body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/275096.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/326086.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/398389.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/194174.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/4/657648.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; }
Очень ждём в игру
«Сказания Тейвата» - это множество увлекательных сюжетных линий, в которых гармонично соседствуют дружеские чаепития, детективные расследования и динамичные сражения, определяющие судьбу регионов и даже богов. Присоединяйтесь и начните своё путешествие вместе с нами!

Genshin Impact: Tales of Teyvat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Эпизоды настоящего » ✦[23.04.501] Разговоры о политике


✦[23.04.501] Разговоры о политике

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

[html]
<!-- Добавь ep-box значение style="margin-left: 140px;" если используешь сообщение без профиля -->
<div class="ep-box">
  <div class="ep-title">
    Разговоры о политике
  </div>
  <div class="ep-date">
    23.04.501
    <br>Временный храм Наруками в Ли ЮЭ
  </div>
  <div class="ep-chars">
    <p><a href="https://genshintales.ru/profile.php?id=238" target="_blank">Хейзо</a>, <a href="https://genshintales.ru/profile.php?id=284" target="_blank">Яэ Мико</a></p>
  </div>
  <div class="ep-music">
    ♫ <a href="https://www.youtube.com/watch?v=HS57E8deaA4" target="_blank">музыкальная тема</a>
  </div>
  <div class="ep-description">

    <p>В ходе своего расследования Хейзо ещё с февраля хотел переговорить с гудзи Наруками, но каждый раз ему отказывали в аудиенции. Терпение исчерпано - слишком о многом и важном нужно поговорить с кицуне. О стране, богах и... личных взглядах на это, конечно же.</p>

  </div>
  <!--
Чтобы поменять цвета наград в зависимости от их редкости, необходимо у нужной пары тегов поменять значение цвета в "background-color: #5987AD". Вот для удобства списки цветов из игры:
#818486 серый ☆
#5A977A зелёный ☆☆
#5987AD синий ☆☆☆
#8767AC фиолетовый ☆☆☆☆
#C87C24 оранжевый ☆☆☆☆☆
alt — техническое описание картинки для различных устройств вроде скринридеров, не обязательно, но будет хорошим тоном;
title — текст, который отображается при наведении курсора на картинку.
-->

  <div class="reward-title">Награда за задание:</div>

  <!-- Награда 1 -->
  <div class="reward" style="background-color: #5987AD"><img src="https://api.ambr.top/assets/UI/UI_ItemIcon_108380.png?vh=2023121801" alt="Лапша удон на удачу" title="Лапша удон на удачу">
   
  </div>

  <!-- Нижний блок -->
  <div class="post-timing">
    <div class="botpic" style="background-image:url(https://i.imgur.com/jvzwfaM.jpg);"></div>
    cрок написания постов: ∞

  </div>
</div>
<link rel="stylesheet" href="https://forumstatic.ru/files/0014/98/d3/47782.css">
[/html]

+4

2

«Очень быстро собраться» в ситуации, когда ты только что покинул очень дружелюбное и гостеприимное, но всё же место заточения, означало примерно пять минут. На самом деле Хейзо начал строить планы о своих дальнейших действиях загодя, ещё находясь в поместье «Спящих лотосов», однако планы в гениальной голове и действительности... ах, нет.
Вообще не различались.
Игнорируя необходимость заглянуть в Управление и хоть как-то дать знать о том, что жив и здоров, Сиканоин направился в центр Ли Юэ сразу же, как только попрощался с Е Лань. По центральным улицам оживающего города детектив торопливо, но всё ещё не чрезмерно спеша, добрался до северной части города, к тому кварталу, что занял храм Наруками.
Во-первых, он всё ещё был здесь, что очень и очень хорошо. Были некоторые... мысли на этот счёт. Во-вторых, в храме по-прежнему работали жрицы, как обычно прилежно и не покладая рук. Здесь, как и всегда, кожей чувствовался чужой взгляд из укрытия - Сюмацубан всегда присутствовали незримо.
Очень хорошо.
На самом деле Сиканоин собирался поступить некрасиво и не искать сестру, перейдя сразу к делу. Не здороваться с ней, не рассказывать о себе ничего сверх того, что та уже знала... этого не вышло. Всё-таки, она не только жрицей была и умела замечать все изменения в собственной зоне ответственности.
- Хейзо!.. - Нана бросила свои дела и подбежала к нему, кратко обняв и потом, придерживая за плечи, разглядывала так внимательно, точно бы на детективе было что-то нарисовано. - Ты...
- Привет, Нана, - перебил он, тепло улыбаясь. Конечно же он рад был видеть сестру и знать, что с ней всё в порядке, но прямо сейчас она ему очень сильно мешала. Времени на семейный досуг не было, а стоит только сказать, с чем пришёл, так сразу вся её радость и тревога испарится, точно утренний туман. С другой стороны, лучше так. Будет быстрее.
- Я здесь по делу, - Хейзо прихватил запястья сестры, снимая её руки с себя и тут же, услышав как она с силой вдыхает воздух через рот и хмурится, покачал головой. - Да всё со мной в порядке, ты же видишь! Госпожа... обо мне хорошо позаботилась.
Пожалуй, Нане не нужно знать, что у той женщины из Департамента было прозвище, которое Сиканоин случайно подобрал ей, пребывая «в гостях».
- Иначе бы она меня не отпустила, - Сиканоин фыркнул и бегло осмотрелся, надеясь заметить среди жриц приметную фигуру гудзи Наруками. Она по временному храму не прогуливалась, но детектив почувствовал лёгкий запах жареного тофу, который Яэ Мико, как ему совершенно случайно было известно, очень любила.
- Что ты ищешь? - Голос Наны был наполовину встревоженный, наполовину сердитый. Она уже услышала, что Хейзо пришёл сюда не просто так и догадывалась, зачем именно. Радости от этого никакой не было, потому что Кано уже неоднократно запрещала своему брату лезть к гудзи Яэ. И потому, что нечего беспокоить великую жрицу, и потому, что страшно знать, что Хейзо опять куда-то влез. Куда конкретно, раз пытается добиться аудиенции столь высоких особ?
Он ничего не рассказывал.
- Жареный тофу, - хмыкнул Сиканоин. - Я проголодался. Как считаешь, гудзи согласится поделиться со мной кусочком?
- Не смей, - громким шёпотом зашипела Нана, хватая Хейзо за запястье и дёргая на себя. - Не смей!..
- Пожалуйста-а, кицунэ гудзи!~ Обратите внимание! - Закричал детектив, прикладывая ладонь ко рту, чтобы его голос звучал громче.
Нана изо всех сил попыталась заставить Сиканоина замолчать, но всё было тщетно. На любой захват у него найдётся контрмера, а традиционная сестринская затрещина, которую он обыкновенно смиренно принимал, не сработала - Хейзо перехватил руку Наны в тот момент, когда она только подняла её вверх. Хватка его была жёсткой и даже безжалостной, а руки твёрдыми, как камень. Вырваться из такого захвата совершенно не представлялось возможным. Посмотрел он на сестру холодно и коротко покачал головой один раз: «Нет, Нана, не сейчас. Я правда занят.»
Никакого «прости» там не было.
Хейзо вновь набрал воздуха в лёгкие и повернулся в ту сторону, откуда раздавался запах тофу.
- Я нашёл куклу, которую ваша подруга потеряла! Надо обсудить эту находку!

+5

3

С того дня, как Мико добралась до своей подруги прошёл ровно месяц. Месяц назад она привела верных подданных сёгуна к островам, где скрывался архонт снов, туда, где он удерживал против воли тело правителя Инадзумы. Признаться, кицунэ даже не надеялась, что в результате не просто вернёт архонта, но и свою подругу. Но даже у этой приятной новости были свои нюансы. Страх, неуверенность, ощущение шаткости. Лисица старалась быть рядом и помочь чем могла, но слишком велика буря, поднятая в нежном сердце властительницы вечности.
Тем не менее работа кипит. Приятнее всего, что кипит без слишком активного участия Яэ Мико. Да, она помогала Эи с делами - как личными, так и государственными. Но по крайней мере сёгун вернулся и теперь не так много страждущих взглядов направлено к верховной жрице храма Наруками. Ведь теперь с народом их богиня и посредник в лице гудзи не настолько востребован, как в её отсутствие. А значит можно позволить себе куда больше ленности. Например сегодня. Жареный тофу уже соблазняет лисицу своим роскошным ароматом, а рядом на столе приготовлена бутылочка сакэ. Что может нарушить умиротворяющий покой безделья?

Только вопли снаружи.

Если бы это был кто угодно другой с какими угодно другими речами, возможно лисица предпочла тут же шарахнуть его молнией. Потому что не гоже прерывать священное безделье гудзи Яэ. Но Сиканоин Хэйзо умеет удивлять и в сей раз среди его слов было то, что должно было разбавить приятное застолье интересной беседой. Кроме того он, кажется, вернулся из пропажи, о которой кицунэ конечно же не могла не узнать. Всё это вызывало вопросы, вопросы интересные, а значит и беседа будет увлекательной. Хороший десерт к её трапезе.

Двери личных покоев верховной жрицы отворились. В момент весь зал погрузился в напряжённую тишину. Жрицы были уверены - вскоре за непредотвращённым нарушением покоя гудзи последует кара. Для них слова детектива были бессмыслицей, но не для кицунэ. Потому, вопреки ожиданиям послушниц храма, вместо гнева и недовольства Сиканоина ожидала озорная ухмылка. Она легонько кивнула себе за спину, приглашая войти.
- Кто последней вернётся к своим обязанностям... - Мико не стала завершать свою фразу, лишь многозначительным взглядом обвела обомлевших жриц. В её словах не было угрозы, но это хорошо знакомое веселье возможно было куда более страшной вещью для жриц храма.

Дверь покоев кицунэ была захлопнута раньше, чем служительницы успели всполошиться.

***

Яэ жестом приглашает детектива сесть за столиком напротив неё, а сама тем временем берёт одну из мисочек и ставит рядом со своей. Он хотел тофу? За ту историю, которую он хочет ей рассказать, не жалко любимого блюда. Бульон и лапша переливаются так, чтобы в мисках их получилось поровну. А следом и один из тофу перекочёвывает в соседнюю тарелку.
- Рассказывай, - улыбнулась лисица, пряча ухмылку за чашечкой сакэ.

+5

4

Никакого торжества и превосходства на лице Хейзо нет, когда он, оставляя сестру, уходит следом за пригласивший его к себе Яэ Мико. Только холодный расчёт человека, который знал, что всё будет именно так - детектив не оборачивается, потому что взгляд Наны в спину не чувствует. Бессилие ли там было, гнев, тревога? Неважно. Нана поймёт всё позже и, возможно, согласится простить его.
Дверь закрывается громко, отсекая гудзи и детектива от внешнего мира. Теперь есть только её хитрая улыбка, запах жареного тофу и явное расположение к долгой беседе.
Она опасная, напоминает себе Хейзо, опуская взгляд и вежливо кланяясь, благодаря великую гудзи за благосклонность.
«Но не опаснее всего того, что я уже сделал. Если бы Яэ Мико впрямь ела людей, она бы не увлекалась так сильно тофу.»
Сев напротив, Сиканоин снова склонил голову, теперь уже говоря спасибо за угощение. Лапша выглядела отлично и пахла очень вкусно, но есть и говорить одновременно нельзя, так что Хейзо пробует угощение чисто символически, чтобы соблюсти этикет и не задеть ненароком гордость и гостеприимство кицунэ.
- Тёмные волосы с нежнейшим шёлковым отливом императорской синевы, - начинает детектив, как и было велено, - и светлые проблески прядей. Идеальный овал лица, подобный полной луне. Безукоризненные черты, выполненные по божественным лекалам. Фарфоровая кожа, что на вид нежней цветочного лепестка. И подобные звёздному небу глаза, в которые так опасно упасть и там затеряться...
Хейзо сделал маленькую паузу на кусочек того самого легендарного тофу от гудзи и оценил его по шкале тофу как «жареный». Очень вкусно.
- Я не назвал имени, Яэ-сама, но оно уже всплыло у вас в голове, верно? - Сиканоин улыбнулся, откладывая палочки на хасиоки. - А у меня нет. Я не знаю его имени. Но знаю о том, которое пришло в ваши мысли в первую очередь. Эи-сама. У вас хороший вкус, я лишь могу скромно склониться в восхищении перед вашим тонким чувством прекрасного.
Кажется, этой информации для госпожи гудзи с лихвой достаточно, чтобы понять ряд основополагающих вещей в этой беседе. Во-первых, Хейзо в курсе о настоящем имени сёгуна Райден. Во-вторых, он достаточно близко знаком с её творением. И в-третьих... неявно, но хороший вкус у Яэ Мико ещё и потому, что за дизайн куклы отчасти отвечала она, даже если прототипом внешности была сама Эи. Правда ведь хорошо получилось - до тех пока он молчит и не совершает военные преступления.
Ну или хотя бы просто не совершает военные преступления.
- И тут у меня возникла догадка, - Сиканоин прищёлкнул пальцами, точно его и правда только что осенило, взглянул в глаза кицунэ. - Вы же не человеческие сердца предпочитаете на ужин, а.... ну... - Хейзо улыбнулся чуть растеряно и пожал плечами. - Словом, у вас правда хороший вкус. Я на самом деле пришёл к вам как к семпаю, поучиться. Знаете, даже гению вроде меня сложно разобраться во всех хитросплетениях божественных преступлений и остаться при этом в живых.
Встав из-за стола, Хейзо вышел на свободный участок татами перед Яэ Мико и, опустившись на колени, почтительно поклонился ей.
- Пожалуйста, гудзи-семпай, - он не менял своей позы и поднимал головы. - У Иназумы должен быть и сёгун, и архонт... и только один. Без новой войны.

+6

5

- Хо ~

Беседа действительно будет интересной. Она уже поняла, когда впускала Хэйзо к себе, что тот узнал про Куникудзуси. Эта партия началась ещё в Инадзуме, в начале этого года. Продолжилась в гавани Лиюэ, прямо здесь, когда мертвецы вошли в город. Смрад бездны был столь силён, что кицунэ до сих пор отчётливо помнит ту ночь. И того мальчика, что обещал доставить кукле подарок вместе с электро гнозисом. А затем была встреча с архонтом снов. И там тоже чувствовался смрад бездны, а на Наруками обнаружились укрепления магов бездны. Несложно догадаться, что всё это части одного глобального плана бездны. И Куникудзуси стал частью этого плана. И теперь здесь Хэйзо, знающий куда больше, чем положено знать смертному человеку, обычному, пусть и гениальному, детективу. Закрадываются подозрения, что не только с куклой успел познакомиться этот удивительный молодой человек.

- Поразительная осведомлённость. В сей раз, полагаю, ты нашёл воистину неординарных свидетелей? - не могла не вставить это замечание кицунэ, хитро улыбаясь. Несмотря на невозмутимый вид и характерную коварную ухмылку, Мико не была полностью уверена в происходящем. Ей были видны даже не все ниточки этого сложного переплетения событий и связей. Цели и мотивы главного виновника событий всё ещё остаются неясными и это мешает в точности понимать цену растущих ставок. Вот только цена волнует кицунэ куда меньше, чем перспективы для её подруги. Единственной подруги, оставшейся с тех далеких событий, когда всё изменилось.

- Почему ты считаешь, что война волнует меня больше, чем положение Эи?

В этот момент взгляд кицунэ мог показаться угрожающим. Но почти сразу эта угроза испарилась, словно растаявший морок, обнажая привычную коварную игривость. Словно никакой угрозы и не было.
И всё же одна угроза точно была. Угроза правлению Эи. И в свете последних разговоров и переживаний электро архонта, Мико сложно было проигнорировать остроту этого вопроса.

На политику Мико всегда было плевать. Что её действительно беспокоит, а вернее кто, так это Вельзевул. Коль ей выпала непростая ноша правления, гудзи могла позаботиться о том, чтобы сделать её легче. Именно поэтому она когда-то вмешалась в судьбу клана Камисато и сделала их своими должниками. Преданность одного из главных кланов Инадзумы была необходима, чтобы защитить Эи. Когда было нужно - она вмешивалась в события, предпринимала то, что считала нужным. Действовала тогда, когда алгоритмы сёгуна предпочитали бездействие. Даже отданный гнозис преследовал эти интересы. Добровольное заточение в Царстве Эвтюмии вредило и Эи лично, и её правлению в частности. И пусть цена этого поступка может быть очень велика, гудзи готова её заплатить.

Переживала ли кицунэ о жизнях простых людей? И да, и нет. Она не чудовище, готовое разменивать чужие души на то, что нужно ей. Но и ценность их в её глазах сильно уступает ценности судьбы Эи.

- Сердца людей бывают сладки, но их сердца... Это удовольствие стоит тех трудностей, с которыми приходится иметь дело, - улыбка кицунэ стала мягкой, во взгляде читалось понимание. - Но будь осторожен. Для смертного, как бы он ни был хорош, эта ноша может оказаться чрезмерной. И всё же нас не это беспокоит. Ты хочешь, чтобы он стал сёгуном. Почему он?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/284/878989.png[/icon]

+6

6

Медленно делая выдох, Хейзо игнорирует замечание о свидетеле. Тон Мико игривый достаточно, чтобы расценить её комментарий за вопрос риторический, а распространяться о своих источниках детектив не горел желанием. Да и так ли гудзи не в курсе, как о том говорит? Даже если не знает точно, то может догадываться.
Она, в конце-концов, одна из ценнейших свидетелей в этом расследовании.
После того, как кицунэ сказала всё, что хотела, Сиканоин поднял голову и сел ровно, посчитав свою просьбу о наставничестве... ну как минимум принятой к сведению. Яэ не выразила прямого согласия, но и отказа не последовало. Вместо этого начались вопросы. Разве же сэмпаи не действуют именно так, задавая их ставленнику ради проверки?
- Я думаю, война волнует вас не меньше, чем положение Эи-сама, - начал рассуждать Хейзо, начав свои ответы. - И это вещи равноценные. Правитель не существует без народа, как и ваш храм вместе с беззаботной жизнью. Это... никому не нужно.
Кто вообще хочет раскола внутри страны? Ещё один риторический вопрос, но даже задав его себе очень абстрактно, Сиканоин не может не чувствовать ненависти к тем, кто мог такое замышлять. Это непростительно.
Хватит уже войн и разрухи. Достаточно, за эти пятьсот лет бездарного правления все натерпелись, и смертные и бессмертные. Пора прекращать зарывать Иназуму всё глубже в могилу и попытаться её оттуда достать.
- Но вы расстались с гнозисом, передав его кукле, - детектив выкладывает ещё одну карту на стол, но делает это небрежно. Просто один факт из многих, что у него есть. - Отдали то, что необходимо, чтобы называть себя архонтом. Вы распоряжаетесь этим довольно по-хозяйски, могу отметить...
Но вопрос о том, почему Яэ Мико вообще может решать, что делать с настолько ценным артефактом, стоит пока отложить. Хейзо кажется, что он уже знает ответ, который кроется в том, что детектив готовится сказать дальше.
- А вопрос о сёгуне... - Сиканоин задумчиво прикладывает костяшку пальца к подбородку. - У меня есть информация о том, что Эи-сама никогда не должна была становиться ни архонтом, ни сёгуном, и изначально правила её покойная ныне сестра, Макото-сама. И что правление нынешнего сёгуна - она такая же хорошенькая куколка, да? - это большой обман всех жителей Иназумы. С самого начала никто не знал, что сёгунов было даже не два, а три.
Ложь своим подданным - это всегда непростительный шаг, если попасться. Кицунэ может быть не согласна с таким утверждением, так как сама соткана из лжи, недомолвок и недоговорок, но она наверняка лучше всех видела, что у Райден Эи лгать получалось не очень, с какой стороны не взгляни. Пусть она заняла место сёгуна тайно, чтобы заменить сестру, никто бы и слова поперёк не сказал, если бы архонт правила страной реально, а не только на бумаге.
- Но тут дело не в том, сколько их было, а в том, что они делали, - детектив понимает на Мико взгляд деланно робкий, почти что реально невинный. - Ну вы понимаете, ничего настолько, что чуть горн Микагэ не взорвался. Спасибо, что вы спасли людей. Вы... и ещё один, кому на людей было не всё равно и кого посчитали недостаточно хорошим для правления. Не прошёл критерий равнодушия, наверное. И это только одна из причин, почему я считаю его чуть лучшим вариантом сёгуна.
Оставалось лишь развести руками. Выбор был так себе, из двух зол, одно из которых было не меньше другого. Два преступника, два бога, две головные боли...
- Но пожалуйста, не подумайте, что я считаю своего кандидата за безгрешный идеал. Про его недостатки я в курсе... даже слишком хорошо, - шрамы от пыток едва затянулись и лишь недавно перестали болеть от каждого движения. - Однако действие в нашем случае лучше бездействия.

+3

7

Лисица не показывает этого, но ответы Хэйзо ей нравятся. Она может быть не согласна с отдельно взятыми тезисами или не принимать тех решений, которые предлагаются. Но только слепой глупец станет отрицать здравость суждений в стремлении отстоять своё. В конце концов никто из них не приведёт своего архонта к благополучию, если станет отрицать как его недостатки, так и достоинства своего оппонента. А уж Яэ Мико прекрасно знала о том, что Куникудзуси не обделён таковыми. В конце концов одно из таких послужило отказом от его кандидатуры на роль сёгуна.

Она хорошо помнила катастрофу горна Микагэ. То событие продемонстрировало несостоятельность политики сёгуна Райдэн. Да, это не катастрофа того же уровня, что повлекла за собой страх перед угрозами перемен, но тем не менее катастрофа. Шрам, кажущийся незаметным, но всё же демонстрирующий, что концепция неизменности не совершенна. Было лишь вопросом времени когда критические ошибки в этой системе истощат запасы прочности страны и обрушат её в пучины проблем. И это случилось. Гражданская война, охота на глаза бога, вторжение иноземного архонта, оккупация островов бездной и даже появление нового претендента на престол. Мико и сама приложила к этому руку, хоть когда-то и предлагала Эи избавиться от этой потенциальной проблемы. Но подруга не смогла уничтожить своё дитя и даже позволила ему уйти в люди. Не это ли та слабость за которую от него было решено отказаться тогда? Не удивительно, что и сама Эи отдалилась от правления. Ведь и она в конце концов станет врагом такой вечности - рано или поздно. Не пора ли наконец бросить вызов созданному собственными руками заблуждению? Поэтому Мико и отдала гнозис Скарамучче. Не потому, что считала его более лучшим кандидатом на пост сёгуна. Но потому, что божественность этой несчастной куклы могла принести не ветер перемен, а настоящую бурю. То, в чём Инадзума нуждалась больше всего все эти последние годы. То, в чём страшно нуждалась сама Эи, заточившая себя в клетку вечной скорби.

Выслушав Хэйзо, Мико на несколько секунд призадумалась. Стоит поделиться и её собственным взглядом на историю их родины и вопросы легитимности правителей. В конце концов, разве детектив не желает опросить всех ключевых свидетелей?

- Будет не совсем верно утверждать, что Эи никогда не должна была становиться сёгуном. В действительности она была им всегда. Эи и Макото всегда были неразлучны. Они вместе победили в войне, вместе стали архонтами и вместе правили Инадзумой.

Но Макото погибла. И скорбящая богиня поддалась желанию пойти на радикальные шаги. И в этом отношении слова Хэйзо справедливы - не важно кто или сколько, важно что было сделано.

- Но смерть Макото оставила неизлечимую рану, - эти слова на мгновение стирают след всякой хитрости и игривости с лица гудзи Яэ. Она может обсуждать сколь угодно серьёзные и даже судьбоносные вещи с неизменным озорством, но та катастрофа ранила и её. Сайгу, Макото, Тиё... Воспоминание о каждой из них отзывается тоской в сердце кицунэ.
- Эи решила, что защитить Инадзуму возможно лишь достигнув её неизменности. В этом заключается её концепция вечности. Неизменность должна была уберечь страну от новых катастроф, - нарочитый акцент, сделанный на последнем слове, как бы подчёркивал, что речь идёт о катастрофах иного масштаба, чем авария на горне Микагэ или гражданская война.

Лисица делает паузу, чтобы немного выпить. Скрасить интересную дискуссию отменным сакэ всегда приятно. Тем более, что времени у них сейчас предостаточно и спешить некуда. Тофу стынет и потому его тоже нельзя обделять вниманием. Кицунэ с удовольствием зачёрпывает ложку бульона, наматывает на палочки лапшу и закусывает хрустящим тофу. Гудзи не скрывает своего смакования и кажется даже забывается на несколько секунд, увлекаясь своей трапезой. Но это не так.

- Звучит не очень убедительно, не так ли? - усмехается кицунэ, прерывая свою паузу. - Но как есть. И всё же я соглашусь с тем, что нам нужны перемены. Потому я и отдала гнозис в руки того мальчика, воскрешённого бездной, - острый лисий взгляд сверкнул, цепляясь за реакцию Хэйзо на эти слова. Они не проговаривали этого в слух, но теперь она нарушила этот статус-кво. Два сторонника двух разных сёгунов, обсуждающие судьбу своей страны и оба замешанные в сделках с бездной. Какая ирония для Инадзумы, утратившей столь многое из-за вмешательства этой самой бездны.
- Я знала, что они отдадут гнозис ему, - в этом гудзи действительно не сомневалась. Иначе не поступила бы так, как поступила. Спасение мирных жителей может и хорошее дело, но не стоит того, чтобы разбрасываться божественными артефактами. Даже если они потеряли большую ценность в глазах своих владельцев. Если и менять эту вещь на что-то, это что-то должно было принести большую выгоду. И в этой ситуации, как ни парадоксально, Мико увидела такую выгоду.
- Как считаешь, почему они это сделали?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/284/878989.png[/icon]

+2

8

Возвращаясь на своё место за столом, Хейзо наконец смог уделить достойное внимание не только чрезвычайно важной беседе, но и угощению от великой гудзи. Пока она держала слово, высказывая свою точку зрения на ситуацию, детектив успел как следует распробовать удон.
Он был вкусным, если не сравнивать с унаги тядзукэ. Но всё же невольно Сиканоин это сделал.
Странно, впрочем, было не это, а слова кицунэ о давно прошедших днях. Необычными были её свидетельства - не слова, а форма, в которую Яэ их облекала. Хейзо поднял на неё взгляд почти вопросительный. Было несложно догадаться, что ёкаи не сильно отличаются от людей, особенно такие, как Мико, но...

В её словах была слышна тоска.

«Хорошо, это в детских сказках кицунэ просто беспринципные обманщицы, которые горазды съесть заблудившегося бедолагу в лесу, предварительно как следует поводив его за нос. Яэ Мико не из таких клише, но всё же она, как и любой ёкай, не совсем человечна. Откуда же у неё такие эмоции? Где она их взяла, и зачем? И... и почему это звучит так знакомо. Почему она говорит это точно так же?»

Хейзо уже слышал эту тоску в кукольном голосе.

Нечеловеческая природа Яэ подтверждается тут же её замечанием между строк о том, что взлетевшая на воздух Татарасуна не является тем типом катастрофы, который стоит хоть как-то выделить особенно. Что же, детектив сюда не за тем пришёл, чтобы напоминать о промышленности страны или целом острове людей, что в один момент мог бы стать массовой могилой... и оттого на контрасте лишь более странной нотой звучит привязанность лисицы к Эи. Эта её безусловная, безоговорочная, не нуждающаяся ни в каких дополнительных соглашениях доверительная дружба. Это её стремление, не смотря ни на что, стоять на стороне того, кто не был прав.
Сиканоин вздыхает, заедая непонимание этого ложкой бульона. Он мог бы понять решение гудзи логикой, если бы её ходы этой логике подчинялись, но ведь нет! Она говорит сама, что история не убедительна, как и позиция Эи. Мико понимает, как это всё выглядит со стороны и что думают со стороны... и всё равно. В этом не было никакой последовательности. Детективу кажется, что он стоит на шаткой доске посреди бушующего океана и пытается удержать равновесие, не свалившись в бурные воды.

«Но разве не я сам зовусь Ураганом?» - Сиканоин на миг закрывает глаза. - «Я это начал. Я с этим справлюсь.»

И он смотрит на гудзи спокойно. Без осуждения или удивления: да, у тебя была сделка с Бездной. Да, я и сам немного с нею болтал под бледной луной. Что с того? Факты. Факты важнее, я детектив.
Спасибо.
Этот мальчик из Бездны, его упоминание противно скрежещет ногтями по стеклу, и Хейзо мимолётно морщится. Он не смог изловить этого ребёнка. Е Лань не предаст его наказанию за все преступления. Осознание этого было таким же болезненным, как и пытки, но дни истязаний Сиканоин забудет, благодаря милости человеческой памяти, и эта боль уляжется. А острое чувство бессильной ярости при воспоминании о лежащих в кругу детских телах с детективом будет навечно.
- Как я считаю? - нарушает молчание Хейзо, разбивая словами всю горечь. - Позвольте объяснить подробно мою точку зрения, семпай.
Это тоже было знание не из приятных. Всё нападение на гавань лишь за тем, чтобы забрать у Яэ гнозис, поставив её между ним и тысячами жизней людей. Приятно знать, что она выбрала людей. Неприятно, что таковы были методы... были использованы с одобрения куклы?

«Нет, это не так. Бесспорно, кукла знает принцессу Бездны и этого ребёнка. Больше, чем знает. Принцесса дала мне информацию не просто так, в конце-концов. И именно в этом «не просто так» есть ответ на вопрос. Кукла не в курсе о действиях принцессы - во всяком случае не полностью. Моё появление стало для него сюрпризом.»

Мягко садится по левую руку на татами интуиция. Она вся в розовом, с чёрными волосами, уложенными в причёску варэсинобу. Лицо у неё выбелено, а вместо сбритых бровей две красные точки. Она улыбается, прикрывая лицо веером, и стесняется смотреть прямо на детектива. В руках у неё нет флейты или цитры, чтобы развлечь его за размышлениями, и петь что-либо без аккомпанемента она не собирается. Просто сидит, нерешительно потупив взор.

«Он был удивлён, что я знаю принцессу. И гнозис, который отчего-то столько времени при нём был без дела в Ли Юэ...»

- «Они» - это Бездна. И они это сделали в основном потому, что могли. Я полагаю, что это была их инициатива, не куклы. Если бы он мог - сам явился к вам требовать своё. Он так и сделал бы, просто не успел. Это был подарок для того, кто собирался воплощать удобные Бездне планы. Знаете, семпай, я вот сейчас об этом говорю, и меня прямо злость берёт, - на лице Хейзо ни кровинки, и голос у него ровный и спокойный, совсем без эмоций. - Я знаю куклу всего ничего времени, а уже могу насчитать больше двух раз, когда им манипулировали, чтобы устроить катастрофу, сулящую множество смертей и проблем.

«Это подтверждает теорию о новой войне архонтов?..»

- Я хочу его найти, - продолжает детектив, но пока не торопится говорить о том, где именно кукла. - И прекратить всё это. Люди должны быть в безопасности, а преступления - искуплены. Смиренно надеюсь, что вы с моим намерением согласны в достаточной мере, чтобы не препятствовать. Я... бы очень хотел видеть в вас наставницу и союзника.

+2

9

Быть опасным, потусторонним существом удобно и весело. Яэ Мико не просто не стремится развеять слухи о природе ёкаев и кицунэ в частности, но напротив - с удовольствием потакает порой даже самым диким выдумкам о своей сущности. В конце концов за туманом небылиц будет сложно разглядеть что настоящие черты кицунэ, что истину её собственной личности. Последнее жрица храма Наруками не раскрывает, таит в самой глубине сердца, за ширмой забав и обмана. Но сейчас она позволила себе мимолётную слабость. Пусть раны уже давно затянулись, но для божественной кицунэ это тяжесть застарелой тоски. С тех пор они утратили былую беззаботность, которой маленькая кицунэ так упоённо наслаждалась. Тень утраты повисла над Тенсюкаку и больше не ступала нога подруги под своды Священной Сакуры. Это одна из тех правд, которыми гудзи решила поделиться с юным детективом. Он ввязался в опасное дело с искренним желанием сделать что-то правильное, так, чтобы другим стало жить лучше. И пусть в чём-то их позиции и желания могут разнится, он по мнению кицунэ заслужил того, чтобы получить чуть больше, чем обычно могла дать лукавая и хитрая лисица.

Ответ детектива пришёлся ей по душе и она даже улыбнулась ему, давая понять что ответ её устроил. Особенно та злость, что не звучала в голосе, но была в смысле сказанных слов. Может он и не выразил этих эмоций, но гудзи не сомневалась, что ему действительно были неприятны эти обстоятельства. Ей и самой в некоторой степени это не нравилось, хотя и сама же была в числе тех, кто мог и отчасти пользовался куклой в своих целях. В том числе и потому её омамори передан вместе с гнозисом Эи. Она хочет повидаться с заплутавшей куклой в миг его вознесения, когда заветная цель окажется на расстоянии вытянутой руки. И задать вопросы. Может быть они помогут ему сделать правильные выводы, может быть утвердят какие-то заблуждения. Пусть когда-то она и советовала избавиться от него, но раз они позволили ему жить, какую-то толику привязанности к этой несчастной кукле лисица всё-таки испытывает. Быть может поэтому она помогла ему, когда катастрофа обрушилась на Татарасуну. Или ей действительно были не безразличны судьбы тех людей, что жили там?.. Но это уже не важно.

- Препятствовать? Нет, я хочу, чтобы ты его нашёл, - улыбается кицунэ так, словно только что призналась в собственном доселе сокрытом коварном плане. Вот только смыслом его делиться отнюдь не спешила. В самом деле деятельность Сиканоина ей на руку. Пусть некоторые события и приобрели иные, чем ожидалось, обороты, она всё ещё рассчитывает на важную роль куклы в грядущих переменах. А Хэйзо может очень удобно эту куклу направлять. Как бы эти перемены не сложились в конечном счёте, есть лишь одно, что действительно беспокоит Яэ Мико и ради этого она готова сделать ставку ценой в королевство.

- Можешь рассчитывать на моё покровительство, кохай, - говорит гудзи и отпивает из чашечки с сакэ.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/284/878989.png[/icon]

Отредактировано Yae Miko (2024-05-10 16:49:34)

+2

10

Замерев на месте с очень прямой спиной и задержав дыхание, Хейзо позволяет себя миг ликования, когда слышит обращение кицунэ. Признала! Согласилась! У него получилось!

«Конечно же у меня получилось. Я ей полезнее чем кто-либо, раз уж она сама хочет повидаться с куклой и сделать со всем происходящим хоть что-то нормальное. Хотя бы отдалённо похожее на нормальное.»

Нужно скорей унять эмоции и охладить чувство превосходства в душе, вызванные расположением Яэ Мико, но Сиканоин уж слишком доволен. Позволяет себе мимолётно и отчасти самодовольно улыбнуться, выдыхая расслабленно после сложной работы. Его радость сияющим жемчугом света изнутри отражается в глазах, и чувство лишь сильнее оттого, что кицунэ мудра настолько же, насколько хитра. Она не стала вставать в позу и распалять конфликт. Детектив очень хорошо понимает, что она могла бы: поджать губы, холодно взглянуть и смешать этим взглядом с самой дряно пахнущей грязью, а потом приказать ниндзя вывести Хейзо вон. Или даже не вывести... тут уже как повезёт и кто именно выводить будет, некоторые служащие Сюмацубан всё же не забывают о том, из какого клана вышли.

И это так странно.

Понятно с самого начала и без лишних слов, что лисица будет до последнего слова и вздоха сражаться за Эи там, где сама богиня не сможет. Будет изобретать бесчисленные уловки и плести интриги, ложь, что угодно - не остановится, она же не человек, ёкаям умеренность не свойственна. И всё же Мико приняла Хейзо, и сделала это гостеприимно, а не милостиво. Она его проверяла, а не снисходила на уровень человека, она его слушала, пусть и не соглашалась во всём. Яэ желала вести с Хейзо дела, потому что сочла его удобным... но не союзником.
Опасно, как это опасно! Но в то же самое время Сиканоин ощущал, точно бы преодолел не ступеньку, а целый лестничный пролёт, достигая своей цели. Во всяком случае, он может попытаться.
Сделать так, как хочет. Ему это разрешают боги и те, кто подобны им. Осознание этого факта... нет, не кружит голову. Детектив просто выдыхает, склоняя голову: Яэ Мико своим решением спасла его от множества работы, и он мог теперь сосредоточиться на главном.
Пойти к Сангономии и сказать ей о том, что... будет новый электро архонт.

- Кажется, вы меня недооцениваете, семпай, - мягко отзывается Сиканоин, скромно опустив взгляд на свои руки. - Я уже знаю, где его искать, мне просто осталось уточнить детали поездки. Если вы желаете, я могу передать ему ваши слова или забрать с собой письмо. Уверяю вас, совсем скоро я уже покину Ли Юэ и в гавань обратно вернусь не один.
Ураган на месте не задерживается и казалось бы вот, сорвись с места и мчись к своей цели дальше, но Хейзо поднял взгляд на Мико и замолчал, вдруг поняв, что хочет спросить у неё ещё кое-что. Это... не слишком относилось к делу с одной стороны, но с другой - напрямую, и имело огромное значение. Сиканоин даже немного заёрзал на своём месте, снедаемый противоречиями, но решился очень и очень быстро.
В конце-концов младшие должны учиться у старших, ведь так?

- Яэ-сама, пока я не ушёл, хочу испросить вашей мудрости и узнать кое-что. А... архонты, - детектив отвёл взгляд в сторону, прикрывая немного ладонью нижнюю часть лица. - Они всегда... такие... дурацкие?

Звучало, конечно, несколько богохульно, особенно сразу после разговора том, что этого самого архонта Хейзо собирается возвысить и посадить на сёгунский трон, но... у кого ещё можно было об этом спросить? Мико уже давно с ними общается и ответ точно знает.

+3


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Эпизоды настоящего » ✦[23.04.501] Разговоры о политике


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно