть какие-то зацепки, но его взгляд скользил мимо, серой жидкостью по непроницаемой поверхности. Ив не мог узнать лица, оно было для него сплошной массой сложнейших органических формул, исполненных хаотичных связей и изомеров, в которых легко запутаться.

[indent]— Я не уверен, что знаю вас… — сказал, наконец, Ив, его тон был холодным, азотным, хоть и дрожал от усилий скрыть волнение.

[indent]Ив смотрел куда угодно, лишь бы избежать прямого взгляда в лицо Ноа. С каждым мгновением его сердце застывало всё больше, реакция, достигшая точки насыщения, готовая вот-вот вылиться в необратимую кристаллизацию эмоций смятения. Но вместо этого в нём разрасталась пустота, поглощающая всё, как чёрная дыра, сжирающая свет. Он поспешил отпить кофе, чувствуя на своём языке лишь горечь последних, быстро опрокинутых из стакана капель.

[indent]Тусклый свет лампы обливал сумрачный уголок кофейни, где Ив пытался укрыться от мира, утопая в одинокой горечи своего чёрного кофе, а в итоге оказался втянут в неожиданное соединение двух химически разных веществ, которые должны были взорваться при контакте. Но вместо взрыва последовало медленное и мучительное вытеснение одного вещества другим, когда чужой начал давить на его психику словами и угрозами. Ноа был словно капля кислоты, прожигавшая металлический барьер его спокойствия.

[indent]Когда Ноа схватил Ива за щеку, тот сразу ощутил себя обездвиженным, как будто его сковали невидимыми оковами. Жест Ноа, проникающий сквозь оболочку его внешнего безразличия, заставил серые глаза Ива широко раскрыться от шока. Бледное лицо, утончённое горем и усталостью, отражало мимолётный свет страха. Ноа, словно катализатор реакции, ускорял процесс разрушения его защиты.

[indent]В попытке уклониться, вывернуться, Ив наклонил голову, и лента на его шее, плотно прилегающая к белой коже, стала заметнее вместе с концами, укрывающими за воротником на спине под одеждой крупную подвеску.

[indent]— Почему мне не быть живым? О чём вы говорите? — в его переспрашивании слышалось отчаяние и бессилие, словно его мир внезапно стал лабиринтом без выхода, в котором каждый поворот казался ошибкой. — Я вас совсем не понимаю…

[indent]Он не понимал причину агрессии Ноа, а его собственная неспособность распознавать лица делала встречу с незнакомцем ещё более дезориентирующей и угрожающей. Ив пытался уподобиться алхимику, который в одиночку ищет формулу, способные перевернуть свою судьбу, но вместо этого его собственные рецепты превращались в яд, отравляющий его изнутри лишь закипающим чувством атакующей тревоги. Его манера держаться, мимика и эмоции выражали всю гамму его внутреннего хаоса, от мрачного отчуждения до глубоко укоренившегося страха, которые боролись в противоречивом препарате его души.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/381/219298.png[/icon]

Отредактировано Yves Niepce (2024-05-07 20:22:25)

+6

9

[icon]https://i.imgur.com/OP2YuCt.png[/icon]

Вопрос о фамилии успешно и привычно игнорируется - меньше знаешь, крепче спишь! Особенно хорошо будет спать сам владелец этой фамилии, сладко улыбаясь и зная, что всё идёт по его плану, а не по чьему-либо ещё. Ноа жмурится с улыбкой, точно съел нечто крайне вкусное... он и съел, изюм, очень, очень вкусный! Сладость и терпкость на языке, с кислинкой послевкусия, превосходно.
И химией воняет.
А Ив давит из себя слова, и чем дальше, тем смешнее, и держать смех внутри себя вовсе невозможно! Ну как можно выдавать столь адекватную и уместную к ситуации реакцию на словах, но столь нелепо выражать её всем своим видом? Это было потрясающе, чудесно, превосходно! Это хотелось забрать с собой, в коллекцию, как музыкальную шкатулку. Поставить на своём рабочем столе и поддерживать заводной механизм в работе, чтобы всегда, всегда, всегда, всегда, всегда наблюдать за тем, как крутятся эти шестерёнки! До тех самых пор, пока безвозвратно не сломаются. И в тот момент наблюдать особенно пристально за тем, как из механизма летят все пружины!
«Опа, глаз бога,» - склонив голову к плечу, Ноа отдёрнул руку и приподнялся на цыпочках, чтобы получше рассмотреть. Подмигнула мимолётно синяя вспышка стекла и скрылась за чужой спиной. У самого Амэномы на поясе болталась подделка зелёного цвета, особо ничего не значащая, а оригинальный фиолетовый камушек лежал во внутреннем кармане, скреплённый с пиджаком цепочкой, точно часы.
Если у человека есть глаз бога, то это о чём-то да говорит. Например о том, что он опаснее, чем кажется, и от этой мысли Ноа вновь прыснул в кулак. Ему жуть как интересно стало, чем это Ньепс может быть опасен! Но ведь не просто же так ему глаз бога в руки упал, да? Да, не просто, едва ли это подделка. А значит, надо посмотреть!
- Потому что тебя убьюююют, - глумливо тянет парень, не меняя своей давящей позы. - Но если бы ты был мёртв, то тебя бы не убили, понимаешь, Ив? Да чёрта с два ты понимаешь!
Хохоча уже откровенно в голос, Ноа плюхнулся обратно на своё место. Часы уже уронили последнюю песчинку на дно стеклянной колбы, а это значило, что напиток наконец готов. Пригубив кофе, ягодно-кислый и многогранный, совсем не похожий на ту однотипную горечь, что делают в Фонтейне, он смерил Ньепса взглядом. Тот явно старался держаться, но уже поплыл - вопрос лишь в том, куда? Принимаются только неправильные ответы.
Прямо сейчас натравить на него кого бы то ни было нельзя, некого просто, но в целом Ноа понимал, что это необходимо. Ива надо выгнать из Сумеру поскорее, пока не случилось несколько вещей.
Во-первых, с Ноа спросят, что там с этим Ньепсом, и боссу ответить нужно обязательно. Или Ив присоединяется к синдикату, или кормит унутов в пустыне, и для всех нас предпочтительней второй вариант.
Во-вторых, если сказать боссу, что Ив стал кормом червей, но он будет околачиваться в Академии, произойдёт накладка. По существу этот смешной оборванец никакого зла никому пока что не сделал. Те реактивы легко испортить, подсыпав в них крупу или мел, и придётся утилизировать поставку из-за брака... но это подставит самого Ива, который наверняка за качество ручался. И вот тогда за ним придут по-настоящему. Но вообще, это хороший сценарий, если правильно разыграть.
За Ивом придут по-настоящему. Уже совсем скоро.
- Если ты мне не веришь, то это проблееема, - вприкуску к кофе идёт изюм и сушёный персик. Едва ли Ньепс прямо поверил, но он достаточно тормознутый и тревожный одновременно, чтобы от таких слов начать смотреть по сторонам не то, что при малейшем шуме, а даже без него. Это и было нужным результатом!
- Ты не стесняйся, чего как не родной, - сдвинув тарелку с сухофруктами совсем вплотную к Иву и допив свою чашку, Ноа ушёл, не пояснив больше ничего.
Назавтра у него образовался визит к бригаде Тридцати, надо бы подготовить сценарий.

+4

10

[indent]…Ив оставался неродным. Кроме липкого, распухшего чувства тревоги, вставшего поперёк горла, ни капли, ни крошки в рот больше не просилось.

[indent]С каждым шагом в сторону стены Самиэль Ив ощущал, как жара, подобно коррозии, разъедает его терпение, угрожая разрушить волю, как соляная кислота, невидимо и беспощадно разъедающая металл. Его бледная кожа разливалась алым под палящими лучами, словно старая фотография, теряющая свои цвета под воздействием света. Он знал, что не создан для таких условий, но вызов был брошен, и он не мог отступить.

[indent]Прибыв в Караван-Рибат, Ив сразу же принялся к подготовке своего оборудования. Две камеры были заправлены новыми плёнками высокого качества, ожидая затворить в себе краски далёких пейзажей. Каждое движение рук Ива, когда он касался фотоаппаратов, было медленным и осмысленным, как будто он искал в каждом кадре алхимическую формулу, способную превратить его внутренний хаос в гармонию.

[indent]Взгляд Ива, пустой и отстранённый, скользил по лицам торговцев и караванщиков, но ни одно из них не оставалось в его памяти. Он мог бы только догадываться о человеческих эмоциях, наблюдая за мимикой и жестикуляцией, как учёный, который знает реакции, но никогда не ощущал их на собственном опыте. Оставалось избежать всех предложение яков, ковров, шелков, специй…

[indent]— Можете показать мне на карте эти места? — спросил он у одного из местных, чьё лицо казалось ему менее вызывающим недоверие, чем остальные. Голос Ива был тихим, но в нём звучало решение — он был готов следовать за своей миссией, как свинец, следующий за магнитом алхимического превращения.

[indent]Местный караванщик, сморщенный от солнца, как пергамент, на котором история пишется веками, с удовольствием помог ему, пальцем водя по изношенной карте, и оставил Ива в пустыне с его камерами, наполненными жаждой запечатлеть величие мира.

[indent]В безжалостных объятиях сумерской пустыни, где солнце вешало на мир свою пышущую пеклом медаль, Ив шагал по знойным пескам, едва ли понимая, что его ждёт. Работа звала его сюда, в этот край, где даже воздух казался сухим, словно хлорид натрия, оставленный на открытом воздухе. Путь от Караван-Рибата был утомителен, но предвкушение запечатлеть величие далёких гор цементировало его решимость, подобно тому, как растворитель упаривается, оставляя лишь кристаллическую суть. Пески под его ногами вибрировали от жары, миражи рябили в воздухе, создавая иллюзию плавности и текучести, как ртуть, что бесцельно скользит по лабораторному столу.

[indent]Ив настраивал фотоаппарат с компульсивной аккуратностью, устанавливая штатив в песне с той же тщательность, с какой алхимик настраивает реторту для перегонки эссенций. Линза его камеры улавливала свет, преломляя его в танце с тенями. Эмоции его были схлопотаны под маской отстранённости, но его глаза — оптические матрицы души — говорили о внутренней борьбе за совершенство кадра. Ив сделал один снимок, потом взглянул на небо, где солнце, словно агрессивный реагент, взаимодействовало с тучами, желая изменить их структуру.

[indent]Решив подождать момент, когда светило сменит свою позицию, Ив достал из кармана ярко-голубой мятный леденец. Он смотрел на него, как на маленький кристалл азотнокислого серебра, который вскоре превратится в ничто, растворившись в его усталости. Леденец исчез во рту, провозглашая мгновенное облегчение и мимолётную свежесть.

[indent]Но затем пески ожили, словно взбудораженные катализатором в химической реакции. Звуки нарастали, как гудение колбы, в которой начинает кипеть раствор. Вооружённые наёмники внезапно сформировались вокруг Ива из песчаной пустоты.

[indent]«У него товар! Берём!» — крикнул один из них, властно указывая на Ива. Его тон был жестоким и категоричным.

[indent]Глубоко погруженный в работу, Ив даже не заметил, как к нему приближалась опасность. Группа наёмников, словно призраки, внезапно появились из-за дюн. Они были как миражи, рождённые пустыней, чтобы довести свою жертву до безумия. Первый же крик заставил Ива вздрогнуть. Он обернулся, но его болезнь сыграла с ним злую шутку — лица нападавших слились в единое пятно, плавящаяся от жары. Их вооружённые фигуры были не более чем тенями, угрожающими его миру.

[indent]Инстинктивно Ив бросился к штативу с камерой, его руки обхватили аппарат, словно он мог оградить его от всего зла этого мира. «Только не технику!..» — вырвалось у него в мольбе, голос дрогнул, и в нём раздалась нотка отчаяния.

[indent]Наёмники же лишь издевательски засмеялись и бросились вперед. Один из них, высокий и широкоплечий, сбил Ива с ног, ударив его в живот. Фотограф упал на раскалённый песок, пытаясь укрыть свою камеру телом. Боль пронзила его, когда удары багровели на его боках, и каждый новый удар был словно разрядом молнии, прокатывающимся от рецепторов по мышцам.

[indent]Затянувшись калачиком, Ив стиснул зубы, пытаясь удержать крик. Жар песка смешивался с жаром боли, и он еле мог подавать признаки жизни под тяжестью невыносимого страдания. Но его руки, как цепи, не отпускали камеру. Они были его единственной защитой, его щитом.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/381/219298.png[/icon]

Отредактировано Yves Niepce (2024-05-13 01:12:57)

+2

11

[status]soul-eating orca[/status][icon]https://i.imgur.com/GSrh9Pf.png[/icon]

Почти весь следующий день Ноа провёл в офисе за рабочим столом, задумчиво рисуя смешные маленькие рожицы Ньепса на полях своей тетради. Вот Ив в тюрьме за решёткой, вот умер в пустыне, а вот - утонул, конечно же совершенно случайно. Точно бы скучающе подперев рукой щёку, Амэнома прорабатывал возможные сценарии того, как могла сложиться чужая судьба. Какие-то события были набросаны очень вскользь, буквально одной карикатурой, и отброшены прочь. Другие же ветки реальности Ноа, как демиург, прорабатывал очень подробно, по пунктам. Кое-где сомневался и что-то вычёркивал, в других местах дописывал поверх строчек другие. Сценарий потихоньку обрастал сюжетом.
И наконец начался первый акт юмористического триллера «Мёртвый, живой, Ньепс»: Ноа к вечеру явился в ставку Бригады тридцати и, представившись шпионом храма Молчания, заявил, что нашёл ниточку к наркоторговле между Сумеру и Фонтейном. Не будь голословным, он сразу предъявил доказательства: бумаги, подписанные рукой Ива Шарлотта Ньепса. Контракт на очистные реактивы, которые, как уже давно было известно в храме, использовались для перегонки наркосырья в чистый продукт, да и заказчик известный - ну кто не знал Джонни? Все знали, поймать его только не могли.
Вся эта история была ладной и убедительной достаточно, чтобы на моменте «нужно торопиться и взять его, пока не ушёл», никто из бригадников не додумался направить запрос матрам и удостовериться, что это реально их шпион. Вместо этого командир начал разрабатывать план совместно с подсказами Амэномы. Так было заключено, что брать воротилу наркобизнеса в городе опасно для гражданского населения, ведь он может быть и не один, плюс у него глаз бога есть. Была разработана хитроумнейшая (!) тактика: выманить Ньепса в пустыню близ Караван-Рибата и там уже спокойно поймать, без лишних проблем, жертв и хлопот.
На бумаге вышло всё очень красиво, в действительности ещё лучше: Ив, наивный и дурацкий, уже на следующий день принял запрос на фотосъёмку и выдвинулся для выполнения заказа, ни на секунду ни в чём не усомнившись. Узнав об этом, Ноа рассмеялся особенно истерически-горько, всплеснув руками. Смахнув слезу с уголка глаза, он лишь тонко-тонко улыбнулся, пообещав бригадникам лично проследить маршрут цели.
«Идиота ничему жизнь не учит,» - наблюдая за тем, как беспечно Ньепс покинул стены Сумеру, оставалось то ли поражаться ему, то ли бахвалиться своей удачей, что ли? Как иначе назвать такой подарок судьбы, что действует строго по написанному сценарию, даже его не читав?
Картинки с рожицами Ива заполняли свободные листы тетради всё время до начала операции. Там было великое множество побитых, раненых, рыдающих Ньепсов на все случаи жизни и посмеяться. Ноа так и написал: «Картинки про Ива (по смеяться)». К сожалению, рука дрогнула и последнее слово было написано с ошибкой, через пробел, ездить верхом на яке и писать одновременно не очень удобно. Но посмотрев на результат придирчиво, Амэнома заключил, что так даже лучше, Иву идёт этот нелепый стиль, полный ошибок - как вся его жизнь.
Проверив, что всё идёт ровно так, как было оговорено, Ноа вернулся к бригадникам, укрывшимся в развёрнутом на скорую руку лагере неподалёку.
- На месте, можно паковать, - он кивнул в сторону цели, что была сейчас скрыта скалой. - Я поеду первый в храм Молчания, чтобы наши были готовы принимать гостя. Удачи!
Ребята принялись собираться, пока сам Амэнома как мог быстро вскочил на своего яка и отъехал чуть-чуть в сторону, к оазису, где сейчас отдыхал караван. Бригадники его уже не видели.
- Папаша, продам яка, - парень спрыгнул из седла перед купцом и кинул ему в руки поводья. - За аптечку и пять тысяч моры.
Моментально получив желаемое - копейки по сравнению с реальной стоимостью ездового животного - Ноа скрылся из вида. Буквально пропал, перестав быть видимым для обычного глаза, а ветер сдул искры электро, смешав элементальный остаток с песком и похоронив там навеки.
Начало потасовки пришлось пропустить, но там, судя по всему, ничего особенного любопытного не было: толпа крепких пустынных ребят била тщедушного Ива ногами. Возможно, даже по лицу. Он что-то блеял про свою технику и не оказывал ни малейшего сопротивления.
Ноа ощутил, как у него закатываются глаза от этого зрелища.
Может быть глаз бога Ньепса и не был поддельным, но носился для красоты? Как ещё назвать... это. Выбраться из этой непростой ситуации будет крайне сложно. Надо как-то вытащить тело несчастного из этой человеческой машины по переработке Ива в отбивную, но как это сделать, если он просто лежит, смиренно позволяя себя бить? Так ведь реально арестуют, вот сюрприз-то матрам будет...
Подавив в себе позыв похихикать над этим вариантом развития событий, Ноа понаблюдал ещё немного и понял, что Ньепс пытается защитить свой фотоаппарат, что ему явно был дороже жизни. На дальнейшие размышления был исчерпан лимит времени, так что Амэнома просто улучил минутку и, пользуясь своей невидимостью, проскользнул мимо бригадников и вырвал из рук Ива его аппарат, тут же спрятав под пиджак. Вуаля, фокус с исчезновением, совсем как у знаменитых иллюзионистов Фонтейна!
Сразу после этого Ноа резко рванул в сторону, чтобы ни с кем не столкнуться, и занял расстояние оптимальное, чтобы случайно не получить чужую затрещину в этой драке, но в то же время и находясь достаточно близко для вмешательства, когда то потребуется. Потребуется же, ну!
«Давай, давай, давааай,» - Ноа пристально смотрел на Ньепса. - «Поднимай свою задницу и дерись! Я на тебя пять тысяч поставил, Ив! Постарайся!»

Отредактировано Noah Amenoma (2024-05-15 12:50:12)

+3

12

[indent]Ив даже не пытался защититься, его руки, привыкшие к тщательной настройке объективов и деликатному обращению с плёнкой, оказались беспомощными перед безжалостным насилием. Он лежал на горячем песке, пока удары обрушивались на него один за другим. Слова нападавших, прерываемые вспышками боли, доходили до него как отдалённый шум, и в его ушах стоял звон, заглушающий реальность.

[indent]Мир был наполнен болью и страхом, и Ив сжимался всё крепче, пытаясь отстраниться от окружающего его кошмара. Его сознание, подобно животному, спасающемуся бегством, уходило всё дальше в глубины внутреннего мира, где не было ударов, не было криков, не было насилия. Там, в тёмной пустоте своего разума, он находил хрупкое пристанище, как в хладимом и стоячем чёрном колодце, глубоко на его дне.

[indent]Спасительным анкером, привязывавшим его к реальности, была его камера — инструмент, через который он видел мир. Но в один проклятый момент, под напором безумия, она выскользнула из его рук, словно исчезнув в песке. В тот же миг Ив возвратился в мир, беззащитный, где каждый удар отзывался болезненным криком его  надломленного тела. Он осознал, что камера, его единственное средство связи с окружающим миром, утеряна, — жутким моментом, неуловимым и непонятным, необъяснимым. На его лице смешались кровь и слёзы, капающие на песок, который казался ему теперь таким раскалённым, что капли, шипя, испарялись.

[indent]В его груди бушевала борьба между отчаянием, которое заставляло его сражаться за каждый вдох, и безумным покоем, принимающим неизбежность собственного конца. Глаза Ива теперь были окутаны туманом отчаянной резигнации. Его дыхание становилось прерывистым, а мысли — всё более смутными, словно звуки удаляющегося эха.

[indent]Наёмники, одурманенные жаждой насилия, не обращали внимания на его состояние, продолжая истязать его безжизненное тело. Но в глубине своего разбитого сознания, Ив чувствовал, как его душа уже покидает это мучительное существование, уносясь в место, где нет боли, нет страданий, нет безликих лиц, сливающихся в одно целое.

[indent]На мгновение пустыня замерла. Ветер стих, песок перестал шептать свои безмолвные песни. И в этом мгновении вечности, Ив Шарлотт Ньепс освободился от своих мук совести и жалости, позволив тьме окутать его сознание, отпустив мир, который он так мучительно пытался понять через линзу своей камеры, — без неё, настраивающий грань светлого и прекрасного, оставалась только одинокая жестокость. Его тело, обессиленное и израненное, было как чужое, неподвижное, лишь волевое усилие позволяло ему оставаться на краю сознания. Разгоряченный ветер нёс сухие порывы над его лицом, слегка вздымая пряди тёмных волос, прилипших к лбу.

[indent]«Поднимите его», — услышал он грубый голос одного из наёмников. Руки взяли его под локти, и он почувствовал, как его тело беспомощно поднялось над землёй. Его веки были слишком тяжелы, чтобы поднять их и увидеть лица своих обидчиков ясно. Не то чтобы это имело значение — болезнь лишила его способности различать черты лиц, и все казались ему одинаково мимолётными, безликими силуэтами.

[indent]Держащий его наёмник крепко сжимал плечи, но Ив чувствовал лишь далёкую боль. Он слышал, как другие обшаривают его карманы, ищут что-то ценное, что можно было бы забрать. Звук расстёгивающихся застёжек его кофра донёсся до него, и хотя он знал, что должен был бы сопротивляться, воспротестовать, защищать свой инструмент и свои труды, он не мог. Молчание было его единственным спутником.

[indent]«Это они?» — прозвучал другой голос, когда пальцы вытянули из кармана мешочек ярко-голубых леденцов, которые Ив использовал как сладкое утешение в долгих путешествиях. Ирония ситуации была такова, что наёмники приняли их за редкие кристаллы, которые он якобы мог перевозить. Ив хотел усмехнуться, но всё, что он мог, — это отдать предпочтение душераздирающему кашлю.

[indent]Песок вокруг него ожил, когда наёмники высыпали содержимое его кофра прямо на землю. Фотообъективы, свитки, запасные части камеры — всё, чем он дорожил и что собирал годами, теперь было бесцеремонно разбросано. Один из объективов, особенный, с редкими узорами на оправе, катнулся к его ногам. Ив почувствовал, как в его груди зародилась тяжесть, а дыхание стало прерывистым.

[indent]Глаз Бога, который был спрятан на шее под одеждой, нащупали холодные пальцы одного из грабителей. Лента затянулась на тонкой шее, когда тот потянул за амулет, и Ив чуть не задохнулся от резкого давления на горло. Его серый взгляд стал пустым, как если бы последний остаток жизни утекал из него вместе с теплом песка под его телом.

[indent]«Это... что-то стоит?» — прозвучал вопрос, но Ив уже не мог сосредоточиться на звуках. Его сознание погружалось в тьму, окутанную тяжёлым одеялом уныния. Он чувствовал, как его внутренний мир, обычно полный идей и творческих порывов, теперь пустеет.

[indent]Он начал тонуть в собственных тёмных мыслях, в воспоминаниях о безграничных творческих путешествиях, о свете и цвете, который он ловил своими объективами. Но сейчас этот мир казался бесконечно далёким, и его сердце отчаянно молило о спасении, о возвращении к жизни, которую он знал.

[indent]Тени сгущались вокруг Ива, как чернильные пятна на странице рабочего дневника, куда он когда-то записывал свои мысли, до того как пустыня проглотила их вместе с его спокойствием. Ветер приносил песок, который скрипел в зубах, словно предупреждение, что мир не прощает ошибок и слабости.

[indent]Сознание Ива плыло на грани безумия, когда он столкнулся лицом к лицу с последствиями своего отчаяния. Тёмная колдовская вода, вызванная его Глазом Бога, захлестнула лицо наёмника перед ним, оставляя на его коже блестящие следы страха. Ив кричал, не в силах справиться с бурей внутри себя, его голос был надрывным и звонким, как стекло на грани разрушения.

[indent]«Не смейте прикасаться к моим камерам!» — вырвалось у него из груди, и его руки размахивали в воздухе, словно он хотел отогнать всю несправедливость мира. Капли тёмной воды собирались вокруг его вытянутых белых кистей, рождая вихри, сплетённые из жидкой ртути.

[indent]«Я ещё не закончил! Вы не посмеете меня остановить!» — его крик пронзил воздух, насыщенный энергией предчувствия разрушения.

[indent]Наёмники, которые ранее напали на него, сначала оцепенели, глядя на силу, которая разверзалась перед ними. Но затем, с звериным рыком, они бросились в атаку, решив раз и навсегда покончить с этим инженером-фотографом, который бросил вызов их справедливому делу.

[indent]Тёмная вода образовала вновь хлёстко опередила движение, не давая наёмникам приблизиться. Ив был подобен собственной тени, из которой враги не могли извлечь его, как бы они ни старались. Он навзрыд обещал им показать свет и тень, отчаяние и разрушение — всё, что он видел в этом мире, если они так жаждут войти в его темницу разума.

[indent]«Вы тоже увидите эту тьму!» — его слова были холодными как лёд, когда тёмная вода поднялась страшным потоком, образуя водоворот, в котором наёмники оказались пленниками, борясь за каждый вдох, пока жидкость заполняла их горла.

[indent]Ив стоял напротив, с поднятыми руками, как дирижёр оркестра безумия, взмахи которого рождали музыку разрушения. Его дыхание было тяжёлым, в глазах плясали призраки злости, и не было ясно, какой будет его следующий шаг. Будет ли он милостив и отпустит их, оставив жить в своём кошмаре, или его колдовская стихия поглотит всё, что осталось от их плотской сущности. Мир остановился на мгновение, ожидая решения того, кто потерял своё человеческое и моральное сознание, — или того, кто стоял за ним.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/381/398789.png[/icon][status]светобезчувственность[/status]

Отредактировано Yves Niepce (2024-05-13 09:15:04)

+3

13

[status]soul-eating orca[/status][icon]https://i.imgur.com/GSrh9Pf.png[/icon]

Электро морок прошёл, словно дурной сон, сделав Ноа физически видимым. Он давно уже испытал свои лимиты и знал, когда стоит поставить баловство элементальными силами на паузу: сейчас скрываться не было нужды, в этой драке, то есть избиении, все так заняты главным героем, что ничего иного попусту не заметят. Никто не повернулся в сторону Амэномы, никто не придал значения тому, что он смотрит со стороны.
Оставалось только наблюдать, покручивая между пальцев монетку моры. Ту самую, от продажи яка.
Все надежды, казалось, пошли прахом: Ив даже после потери своей драгоценной камеры не предпринял никаких попыток к сопротивлению, даже наоборот, совсем смирился со своей участью мальчика для битья. Судя по всему, пора готовиться к сценарию, где Ньепса арестуют... в этом было много проблем. Даже попав к матрам Ив не будет в безопасности от людей синдиката, к нему пошлют уборщиков просто чтобы он не сболтнул лишнего на допросе. Кому какое дело, что он ничего и не знает, верно? В таких вопросах босс предпочитает быть немного параноиком, и не Ноа его осуждать.
Всё ещё выгоднее была его смерть здесь и сейчас, если уж не побег.
- Тц, - закатив глаза, Ноа вздохнул. Надо дождаться, пока бригадники прекратят свои грязные развлечения накачанных качков и перейдут к чему-то более подходящему к понятию «арест», там уже можно будет что-то придумать на тему умершего от побоев Ньепса. К счастью, этот сладкий миг наступил довольно быстро, и вот наконец они начали обыск этого ужасного криминального мафиози. Амэнома даже на цыпочки привстал, весь внимания - что же они там эдакого отыщут?
«Это что такое, конфеты?» - издали синие кусочки чего-то, напоминающего кристаллы, можно было записать и в сладости, и в реактивы, и даже в мистические артефакты царя Дешрета, если обладать богатой фантазией. Ноа не был мечтателем и свою цель изучил достаточно, чтобы предположить наиболее вероятный вариант. Бригадники же, ослеплённые успехом, посчитали свой улов веской уликой - неочищенное сырьё, говорят! Пришлось приложить усилие, чтобы не рассмеяться в голос.
События разворачивались так же быстро, как вылетали из чехлов с оборудованием вещи Ива: вот он смирно стоит, точно уже без сознания, а вот начинает кричать нечто нелепое и беспорядочно махать руками, от которых звонкой волной вылетала мутная водица.
«Да неужели, я уж думал не случится,» - вздохнул Ноа, глядя на то, как Ньепс всё-таки был доведён до последнего рубежа. Вот же терпила!.. Положив фотоаппарат на песок возле себя, Амэнома присел на одно колено и резко рванул вперёд стрелой электро энергии, скрываясь из вида даже раньше, чем мелькнула сталь его меча. Каждого из нападающих на Ива коснулось нежное, нежное электричество: ослабли руки и ноги, стали ватными мышцы, потерялись в голове мысли, а взгляд бригадников стал мутным, что Ива вода, расфокусированным, глупым. Пустынники встали как вкопанные и мелко задёргались от реакции электро и гидро. Странно, ведь статус заряда работал иначе... какая-то особенная вода была у Ньепса, из очень волшебной грязевой скважины?
Кинув меч за спину, не глядя, как он пропадает в золотистой вспышке, Ноа вернулся на свой наблюдательный пункт, подбирая по пути ту разбросанную аппаратуру, что с его позиции можно было достать. Все эти маленькие, нелепые и важные для Ива вещички вроде линз в мудрёных чехольчиках и вычурных оправ. Обладать ими было приятно, и через одну такую линзу Ноа наблюдал, как Ньепс дёргается, изображая что-то вроде серии атак элементальной энергией. Однако же при всей смехотворности вида нельзя было отрицать, что это было очень эффективно, особенно с маленькой поддержкой Амэномы.
«Если он убьёт этих ребят, то это уже не административка за побои бригадника при исполнении, а уголовка с приговором, возможно и от махаматры,» - сунув линзу в карман, Ноа щёлкнул крышкой объектива фотоаппарата Ньепса, приноравливаясь к устройству. - «Что и неплохо, в общем-то. Шакал в Фонтейн по такому пустяку не сунется, а этот конфетный барыга будет писаться в постель от страха при мысли о возвращении в Сумеру, что всем нам на руку.»
Волнами накатило сияние электро, что было, по словам всех видевших его людей, неправильным. Жёлтое вместо фиолетового; оно причиняло боль в самых нежных местах: под ногтями и под языком, на нижних веках у слёзного канала и в пазухах носа, на нежной коже внутренней стороны бедра. Это было не фатально, но неприятно, это злило, выводило из себя. Всех тех, кого коснулся жёлтый лучик, вовсе на солнце не похожий, теряли над собой толику контроля, становясь очень, очень, очень раздражительными.
Ноа улыбнулся, подняв камеру, и опустил палец на кнопку затвора. Хороший кадр.

+2

14

[indent]Ветер пустыни вздымал пыльные завихрения, а жаркий воздух пульсировал в ритме жгучего солнца. Ив стоял посреди барханов, сжимая в руках то, что нападавшими было расценено как обычная вспышка. Пусть его лицо было скрыто за шарфом, который должен был защищать от песчаных бурь, но даже он не мог скрыть глубокой мрачности, что покоилась в серых несфокусированных глазах Ива.

[indent]Вода, стихия, казалось, несовместимая с пустыней, вздымалась в воздух, образуя вихри, которые собрали и удерживали всех наёмников в воздухе. Ив медленно сделал пару шагов вперёд на ватных ногах, меланхолично глядя на своё творение и чуть покачиваясь из стороны в сторону. Его дыхание, тяжёлое и рваное вследствие избиений, начало замедляться, но взгляд оставался мутным, словно он смотрел сквозь водяные столбы на что-то, недоступное другим.

[indent]Внутри себя он чувствовал течения энергии, которые ранее были ему чужды. Вода в его венах откликалась на тёмные потоки стихии, и в этом странном, завораживающем чувстве он нашёл нечто похожее на покой. Страх и боль ушли на второй план, оставив Ива один на один с ключевым решением, которое ему предстояло принять.

[indent]Наёмники, словно набухшие от влаги куклы, висели в воздухе, их лица были для Ива лишь масками без черт, но он знал, что они живы, что их сердца бьются в такт с его собственным. Он мог ощутить их страх, их смятение, их дыхание, переплетающееся с ветром пустыни.

[indent]Ив медленно подошёл к ближайшему из нападавших, вглядываясь в его лицо, пытаясь уловить хоть какие-то черты, которые могли бы сделать его узнаваемым. Но всё было напрасно — перед ним был только силуэт, лишённый индивидуальности.

[indent]«Я… Должен закончить работу,» — тихо проговорил Ив, его голос звучал отстранённо, как будто он говорил не с людьми перед собой, даже не с собой, а с самим ветром. Взгляд Ива скользнул по водовороту, и он увидел в нём отражение своей души — бесконечный вихрь до этого сжатых в тесной ёмкости эмоций и чувств, которые он так долго пытался подавить и закупорить. Но теперь, перед лицом смерти, перед выбором, который определит его судьбу, он чувствовал, как его сердце бьётся в унисон с природой стихии, которую он так неожиданно призвал.

[indent]Ветер сурово хлестал по лицу Ива, унося с собой песчинки, которые царапали его кожу, словно микроскопические осколки стекла. Барханы Сумеру, недавно ещё казавшиеся ему величественными и таинственными, теперь предстали перед ним враждебными, словно сговорившимися с его преследователями. Отбившись от наёмников, Ив ощущал, как последствия битвы и нервное напряжение бушуют в его теле, подобно тому как древний вулкан готовится к извержению.

[indent]Он пытался успокоиться, концентрировать свою волю на том, чтобы не допустить нового всплеска стихии. Глаз Бога, недавно проявивший свою силу во время столкновения, теперь казался скрытой угрозой, готовой вновь взорваться. Ив чувствовал, как в его венах течет не кровь, а ртуть, тяжёлая и холодная, при каждом ударе сердца переходящая в более лёгкое и подвижное состояние, вызывая при этом раздражение и неприятное жжение.

[indent]Затем, словно из ниоткуда, Ив ощутил тонкий запах озона, предвестника молний. Тот проник в его ноздри, а привкус электричества, терпкий и металлический, окутал язык. Он был похож на вкус кислоты, растворяющей медь: острый, вызывающий покалывание и лёгкое онемение.

[indent]Этот запах и вкус разожгли в Иве новый всплеск эмоций. Разряды, словно микроскопические молнии, проникали под кожу, искрясь и пульсируя в синапсах его нервной системы. Сначала это было похоже на лёгкое покалывание, но затем, словно капли дождя, сливающиеся в ручей, они собрались в поток, который растекался по телу, вызывая неудержимую злобу.

[indent]Он опустил взгляд на своё фотооборудование, разбросанное по песку — свидетельство его страсти и одновременно его уязвимости. Линзы, корпуса камер, фильтры — всё было в беспорядке, словно кто-то безжалостно разграбил его внутренний мир. Вид этого хаоса действовал на Ива, как катализатор, ускоряющий химическую реакцию его гнева. Каждый разбросанный предмет словно добавлял в его кровь каплю серной кислоты, разъедая остатки самообладания.

[indent]«Не сейчас,» — шептал он себе, пытаясь подавить вспышку гнева, но его слова тонули в шуме грозы, которая, казалось, происходила прямо в его сознании. Он зажмурился, пытаясь отгородиться от мира, от своих чувств, от своей силы. Но внутренняя буря не унималась; она лишь набирала обороты, подстегиваемая воспоминаниями о предательстве и боли.

[indent]«Достаточно!» — воскликнул Ив, и его голос звучал так, словно он вырвался из глубины его существа, оттуда, где тёмные эмоции сплетались в узлы. Он открыл глаза, и в этот момент мир вокруг него померк. Глаз Бога на его шее вспыхнул, излучая ярко-синий свет. Тьма окутала Ива как плотный туман, сгущавшийся в его разуме. Горечь и боль от насилия, которое он пережил, пробудили в его душе нечто мрачное, что дремало до этого момента.

[indent]Ив медленно вытянулся, чувствуя, как каждое движение отзывается в его теле дрожью и слабостью. Сквозь болезный туман в заплывших глазах он увидел свою камеру, полузарытую песком, её линзы отражали угасающий свет. Ив шатаясь подошёл к ней, его движения были неуверенными, словно он был марионеткой в руках невидимого кукловода. Он поднял аппарат, ощущая тяжесть металла в своих руках. Камера была его глазами, сквозь которые он видел мир, свободный от своего недуга.

[indent]Безжалостный водоворот, созданный его Глазом Бога и усиленный неизвестным для Ива источником, всё ещё удерживал наёмников в своих объятиях. Ив, сжимая камеру, направил видоискатель на искажённые страхом фигуры. В его второй руке находился катализатор, собственноручно созданный из внешней вспышки и умений, которые он овладел в поисках контроля над Глазом Бога.

[indent]Сердце билось в такт с мерцающим светом заряжающейся вспышки, словно оно пыталось вырваться на свободу. Ив ощутил, как гнев наполняет его, давая силы его израненному телу. С нажатием на спуск, мир вокруг него вспыхнул ярким светом. Свет, который должен был зафиксировать красоту мира, теперь стал орудием его мести.

[indent]Как в замедленной съемке, он наблюдал, как свет вспышки рассекает тьму, освещая измученные лица наемников. Их глаза, полные ужаса и непонимания, впитывали в себя последние кадры своей судьбы. Ив чувствовал, как каждый мускул его тела напрягается, каждый нерв вздрагивает в ответ на световую волну, исходящую от его катализатора.

[indent]В тот момент, когда водоворот отпустил свою добычу, наемники упали на землю, словно марионетки, чьи нити были перерезаны. Ив стоял над ними, его дыхание было рваным. Он смотрел сквозь видоискатель на разрушенный пейзаж, который теперь навсегда будет омрачен этими событиями в его плёнках.

[indent]Сердце Ива билось в такт с негодованием, которое захлестнуло его разум. Он чувствовал, как ненависть и злоба разъедают его изнутри, словно тёмная вода, подтачивающая основание скалы. Он потерял контроль над собой, и эта потеря была сладка. В его глазах мир, который он так стремился запечатлеть на своих фотографиях, превратился в лишь фон для его отчаяния.

[indent]Ив возвышался над побеждёнными, их бессильные тела были разбросаны по жаркому песку, лишённые жизненной силы. Его лицо оставалось скрытым за камерой, через объектив которой он вглядывался в мир, лишённый для него человеческих черт.

[indent]Каждый раз, когда он нажимал на кнопку спуска, а внешняя вспышка разряжалась в его руках, водяные потоки появлялись из ниоткуда и жестоко нападали на лежащих людей. Брызги воды, словно осколки стекла, рассекали воздух, находили свои цели, и каждый удар был для Ива словно отголосок его собственной боли.

[indent]Ив уже не знал ничего человеческого, его душа была окутана тьмой, которая усиливалась с каждым новым кадром. Даже когда захлебнувшиеся и измученные люди стали неживыми, Ив продолжал взывать к тёмной воде, чтобы та истязала их, словно пытаясь утолить свою неудовлетворённую жажду к разрушению.

[indent]Всё закончилось лишь тогда, когда последний кадр в плёнке был использован, и фотоаппарат остановился с тихим щелчком. Ив застыл, не опуская камеры, его дыхание замедлилось, а в глазах потемнело. Он произнёс, словно в трансе, голос его дрожал от непонятной смеси чувств:

[indent]— Я должен был показать им финальный кадр, самый значимый из всех...

[indent]Мёртвая тишина пустыни была единственным ответом. Фотографии, которые он сделал, несли в себе отпечаток его ярости и отчаяния.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/381/219298.png[/icon]

+2

15

[status]soul-eating orca[/status][icon]https://i.imgur.com/GSrh9Pf.png[/icon]

Ив был ужасным мямлей и тормозом, которого требовалось понукать буквально на каждый вздох. Смотреть на то, что он делает и как, было разочарованием настолько же, насколько и ликованием, и Ноа не мог сдержать улыбку, глядя на этот отвратительный во всех смыслах результат.
Как нелепо и неправильно было видеть под ногами Ньепса толпу поверженных бригадников! Тощий, нескладный, бледный Ив не выглядел победителем, и его сгорбленная фигура с фотоаппаратом возвышалась над телами пустынников скорее как ошибка выжившего, чем как победитель в этой схватке. Он не выглядел как тот, кто может совладать с отрядом головорезов, пускай и владел глазом бога, но он сделал это! Плохо, через «не хочу», постоянно пинками подгоняемый со стороны, но сделал же. И как же это было плохо! Как же это было уродливо! Скверно, очень скверно!..
«Ни один архонт в мире не мог бы вообразить зрелище столь жалкое и отвратительное, а мне пришлось это от начала до конца смотреть,» - вздыхает Ноа и делает фотографию поверженных противников и их победителя. Морщится, опуская аппарат, точно от головной или зубной боли. Ив начал бормотать какую-то нелепицу, которая, бесспорно, для него имела невероятно глубокий смысл, но едва ли на деле стоила того, чтобы на самом деле сотрясать ею воздух.
Финальный кадр, вот же! Вновь закатив глаза от абсурда случившегося - в который уже раз? - Амэнома повесил камеру на шею. Ну какой, бездна дери, финальный кадр? Этот припадочный псих просто кликал на кнопку до тех пор, пока лента плёнки не кончилась, вот уж точно везение будет, если там хоть что-то внятное удалось... какая вообще разница? Это всё равно имеет смысл только для Ньепса, у которого вот-вот должно случиться осознание. Как-никак, массовое убийство совершил, тот ещё эзотерический опыт, самое оно пойти после исповедаться дереву, гадалке или побубнить в камеру бессвязный набор слов, на что там у него фантазии и ресурса хватит.
Кто-то мог бы его пожалеть, посочувствовать печальному положению человека, что вовсе не хотел ничего из этого... Ноа лишь скривился, усмехаясь, и не спешил подходить. Даже если у Ива кончилась плёнка, силы глаза бога практически безлимитные, и пока он не сменит гнев на панику или что-нибудь ещё, приближаться к нему было глупо и опасно.

Вповалку лежащие, переломанные, растерзанные, кровоточащие, тела пустынников начинали заноситься песком. Пройдёт час или несколько, и от них останутся лишь кости, пройдёт несколько недель, и про них вообще никто здесь не вспомнит. Пустыня жестока ко всем, даже к своим детям. Их перекошенные от ужаса и паники лица, открытые рты и глаза давали мимолётное ощущение, что они живы и беззвучно кричат от боли, но сереющая кожа, мутные глаза и вывернутые неестественно конечности давали понять - они безоговорочно мертвы. Рыжеватый песок стал тёмно-алым, напитавшись человеческой кровью, среди двух живых людей разрастался огрмоный оазис, наполненный зловонным духом смерти.

Решив, что время уже подошло, Ноа приблизился к груде тел и присел на одно колено перед ближайшим к себе трупом. Это был командир маленькой операции, тот самый, что доверился Амэноме и согласился на его план по поимке преступника. Его смерть не была быстрой и лёгкой, а ещё она была абсолютно напрасной... а не был бы таким идиотом, жил бы дальше. Эх, какая нелепая смерть, ещё и от рук такого, как Ив!.. Хорошо, что хотя бы осталась фотография на память.
- Надеюсь, у тебя нет дома и семьи, - пожелал ему Ноа от всего сердца и со всем возможным участием, на какое способен, закрывая ладонью глаза мертвеца и захлопывая его немо вопящий рот. Он больше никогда не вернётся в Сумеру, но кто-то его будет помнить. Ноа будет. Он всех помнит, пускай и не по именам, и иногда даже вслух делится своими фрагментами памяти с кем-то, кто может с ним разделить чашку кофе или стакан виски.
Все эти люди испытали настоящее торжество перед своей смертью, посчитав, что хорошо выполнили свою работу, и мысль об этом заставила сладко улыбнуться. Только вот стоило ли это жизни самого Ива? По существу, бригадники спасли его ценой себя, вот так несмешная шутка!
Белоснежные брюки уже напитались кровью и по правому колену расползалось насыщенное бардовое пятно, смешанное с песком, которое Ноа даже не стал отряхивать, поднимаясь на ноги. Он обернулся на Ива и подошёл к нему сбоку, чтобы тот заметил приближение живого человека заранее и смог внятно на это отреагировать. Ну и чтобы была возможность для манёвра в том случае, если реакция Ньепса будет неадекватной.
- Ты обронил, - Ноа помахал камерой. - Здравый смысл тоже. Пора валить отсюда, Ив, неподалёку второй отряд пустынников, и они ооочень скоро поймут, что ты наделал.

Отредактировано Noah Amenoma (2024-05-22 22:57:33)

+1

16

[indent]Тьма опустилась на пустыню тенью опасного человека, обволакивая дюны мрачным покрывалом. Ветер нёс свои песчаные песни, но звуки тех мелодий были заглушены стонами умирающих. Среди беспорядка разбросанных вещей, обломков техники и мёртвых тел, Ив стоял неподвижно, словно статуя, взирающая на своё разрушение. Его глаза, пустые и отстранённые, не видели мира вокруг, не видели крови, что красила песок в алые оттенки. Всё было как во сне — кошмаре, который он не мог отделить от реальности.

[indent]Состояние оцепенения нарушила вспышка фотоаппарата. Ив медленно повернул голову в направлении света, зрачки его расширились, пытаясь понять, что происходит. Рядом с ним стоял юноша в светлом костюме, его лицо было невозможно распознать для Ива. Его расфокусированный взгляд скользил по лицу незнакомца, искали в нём хоть какой-то отклик, но находили лишь пустоту. Тот даже начал что-то говорить, но слова тонули в глухоте оцепенения. Всё, что осталось в этом мире, было темнотой и безмолвием.

[indent]Ив заторможенно опустился на колено, его руки дрожали, когда он пытался сменить плёнку в фотоаппарате. Пальцы были неуклюжими, непослушными, и плёнка сопротивлялась, словно живое существо, не желающее быть частью этой сцены ужаса. В конце концов, с трудом, он закрыл камеру и поднял её к своему лицу.

[indent]Шаткая рука Ива нажала на кнопку с трудом удерживаемой камеры, и вспышка вновь разрезала темноту, запечатлевая Ноа на фоне алого песка. Изображение, которое должно было стать свидетельством беспорядка и насилия, вместо этого зафиксировало момент отчаянной красоты.

[indent]Фигура, одетая в белоснежный костюм, вырисовывается на фоне алого, словно окрашенного кровью песка. Белый цвет одежды Ноа кричит о чистоте и невинности, но его присутствие здесь, среди знойного миража пустыни, кажется абсурдным, бросающим вызов здравомыслию.

[indent]Широкая улыбка Ноа не сочетается с недружелюбной атмосферой вокруг. Его губы изогнуты в экстравагантной ухмылке, которая не несёт в себе радости, скорее, она кажется маской, за которой скрыта тайна или знание чего-то, недоступного простому смертному. Глаза Ноа смотрят прямо в объектив, их взгляд пронизывающий, словно он хочет разгадать тайны самой души фотографа.

[indent]Цвета фотографии создают поразительный контраст. Белый костюм Ноа сверкает под палящим солнцем, словно символ неведомого оазиса в пустыне разрушенных надежд. В то же время красный песок пустыни, с его глубокими и тёмными оттенками, напоминает о крови, о жертвах, о борьбе за выживание в этой забытой богами местности. Песок кажется живым, он волнуется и меняется с каждым порывом ветра, создавая новые формы дюн, вечно изменяющихся, как и сама природа.

[indent]Небо над Ноа безоблачно и монолитно, а его синева настолько насыщена, что создаёт иллюзию тверди, которая может рухнуть в любой момент. Солнце, безжалостное и яркое, не даёт укрыться в тени, оно высвечивает каждую деталь, делая контраст между светом и тенью еще более резким. Это игра контрастов, где каждый элемент кажется взаимоисключающим друг друга. Белый костюм против кроваво-красного песка, улыбка в мире, где радость кажется чуждой, и ясное небо, которое не предвещает дождя, необходимого для жизни. Ноа стоит неподвижно, его улыбка застыла во времени, и только его глаза кажутся живыми, полными непостижимой хитрости.

[indent]Ив сделал шаг вперёд, желая забрать из рук Ноа то, что было его частью, его глазами в этом мире, но его ноги, ослабленные предыдущими испытаниями, предали его. Он споткнулся, и песок, словно живой, пытался поглотить его, увлекая вниз. С каждым мгновением Ива охватывало ощущение падения, и вот он уже не мог удержаться на ногах. Он повалился вперёд, прямо на Ноа, и его высокое, тонкое и истощённое тело повисло на плече незнакомца. Ив сгорбился, и в этом неуклюжем, беззащитном жесте было что-то отчаянно трогательное и слабое. Его пальцы, дрожа, вцепились в одежду Ноа, словно ища опору, но вместо этого он нашёл лишь боль.

[indent]Боль, которая долго ждала своего часа, наконец-то догнала его, и Ив понял, что его внутренний мир, полный тьмы и ужаса, начал выворачиваться наружу. Оттолкнув от себя Ноа, он попытался отойти в сторону, но его ноги подкосились, и он упал на колени. Его тело содрогнулось, и он начал блевать, упёршись руками в песок, который казался единственным свидетелем его унижения. Мимика Ива исказилась от отвращения к самому себе, к тому, что он совершил. Его глаза, полные ещё не выплаканных слёз, смотрели в пустоту, и в этом взгляде не было ничего, кроме бесконечного мрака отчаяния. Он дышал тяжело, каждый вдох был полон песка и боли.

+1

17

Замерев в паре шагов от присевшего на песок Ньепса, вновь принявшегося копаться в камере, Ноа чуть-чуть напрягся, рассматривая свежеиспечённого маньяка внимательней. Оказывается, конец плёнки на катушке не проблема, если есть запасная, а уже вовсе не секрет и не новость, к чему приводят фотографии от Ива в состоянии аффекта.
Шаг назад, шаг в сторону, склонив голову на бок. Никакой насмешки, никакой лёгкости и беззаботности: Амэнома предельно внимательно смотрит на Ива и то, как он движется, едва ли не сканируя его по кусочкам. Какой у него взгляд, как он дышит, как именно трясутся его руки и губы, молчит он или бормочет что-то себе под нос. Всё то время, что Ньепс потратил на перестановку катушки, сам Ноа пустил на этот анализ, размышляя над своими дальнейшими ходами.
Скрыться из поля зрения Ива и вырубить ударом по затылку было оптимальным решением, это понятно сразу. Ив явно на нервах, с кашей в голове и физически вымотан, а ещё боец из него, объективно, никакой. Элементальной силы да, хоть отбавляй, но никакого опыта или понимания, как драться и что нужно для выгодной победы. Или не победы... в общем, он абсолютно беспросветный профан во всём этом.
С тихим щелчком затворяется крышка на корпусе фотокамеры, Ив поднимает аппарат на уровень лица - совсем не так, как это было только что, в момент его безобразной резни, и той странной вспышки в руках фотографа уже не было. Ноа хмыкнул, сделав свои выводы из увиденного, и не стал ничего предпринимать.
На одну секунду, когда раздалось короткое жужжание затвора, сердце Амэномы забилось чуть-чуть быстрее. Он не дрогнул и не моргнул, глядя прямо в объектив, даже наоборот, точно бы с интересом шагая навстречу, желая заглянуть внутрь. То ли камеры, то ли черепной коробки Ива.
И рассмеялся секундой после, когда ничего, совсем ничего не произошло. Это было... очень сладкое чувство, смешанное с неким разочарованием. Улыбка Ноа немного горькая в своём безудержном веселье.
Ньепс тем временем точно приходил в себя всё больше, постепенно возвращаясь в реальность. Начал реагировать на окружение, заметив у Ноа свою камеру, и потянулся к ней, но не совладал с собственными ногами и споткнулся. Пришлось хватать его и держать, чтобы не упасть самому.
- Никогда ещё не обнимался с серийным убийцей. Таааак освежает, - мягко тянет Амэнома на ухо вцепившемуся в него Ньепсу, и это замечание бьёт точно в цель. Ив меняется в лице - наверное - разглядеть этого не удаётся, потому что он толкает Ноа от себя, а сам падает в песок. Точно бы это свинцово-синее небо сейчас давит убийце на спину, тянет его вниз, в жар напитанного кровью песка, а какие-нибудь вот эти все его грехи...
Остальное уже не так интересно, Ив просто начинает блевать, скрючившись на коленях. Такой момент своей бытовухой запорол, а.
Запечатлев этот момент бесстыдного падения аж с двух ракурсов, давая Ньепсу время осознать, что обезвоживать свой организм в пустыне - это более тупой поступок, чем убийство, Ноа остановился за его спиной, легонько пиная мыском ботинка. Голос Амэномы журчал, как ручей в оазисе, был милым, нежным, мелодичным и приятным уху.
- Подумай вот о чём - они умерли, чтобы ты жил. И подумай вот ещё о чём - ты сааамый счастливый парень на свете, потому что должен был умереть ещё позавчера, Ив. А ты живой! Здорово, это же таааак здорово! Твоя жизнь очень дорогая... ммм, ну-ка... раз, два, три, четыре, пять, шесть... шесть? Вроде, шесть жизней пустынников стоит.
Прекратив считать трупы, Ноа снова пнул Ива, уже посильнее, более раздражённо.
- Шесть чужих жизней и пять тысяч моры, а ты сидишь здесь в блевотине и грязи вместо того, чтобы не дать этим вложениям пропасть. Точно ли я на того ставку сделал? - голос Амэномы перестал быть мягким и вкрадчивым, без какого-либо перехода он рявкнул на Ива приказным тоном, что был в равной степени невероятно грубым и чрезвычайно командирским, приказным. - Поднялся, быстро! За мной!

+1


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Эпизоды настоящего » [15.06.500] So you do have a plan? Yeah, science!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно