body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/275096.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/326086.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/398389.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/194174.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/4/657648.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; }
Очень ждём в игру
«Сказания Тейвата» - это множество увлекательных сюжетных линий, в которых гармонично соседствуют дружеские чаепития, детективные расследования и динамичные сражения, определяющие судьбу регионов и даже богов. Присоединяйтесь и начните своё путешествие вместе с нами!

Genshin Impact: Tales of Teyvat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Архив » [28.03.501] Ab irato


[28.03.501] Ab irato

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

[hideprofile]

[sign] [/sign]

[html]
<div class="un-ep-root">
  <div class="un-ep-wrapper">
    <!-- ВРЕМЯ И МЕСТО -->
    <div class="un-ep-coord">
      <div class="un-ep-date">28.03.501</div>
      <div class="un-ep-loc">Энканомия</div>
      <div class="un-ep-place">Дайнити Микоси</div>
    </div>
    <!-- КОНЕЦ // ВРЕМЯ И МЕСТО -->

    <!-- НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА -->
    <div class="un-ep-title-back">
      <div class="un-ep-title-box">
        <div class="un-ep-title">Ab irato</div>
      </div>
    </div>
    <!-- КОНЕЦ // НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА -->

    <!-- АВАТАРКИ -->
    <div class="un-ep-char-box">
      <div class="un-ep-char-layout">

        <!-- игрок 3 -->
        <div class="un-ep-char-pic">
          <a href="https://genshintales.ru/profile.php?id=86" title="Люмин"><img src="https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/86/155739.jpg" class="un-ep-char-avatar"></a>
        </div>
        <!-- конец // игрок 3 -->

        <!-- игрок 2 -->
        <div class="un-ep-char-pic">
          <a href="https://genshintales.ru/profile.php?id=90" title="Итэр"><img src="https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/86/377936.jpg" class="un-ep-char-avatar"></a>
        </div>
        <!-- конец // игрок 2 -->

        <!-- игрок 1 -->
        <div class="un-ep-char-pic">
          <a href="https://genshintales.ru/profile.php?id=155" title="Дайнслейф"><img src="https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/86/290607.jpg" class="un-ep-char-avatar"></a>
        </div>
        <!-- конец // игрок 1 -->

      </div>
    </div>
    <!-- КОНЕЦ// АВАТАРКИ -->

    <!-- ОПИСАНИЕ -->
    <div class="un-ep-desc-box">
      <div class="un-ep-desc-border">
        <div class="un-ep-desc-head">
          <div class="un-ep-desc-ost"><a target="_parent" href="https://www.youtube.com/watch?v=O7dy3cKt1e0">possessed by disease</a></div>
          <div class="un-ep-desc-tag">alia tempora</div>
        </div>
        <div class="un-ep-desc-text">
          <p>✧ Предыдущий эпизод: <a href="https://genshintales.ru/viewtopic.php?id=1715">«Укутайся в тень / Ты не один»</a></p>
          <p>В глубинах мистической Энканомии судьба сводит вместе трёх странников, разделённых обстоятельствами и временем. Итэр, светлоликий путешественник, ищущий свою пропавшею сестру; Люмин, загадочная принцесса с неизвестными мотивами; и Дайнслейф, блуждающий во тьме, встречаются в этой затерянной среди волн утопии. Отношения между ними напряжены, каждый несёт бремя своего прошлого и скрытые агенды. Их встреча, полная недомолвок и непонимания, может привести к разрушительному конфликту. Их пути пересеклись не случайно, и здесь, в Энканомии, они должны вместе столкнуться с истинами, которые долгое время оставались скрытыми под покровом воды и времени.</p>
        </div>
      </div>
      <!-- КОНЕЦ// ОПИСАНИЕ -->

    </div>
  </div>
</div>
<style>
  :root {
    /* ССЫЛКА НА ФОНОВУЮ КАРТИНКУ */
    --unep-bgpic: url("https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/86/894481.png");
    /* ЦВЕТ ФОНА */
    --unep-bgcol: 31, 34, 48;
    /* ЦВЕТ БЛОКОВ */
    --unep-blcol: 56, 68, 87;
    /* ЦВЕТ ТЕКСТА */
    --unep-text: 240, 233, 223;
    /* ЦВЕТ ССЫЛОК */
    --unep-link: 223, 197, 157;
  }
</style>
<link rel="stylesheet" href="https://forumstatic.ru/files/0014/98/d3/58170.css?v=4">
[/html]

Отредактировано Abyss Princess (2024-02-24 22:24:29)

+6

2

Энканомия не была приветливым местом, особенно после того, как ее заполонили маги Бездны. Однако у Сумеречного Меча была причина задерживаться здесь - он ещё не успел поговорить с Итером. В прошлый раз, когда юноша забирал запрещённую книгу, их разговору помешали монстры Бездны. И с того дня Дайнслейф был вынужден отбиваться от них, поскольку сдаваться и уносить ноги на поверхность, так и не получив желаемое, он не хотел.

Но эта ночь, кажется, впервые выдалась спокойной. Возможно, Дайнслейфу удалось избавиться от большинства монстров, а может быть они срочно понадобились во дворце на самой глубине Бездны, на службу к принцессе, дабы выполнить очень важные поручения, которые можно доверить лишь магам. Он не знал точного ответа, но воспользовался временем затишья, чтобы дать себе отдых и подготовиться к новому дню.

Сон его был чутким, и не напрасно; что-то в воздухе изменилось, когда ночь близилась к своему завершению, заставив Дайнслейфа подняться так, словно его окатили ледяной водой. Чувство холода расползалось по всему его существу, вызывая дрожь в теле, и не оставалось ни единого сомнения: она была здесь.

Он тут же поднялся на ноги, хватая рукоять своего меча, все ещё окутанный лёгкой пеленой не до конца прошедшего сна. Лишь только оглядевшись по сторонам понял, что по близости не было никого, кто причинил бы вред. Однако теперь Дайнслейф был более чем уверен в том, что сама Люмин пожаловала в Энканомию. Очевидно, ради встречи со своим братом, хоть Дайнслейф и не мог этого утверждать. Возможно, принцесса все ещё наблюдала за своей кровинкой издалека, интересовалась его делами, что опять же указывало на то, что где-то в глубине ее души все ещё осталось тепло и свет, не до конца поглощённые тьмой. Однако это было лишь предположением, и поэтому Дайнслейф должен был проверить, не угрожает ли Итеру какая-либо опасность. Он не знал отношения нынешней Люмин к своему брату, а поэтому не мог с точностью говорить, не была ли сама Бездна опасна для него.

Но ближе к рассвету, когда Дайнслейф, ведомый чувством холода и тьмы, приблизился к лагерю путешественника, он не обнаружил там никаких следов принцессы. Ни звука, ни шороха, ни тени, однако он по-прежнему отчетливо ощущал ее присутствие. Это заставило брови мужчины нахмуриться, поскольку становилось ясно - их свидание не было наяву. Подойдя ближе, рыцарь не смог не бросить взгляд на спящего путешественника, у которого было такое мягкое и печальное выражение лица, что у Дайнслейфа защемило в груди - он в который раз убедился, как сильно он был похож на нее: те же пшеничные волосы, тот же аккуратный нос, и глаза должно быть тоже были золотистые, словно мед. Не даром ведь близнецы. Он отвернулся из уважения, чтобы не разглядывать спящего, и присел у кострища.

Ждать его пробуждения оказалось недолго - видимо к этому часу принцесса уже распрощалась со своим братом и отпустила сновидения путешественника. Он глубоко вздохнул - это будет довольно тяжелый разговор, если Люмин уже успела промыть ему мозги. Хотя даже если бы Дайнслейф не опоздал со встречей и рассказал Итеру о Бездне раньше, то маловероятно, что это повлияло бы хоть на что-то: все-таки кровная связь была сильнее какого-то незнакомца, которого ты впервые видишь.

- К тебе приходила златовласая принцесса, верно?

Отредактировано Dainsleif (2024-02-25 00:00:33)

+4

3

Он правда не хотел чтобы их сон завершался, но никак не мог воспрепятствовать новому расставанию. Блондин продолжал мягко гладить волосы сестры и улыбаться ей, пока она становилась всё прозрачнее и прозрачнее. Спустя несколько мгновений, он снова был в своем сне один.

И только тогда он позволил себе сжаться в своих путах и тихонько заскулить. Как побитый пес, оставшийся без внимания хозяйки. Одинокий и потерянный. Злой, где-то в самой глубине. И очень-очень-очень несчастный.

Путешественник продолжал настойчиво цепляться за остатки сна, лелея слабую надежду, что сестра может вернуться сюда, но медленно и неотвратимо и сам он покидал царство сновидений.

Блондин заворочался на своем месте, заворчал негромко, а затем резко, без перехода, подскочил, стоя на земле с мечом в руках.

У него был гость. Тот самый что вмешался в его общение с "ученым". Они не успели пообщаться в прошлый раз и Итэр уже было думал что и за ним придется бегать и искать, но нет. Незнакомец явился сам. Тоже хотел пообщаться? Или, возможно, преследовал какие-то свои цели? В любом случае, этот визит был на руку Путешественнику. Возможно ему, наконец, улыбнулось подобие удачи, и он получит ещё порцию информации?

- Не представляю почему я должен ответить на этот вопрос? - Прохладно произнес Итэр, но меч убрал, демонстрируя отсутствие явной враждебности, даже несмотря на проведенную черту, которую не следовало бы преступать, проверяя на прочность его далеко не безграничное терпение.- Как ты нашёл мой лагерь? И зачем искал?

+4

4

[indent]Тьма уступала место первым лучам утра там, в Тейвате, однако глубокие чёрные тени цепко держались за углы покоев Принцессы Бездны. Она лежала на постели, покрытой шелками и мягким мехом тёмных зверей и пыталась сохранить в глубоком защищённом фрагменте памяти то сновидение, в котором она видела своего брата. Оно было настолько ярким и тревожным, что разбудило её от глубокого сна чувством разбитой мозаики. Её сердце еще колотилось, а в воздухе витало ощущение чего-то недосказанного. Люмин села на кровати, откинув на спину ночную накидку из мягкой, тёмной ткани, отделанную серебристым шитьём.

[indent]Она встала, и её ноги коснулись холодного каменного пола. Сквозь занавески пробивался едва заметный вечнолунный свет, отбрасывая на пол тени резных мебельных уголков. Люмин наспех собиралась, она знала, что не имеет времени на длительные утренние ритуалы. Её обычный наряд, платье ночного цвета с переливами синих и фиолетовых оттенков, висело на манекене рядом с дверью. Она быстро набросила его на себя, позаботившись только о том, чтобы застегнуть все застежки и пуговицы. Добрая половина бантов и брошей остались на тумбе рядом.

[indent]В кабинете на столе лежали различные магические инструменты и карта Тейвата, усеянная рунами и древними знаками. Люмин приблизилась, её тонкие пальцы коснулись карты, и в воздухе зажглись магические символы. С их помощью она быстро определила координаты, необходимые для открытия портала. Времени на раздумья не было — она должна была поторопиться, если хотела успеть в очередной раз издали застать незримым взором своего брата.

[indent]Она шагнула в портал, и тьма поглотила её фигуру, оставив покои пустыми и тихими, как могила. Фрейлина принцессы даже и не подозревала о том, что её госпожа покинула дворец в такую рань.

[indent]Мир Энканомии раскрылся перед Люмин в полной своей величественной тишине. Стоя на возвышенности, она смотрела на лагерь своего брата. Лагерные огни тлели, и фигура брата еле заметно проблёскивала в темноте. Принцесса наблюдала, как брат, ничего не подозревая о её присутствии, заканчивал свои ночные дела. Она сжимала пальцы, чувствуя внутреннее беспокойство.

[indent]И тут в лагерь вошёл из всех людей именно Дайнслейф, его тёмная фигура выделялась на фоне угасающих огней. Люмин почувствовала, как волнение внутри неё сменилось чем-то более холодным и опасным. Сомнения и подозрения разлились в ней как яд. Она не могла допустить, чтобы тень заговора или ловушки подстерегала её, не через лик и длань брата.

[indent]Без колебаний Люмин вновь открыла портал, и в следующий момент она уже стояла в лагере, между Итэром и Дайнслейфом. Её меч моментально появился в руке и уже был направлен на избранного врага. Длинное и прямое серебристое лезвие, сужающееся к острию, казалось достаточно лёгким и изящным, несмотря на простое исполнение меча, а тёмные отливы на на лезвии говорили о трепетном уходе и тщательной заточке. Этот лёгкий и быстрый меч служил одной цели: рубить плоть до кости.

[indent]Глаза Люмин были полны гнева и мрачной решимости, а её взгляд, устремлённый на Дайнслейфа, был таким тяжёлым, что казалось, будто сама тьма сгущается в воздухе вокруг неё. В этот момент она полностью игнорировала Итэра, весь её фокус был направлен на человека перед ней.

[indent]— Что ты здесь делаешь? — её голос звучал как ледяной ветер, разрезающий предрассветную тишину.

+4

5

Дайнслейф был готов к такой реакции на его внезапное появление и собирался отбить потенциальный удар путешественника, но похоже не придется; Итер узнал его, что было славно. Дайн знал, что путешественник, в виду своей любознательности, испытывает к Сумеречному Мечу тот же интерес, что и он.

— Я чувствую ее присутствие, ее чары, заклинания. Сама принцесса Бездны была здесь, поэтому я пришел. Точнее говоря, она все еще здесь.

Дайнслейф подозревал, что Люмин наблюдает за ними издали, он отчетливо чувствовал это своим нутром, что-то в нем резонировало с Бездной. Возможно потому, что он сам отчасти принадлежал к Бездне. Однако, чего он точно не ожидал, так это того, что принцесса самолично решит вмешаться в их с Итером разговор, который еще даже не успел начаться. Он был пойман врасплох, когда между ним и путешественником открылся темно-синий портал, не успел вовремя среагировать и вот уже кончик лезвия ее меча был направлен в его сторону. Глаза Сумеречного Меча расширились в удивлении, а все мышцы напряглись, ожидая ее следующего действия. Расстояние меж ими было опасно близким, так что бывший рыцарь не мог предпринять в данной ситуации хоть что-то против, чтобы не спровоцировать Люмин еще сильнее.

— Люмин... — он задумчиво нахмурился. Сказать правду, что он почувствовал ее присутствие, означало бы, что он, словно одержимый, всюду преследовал ее. Однако правдоподобную ложь в оправдание он придумать не смог. — Не ожидал, что мы встретимся так скоро.

Попытался уйти от прямого вопроса, хотя понимал, что вполне вероятно принцесса будет настаивать на том, чтобы он ответил. Его хмурый и по-прежнему печальный взгляд был прикован к ней, не мигающий, следящий за каждым ее движением. Не отвлекающийся ни на что иное.

Отредактировано Dainsleif (2024-02-25 15:20:02)

+4

6

Как правильно описать то чувство что испытал Итэр, когда едва стих многообещающий ответ блондина, на его стоянке распахнулся уже знакомый портал и из него буквально вылетела сестра, которая до сегодняшнего дня ни разу не показывалась ему на глаза наяву? Ни один урок этикета не учит этому, хотя сейчас Путешественнику очень недоставало культурного красноречия.

Его ощущения нельзя было назвать легким удивлением. Под описание шокированного замешательства они тоже не подходили. А уж про изящное недоумение в паре с аристократичной растерянностью и заикаться не стоило. Нет. Все эти описания никак не подходили и не охватывали весь спектр и силу эмоции, которую сюрреалистическая картина перед ним представляла. Но если покопаться в памяти как следует, то можно выцепить одно ёмкое, но такое правильное слово из арсенала лексикона Похитителей Сокровищ.

Он охренел.

Вот как правильно называется это состояние.

Ну, теперь, когда с ощущениями разобрались, можно начать пытаться понять что происходит на этой поляне.

А сестра и высокий блондин в тёмно-синем, словно совсем не замечая его самого и всё увеличивающихся в размере глаз, завязали практически светскую беседу. Разумеется, если бы в руках Люмин не было меча , которым, по виду, она могла покрошить незнакомца на канапе.

- Вы знакомы? - Итэр поморщился сразу же после того как слова сами сорвались с его губ. Дебильнее вопрос трудно придумать. У Люмин не было привычки наставлять оружие на абы кого. В конце концов Мастер не так их воспитывал. Их предыдущие знакомые "учёные", тоже были не в восторге от блондина, имя которого Итэр упорно не мог вспомнить. Да и сам субъект назвал сестру по имени, не говоря уже про упоминание скорой встречи.- Откуда?

Отредактировано Aether (2024-02-25 16:24:25)

+4

7

[indent]Холодным калением собираются нервы в резком движении; Люмин, не опуская ни меча, ни руки, обернула голову к брату, и золото взгляд в этот момент плавится закипающей злостью, сверкающей обидой, переливчатой жаждой крови, — да только лицо, белое да полупрозрачное, сохраняет маской неживую сдержанность постылости. Голос тихий, по-прежнему мягкий, но ноты стальные перебивают стекло колокольчиков в остром, жёстком и быстром, почти перебивающем встречном вопросе:

[indent]— Почему ты с ним?

[indent]Её брат, тот, кто разделял с ней кровь и память о днях, когда мир был не так жесток, стоял рядом с Дайнслейфом, и это было для неё предательством, глубже раны от самого острого клинка. Она смотрела на него, лицо оставалось неподвижным, но в глазах мерцало отражение тысячи неразгаданных тайн прошлого и одной — боли, что не давала покоя. И теперь, под натиском обиды, что раздувалась в её сердце, как буря в море, она была готова раскрыть один из секретов Дайнслейфа, раз тот позабыл о вежливом представлении.

[indent]Рука Люмин крепче сжала рукоять меча, словно она пыталась передать всю свою решимость и напряжение в сам клинок, чтобы он стал продолжением её души, её воли, её непримиримости. Мышцы её тела были напряжены, как тетива лука перед выстрелом, готовая в любой момент выпустить стрелу мести.

[indent]— Ты должен знать, — голос её был тих, но каждое слово несло вес пять веков греха, — Этот человек, Дайнслейф, это Сумеречный Меч, когда-то великий капитан дворцовой стражи короля Чёрное Солнце. Но его величие погасло пятьсот лет назад, когда он не смог удержать свою нацию от катастрофы. Когда он не смог спасти Каэнрию. Он оставил свой народ, когда тот нуждался в нём больше всего. Ты думаешь, раз он помог тебе справиться с Эндзё, то будет и дальше полезен. Не жди от него помощи или участия, ведь предательство — это его вторая натура.

[indent]Слова Люмин витали в воздухе, как пепел от давно погасшего костра, оставляя после себя лишь горечь и холод. Она обернулась к Дайнслейфу, ища в его глазах отблеск древней боли, что разделяла и сама.

+4

8

Он стоял там и просто молча слушал, как она отчитывает его, словно нашкодившего щенка. И глаза были такие же печальные, но скорее больше от грусти за то, что Люмин так крепко оскорбилась за его отказ присоединяться к Ордену. Ведь они оба были там, и оба прекрасно знали, что не могли помочь Каэнри'ах ничем. Но если ей хотелось злиться - пусть злится. Ненависть лучше, чем безразличие. Это показывает, что в ней осталось еще что-то живое.

Сумеречный Меч смотрел в ее янтарные глаза, словно хотел дотянуться до ее души через эту встречу взглядов. И на секунду позволил себе слабость, легкий блеск в глазах от сожаления, усталости и той боли, что он нес с собой все это время. После, наконец, отвел синеву куда-то в сторону, бросив взгляд уже на клинок, что был вот так опасно близко к его груди - только сделай выпад и его сердце окажется на металле.

— Он не со мной, — и после появления принцессы вряд ли уже будет, — я даже не успел толком заговорить с ним, — может быть, эти слова на время успокоят гнев Люмин и лишат ее очередной боли от догадок и мыслей о том, что брат ее предал. Пусть лучше злится целиком на него, что он такой плохой крутится вокруг ее брата. Это было бы лучше, чем ссора настолько близких друг к другу людей. Дайнслейф помнил, как Люмин дорожила Итером и сколько тоски было в ее голосе, когда она рассказывала ему о нем. Но они оба прекрасно знали о том, что Дайнслейф, даже потерпев неудачу сейчас, все равно продолжит искать попытки приблизиться к Итеру, так что эти слова действительно были лишь временным утешением. Хотя утверждать это было рано; Сумеречный Меч не знал путешественника и не был уверен в том, что он вообще захочет выслушать версии одной и той же истории, но от разных сторон.

Отредактировано Dainsleif (2024-02-26 11:54:24)

+4

9

— Почему ты с ним?

Если ли бы не боль и предательство, буквально сочащиеся ядом из глаз Люмин, Итэр бы огрызнулся. Нет, правда. Не успел проснуться после эмоционально тяжелого сна, как тут же схлопотал в лицо необоснованную претензию. И это только вершина айсберга. Была ещё обличительная речь, призванная, очевидно, унизить пришлого - надо бы запомнить, всё-таки, его имя, а то неудобно как-то - воина, но выглядело больше так, будто выплеснутая затаенная обида, отравляющая прежде всего саму Люмин.

Итэр тяжело вздохнул и поднял руки вверх, пока сестра, неровен час, и ему голову с плеч не решила снести за компанию.

- Не знаю что между вами двумя произошло, но явно что-то серьезное, раз после стольких пряток, ты выскочила чтобы ткнуть в него острым предметом. Возможно не один раз. - Проговорил он негромко, всячески демонстрируя готовность выслушать сестру.- Сумеречный Меч, Черное Солнце, Каэнрия, катастрофа.... Вот об этом и речь, Люмин. Из всего этого обличительного набора слов, я понял только - предательство. Ты прекрасно знаешь, что выдрать ответы из жителей этого мира, можно только либо вместе с позвонком, либо после долгого стояния над душой. И то это может быть "я не знаю" различной степени честности. - Проговорил Путешественник.- Ищи ответы, ты должен сам всё узнать, реши самостоятельно. Как? С помощью отсутствующей телепатии? Питаясь лапшой с ушей, в количестве которой можно накормить весь Тейват? Если даже ты не можешь не быть частью этой Игры, что остается мне? - Спросил он, устало глядя на сестру.- Нам не обязательно быть с ним друзьями, чтобы иметь возможность говорить. Тем более что вас явно связывает что-то важное. - Блондин сделал пару шагов вперед, и положил руки Люмин на плечи.- Когда-то мы знали друг друга как самих себя. Когда-то у нас были мысли на двоих. Пожалуйста, поверь в мою сообразительность и способности, чуточку больше. Знаю, это трудно, после всего во что я уже верил в Тейвате, но всё-таки. Я не буду с тобой сражаться, Люмин. - Твердо произнес Итэр, заглядывая в родные глаза, а затем отступая, давая ей возможность самой решить как поступить дальше. - Мы можем просто поговорить. Можно без подробностей. Сухую выжимку из событий. - Робко озвучил он свою мысль.

+4

10

[indent]В том уголке сумрачного лагеря, где столкнулись взгляды Люмин и Дайнслейфа, пламя гнева вспыхнуло с такой силой, что казалось, будто забытая глубина Энканомии на миг озарились энергией забытого солнца. Итэр хоть и предложил спокойный диалог, но напряжение в воздухе было настолько густым, что можно было почти почувствовать вкус грозы на языке. Люмин, чьё сердце было обетовано отмщению, на мгновение показалась готовой разразиться гневом и уничтожить предателя на месте. Но вот её взгляд начал меняться, медленно, словно солнце, погружающееся в море тьмы за горизонтом.

[indent]Глаза Люмин, только что полные ярости, теперь были непроницаемы, словно зеркала, отражающие бескрайний холодный космос. В них не читалось ничего, кроме пустоты. Гнев, который едва не вырвался наружу, теперь скрывался в глубинах её существа, подобно древнему дракону, укрывшемуся в самой тёмной пещере своего логова. Мантия Люмин едва колыхнулась, когда она, сдерживая в себе злое пламя, отошла в сторону, словно в танцевальном шаге.

[indent]Поступь её была манерной даже в этот момент напряжения и борьбы внутренних демонов. Её поза, уступающая дорогу брату и врагу, была настолько естественной для её неё, что показалась почти театральной. Она стояла так, что могла видеть обоих мужчин, не давая при этом преимущества ни одному из них. В этом жесте было одновременно и желание угодить брату, и непоколебимая решимость не отпускать врага из своего холодного, рассудительного взора.

[indent]Тяжёлая, неловкая пауза опустилась на троицу, словно тяжкий плащ, который никто не осмеливался сдвинуть. В этот момент лицо Люмин было настолько лишено эмоций, что казалось скульптурой, созданной из самого холодного мрамора. Когда она начала выбирать слова, чтобы разорвать эту мучительную тишину, её глаза двигались неестественно медленно, как будто искали ответы не здесь, среди земных откровений, а где-то в бесконечных просторах, сквозь ткань реальности.

[indent]Наконец, Люмин начала свой рассказ о том, что случилось пять веков назад в Каэнрии, очень медленно и точечно произнося каждое слово, будто оно было тяжёлым камнем, который ей приходилось поднимать с дна своей души. Между предложениями звучали паузы, словно она боялась разбить хрупкую нить, связывающую её с прошлым. В этих моментах она казалась не такой непроницаемой, скорее потерянной, словно маленькая девочка, заблудившаяся в лесу своих воспоминаний, ищущая путь назад, но обречённая вечно скитаться среди древних деревьев своих воспоминаний. Каждое слово, которое она произносила, было отмечено тяжестью столетий, и каждая пауза была наполнена тишиной забытых эпох.

[indent]— Ты уже можешь знать, что пять веков назад грешница Золото из Каэнрии сотворила грех, и король Чёрное Солнце вместе со всем своим двором и королевством были уничтожены богами. Каэнрийцы посягнули на то, что Небесный Порядок оберегал от людского познания, и за это поплатились. Одной ночью всё величественное королевство, не поклонявшееся никаким богам, было уничтожено. Пять веков назад, когда творился грех, король Ирмин поднял свои тёмные и проклятые силы, чтобы единовременно атаковать весь Тейват, обратив своими врагами каждого из Семи Архонтов. Они молчат о том, что случилось тогда. А Дайнслейф и того хуже — он попросту забыл.

[indent]Воздух вокруг них, насыщенный старыми тайнами, колебался от каждого дуновения, становясь всё более тягостным и томительным с каждым словом Люмин. Но она продолжала, её голос был стойким, как скала, хотя каждая пауза выдавала в ней скрытую трепетность и ненамеренную уязвимость, которую она так старалась скрыть за маской равнодушия.

+4

11

Когда Итер заговорил, взгляд Дайнслейфа обратился к нему, вникая в каждое слово из сказанной ей речи. И, если честно, Дайнслейф понимал, почему Люмин не хотела рассказывать ему обо всём происходящем и ждала, пока Итер закончит свое путешествие. Она, скорее всего, хотела, чтобы ее мнение никак не повлияло на решение Итера в конце его пути. Чтобы брат сам узнал правду о мире. Но Дайн не сказал бы, что считает это умалчивание правильным. Все равно, как в итоге сказал путешественник, он не будет сражаться со своей сестрой. Но и Тейватских друзей, что он обрёл в процессе своего путешествия, он бы, скорее всего, не бросил. Просто не был похож на того, кто может передать. А это значило что, возможно, у Дайнслейфа получится убедить Итера в том, что Люмин нуждается во спасении, и что методы Бездны кошмарны по отношению к обычным людям.

Слова близнеца, похоже, проникли и до сердца принцессы; сначала в ее глазах вспыхивает гнев, и Сумеречный Меч напрягается, готовый в любой момент парировать ее атаку, но в следующую секунду взгляд Люмин меняется, теперь в нем не было того испепеляющего гнева, и нельзя было точно прочесть по ее глазам, о чем она думает. Плечи Дайна облегчённо опускаются, когда принцесса отводит свой меч в сторону и делает несколько шагов назад. В этот раз им не придется сражаться.

Он уже знал, о чем Люмин расскажет дальше. Начнет говорить о грехе, о катастрофе, и обязательно упомянет эрозию Дайнслейфа, которая пожирает его память день ото дня. Но настолько сильные воспоминания не забываются, хоть и теряются некоторые детали в них. Однако была ли в этом его вина? Виноват ли он в проклятии, что сохраняет его облик и позволяет не обратиться в монстра? Дайнслейф считал, что нет, но принцесса думала иначе с тех пор, как их пути разошлись. Предаваясь событиям прошлого в этот момент Дайнслейф чувствовал, что воспоминания задевают Люмин за живое, превращая ее в человека - как тогда, той лунной ночью у статуи Семи. Он опустил голову, не говоря ничего, не пытаясь никак оправдаться и обелить себя в глазах путешественника. Этот рассказ был для Итера, он мог сейчас получить те желаемые ответы на вопросы, что так долго мучили его. И, естественно, делать вывод о ситуации должен был только он.

+4

12

— Ты уже можешь знать, - говорит Люмин, а Итэр лишь кривит губы и пытается удержать лицо.

Мог бы знать. Если бы спрашивал про историю этого мира. Географию. Религию. Архонты и Селестия до сего момента были в его системе координат единственными около божественными сущностями. Семь регионов Тейвата лишь названиями тех стран, где ему предстояло искать сестру. А история... Нет, что-то он определенно читал, но всё же всё что рассказала ему Люмин, было ему незнакомо.

Он видел это. Её осторожность в словах. Её усталость от опаски. Груз, что всё больше давил на неё с каждым днём. А он даже не мог забрать себе хотя бы половину того что приходилось держать в себе его светлой и замечательной сестре. Ему стоит быть внимательнее. Сильнее. Быстрее. Он должен докопаться до правды этих хитросплетений как можно скорее, чтобы помочь ей. Чтобы разделить её одиночество.

Зато хоть немного стало понятно, за что она так сильно зла на Дайнслейфа, что готова кинуться на него с мечом в любой момент. Ему ли не знать, что сильнее всего близнецы ненавидят тех, кого когда-то любили?

Путешественник смотрит на блондина угрюмо, с долей скептицизма и раздражения. Этот человек был с Люмин когда сам Итэр не смог. Но он оставил её. Почему? Что разделило их? То что блондин начал забывать трагедию случившуюся с его народом пять веков назад? Этот вопрос лучше задавать не сейчас. И не сестре. Ни к чему бередить эти раны.

Вот только.... Атмосфера не стала легче. Вопросов не стало меньше. Их печаль не стала слаще. Все трое, что собрались на этом пятачке, сейчас молчали, не зная что сказать и как продолжить разговор.

- У меня появилась ещё примерно сотня вопросов, сестрёнка. Только ты умеешь так рассказывать. - Улыбнулся Путешественник и сделал несколько шагов к сестре.- Но я не буду их задавать, потому что понимаю что ты не сможешь на них ответить. И это не добавит тебе счастья. - Он подошёл ещё ближе и, протянув дрожащие руки, обнял Люмин уже наяву, несмело улыбаясь ей при этом.- Я постараюсь искать ответы усерднее. Обязательно узнаю правду. И надеюсь что найду тот путь, который позволит всем получить их счастливый финал. - Пробормотал он ей в висок.- Но для этого я должен услышать все истории. Лживые, невероятные, горькие, счастливые.... Даже его. Не обижайся на меня за это.

+4

13

[indent]В воздухе витало невидимое напряжение, когда Люмин обернулась на Дайнслейфа, человека, некогда называвшим себя другом, но теперь — тенью в её прошлом. Её глаза, острые и пронзительные, словно осколки льда, впивались в него, искали ответов, которых не было.

[indent]— Тебе, как всегда, нечего сказать, Дайнслейф, — произнесла она холодным, ровным голосом. В её словах не было ярости, лишь отголосок гордости и самоконтроля.

[indent]Итэр выступил вперед и обнял её. В этом жесте было столько тепла и братской заботы, что Люмин почувствовала, как её решимость шатается. В её глазах мелькнула растерянность, но она осталась неподвижной, словно кукла, лишённая воли. Её тело было холодным и неживым, оно не откликалось на объятия брата, не дарило взаимности тому, кто так явственно нуждался в ней. Но в глубине её затуманенных глаз зажглось бледное пламя тепла, такое далёкое, словно звезда в ночном небе. После долгого молчания Люмин тихо заговорила, едва слышно.

[indent]— Закончи своё путешествие, брат, — сказала она. — Переверни каждый камень, найди каждый след, послушай все истории и насладись самыми величественными видами. Найди свой путь.

[indent]Её слова были как прощание, тихое и безвозвратное, как шёпот ветра, уносящийся вдаль. Затем она отвела взгляд в сторону, и голос её стал ещё более тихим, словно она боялась, что её слова разрушат хрупкий мир, в который они все были погружены.

[indent]— Я уже закончила своё путешествие, — добавила она. — Теперь мне открыта правда об этом мире. Я подожду, пока ты сделаешь то же самое. Но не пытайся остановить Бездну, не пытайся спасти меня. Не важно, что Дайнслейф тебе скажет... Я не дама в беде. Я выбрала путь войны с небесами и не успокоюсь, пока последний пепел войны не осядет на землю.

[indent]Люмин повернулась к Дайнслейфу, её взгляд был томительно пустым, но в нём читалась непоколебимость.

[indent]— Ты думал, что можешь контролировать игру судеб, но я сама выбрала своё предназначение, — прошептала она. — Мы встретимся вновь, когда мир откроет своё последнее действие, и тогда мы увидим, чья воля окажется сильнее.

+4

14

Дайнслейф чувствовал себя лишним, когда Итер выступил вперёд и обнял Люмин. Он даже немного завидовал тому, что путешественник не был ограничен в подобных действиях, и ему точно не приходилось волноваться о том, что за одно только касание к принцессе его голова полетит с плеч. Как бы он хотел обнять Люмин тоже. Сказать, что хватит вести войну, хватит строить планы по свержению божеств, хватит жертвовать жизнями простых людей, что невольно оказываются на пути у Бездны. Хотелось сказать простое и краткое «вернись ко мне», но он не мог, не имел права, он был бы чудовищем, если бы сделал это, ведь подобный шаг принес бы ей очень много боли.

Что следовало ожидать, Люмин не поддалась на теплоту брата, и это тоже ранило, ведь не такую Люмин он когда-то знал. Прежняя Люмин, не отравленная северной, с радостью ответила бы на объятие, но сейчас все было по-другому. Он выслушал ее, не отрывая взгляда, и глубоко, устало вздохнул.

— Путь, который ты выбрала, может привести к непредвиденным последствиям, Люмин. Готова ли ты к тому, что, ведя войну с небесами, подвергнешь опасности всех - не только людей, но и созданий Бездны, ради которых ты сражаешься? И что самое главное, стоят ли этого возможные жертвы? Мы с тобой видели, на что способна небесная воля, последствия их гнева были разрушительны. Снять проклятие, не заставляя существ страдать, невозможно, спасти всех невозможно, противостоять воле богов невозможно, тем более пытаться убить их. А даже если у тебя получится и ты чудом убьешь хоть одного - последствия этого будут ещё разрушительнее, чем их небесные шипы, отправленные на землю в качестве кары. Нет такого способа, при котором не умрет всё живое на этом свете.

Он замолчал, печально смотря в глаза принцессы. Знал, что его слова не повлияют на Люмин совершенно никак, а значит и говорить их не было смысла. Но она упрекнула его в молчании - значит ли это, что она хотела услышать его ответ? Даже если он будет тем же самым, что и много веков назад?

+4

15

Даже если она не ответила на объятие так, как делала это всегда сколько Итэр себя помнил, тем не менее Люмин отозвалась на его тепло, не проигнорировав брата совсем. Это небольшое событие принесло Путешественнику больше радости, чем он мог предположить.

Только вот не успел он отозваться на слова сестры, как на их месте встречи, раздался голос Дайнслейфа, который явно не собирался быть так же сдержанно-скрытен как Люмин.

Войны, смерти и уничтожение всего живого. Старые добрые забавы великих. Как он вообще мог думать что в Тейвате всё может быть просто? И что делать дальше с этой информацией? Бродить по регионам с табличкой "Покайтесь, Апокалипсис близко"?

Итэр тяжело вздохнул и поцеловал Люмин в щёку, пока она не опомнилась и не разразилась ещё какой-нибудь тирадой, исчезая из объятий брата, прежде чем он успеет обернуть её в 50 слоев своей любви.

- А я... А у меня.... - Неловко бормотал он, не совсем понимая как сбить градус накала страстей и важности поднятых тем.- Ох, что же это я... Сестрёнка, я сейчас! - Воскликнул он, бросаясь к рюкзаку и вытряхивая из него несколько объемных свертков и несколько маленьких коробочек. Упаковал их в узелок в запасную простынь и вручил его Люмин.- Я давно уже их купил. Надеялся однажды при встрече отдать. А потом как узнал что ты с Орденом, всё думал как Пуша приспособить на передачи, чтобы себе не упёр. Но раз уж ты сама тут, то вот. Обратно не принимается.

Путешественник смущенно почесывал бровь, чувствуя себя крайне нелепо, но стараясь увести тему разговора куда-то в сторону от массовых убийств и войн с богами.

+4

16

[indent]Люмин, в присутствии своего врага и предателя Дайнслейфа, пыталась стоять словно статуя, высеченная из мрамора. Однако этот каменный фасад незаметно начал трескаться под напором его слов. Её взгляд, холодный и отстранённый, словно острие лезвия, начал дрожать, а изящные руки судорожно сжались в кулаки. С каждым словом Дайнслейфа она ощущала, как злоба подкрадывается к ней, подобно змее, впиваясь в её душу своими ядовитыми клыками.

[indent]Сердце принцессы, обычно тихое и зябкое, колотилось в груди, словно хотело вырваться наружу и обрушить всё своё негодование на предателя. Глаза её темнели, и в них можно было увидеть отблеск скрытого пламени, которое, казалось, готово было сжечь всё вокруг. Она едва уловимо шепнула, и её голос был подавлен и слаб, как последний вздох умирающей звезды: «Замолчи, замолчи немедленно, трус...» От её слов в воздухе повисла тяжесть, и если бы двое повнимательнее пригляделись к её глазам, они бы увидели отражение слёз, которые она в последний момент сумела удержать в себе.

[indent]Итэр, видимо, ощутив напряжение между сестрой и Дайнслейфом, поспешил вмешаться. В его движениях Люмин читала заботу, когда он, словно ветер, отбежал и вернулся с подарками. Он протянул их, как будто хотел отвлечь её от мрачных мыслей. Гнев Люмин растаял под его взглядом, и в её сердце прокралось смущение. Приняв подарки, она поджала губы, и её глаза, полные растерянности, отражали внутреннюю борьбу. Она стояла неподвижно, словно оплетённая лозой винограда, которая сковывала её движения. Её руки, дрожащие от неожиданности такого жеста, слегка сжимали подарки, а взгляд, затерянный в бесконечности, был наполнен беспомощностью.

[indent]Социальная игра, в которую она была вынуждена играть, оказалась сложнее, чем любая битва. Люмин, чьё лицо коснулось румянцем, произнесла тихий, едва слышимый благодарственный шёпот в адрес Итэра, слышимый и разделяемый только ими двумя. Её взгляд беспокойно скользил между братом и Дайнслейфом, и в её голосе звучала нотка смущения, которую нельзя было не заметить. «Мне пора уходить,» — сказала она, и её голос прозвучал словно последний аккорд в песне, которая вот-вот умолкнет.

[indent]Люмин, собравшись с силами, подняла руку, и в воздухе начал складываться узор, сотканный из света и тьмы. Портал в Бездну раскрывался перед ней, искрясь множеством оттенков, отражающихся в её глазах. За этими вратами скрывался мир, где она была и принцессой, и изгнанницей. С последним взглядом, полным нерешённости и тайн, она шагнула в портал. Рябь, оставшаяся после её ухода, постепенно затихала, пока не исчезла совсем, словно и не было её никогда.

+4

17

Напряжение моментально рухнуло в тот момент, когда Итер вручил Люмин подарки, и, честно, такой сбитой с толку Дайнслейф видел ее в последний раз пять веков назад, когда они разделяли вместе бремя странников, лишившихся дома. От этого сердце сжалось тоской и он опустил взгляд от неловкости момента. Жаль, что он не мог сделать для Люмин то же самое. Когда же она объявила о своем уходе, Дайнслейф подался вперед, словно собирался прыгнуть в портал следом, но сдержался от этого, поскольку он наконец-то получил возможность встречи с братом Люмин, и было бы глупо бежать сейчас вот так, оставив его в неведении. Он остановился на полпути, портал исчез и рябь после него тоже, затем сделал пару шагов назад, уныло опустив плечи и голову. Вот так всегда, убегала от него, даже не желая найти компромисс. Если в их ситуации найти решение, которое устраивало бы обе стороны, вообще было возможно.

Повисла короткая и неловкая пауза между двумя мужчинами, Дайнслейф, казалось, тщательно обдумывал, что он может рассказать путешественнику такого, чтобы не навлечь ни на себя, ни на него гнева богов. Хотя, Энканомия была далеко под землей от божественного взора, а значит и говорить можно было чуть смелее. По крайней мере большую часть о Бездне поведать он мог, и мог работать с Итером, если дело касалось именно Бездны. Однако об этом еще предстояло договориться.

- Полагаю, сейчас у тебя много вопросов... - Дайнслейф, повернувшись к путешественнику, первым нарушил молчание, чтобы не делать эту паузу еще более долгой и неловкой.

+4

18

- Надеюсь мы встретимся снова. Наяву или во сне. Никаким богам не разрушить связывающие нас узы. - Шепчет он едва слышно. Сестра услышит его, как бы тихо Итэр не говорил. А он услышит её. И как же, черт возьми, приятно, видеть на этом прекрасном фарфоровом личике, отблески тех эмоций, что так ясно светились раньше в глазах Люмин. Он готов был работать в пять смен, чтобы на вырученные деньги бросить к её ногам все подарки, которые он задолжал за время их разлуки.

Портал закрылся, оставляя на сонной поляне лишь двух блондинов, каждый из которых хотел бы рвануться вперёд и удержать или присоединиться к единственной важной девушке. Хотел бы, но не мог.

- Хааааааа~ - Выдохнул Итэр, выпуская на волю весь сдерживаемый в легких воздух. Он согнулся пополам, упирая руки, что мелко подрагивали,  в колени, которые откровенно тряслись.- Как будто снова в сраном дворце с его пираньями поплавал. Господи, спасибо что мы выжили. - Пробормотал он, утирая одной рукой пот со лба.- Все господи, которые приложили к этому чуду руку. - Немного подумав добавил он, распрямляясь и устало усаживаясь прямиком на землю подтянул к себе рюкзак.

Дайнслейф заговорил, а Путешественник поднял на него мрачный и серьезный взгляд, словно только понял что юноша никуда не делся. В чём -то он прав, конечно. Вопросов был миллиард. Моральных сил, правда, на их выслушивание не было. Надо же, как невовремя сбываются мечты.

- В данную минуту только один. Есть хочешь? - Спросил он, раскрывая рюкзак и заглядывая внутрь.- Тофик, будь другом? А я тебе мяса вредного сделаю, пока мама Альбедо не видит.

Из рюкзака вырвалось пламя, перекинувшееся на бревна и ветки под походным котелком.

+4

19

Он опешил от внезапного предложения о завтраке. На самом деле Дайну не обязательно было есть, чтобы выжить, но еда тем не менее придавала ему энергии, и в основном была очень вкусной. Так что отказываться он не стал, кивнув путешественнику. Только вот что они будут есть, если в Энканомии поймать и зажарить можно разве что гончих разрыва?

Дайн нашел ответ на этот вопрос, когда Итер обратился к кому-то в своем рюкзаке. Ясно, похоже, это были причуды адептов, однако его напрягло упоминание  Альбедо из уст путешественника. Принц Мела был созданием Золота, и этот факт принудительно связывал Дайна с ним. Сумеречный Меч не доверял ему и имел полное на это право, учитывая, что остальные создания Рейндоттир приносили только разрушения в Тейват, но пока ещё Альбедо не оступился ни разу. Хоть этот факт и не облегчал ситуацию, все могло измениться в любой момент. Что же связывало с ним Итера Дайн не знал, однако, судя по общительности путешественника и его умению разрядить обстановку, он, скорее всего, легко заводил друзей.

— Это... твой питомец? — Дайнслейф не был уверен, что в рюкзаке Итера делает существо, способное создавать огонь. Он приручил пиро мага Бездны? Или это был слайм? Но тогда почему он упомянул Альбедо, да ещё и в качестве «матери»? М-да, теперь и у Дайнслейфа было слишком много вопросов, сбивающих с толку, а озвучить их он не мог. За преследованием Бездны он так отвлекся, что совсем забыл о том, что ему следовало бы следить и за самим путешественником.

+4

20

Что ж, шок - это по-нашему.

Дайнслейф, похоже, не ожидал что Путешественник отложит вопросы на более позднее время. Но все эти разговоры о конце света, невозможно выслушивать на пустой желудок. К тому же, от Итэра не укрылось как напрягся гость при упоминании Альбедо, а значит, список вопросов разрастался и множился, что неизбежно намекало на длительность их новой встречи и продолжительность беседы. Как гостеприимный хозяин он и впрямь должен предоставить пропитание.

- Скорее временный спутник. - немногословно ответил Итэр на вопрос.

"Будем считать это авансом за грядущие ответы на вопросы". - Мысленно постановил блондин, закрывая крышку спрятанного чайника и усиленно роясь в отсеке отведенном под продукты. Дракончику он обещал мясо, а вот что бы приготовить им с Дайнслейфом?

"Ну, он был рыцарем, жил при дворе когда-то... С другой стороны - я тоже жил, а питаюсь чем научился. Не то чтобы ему в его странствиях попадались исключительно деликатесы. Приготовлю из новых рецептов и всё". - Решил про себя Итэр и вытащил приготовленный вчера рис. Привыкший к бездонному желудку Паймон, которая даже ночью может проснуться чтобы перекусить, он приготовил больше необходимого, что сегодня сыграло на руку.

На свет энканомийский были извлечены сковорода, пяток яиц, приправы, молоко, овощи, миска и палочки, готовить которыми оказалось, неожиданно, удобно.  Увлекшись процессом готовки, Путешественник особо не обращал внимание на то, что происходит вокруг. Он неторопливо взбил яйца с молоком и приправами, пока подогревался рис, затем поменял местами сковородку и горячий котелок, и быстро и ловко пожарил две порции воздушного и легкого омлета, в который аккуратно завернул приличное колличество риса. Порезал помидоры и листья салата, добавил несколько кусочков ветчины и даже украсил получившееся блюдо припасенным кетчупом, выторгованным в Ли Юэ у одного торговца за нереальные деньги.

Убрав всё лишнее в рюкзак, он протянул одну тарелку Данслейфу.

- Приятного аппетита.

+4

21

Пока путешественник готовил, Дайнслейф решил взять на себя роль охранника. Они все еще были в Энканомии, а та, как известно, не была безопасным местом, особенно теперь, когда всю Инадзуму заполонили маги Бездны. Хорошо было иметь под рукой бездонный магический рюкзак, созданный адептами. Как у них только получалось создать такое огромное пространство внутри такого маленького предмета? Дайнслейфа давно интересовал этот вопрос, но узнать правду, увы, так и не вышло. Это просто магия, она просто есть и все на этом. Итер же, увлеченный готовкой, был менее бдительный, чем обычно, как показалось Сумеречному Мечу. Похоже, путешественник не ожидал подвоха со стороны Дайна, или скорее наоборот просто не подавал вида об этом. Как бы там ни было, рыцарь точно не планировал нападать на него, иначе ему пришлось бы столкнуться с гневом Люмин в очередной раз... И вряд ли бы после такого ему удалось уйти живым. Да и монстров, к счастью, поблизости не было, по крайней мере пока что.

Спустя какое-то время в воздухе уже витал восхитительный аромат омлета с рисом, что невольно у Дайнслейфа раздалось слабое урчание в желудке. Вот теперь, когда запахи стали настолько сильными и вкусными, была вероятность, что сюда сбегутся чудовища, и оставалось только надеяться на то, что это были лишние опасения Дайнслейфа.

- Благодарю, - произнес он в ответ, когда блюдо было подано ему. На вид завтрак был таким же прекрасным, как и на запах, и это напомнило Дайнслейфу о тех временах, когда они с Люмин вот так же по очереди, а иногда и вместе, готовили в своем долгом путешествии. Он обожал ее блюда и всегда ждал, когда наступит ее очередь готовить. И, чего следовало ожидать, оба близнеца управлялись с едой просто отлично, словно прирожденные повара. Как только первый кусочек отправился в рот, за ним последовал еще один, и еще, пока на тарелке совсем уже ничего не осталось. - Это было очень вкусно.

+4

22

Итэр ел неторопливо, предпочитая больше смотреть за визитёром, который уплетал рисовый омлет с такими упорством и скоростью, что у Путешественника возникло ощущение что все пять веков блондина совершенно не кормили. Ему даже стало жалко этого одинокого рыцаря настолько, что пара жаренных для дракона кусочков мяса, были сложены в тарелку блондина. Люмин его, конечно, не любит пока что, но в последствии точно будет жалеть. Итэр бы точно жалел если бы Тарталья вдруг умер от голода. Даже если бы и злился на него.  Правда Предвестник, к сожалению, рвется к смерти от чьих-нибудь рук, а не еды, но всё же.

- Если хочешь ещё, могу приготовить попозже.  На обед. Вряд ли ты очень опаздываешь куда-то. - Предложил Путешественник, оставляя свою пустую тарелку в сторону и протягивая собеседнику чашку с чаем. Этого добра у него тоже было не мало. В свой он покрошил ещё и мяту, подозревая что успокоительное ему пригодится для грядущего разговора.- Я не буду задавать конкретных вопросов. Уже успел убедиться что в Тейвате это так не работает. А если услышу в ответ ещё одно "очень извините, я не знаю", то закричу и сюда слетятся все создания Бездны в радиусе пары километров. - Сделав глоток проговорил Итэр.- Просто расскажи мне то что можешь. А дальше увидим.

+4

23

- Спешить мне, действительно, некуда, - он с благодарностью принял чашку теплого чая и опустил задумчиво взгляд, разглядывая собственное отражение. - Рассказать можно много всего, но все зависит от того, сколько ты уже знаешь.

Люмин в открытую говорила о том, что Каэнри'ах был уничтожен небесным порядком, выходит, что подробности об этом можно было опустить. Единственное, что оставалось - рассказать ему о Бездне и о том, что она действительно планирует сделать, однако Сумеречный Меч не был уверен в том, мог ли он доверять Итеру. Что, если он так же, как и Люмин, однажды решит пойти против всего Тейвата и присоединится к скверне, станет вторым Принцем Бездны? Впрочем, стоило бы спросить прямо, ведь даже если Итер солжет - правда об этом все равно откроется Дайнслейфу, пусть и не сразу. Он поднес чашку к губам и отпил горячего чаю.

- Для начала расскажи мне, что ты думаешь об Ордене Бездны?

Простой, казалось бы, вопрос, однако ответ на него был действительно важен. Дайнслейфу было необходимо знать, не повлиял ли как-то Орден на мировоззрение Итера. Хотя, даже независимо от ответа белокурого юноши, Дайн расскажет ему основные факты, которые знал сам и которые в принципе можно было рассказывать, а дальше уже пусть сам решает, хочет ли он верить ему или же присоединится к своей сестре, записав Сумеречного Меча первым в свой список врагов.

+4

24

- О, так у нас тут викторина. Угадай себе право на ответ на вопросы. - Усмехнулся Итэр в чашку, даже не пытаясь как-то замаскировать сарказм и усталость. Как же, право слово, они ему все надоели, со своими проверками на достойность. И хоть бы один правду сказал, так нет же.

"Ты, Путешественник, конечно моооожешь задать свои вопросы, но все мы на них плевали. Зато нам, будь любезен демонстрировать только преданность и святость. Иначе фу с таким иметь дело".

- А я то думал что ты поговорить пришел, поделиться наболевшим. Но нет, мы здесь в очередной раз для того чтобы решить - а можно ли доверять незнакомцу. - Блондин покачал головой.- Ну хорошо, давай поиграем в твою игру. Орден Бездны - я о нем не думаю. - Ответил Итэр.- И не думал бы дальше, но все так громко кричат о их злодействах, что невольно приходится сомневаться. А сам Орден Бездны тоже не слишком информативен. Зато хорошо умеют врать. Эту науку в Тейвате, похоже, впитывают с молоком матери. - Усмехнулся он.- Я против многих методов с которыми столкнулся. Сора, ночь мертвецов, Двалин.... И пока я не знаю всей правды, не могу судить насколько это вообще может быть оправдано. Но не могу утверждать что злодейские злодейства они с такой уж радостью вершат. Что-то привело их к этой точке. Я знаю свою сестру. Она никогда ничего не делает не обдумав всё хорошенько. Так что как-то так сейчас и выходит, что маг Бездны для меня мало чем отличается от Похитителя Сокровищ.

+4

25

- Мне понятно твое негодование, однако мало кто захочет делиться информацией с малознакомым человеком. А от богов, тем более, ответов не добьешься. В нашем случае, какой был бы толк от разговора, если бы ты уже оправдывал действия Ордена и склонялся к их стороне?

Он вновь отпил, так как, похоже, разговор будет долгим, и нужно было выиграть немного времени для того чтобы собраться с мыслями. Дайнслейф обдумывал, с чего бы ему следовало начать свой рассказ, и как уместить все в более краткий ответ.

- Люмин действительно не стала бы совершать зло только ради самого зла. Я уже мало что помню, поскольку моя память подвержена эрозии, но тот день, когда впервые встретил ее, я никогда не забуду. Из вас двоих она проснулась первой, на землях нашего королевства. Люди Каэнри'ах, некогда могущественной и процветающей нации, встретили ее с не особым доверием. Мне, как капитану королевской гвардии, было поручено присматривать за ней. Тогда она даже не знала местного языка, однако все очень быстро схватывала на лету, вскоре уже научившись объясняться, - на этих словах Дайн едва заметно улыбнулся, предаваясь воспоминаниям. Он и впрямь восхищался ею. - Так вышло, что земли королевства без бога очень полюбились ей, настолько, что когда творился Грех и боги покарали наши земли, она скорбела вместе со мной, оплакивая погибших и обратившихся в монстров людей. Мы не могли сделать совершенно ничего, лишь наблюдать, как погибает все королевство. Возвращаться после катастрофы нам было некуда, поэтому мы с Люмин путешествовали вместе, в поисках ответов на свои вопросы об устройстве этого мира. Как итог, Люмин была сильно разочарована местными законами, и позволила скверне овладеть ею, превратившись в волю самой Бездны, цель которой - в отмщение сразиться с богами и очистить проклятых от скверны. Когда она поделилась со мной своими мыслями, это вызвало ссоры между нами, поскольку я совершенно не разделял ее позиции - мы слабее богов, а убийство любого из них несет за собой гораздо более чудовищные последствия, чем их собственная кара. С тех пор наши пути разошлись, и я навсегда остался для нее предателем и трусом.

Дайнслейф выдохнул и вновь сделал глоток уже остывающего чая, так как после рассказа в его горле знатно пересохло. Давно он так много не разговаривал... Да и просто не с кем было, люди часто сторонились его.

- Если у тебя есть какие-то вопросы - я постараюсь на них ответить, но не могу обещать, что вспомню обо всем, что происходило тогда, - все-таки Дайн был смертным, и просто чудо, что некоторые вещи он так надолго сохранил в своей памяти. Скорее всего, Итеру не понравится, что и от Дайна не было особого толка, но в конце концов Сумеречный Меч был здесь не для того, чтобы кому-то угождать.

Отредактировано Dainsleif (2024-03-06 19:39:51)

+4

26

- Толк есть всегда, даже когда стороны не видят смысла в беседе. - Пожал плечами Итэр.- Только вот и свой вопрос и мои ответы, правильнее озвучивать тогда, когда видишь картину мира целиком. А я тычусь во все углы как слепой котенок, и никто не торопится помочь. Зато проверить да, тут целая очередь.

Переубеждать воина явно бесполезная задача, а потому Путешественник просто отставил чай в сторону и достал подаренный когда-то сестрой, и открыл его на пустой странице, готовясь записывать новую информацию и чертить новый график с ветвями вопросов к миру.

Информации, конечно, было не слишком много. Нет, в купе с тем что рассказала Люмин, было над чем поразмыслить и что внести в картину мира после. Какую информацию искать и какое желание спросить с одного очень занятого алхимика тоже. Может хоть он окажется сговорчивее.

Зато у Дайнслейфа было много информации о Люмин. О той Люмин, что проснулась в Тейвате также одна и сумела полюбить его настолько, что ввязалась в драку с разгневанными богами за него. Это было в духе справедливой и смелой сестры. Она не стала убегать, не смогла игнорировать, не хотела отступать. Как же сильно этот мир ранил её. Как же сильно её ранил бывший спутник.... 

Их ситуация была иной нежели его и Паймон. Они с летающей малышкой даже не определились кто они друг другу и почему держатся вместе. Если Паймон его предаст, Итэр огорчится, но такого кровоточащего следа, эта рана не оставит. Люмин же изначально привязалась не только к стране, но и к людям. Дайнслейф был для неё особенным, раз уж боль предательства до сих пор терзает её сердце. А его несогласие было именно предательством для сестры.

- Люмин уверена что я знаю про некую грешницу и тот грех что она сотворила. Но я не знаю об этом ничего. Может ты прольешь свет на эту историю? - Спросил Путешественник, поднимая взгляд на собеседника. - Что там за король с проклятыми силами? В каких монстров кого и кто обратил? Принимали ли Архонты участие в уничтожении Каэнрии? Что ты знаешь об ошейниках Селестии для своих ручных божков? Что есть Бездна и как Люмин пересеклась с ней, чтобы в итоге стать предводительницей ордена?

+4

27

Что следовало ожидать, на него обрушился шквал вопросов. Дайнслейф вновь помолчал, обдумывая свой ответ. Нельзя было говорить Итеру обо всех деталях случившегося тогда — да и он просто уже не помнил некоторые моменты. Но кое-что объяснить он мог, ведь нельзя же держать путешественника в вечном незнании. От архонтов правды не добьешься, слишком уж они боятся божественной кары за это, от простых людей тем более было мало толку. Оставалось надеяться только на случайные архивные материалы, что могли чудом сохраниться, однако надо иметь большую удачу, чтобы отыскать все это.

— Рейндоттир — великая грешница — была нашим алхимиком и знала искусство кхемии, она так же известна как «Золото». Не могу утверждать точно, но она, скорее всего, использовала запретное знание, чтобы усовершенствовать механизмы Каэнри'ах, а король Ирмин одобрял эту идею, из-за чего Селестия обрушила на династию Черного Солнца свой гнев. После этого небеса прокляли чистокровных бессмертием, но сохранили их человеческий облик, а все остальные — пришлые и имеющие смешанную с каэнриаховцами кровь — обратились в хиличурлов и прочих монстров. Предотвращая твой следующий вопрос, запретное знание — некая мудрость, происходящая извне, не принадлежащая Тейвату, возможно и есть сама скверна. Как Люмин обратилась к этому и стала во главе Ордена я, к сожалению, не знаю, на тот момент наши пути уже разошлись. Что же до Архонтов... Не думаю, что они лично принимали участие в этом, все-таки они не столь могущественны, как Селестия. Карать небесными шипами и обращать в монстров могут только высшие боги, архонты же — лишь слуги в их руках, что сами боятся своих хозяев.

Чай, наконец, был допит в конце его речи. Приятное тепло разлилось по телу Дайна после сытного завтрака, даря ему краткое умиротворение.

— Единственное, в чем я согласен с Люмин — тебе нужно завершить свое путешествие и пройти каждый регион. Возможно даже спуститься в руины Каэнри'ах. От архонтов скорее всего будет мало толка, поскольку, как я уже упомянул, они боятся Небесного Порядка, оттого и сердца бога им не важны. И я даже понимаю молчание многих; некоторые разговоры могут быть просто опасны. Но даже с этим фактом, я бы все равно не стал всецело доверять Семерым, как и становиться с ними врагами. Смерть Архонта оскверняет землю, что же до высших... Боюсь, разрушения от их смерти будут еще более масштабны.

+5

28

Ответы были получены более волнующие, чем бы того Итэру хотелось.

Он даже на какое-то время завис над ярко-оранжевой книжечкой лежащей на его коленях, не предпринимая никаких попыток сделать в ней записи. После столь долгого информационного голода, было сложно вот так с наскока принять нелицеприятную правду. Нкт, он подозревал что Селестия та ещё штучка, раз уж её боятся даже "мертвые" боги, но вот прямо настолько? Превратить людей в созданий лишенных разума, ведомых лишь инстинктами? Обреченных на роль разменной монеты, которую ежедневно истребляют искатели приключений, разбойники и герои. Знают ли все эти люди, что по сути своей они убивают себе подобных? Только, в отличии от тех же похитителей сокровищ, хиличурлы даже не выбирали подобную судьбу. Их на неё просто обрекли, словно бы забавляясь видом чужих страданий. Были ли среди них дети? Женщины? Старики? Кому повезло стать магом Бездны, условно мыслящим? Как раздавалось проклятье?

Пожалуй сейчас он больше понимал мотивы поступков Люмин. Ему тошно только от знания, а каково это видеть как те, с кем ты ещё недавно общался и возможно даже был дружен превращаются в тех кого Тейват величает монстрами? И Король, и Селестия и Рейндоттир были в глазах Путешественника одинаковыми чудовищами, куда более страшными чем те, в которых обратились попавшие под божественную раздачу люди. Интересно, они знали за что пострадали?

- Не думаю что Люмин хочет смерти Семерых. Она могла бы с лёгкостью это сделать уже множество раз. Тем не менее они дышат и существуют. Полагаю мне стоит познакомиться с каждым, чтобы узнать каковы они на самом деле. Каковы их идеалы. - Итэр отмер и продолжил делать записи в путевом блокноте.

- Кроме очевидного, что мне стоит искать в регионах, как ты считаешь? - Спросил он, поднимая взгляд на Дайнслейфа.

Отредактировано Aether (2024-03-07 14:37:20)

+4

29

Сумеречный Меч чувствовал изумление Итера, и помолчал, давая юноше обдумать услышанное. Дайн надеялся, что его рассказ не склонит Итера на сторону своей сестры, потому что противостоять уже двум близнецам будет еще сложнее, чем одной только Люмин. Возможно, Итер и склонится к тому, что Селестия — зло, однако вести войну с богами было весьма опасно. Дайнслейф просто не хотел, чтобы история с апокалипсисом повторилась.

— Не думаю, что у монстров сохранилось хоть что-то человеческое. Даже моя память постепенно увядает, что уж говорить о тех, кому повезло меньше... В них давно уже нет воспоминаний о прошлой жизни, кем они были, какую роль играли, они не помнят свои семьи, своих близких, даже не узнаю́т друг друга, не говоря уже о том, что в них не осталось ни капли человечности. Это просто чудовища, в которых не осталось ни следа людского, а попытки снять это проклятие приносят им только еще больше боли,  — Дайнслейф попытался объяснить ситуацию так, как когда-то объяснял ее Люмин. Когда-то эти доводы ранили ее сердце, заставив отвернуться от него. Он надеялся, что хотя бы ее брат поймет. — Принцесса Бездны ведет войну не только с Небесным Порядком, но и со всеми божествами в целом, включая Архонтов. У нее есть некий план, детали которого я пытаюсь разузнать, но пока безуспешно.

Он вновь задумался, прежде чем дать ответ на последний вопрос. Что же могло быть такого значимого, на что следовало бы обратить внимание? Как он и размышлял раньше, стоило искать не только разговоры, но и древние писания, возможно сохранившиеся до этих дней.

— Я бы советовал обращать больше внимания на древние руины, что будут встречаться тебе по пути. Возможно, в них еще хранятся материалы о прошлом, а некоторые знания завуалированы под обычные истории и сказки, так что так сразу и не поймешь, есть ли в такой книжке что-то важное, или же нет.

+4

30

Кажется что-то из размышлений отразилось на его лице, поскольку первым делом Дайнслейф принялся закапывать себя, Селестию и шансы на присоединение Итэра к противодействию сестре ещё глубже. Просто с каждым новым словом Путешественник всё больше и больше округлял глаза и мрачнел.

Что же причина неприязни Люмин более чем очевидна и понятна. Помириться эти двое смогут только лишь тогда когда один из них добьется цели и окажется прав. В любом другом - они обречены сражаться. Сестра не поймет намерений и опасений бывшего спутника, а Дайнслейф не примет её сторону пока методы остаются радикальными, а планы столь грандиозными.

Это заставляло тяжко вздыхать и вспоминать про Паймон, разговор с которой предстоит по возвращению из Энканомии. И что-то после знакомства с блондином, Итэр уже не был столь уверен что они с малышкой продолжат совместное путешествие. Ради её же блага он не сможет рассказать ей всё, а она врядли сможет понять, почему он более не планирует скрещивать мечи с Орденом Бездны без веской причины. Вряд ли его поймет и Дайнслейф, что скорее всего приведет к тому что их пути так же разойдутся. А жаль. Они могли бы быть неплохой командой.

- У меня как-то было задание в Мондштадте. Одна искательница приключений, просила помочь ей снять печати с исторически важного места. Только вот монстры мешали ей в исследованиях. Мне нужно было зачистить три лагеря хиличурлов и зажечь элементальные монументы. - Закрыв блокнот, предался воспоминаниям он.- Я наблюдал за ними целый день, чтобы выработать наиболее выигрышную стратегию. Несколько хиличурлов спали под деревьями. Один уснул прямо в процессе поедания закатника, используя вместо подушки свою нелепую дубину. А ещё пятеро, танцевали у костра свой незатейливый танец. И важные шамачурлы с их деревянными посохами, прыгали в такт рядом. А митачурл натирал слаймом свой топор, иногда подрыкивая в ритм. Словно бы подпевая. Обычное поселение с обычными людьми, пусть и в шкурах чудовищ. - Проговорил Путешественник.- Я пришел вечером, когда большинство уснуло. И вырезал их всех до одного. Танцоров, певцов, поваров, охранников.... Просто в один вечер три поселения перестали существовать. Ради того, чтобы один человек мог провести свои исследования. И кто из нас больший монстр, скажи мне?

Отредактировано Aether (2024-03-07 17:05:32)

+5


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Архив » [28.03.501] Ab irato


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно