body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/275096.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/326086.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/398389.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/194174.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/4/657648.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; }
Очень ждём в игру
«Сказания Тейвата» - это множество увлекательных сюжетных линий, в которых гармонично соседствуют дружеские чаепития, детективные расследования и динамичные сражения, определяющие судьбу регионов и даже богов. Присоединяйтесь и начните своё путешествие вместе с нами!

Genshin Impact: Tales of Teyvat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Дополнительные эпизоды » Раз котёнок, два котёнок, три...


Раз котёнок, два котёнок, три...

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

[html]
<!-- Если вы скрываете минипрофиль, то замените первую строчку на <div class="fontepwrapper" style="margin: 20px 116px;"> -->
<div class="fontepwrapper" style="margin: 20px 116px;">
  <div class="fontepic"></div>
  <div class="fonteptemp">
    <div class="fonteptitle"><span>Раз котёнок, два котёнок, три...</span></div>
    <div class="fontepdate">Лето 500 года, Фонтейн</div>
    <div class="fontepdesc">
      <p>Заботу о членах семьи в <p>"Буфф д'эте" не забывают. Вот и Шерити пригласили в качестве благодарности на ужин.</p>
      <p>Продолжение <a href="https://genshintales.ru/viewtopic.php?id=1546" target="_blank">этого</a> эпизода.</p>
    </div>
    <div class="fontepchar">
      <p><a href="https://genshintales.ru/profile.php?id=334" target="_blank">Лини</a>, <a href="https://genshintales.ru/profile.php?id=340" target="_blank">Линетт</a>, <a href="https://genshintales.ru/profile.php?id=320" target="_blank">Шерити</a>, <a href="https://genshintales.ru/profile.php?id=341" target="_blank">Фремине</a>
    </div>
    <div class="fontepost"><span class="ostlink" ostitle="♪"><a href="https://www.youtube.com/watch?v=0iJvtXlPUXA" target="_blank"></a></span></div>
  </div>
</div>
<style>
  :root {
    /* ССЫЛКА НА КАРТИНКУ */
    --fontepbgp: url("https://i.imgur.com/MFwUFzI.png");
    /* СДВИГ ИЗОБРАЖЕНИЯ ПО ГОРИЗОНТАЛИ И ВЕРТИКАЛИ */
    --fonteppos: 60% 0%;
  }
</style>
<link rel="stylesheet" href="https://forumstatic.ru/files/0014/98/d3/31739.css">
[/html]

[sign] [/sign]

[hideprofile]

+6

2

Хочется ослабить сдавливающий шею шёлк ленты, но это было частью приказа. И сама лента, и внешний вид. Фремине действовал неосознанно когда слово “приказ” переворачивало внутренние пружины. С ним было одновременно легче воспринимать мир вокруг и чужие просьбы. Можно было разом переменить мнение и действия, если произнесено только одно слово. Это было из старой жизни, привычной и понятной. В новой до сих пор было много вопросов. Те кто знали о “приказах” пользовались этим. Чувства самого Фремине роли не играли. Могло быть тяжело, могло быть противно, но приказ должен быть исполнен. Приказ снимает все ответственности, оставляя после себя легкость тоски.

- Это приглашение от моей семьи. Они хотят показать вам фонтейнское гостеприимство и высказать благодарность за угощение.

Было сложно понять что на уме близнецов, но их горящие глаза так красиво сверкают энтузиазмом и вдохновением. Тем более это не что-то сверх сил самого водолаза. А если счастливы Лини и Линетт - он просто хочет быть рядом с их улыбками и хорошим настроением.

Фремине пришел к отелю вечером, в часы подсказанные чужестранкой накануне. И сейчас шёл чуть впереди, показывая дорогу. Ему не составляло труда подстроиться под чужой шаг, хотя привычней не вести, а идти за кем-то. И как в собственных ногах не запутаться. На нем не было ни той куртки, ни водолазного костюма. Сегоднешний его вид удалось отстоять между модным размахом близнецов и личным комфортом. По крайней мере он выглядел прилично и аккуратно.
Фремине не до конца понимал зачем мисс Шерити делать гостьей “Буфф дэ’те”, но Лини знает лучше, да и Линетт не возражала. Вот как объяснить это остальным - отдельный вопрос. С другой стороны можно об этом не думать. Это удобно - не переживать, пока вопрос не касается безопасности семьи и Дома.

Они спустились к пассажу Визари, когда Фреми проводил одним взглядом Оливье, Мане и Эстеллу, куда-то идущих. В городе лучше не показывать знакомство, это знают все дети.
Мягкий свет фонарей уже зажигается, белокаменный город только-только начинает заливать закатным светом солнца. 
- Мы почти пришли. Еще раз прошу прощения за внезапность приглашения. Они очень настаивали.
Обойдя пролеты пассажа, завернув на лестницы и поднявшись к главному входу особняка, парнишка ненадолго замер, осматривая дом со стороны. Всегда внутри что-то тихо трепетало. Или это от волнения?

Входная дверь легко поддалась, а сам Фремине аккуратным жестом приглашает ученую войти.   

[icon]https://i.imgur.com/exRqvQu.png[/icon]

Отредактировано Freminet (2024-01-21 14:29:22)

+6

3

Пускай номер в отеле встретил Шерити тишиной, сам по себе Фонтейн и недавние приключения лишили девушку всякого душевного спокойствия: она допустила множество ошибок, мог пострадать другой человек, так почему же…

«Б-больше хлопот? Это… это не так.»

…вместо привычного чувства вины мысли заняли иные размышления. В другой раз исследовательница, наверное, попросту расплакалась бы: когда никто не видит, нет необходимости прятать непонятные чувства.

«Так читать будет лучше. И это... немногое, чем я могу ответить на ваш подарок.»

Беспомощно обняв подушку, Шерити снова взяла в руки ракушку, рассматривая мягкий перламутр и переливы цвета. Плакать не хотелось.

«Вы интересно рассказываете. Мне нравится вас слушать.»
«Это тидальи… И они… очень красивые.»

Совсем не о Виржиле и череде неудач думала она теперь, прокручивая в голове иные события, слова и поступки. Чужая забота оказалась куда весомее. Теплый чай, чужая куртка…

«Я могу показать пару мест, где есть еще подобные.»
«Главное, не мешать вашим исследованиям.»

За окном горели огни Фонтейна, так непохожие на лес Мотийимы, видимый из окна дома в Сумеру, но если бы Шери видела сны, ей снился бы Нарциссенкрейц, тидальи и цветущие ромарины.

<...>

Шерити не рассчитывала, что ныряльщик действительно придет, прежде всего запретила себе даже надеяться, и все же ждала Фремине, как обычно ждут писем. Волнение вперемешку с тревогой – знакомое ощущение исчезло, сменяясь тихой радостью, только тогда, когда в назначенное время новый знакомый все же появился у отеля.

На Фремине нет ни гидрокостюма, ни куртки, взглядом Шери ищет Пера, правда, не замечая и его. Судя по всему, они попросту не будут плавать, но ракушки ведь бывают и на берегу, верно? Вряд ли заметно удивление ученой, когда ныряльщик вносит коррективы в их несложный план.

Фонтейнское гостеприимство? Что вообще подразумевает это словосочетание, если угощение само по себе уже являлось благодарностью, Шерити не знала – приглашение Фремине поставило ее в тупик. Чужой дом, чужая семья – незнакомые люди страшнее даже, чем погружение на глубину.

Неловко. Неудобно.

Казалось бы, откажись, ведь договаривались они изначально иначе, что сложного в одном маленьком, почти незначительном слове? Но отказ обидел бы Фремине и дорогих ему людей. Отказ означал бы, что потраченные усилия пропадут зря, и кто-то, возможно, расстроится. Пусть они едва знакомы, наверняка, в таком случае водолаз и видеть ее не захочет… Зная это, Шерити просто сил не хватило бы сказать нет – в конце концов, ученая кивает в знак согласия и, подавляя внутренний дискомфорт, становящийся тем сильнее, чем дальше они отходили от отеля, направляется следом за Фремине.

«Я ведь многим ему обязана...»

Над бело-серым городом садится солнце, и в закатных лучах этот пейзаж, пусть даже со всеми своими аккуратными растениями, меками и фонтанами, напоминает исследовательнице о пустыне, окрашиваясь в тот же фиолетово-розовый. Только вот вечер тут теплее ночи среди песков, не мерзнут открытые плечи.

У чужестранки шаги быстрые, так сразу и не скажешь, что волнуется, но вот ходить вместе с кем-то девушка не привыкла: как и в первую их встречу на побережье, Шери держится на расстоянии, стараясь не отставать. Вся ее тревога – в маленьких жестах: то и дело исследовательница поправляет перчатки, беспокойно перебирает браслеты на хрупком запястье. Фасон платья с головой выдает в ней жительницу Сумеру, но в униформе Академии на фоне улиц Фонтейна она вряд ли смотрелась бы уместнее.

Н-ничего страшного, – наконец, находит в себе силы сказать ученая и снова замолкает, тысячу и один раз пожалев о своем тихом согласии, неловко оглядываясь по сторонам. Назад ведь придется возвращаться уже под светом фонарей, неприятно будет заблудиться на обратном пути к отелю.

И пусть с куда большей радостью Шери искала бы ракушки, оживленное место занимает все ее внимание; проходит мимо группка детей. Значит, здесь живет Фремине? Она успевает только неловко переглянуться с парнишей, прежде чем тот откроет входную дверь, пропуская гостью вперед.

Страшно. Как она должна себя вести? Может, еще не поздно уйти?

«Это просто ужин, что может пойти не так» – думает Шерити, аккуратно проходя в дом, почти сразу останавливаясь, чтобы подождать Фремине.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/93/34/211/377215.gif[/icon]

+7

4

После того, как Фремине опоздал домой к привычному часу, Линетт отговорила Лини идти искать брата не иначе, как с котами и огнём (в любом из смыслов этого выражения!), а пропажа всё-таки вернулась в родные стены, спустя часы беспокойства, наступило интереснейшее время.
Задумчивый Фреми всегда был тихим, но Лини сразу приметил, что его молчание за поздним ужином абсолютно иное, чем обычно, с каким-то лёгким привкусом будоражущей новизны. И, убедившись, что брат поел и находится в целости и сохранности, увлёк его неслышно в мастерскую. Там, среди пингвинов и шестерёнок, Фремине всегда было спокойнее и сам он становился немного разговорчивей.
В приглушённом нижнем свете помещения зрачки Лини расширились, а когда он принялся расспрашивать брата, стали ещё больше: огромными блестящими озёрами, на дне которых плескались не то искорки, не то чертята.

Если у кошки расширенны зрачки, это может значить, что она напряжена или насторожена. Но самое основное, о чём это говорит - животное приготовилось к охоте. Милые большие глаза с огромными зрачками - это первейшее указание на «режим охотника». Не стоит обманываться тем, как очаровательно это выглядит!

Лёгкие наводящие вопросы о том, почему задержался и пришёл поздно, подтолкнули Фремине к рассказу о случившемся. Лини очень обстоятельно узнал о Виржле и тщательно запомнил всё связанное с этим человеком. Имя было знакомым, и это вызвало лёгкое бешенство. Однако же поговорить о том, в какой канаве стоит его закопать, можно было и попозже, всё равно сейчас уже время позднее. Тем более, что второе имя и та интонация, с которой Фремине его произнёс... о, вот и та новизна с цветочным запахом, которую Лини разглядел чуть раньше!
Оставив брата отдыхать после насыщенного событиями дня, иллюзионист быстро нашёл Линетт и, не скрывая улыбки, сообщил ей, что Фреми задержался, чтобы помочь даме в беде. Такой задумчивый и мечтательный пришёл, правда? Её зовут Шерити и ты бы слышала, как он произнёс это имя! Линетт, мы определённо должны узнать о ней больше прежде, чем утопим этого Виржля.
Навострившиеся ушки сестры сигнализировали, что она тоже хочет послушать, с какой интонацией Фремине произносит это девичье имя.
Утром... ладно, это для Лини было утро - на самом деле, уже вторая половина дня начиналась. Тем не менее, «утром» юноша ещё раз нашёл Фремине и выяснил у него животрепещущие подробности: он назначил Шерити встречу вечером! Помимо того, что это было чудесно мило, так нежно и восхитительно невинно, эта информация открыла для Лини новые возможности.
- Пригласи мадумазель Шерити на ужин, Фреми. Мы все хотим сказать ей спасибо и выразить наше восхищение! Что? Заочное восхищение! Ты о ней столько хороших вещей рассказал, как мы можем пройти мимо и не показать такой чудесной девушке гостеприимство?
Остальное было уже делом техники, в которой маэстро многократно преуспел. Организовать к условленному времени небольшой, но в то же время особенный ужин было несложно. Чуть труднее было убедить Фремине в том, что идти к девушке в водолазном костюме - это отвратительная идея.
- Ты же джентельмен, Фреми, - наставлял его Лини, завязывая брату чёрную с голубым подбоем ленту на шее в изящный и сложный узел. - Нужно произвести наилучшее впечатление... ты, конечно, и так хорошенький, но почему бы не вскружить ей голову по-настоящему, верно?
Возражать Фремине был не в состоянии, да и возможности на это ему не оставлено. Брат был с честью, шиком и блеском отправлен за Шерити, и у Лини осталось немного времени и на себя. Особенно мудрить с образом он не стал, всё же это скромный ужин в честь знакомства и благодарности, да и звездой сегодняшнего шоу был Фремине.
Для себя Лини выбрал приталенную нежно-розовую рубашку с летящими рукавами и сдержанными оборками, небольшой пояс-корсет на подтяжках, строгие чёрные брюки и туфли. Вот и всё, пора встречать гостью!
Улыбчиво переглянувшись в коридоре с Линетт, предвкушая встречу, он первый зашёл в холл особняка, широким жестом открывая дверь. Два лёгких шага вперёд, два в сторону, чтобы дать пространство для Линетт; приложить руку к груди и поклониться с улыбкой, как радушный хозяин.
Темноволосая и ясноглазая девушка выглядела экзотично, но очень изящно. Её светлое платье невероятно выгодно оттеняло смуглую кожу, делая её ещё более приятной взгляду, а золотые украшения красиво переливались даже в искусственном освещении. Хороша, действительно хороша! А выглядит такой скромницей, что за прелесть? Ох уж эти учёные Сумеру! Вот так думаешь, что там только высоколобые занудные деды за кафедрами сидят... а стены их Академии скрывают такие сокровища.
- Добро пожаловать в особняк «Буфф д'эте», мадмуазель! Я старший брат Фремине, Лини, а это наша сестра Линетт. Мы очень рады, что вы согласились украсить наш вечер своим присутствием. Прошу, пройдёмте внутрь, - с этими словами юноша кивнул в сторону коридора. - Очень хочется узнать вас чуть ближе за приятной беседой!

+7

5

Новость о том, что Фремине познакомился с некой девушкой, и даже назначил ей встречу, немедленно имела для близнецов эффект разорвавшейся бомбы. И хотя Линетт отреагировала в своей привычной манере, выдав интерес разве что поднятыми бровями, подергиванием ушей да блеском в глазах, она моментально согласилась с братом, что познакомиться с этой девушкой им совершенно необходимо. И не просто познакомиться, а сделать это в теплой домашней обстановке, конечно же.

Когда гостей домой по разным делам приводит Лини, его ассистентка обычно ограничивается тем, что подает чай, как и положено по фонтейнскому этикету девушке в доме. А после сидит где-нибудь близ брата, навострив уши, большую часть времени молча, или выдавая дежурные короткие фразы, когда этого требует ситуация. Все эти встречи с деловыми партнерами, инвесторами, организаторами, и прочими лицами, официальными и не очень, интереса для Линетт имеют мало, и она лишь исправно мониторит новых знакомых на малейшие признаки обмана или грязной игры.

Сейчас же все совсем иначе. Фремине домой гостей обычно не приводит, а необходимость в социализации для него иногда подчеркивает даже Отец.

А еще, это была девушка. Что одновременно добавляет понятного, здорового любопытства, которое свойственно, наверное, каждой обладательнице застенчивого младшего брата на свете... и усложняет задачу. Достаточно только бросить взгляд на то, как Лини прихорашивает Фремине, чтобы понять, насколько. Но Линетт быть арбитром между братьями не привыкать, и, причесываясь вместе с Лини у одного зеркала в ожидании гостьи, она решает твердо: сегодня ее ультимативная задача - не дать ситуации стать слишком неловкой. Когда Лини чем-то загорается, его часто заносит, и он может потерять чувство меры. А Фремине, в конце концов, такой робкий и добрый мальчик, знакомство девушки с семьей для него слишком в новинку, он (как и неизвестная леди, впрочем) может смутиться, испугаться, а то и вовсе решить не повторять подобного впредь.

...Впрочем, если уж быть абсолютно честной, по меркам Линетт, ее и саму немного занесло. Взять хотя бы тот факт, что она провела на кухне несколько часов не только за созерцанием процессов там происходящих, но и за содействием оных. А еще маленькую деталь, понять которую сможет, наверное, только Лини - потрудилась принести с заднего двора несколько радужных роз, чтобы водрузить их во главе стола.

Так что никаких нравоучений или предостережений брату она не говорит. Только бросает на него самую чуточку строгий взгляд, потянувшись, чтобы поправить сбившуюся оборку у него на рубашке, прежде чем кивнуть и двинуться к двери за ним молчаливой тенью.

Когда Лини выбирает розовое, Линетт неизменно оттеняет его голубым. На ней с виду простое и скромное платье василькового цвета, но сложная шнуровка, отороченный серебряной нитью корсет и расшитая цветами глицинии юбка - тонкая, дорогая и кропотливая работа. Волосы убраны в длинную косу, подобранную на затылке бантом. Почти таким же большим, как и привычный сценический. А взгляд, направленный на гостью, полон живого любопытства, в контраст неподвижному лицу.

Девушка не старше их на вид, непривычно, но приятно глазу смуглая, яркая, как диковинная тропическая птица, которую ветрами принесло в Фонтейн через пролив со стороны Сумеру. На первый взгляд кажется, будто таким барышням при рождении звезды пишут быть активными, общительными и уверенными в себе, но наметанный взгляд быстро отмечает ее смущение и робость, никак не меньшие, нежели те, что обычно свойственны Фремине.

Во имя всех вод, лишь бы Лини это тоже заметил. Пихать брата под столом добрую часть вечера Линетт совершенно не улыбается.

- Рады с вами познакомиться, - вторит она близнецу, сопроводив слова изящным полупоклоном и приглашающим жестом, - Пожалуйста, проходите, чувствуйте себя как дома. Закуски уже поданы. Надеюсь, вам пришлась по душе фонтейнская кухня?

+6

6

Где-то кошкой пробежало недопонимание. Но кто же эту кошку сейчас найдет?

Беспокойство и волнение Шерити напоминает янтарного зяблика, что вздрагивает от каждого неуютного звука. Страх этот не кружит рядом дымкой, а словно на плечах уже лежит, став частью платья и образа. Как такое согнать? Как поделиться тем, что бояться нечего? Это было не как с фонтмером. Под водой можно было показать подводные поля ромаринов, разноцветные стайки рыбок, а городской воздух разве что крик чаек разрывает резкий. Хотя пение граммофонов, голоса людей, сама жизнь Кур-де-Фонтейна задает другую атмосферу. Порождает другой страх. Это беспокойство передается и Фреми, что начинает волноваться лишь больше. Он просто должен довериться старшим. Всё же будет в порядке?..

- Мы пришли.
Фремине мягко закрывает входную дверь, скрывая королевство детей от шума городских улиц. В стенах дома безопасно, а уют теплом оборачивает. Приятно быть дома, даже беспокойство сходит, будто подтаявший лёд. Хочется расслабиться, но нельзя. 
Старшие брат и сестра привлекают и его внимание. Выглядят и ведут себя до последнего жеста прекрасно. Даже в обычной жизни это выглядит очаровывающе. По их сияющим глазам можно понять, что энтузиазма меньше точно не стало за время, пока водолаз отсутствовал. Горят идеями они долго, если есть интерес. Фремине не понимает до сих пор. Разве в том, чтоб привести знакомого стоило их восторга? Они часто принимали гостей сами, вели переговоры и беседы. По край ней мере такого восторга, каким он был сейчас, не понимает. Не отнимает ли Фремине их время? Уж больно много затрачено сил на всё, пусть это и предложение самих родных. Не хотелось создавать недопонимание между ними и Шерити. И не хотелось спорить с братом. Линетт рядом, но взгляд у нее такой же, как и у Лини, пусть сестра выглядит более сдержанной. Надо бы позвать Пера, в этой ситуации нужен кто-то по-настоящему надежный и непоколебимый…

Осторожно, едва ощутимо, Фреми касается мизинцем ладони Шерити украдкой. Он рядом. Когда ныряешь в незнакомое течение нужно быть внимательным и осторожным, но для кого-то это течение дом. Главное, чтоб старшие не увлеклись. Видя их настроение Фремине не может не задаться вопросом, а может это с ним что-то не так?
Страх пробегает по телу резко, хватая за горло и сбивая ритм дыхания. Легко кашлянув в кулак, старается выровнять новый вдох. Взгляд льдистых глаз секунду ловит пролеты лестницы. Но это будет еще стыднее, чем сейчас стоять под взглядами близнецов. Всё будет в порядке.

- Они очень хорошие, - тихим шепотом поизносит Фреми, кивнув Лини и Линетт.
Подобрать слова утешения невозможно, но и то, что тоже нервничает, скрыть не может. Почему заводить друзей так сложно?

Внутренние коридоры и комнаты говорят о том, что в особняке и живут, и что это действительно Дом. Куда любят возвращаться, куда хотят вернуться. Спроси кто до появления близнецов, что будет так - Фремине бы не поверил. И сейчас только рад сопровождать Шерити по уютно освещенным коридорам в компании родных ему людей. Оставалось верить, что и новый друг, и семья, тоже подружатся.   
Готовый стол парнишка не успел увидеть до своего ухода, и сейчас задумчиво смотрел на радужные розы. Это же часть реквизита? Не стоило им так тратиться. С другой стороны, видела ли их Шерити так близко? С растениями суши было сложнее, но если ромарины цветут и над водой и под, то подводных роз он еще не встречал. Может, стоило достать ромарины?..
Ощутив взгляд на себе, Фреми вздрогнул, помогая ученой сесть за стол.

[icon]https://i.imgur.com/exRqvQu.png[/icon]

Отредактировано Freminet (2024-01-21 14:29:10)

+6

7

Их встречают двое. Юноша и девушка, наверное, немногим старше самой Шерити, один в розовом, вторая в небесно-голубом – Лини и Линетт. Похожие друг на друга, будто отражения на потревоженной водной глади, с созвучными именами, но приглядись, и вот они отличия.

Что-то неуловимо кошачье скользило в каждом жесте юноши – старший брат Фремине напомнил ученой Байека, питомца ее дорогой подруги, которого Шери поначалу и трогать боялась (Халисет всем говорила, мол, он кусается). Девушка же больше походила на куклу: большой бант, прелестное платье, но главное – настоящие пушистые ушки.

«Красивые...»

Будто актеры Театра Зубаира, будто цветы. Светлые волосы, такие же светлые глаза, только вот милой россыпи веснушек у брата с сестрой не видно.

И мне приятно с вами познакомиться. Зовите меня Шерити. Простите, что доставила столько хлопот вам и вашему брату… И спасибо за приглашение, – сдержанно и аккуратно начала исследовательница и легко поклонилась, как учила ее наставница: сложив ладони вместе на уровне сердца; сказывалось крайне поверхностное знание фонтейнского этикета. Возможно, стоило еще и улыбнуться, но… Узнать чуть ближе? А если она сделает что-то не так или скажет что-то не то? Как же всё-таки волнительно… И ведь Фремине мог уже рассказать обо всех ошибках, допущенных незадачливой исследовательницей – поймав себя на подобной мысли, Шери отбрасывает ее с какой-то эгоистичной уверенностью. 

Мягко, едва-едва касается ее ладони парниша – исследовательница не вздрагивает, но украдкой переглядывается с Фремине: неужели так заметно, что она нервничает? Хочется, как под водой, взять ныряльщика за руку, но Шери лишь кивает слегка, веря парнише безоговорочно, пускай это ничуть не проще, чем уходить на глубину.

Д-да, спасибо. Кухня Фонтейна отличается от кухни Сумеру: непривычно, но… Тоже вкусно, – робко и мягче, чем до этого, отвечает исследовательница сестре Фремине; искусственный свет янтарной теплотой отражается в глазах.

Проходит следом, украдкой и все же с интересом рассматривая коридоры и дом изнутри – все же все здесь не так, как в Сумеру.

«Это… отличается от встреч с коллегами шри Айрис»

Верно, совсем иначе, но отчего-то ощущение, вызванное здешней обстановкой, Шерити было знакомо: когда ее дома встречала Халисет, когда утром или вечером приходила наставница, когда девушка возвращалась в Сумеру после экспедиции… Непонятное тепло, согревающее изнутри вне зависимости от погоды, наверняка имело название, пусть подобрать его вот так сразу Шери и не могла. Да и разве это имело значение?

Стол, конечно, уже был накрыт (их ждали!), но вниманием девушки всецело завладели цветы. Прелестные, нежно-розовые бутоны, отливающие солнечно-желтым – Шерити видела эти растения прежде, но всегда на расстоянии. Впервые они оказались так близко, и привычная сдержанность не скрыла ни тени улыбки, ни промелькнувшего в глазах любопытства. Впрочем, лишних вопросов не последовало: Шери лишь негромко поблагодарила Фремине, садясь за стол, несколько замявшись от непривычности ситуации. Будет некрасиво, если она так и останется молчать:

Благодарю за гостеприимство, госпожа Лини и господин Линетт.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/93/34/211/377215.gif[/icon]

Отредактировано Sherity (2023-12-17 22:40:14)

+7

8

Невест Фонтейна в новом доме неизменно встречало двое - родственники и радужные розы. Последние приветствовали Шерити в высокой вазе, изукрашенной кошечками, а один цветок, точно бы забытый по недоразумению, лежал рядом на кружевной салфетке. Как же прекрасна Линетт в своей продуманной предусмотрительности!
Лёгким полупируэтом Лини оказывается рядом с этой частью стола и взмахивает рукой - в тот же момент забытый цветок исчезает и оказывается... в ладони Фремине. Улыбнувшись, Лини подмигивает брату и легко-легко кивает на Шерити.
А потом вздрагивает всем телом от резкого прыжка, когда мягкие лапки касаются плеча, а под ухом слышится негромкое мурчание. Чинно обернув вокруг себя хвост и устроившись поудобнее, Росселанд с нескрываемым любопытством принялся наблюдать, как Фремине помогает усесться за стол новому человеку в доме. Кот уже привык, что в особняк приходят незнакомые люди, но впервые видел, чтобы они садились за этот стол - вовсе не тот, что находился в кабинете фокусника. Росселанд был достаточно умён, чтобы понимать разницу между этими столами и людьми, которые за ними сидели, а потому заинтересовался происходящим.
«Я тоже, Росси, я тоже,» - бегло почесав кота под подбородком и улыбнувшись, Лини обратил всё своё внимание на Шерити. На её милое и нежное лицо, этот лёгкий изгиб бровей и тихую улыбку. Ей немного неловко от внимания, что было понятно, но судя по всему... более неловко, чем изначально Лини мог подумать. Слова благодарности из уст девушки были подобны салюту из конфетти: яркий хлопок и множество разноцветных закрученных лент, что разом пронеслись по комнате.
Громко муркнул Росселанд и спрыгнул с плеча вниз, удаляясь по более важным делам, а Лини в этот же момент, едва не подпрыгнув на месте, со вздохом резко повернулся к Линетт, подойдя вперёд на полшага. Улыбался, едва не хихикая в голос, без слов спрашивая: «ты слышала?! Слышала?!» Ну конечно же Линетт слышала, ведь ничто не могло укрыться от её острого слуха, и её милые ушки и плавно метнувшийся из стороны в сторону хвост говорили о том, что сестра думает ровно то же самое, что и он сам.
Как же давно их не путали друг с другом!.. В последний раз это было буквально в прошлой жизни, когда они были совсем малышами и бегали по улице, воплощая один из самых первых планов Лини. Он был простецкий - одеться одинаково, чтобы после побега из булочной с добычей разбежаться в стороны, создав тем самым замешательство у погони, его самая первая маленькая иллюзия. Потом Лини учился говорить с той же интонацией, что и Линетт, и у него это до определённого момента - пока не сломался голос - отлично получалось, так что он мог прикидываться сестрой в определённых ситуациях. Ох, как же всё это было давно!
Всё-таки не сдержавшись и хихикнув в ладонь, Лини с нескрываемым восторгом и толикой удовольствия вновь посмотрел на Шерити, не торопясь пока что садиться за стол. Вокруг него равзе что не парили кото-амуры, держащие для большего торжества ленты и сияющие камни истока, что переливались бы точно так же, как и глаза самого фокусника сейчас.
Наверное, Шерити спутала не столько его с Линетт, сколько схожие имена, но видит же гидро архонт, как много в том было трогательного очарования!
- Давненько я не переодевался сестрой, - со смешком заметил Лини. - Но могу попробовать вновь скопировать её голос, если мадмуазель пожелает развлечь себя маленьким представлением за ужином. Впрочем... сначала стоит отведать угощение!
Лини откланялся на несколько минут, чтобы принести с кухни клош, из-под которого уже можно было ощутить чарующий запах запечённого картофеля и нежного мяса.
- Иии... вуаля, - опустив поднос в центр стола, Лини поднял крышку, продемонстрировав... пустоту. Там ничего не было, даже пустой тарелки!
- Ой, как неловко, - нарочито смущённо покраснев, иллюзионист улыбнулся и вновь опустил крышку, на этот раз нажав на скрытую кнопку в ручке клоша, что открывала запирающие пазы на потайном подносе. И вот, как по волшебству, на столе появился гратен дофинуа и террин. - Приятного аппетита!
Может быть этот маленький перформанс заставит Шерити и Фремине немного расслабиться и получить от вечера настоящее удовольствие?

+5

9

Линетт ожидаемо не улыбается, но с Лини переглядывается синхронно, будто по слышимой только им двоим команде. Действительно, сколько лет прошло, чтобы их неиронично путали друг с другом? Лет до десяти, наверное? Это сейчас, спустя годы, природа подарила Линетт фигуру утонченно-женственную, а ребенком она была, как это обычно бывает с подрастающими уличными котятами, нездорово тощим, угловатым и нескладным. В точности как близнец.

Страница в жизни не самая приятная, но вот поразительно: детская память, удивительным образом, сохранила из тех лет, в основном, самые яркие и радостные минуты. Линетт все еще не улыбается, но ее глаза чуть щурятся, поймав взгляд брата. Это эффективно заменяет улыбку, и она знает, что они сейчас думают об одном.

- Кажется, мое имя звучит мужественнее, чем твое, - совершенно не меняясь в лице и тоне, пошутила Линетт (не упускать же случай?), с небрежным изяществом занимая свое место за столом. Рядом с Лини, и точно напротив Шерити. Бросила быстрый, оценивающий взгляд на Фремине - как он, волнуется? Кажется, пока все в порядке, отодвинул для леди стул, как и положено воспитанному джентельмену. А еще изучил стоящие на столе розы - затем Линетт, их, собственно, и принесла. Изучил вопросительно, но без явного смущения, стало быть, похоже, и не знает, к чему они были поставлены. А может быть... знает, но воспринимает их как должное?

Мысль эта, при всей своей нереалистичности (это же Фремине, все-таки), оказалась поразительно волнующей.

Мимо ног проплыло, небрежно касаясь пушистым боком, белоснежное кошачье тельце. Кошка, похожая на пышное голубоглазое облако, шмыгнула мимо хозяйки и решительно направилась к другой стороне стола. Не просить еды, конечно - она для этого была слишком хорошо воспитана, и слишком хорошо накормлена - но с четким намерением познакомиться с новым человеком в доме. В своем, истинно кошачьем стиле: обнюхать обувь, обтереться о лодыжки боками, а потом сесть где-то неподалеку и таращиться с почтительного расстояния, оценивая, захотят ли погладить и разрешат ли прыгнуть на колени.

- Не беспокойтесь, если что, - предупредила Линетт Шерити на всякий случай, пока Лини удалился на кухню, - Это Шантарель, она хорошо воспитана и не будет вас тревожить, если вы сами не разрешите.

Оценивать людей она привыкла многослойно, складывая выводы из множества деталей, но то, как новый знакомый относится к кошкам - критерий немаловажный. Детальный рассказ о своих кошках пришлось временно отложить, чуть-чуть посторонившись, чтобы дать Шерити лучший обзор - Лини вернулся быстро и с присущим ему апломбом подал ужин.

- Мой брат все превращает в представление, - пояснила Линетт с шутливо-извиняющейся ноткой в голосе. И, как ни в чем не бывало, жестом небрежным, будто волосы поправила, вытащила, словно из ниоткуда, яркую салфетку в бирюзовую шахматную клетку, чтобы расстелить ее на коленях. Что ни говори, а подход к волшебству у близнецов кардинально разнится: там, где Лини стремится устроить представление, Линетт вплетает фокусы в простые, будничные вещи, - Но сегодня у нас другой главный герой. Расскажите нам немного о себе?

+4

10

Фремине не знает, но чувствует - что-то упущено. Что-то настолько важное, что даже у пришедших младших кошачьих жителей Буфф д’этте блестят заинтриговано глаза. Будто есть тайна, секрет, что подвластен только мурчащей мудрости. Кошки умны, но своих таинств не выскажут. Парнишка силится их понять, смотря то на близнецов, то на Росси и Шантэ, вежливым кивком приветствуя последних. Разгадать эту загадку не просто.

Всё дело в том, что мисс Шерити перепутала близнецов? Понять её можно было - два иллюзиониста играют образами, перемежая на сцене друг друга, голубей, котов и кроликов. Зачаровывающее зрелище, в котором затеряться легче, чем пройти уверенно по улицам. Пусть на сценах и под взглядами людей родственники блистают, но парнишка любит и то, какие они были сейчас. Рядом с Лини и Линетт пропадала грань реальности, казалось что всё не часть шоу, но будто ожившая сказка. Волшебство для них так естественно и обычно, в порядке вещей. Вот и еда появляется по своей прихоти, когда желает насытить людей. Видит не первый раз, знает этот трюк, но Фремине замирает. Взгляд касается уже Линетт, что в противовес Лини достает салфетку не так вызывающе, а каждое движение изящно. Главное не дать им увлечься и устроить действительно настоящее представление, за спокойной беседой тоже время хорошо летит.
- Стоит узнать их лучше и уже не перепутаешь, - забрать чужое смущение не просто, у брата получается это гораздо легче.

Едва улыбнувшись в кулак, водолаз лёд глаз ведет к Шерити, что рядом. Её реакция любопытна, ведь уже с начала знакомства близнецы внесли мягкую сумятицу в свой образ. Да и отступать было некуда. Крадущийся рядом страх затесался среди раздвинутых шестерней, будто его и не было. Хотелось поделиться этим чувством. Показывать другу дом и семью так волнительно. Почему ему не сказали об этих мурашках, что беспокойно ползают по телу, даря смятение? И ведь даже не приморозить их. Что он должен делать? Каким быть? Инструкций на эту жизнь словно не дали.

Вопросов о знакомстве пока не задают, да и зачем - близнецам и так эта история уже известна. Фремине не таил от них информацию, это было ни к чему. И пока отвлеклись на разговоры он вызвался помочь разделить блюдо по тарелкам. Конечно, это была не рыба, но и мясо тоже вкусное. Привередливым сложно остаться в этих стенах. Тарелки не сверкают пустой белизной долго.

[icon]https://i.imgur.com/exRqvQu.png[/icon]

Отредактировано Freminet (2024-01-21 14:29:01)

+4

11

Как велика иногда сила неосторожно брошенных слов: прежде чем сама Шерити поймет, где допустила ошибку, неточность замечают ее собеседники – эффект следует незамедлительно. Россыпью шуток, соцветием улыбок и взглядов преображается атмосфера в комнате, кажется, лишь Шери чувствует себя не в своей тарелке.

П-прошу прощения… Обычно я более внимательна, – о Небо! Она что, в самом деле спутала их? Едва заметен легкий румянец, в голосе слышно смущенные нотки: хочется просто провалиться под землю или хотя бы сесть на обратный корабль в Сумеру, более никогда не посещая Фонтейн, да только разве возможно подобное сейчас?

– Но вы и правда очень похожи.

Пусть даже никто не сердится, не высказывает недовольства (реакция непривычна, понятна не до конца), Шерити еще какое-то время сидит, озадаченная собственной невнимательностью. Значит, девушку зовут Линетт, а юношу – Лини? Или все же наоборот? Из этого состояния ее плавно, будто за руку, выводит голос Фремине, и Шерити кивает слегка-слегка на его замечание (показалось или и правда смягчился взгляд?). Она еще рассматривает котика в костюме, когда у ног проносится другая кошка – ласковая и ухоженная (похоже, о них тут хорошо заботятся), она заставляет Шерити не вздрогнуть, но бояться даже двинуться лишний раз: все лишь бы не спугнуть.

– Она очень красивая, – переглянувшись с кошечкой, деликатно замечает Шери, в свою очередь, будучи слишком воспитанной и слишком робкой, чтобы предпринять что-то еще, лишь изредка бросая заинтересованные взгляды в сторону белого облачка. От созерцания ее отвлекает только юноша с подносом и пара маленьких фокусов:

Потрясающе, – она не спрашивает, как они это делают, не улыбается даже, позволяя себе лишь тихий восхищенный вздох, но блестят янтарем глаза, выдавая Шери с головой. Безусловно видя трюки и прежде (чего только не делают на Большом Базаре, чтобы привлечь внимание покупателей), исследовательница тем не менее чувствует, это – совершенно иначе.

Верно. Нет ни толпы зрителей, ни проходящих мимо зевак – только они вчетвером – и тем не менее Лини с Линетт стараются дополнить ужин чем-то удивительным. Яркостью, утонченностью, трепетным вниманием – не в подобной ли заботе настоящее волшебство? Шери даже украдкой бросает на Фремине взгляд: пускай ее новый знакомый наверняка не впервые видит нечто такое, его реакция интересна не меньше маленькой магии.

Линетт (или все же Лини?) тем временем просит рассказать о себе – что вообще принято рассказывать в таких случаях? Никому ведь не будет интересно слушать о Дешрете, лекциях или монотонной работе среди песка ради редкой возможности найти что-то действительно стоящее. Наверняка и не о прочитанных книгах или последних публикациях лучших ученых хотят услышать ее новые знакомые…

«Но разве есть хоть что-то интересное во мне самой?..»

Ответа Шерити не находит, но сам по себе вопрос тенью озадаченности ложится на плечи. Промолчать – попросту грубо, но и говорить страшно. Вдруг слова снова подведут?

«Вдруг я им не понравлюсь?»

Шери смотрит на тарелку с едой, будто в попытке отыскать там подсказку, но ни румяная корочка запеченного картофеля, ни кусочек мясного рулета помогать исследовательнице не спешат. Полагаться приходится лишь на свои силы.

– Даже не знаю с чего начать… Я выросла в Сумеру, и изучаю историю и археологию в Академии, а потому в Фонтейне впервые… Хотя прежде мне приходилось бывать в пустыне, часть которой видно из порта Ромарин, – осторожно, а от того робко начинает девушка. Даже чувствуя, что действительно проголодалась, Шери лишь благодарит негромко, желая приятного аппетита, но к еде не притрагивается, слишком озадаченная столь простым вопросом.

Меня… Меня заинтересовала недавняя находка, о которой писали в «Паровой птице», думала провести исследование, – предугадывая возможные вопросы о цели визита, добавляет археолог, а затем, пересилив себя, продолжает многим тише, – но еще мне очень нравится литература, кошки и цветы. Могу я узнать как называется этот вид?..

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/93/34/211/377215.gif[/icon]

Отредактировано Sherity (2024-01-15 22:50:21)

+4

12

- Но если же этого не буду делать я, - пожимает Лини плечами в ответ на замечание Линетт. - То кто вообще?
Сестра только достаёт из воздуха салфетку под одобрительную улыбку. Свою собственную, в красно-розовую клетку, он ищет пару мгновений, бормоча под нос укоры в свой адрес за такую неловкость.
- Ох, прошу прощения, вот же она, - находится, конец, прямо в центре стола, свёрнутая в цветок. - И как я её не заметил?
Покачав сокрушённо головой - вот же неряха! - Лини берётся за еду. Наполняет сначала тарелку Линетт, а потом даёт время для Фремине, чтобы тот поухаживал немного за Шерити. Садится, в итоге, последним.
Они смотрят на гостью уже вчетвером. Во-первых, Росселанд, потоптавшийся на коленях Шерити, обнюхавший её руки и не позволивший погладить, он спрыгнул на пол и сел у входа, направив внимательный взгляд на людей; во-вторых, куда как более утончённая Шантарель, белоснежным молчаливым облаком сахарной ваты наблюдающая вблизи; и в-третьих, Лини и Линетт, склонившие головы к плечу чуть-чуть, синхронно друг к другу.

Один из сигналов кошачьего внимания - долгий пристальный взгляд. Бывает очень непросто проигнорировать этот приём, ведь выразительные кошачьи глаза бывают чарующими.

Нежный голосок Шерити подобен волнам, пусть она и жительница пустыни. Прилив, отлив - точно так же её интонация, выражая неуверенность внутреннего состояния, меняется, то затихая, то снова крепчая. Наверное, ей правда непривычно, ведь с Сумеру нет ничего подобного? Но об этой стране Лини много не знал, только из книг и рассказов тех сенешалей, что туда отправлялись по делам. Самому иллюзионисту туда было без надобности и даже нельзя - в стране мудрецов был довольно жестокий и, по мнению Лини, даже бессмысленный запрет на развлечения, на корню пресекающий попытки гастролей.
«Она такая неуверенная, как будто мы на каком-то заседании этих их мудрецов, а не мило сидим по-домашнему,» - юноша немного озадачен этим, и состояние Шерити предстаёт перед ним как тайна, которую стоит разоблачить. Всё-таки он по жизни занимается тем, что дарит людям улыбки... старается. Надо подарить несколько и подруге Фремине.
- Felis Alba, - отвечает на вопрос гостьи Лини, мягко кивая на сестру. Потом прикладывает ладонь к груди. - Felis Fuscus.
Можно без труда понять, что Шерити про цветы спрашивает, но от волнения она так смешно запуталась в словах, что не пошутить про это было невозможно. К тому же, разве такие маленькие и очаровательные глупости не сближают сильнее?
- И конечно же наш очаровательный Spheniscidae Caeruleum, - Лини с улыбкой взглянул на Фремине и подмигнул ему. - Не кошка, но просто прелестный, правда?

+4

13

Гостью Линетт рассматривала под стать вежливо сидящей белой кошке: внимательно, вдумчиво, отрывая взгляд разве что затем, чтобы обратить внимание на тарелку, и, кажется, даже почти не моргая. Особенный, звериный взгляд, цепляющийся за мельчайшие детали, разгадывающий настроение, "читающий" комнату.

Робкая. Болезненно застенчивая. Неуловимо напоминает этим самого Фремине. Вот как уставилась в тарелку в ответ на самый простой для знакомства вопрос, а к самой еде не притронулась пока. Зрительного контакта избегает, поза напряженная, тон такой, будто и не знает, о чем говорить вообще. Воспитавшая целый выводок котят и частенько пристраивающая в добрые руки и других уличных животных, Линетт невольно сравнила с маленьким зверьком в незнакомом месте и Шерити. Малыши тоже сначала жались в угол своей коробки, поставленной в у камина в гостиной, отказывались от еды, и потребовалось время - каждому разное - чтобы они начали активно знакомиться с новой территорией, играть и знакомиться с обитателями Дома Очага.

Поведение такое, конечно, вызывает некоторые вопросы: если уж студентка Академии, значит, не отшельница, не затворница. К тому же, это всего лишь ужин в компании сверстников, а не какая-нибудь нервная встреча с родителями жениха (представить такое даже на мгновение, конечно, и смешно, и страшно). Не Линетт, конечно, говорить что-то о необщительности, но это уже другая история, в которой робостью или тревогой от общения и близко не пахнет. И, зная причины сложностей с социализацией у того же Фремине, Линетт невольно ощутила легкое беспокойство.

Судя по тому, что решил тут же выдать брат в ответ на простой вопрос о цветах - напрасным оно не оказалось. 

- Это радужные розы, - ответила Линетт, незаметно, но чувствительно пихнув ногой под столом Лини. Придержи-коней-ты-что-же-ничего-не-видишь!? - Розами их только называют, впрочем. На самом деле это скорее лилия или тюльпан.

Линетт говорит коротко, скупо даже, но по собственным меркам даже так кажется, что слишком много, и едва удерживается от того, чтобы некомфортно поерзать. Если уж ей здесь приходится поддерживать разговор, не отмахиваясь отдельными общими фразами - у них явные проблемы.

- Так значит, Фремине помог вам с поисками, - чинно кивнула Линетт, филигранно разрезая на тарелке мясной рулет на маленькие кусочки. И справедливо решив, что продолжать обычную светскую беседу, как минимум, пока гостья не освоится на новом месте, будет лучшим решением. И обвела взглядом уже парочку напротив, задержав взгляд на младшем брате, красноречиво подняв бровь - мол, помогай, - И что же, удалось найти что-то интересное?

+4

14

Любопытство тянется кошачьим вниманием. Фремине и сам поглядывает на пришедших четырехлапых членов семьи. Достаточно было всегда просто посмотреть за их повадками со стороны.
Парниша бы соврал сам себе, скажи что ему не интересен ответ гостьи. Да, с новой знакомой было пережито небольшое приключение и даже неприятность, но подробностей друг о друге они не знали. Им было незачем это знать. Угрозы она не представляла, семьей не интересовалась, да и в принципе была в Фонтейне из-за одной причины, прибыв к ним из далека. Конечно всегда можно коснуться паранойи и начать накручивать, прижать. Тот, кому так искренне понравился Пер, кто был так очарован морем - разве может такой человек желать зла и неприятностей Дому? Такие мысли едва-едва поднимались вопросами-пузырьками в голове, но надолго не задерживались. Фреми был уверен в своем мнении об ученой. Да и поведение домашних подтверждало уверенность парня.

Льдистый взгляд смотрел на Шерити из-за длинной светлой челки ненавязчиво, скорее скользяще. Он не подумал об этом раньше, по крайней мере не так пристально. Какое мнение было бы у гостьи о тех руинах, что он нашел недавно? Представлять какие истории развернулись в древних стенах, что оберегаемы толщей воды… Воспоминание о том, как ученая склоняется над книгами, изучает их, безукоризненно знает куда направить свое внимание - он бы сам искал те тома не один час!
На вкус этот интерес сладкий. Литература - это ведь книги? Не каждая книга скрывает сказочную историю под обложкой. Да и не спросишь о таком прямо. И ей правда нравятся кошки?

Взгляд опущен в стол. В кругу семьи еда всегда вкуснее, но сейчас было дело не в ней. Когда хочешь о ком-то что-то узнать всегда можно осторожно наблюдать. В гостиной дома не бывает всегда тихо. Да и сам дом расскажет о тех, кто живет под его крышей. Как узнать о том, кто интересен и не из семьи?

Из мыслей выбивает голос Лини. Что-то с ответом на вопрос Шерити было не так, но то, с какой уверенной изящностью предоставил их брат, заставило смотреть не моргая. Казалось, что море утихло, и в толще не слышны посторонние чувства. Смущенный взгляд уходит в сторону, когда парниша отворачивается, а на лицо падают выбившиеся из-за уха пряди, скрывая это.
- Э-это скорее Пер, а не я, - едва находит шаткие слова, прежде чем вернуть самообладание и убрать мешающуюся часть челки опять за ухо. Хотя заводной член семьи был бы скорее ближе к звёздам.

Все же вопрос был и правда о цветах, и ответ Линетт возвращает внимание к вазе. А за самими розами уже и взгляд сестры, от которого Фремине замирает моментально, будто действительно мек.
- М-мы нашли те руины. Я рассказывал о них, помнишь? Не уверен, действительно ли слова того человека оказались правдой про “Крест и лилию”, - не очень сдержано было разминать несчастную картофелину вилкой, но Фремине просто был задумчивым в этот момент. - Еще и этот “институт Нарциссенкрейц”... Мне не известно это название, хотя я давно изучаю морское дно. Не во все руины можно попасть и не везде есть такая хорошая сохранность коридоров и опорных стен. И судя по тому, что вода не заполнила помещение полностью, возможно там большой комплекс! Хотелось бы вернуться и узнать еще.
Прикусив кончик вилки он ненадолго замер. В ледяных глазах горел огонёк живого интереса.
- По словам мисс Шерити, когда в пустыне правил Алый Король, города возводили полностью механизмами. Без людей! И мы нашли несколько прямо там, в руинах. Герметичный внешний корпус, отсутствие шасси вызывает вопросы. Может они прячут его внутри себя? Или… или всё же летают? - негромко звучал парниша как зачарованный, смотря на вазу в середине стола. - Может, их тоже изучали там, в этом институте?..
Взгляд перешел на Шерити. Пытливый, любопытный. Здесь, в безопасности, рядом с сестрой и братом, близ мурчащих членов семьи, он не сдержал своего интереса, раз ему представили шанс, неосознанно уводя разговор куда-то не туда. 

[icon]https://i.imgur.com/exRqvQu.png[/icon]

Отредактировано Freminet (2024-01-21 14:30:06)

+4

15

Кошки и люди, люди и кошки – обитатели Дома окружают Шери вниманием, будто кутают в одеяло: вот к ней на колени запрыгивает кот (Шерити беспомощно замирает, боясь его тронуть), вот сыпятся ответы на нехитрый вопрос – проходит несколько секунд, прежде чем смысл сказанного Линетт (Лини?) настигает девушку, озадачив несоответствием.

«Зря я это сказала…»

Археолог выдыхает даже, пряча смущение за внешним спокойствием, почти не меняясь в лице, но на сердце уже скребутся кошки. Она же ученая, а это всего-лишь небольшая беседа – столько напряжения в самом деле ни к чему, надо взять себя в руки:

И правда прелестный, – словно бы не видя подвоха, начинает девушка, а затем продолжает – прохладно и вежливо. – Но шутка смешная, благодарю.

Будь они знакомы получше, Шерити бы улыбнулась или посмеялась даже, но, видя брата с сестрой впервые в жизни, не могла позволить себе расслабиться.

С сумерскими розами тоже так, – легко подмечает девушка на ответ сестры Фремине, склоняя голову к плечу в птичьем жесте; мягко сверкают янтарные глаза. Слова о помощи она встречает кивком:

Да, удалось, – и тут же позволяет ныряльщику продолжить, притрагиваясь к еде прежде, чем ее поведение действительно обидит семью Фремине: ожидаемо не так пряно, как кухня Сумеру, рука сама тянется к перечнице, но голова занята другим. Научное общество «Крест и лилия», члены которого замышляли переворот и, надо думать, собирались использовать для этого технологии эпохи Дешрета…

Сомневаюсь, что господин Виржиль сказал мне правду, – тогда это не казалось столь очевидным, но теперь девушка понимала: мужчина попросту сообщил ей то, что она хотела услышать – недопустимо для ищущей факты. В тоне, конечно, нет ни сожалений, ни печали – все обошлось, и в следующий раз археолог будет осторожнее, но не думать о том, как бы закончилось ее исследование, не пожелай Фремине отправиться с ними – труднее всего.

Рассуждения, впрочем, тут же уходят в иное русло, утягивая словно бы обратно под поверхность воды: целый комплекс? Верно ведь, ступени за закрытой решеткой, помнится, вели куда-то вглубь; дверь наверху тоже скорее всего не являлась выходом, скрывая за собой паутину залов и коридоров… Вдруг там сохранилось еще что-то?

Первозданные конструкты. Прежде я никогда не видела их за пределами пустыни: судя по записям, их привезли в Фонтейн ради изучения источников энергии, но… Это по сути все, что нам удалось узнать. Вернуться и вправду было бы полезно, – увлеченно, а от того не так спокойно подхватывает Шери, бросая быстрый любопытный взгляд на Фремине: так ему и правда интересно? Может быть, стоит тогда рассказать чуть больше? Конечно, что-то уже ныряльщик слышал от нее в том зале, но вот остальные участники беседы ведь наверняка не совсем понимали, о чем идет речь.

Они парят, шасси им ни к чему… Но, на самом деле, конструкты еще много чего умеют. Исчезают, прячась от чужих глаз, используют лучи света, сами себя ремонтируют… – губы трогает тень улыбки. Говорить об исследованиях всегда проще – составляя немалую часть жизни Шерити, они, тем не менее, будто бы не касались ее самой, существуя отдельно, независимо от ученой, а потому представляя интерес. От того и слова находят друг друга сами, – поразительно, что исследователям из Нарциссенкрейца вообще удалось их разобрать.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/93/34/211/377215.gif[/icon]

Отредактировано Sherity (2024-01-28 01:08:33)

+3

16

Прикрыв нижнюю часть лица на мгновение ладонью и прижмуривая нижние веки, Лини чуть легкомысленно улыбается, точно бы не замечая, как Линетт его пихнула под столом. Вот и спрашивается, что он такого ужасного сделал, пошутил? Ужас, в самом деле, судить его и в Меропид сразу!
...безусловно, холодная и отстранённая реакция Шерити несколько задела, оставив россыпь вопросов. Был ли это ледяной сарказм? Непохоже, ведь она была столь нерешительной, окружая себя себя не только флёром духов, но и своей очаровательной робости. К тому же, она так запросто согласилась с тем, что Фремине прелестный, хотя как будто ожидаешь, что застесняется?..
И Лини смотрит на Шерити ещё более задумчиво, замолкая, пока идёт разговор.
Вот её руки на столе, так красиво на фоне светлой скатерти оттеняется смуглая кожа тёплого оттенка, но они напряжены. Не нужно так сильно сжимать вилку, она ведь не вырывается. И сидит девушка столь ровно, как по струнке... она всё ещё нервничает и ведёт себя столь, хм, непредсказуемо, потому что находится в смятении?
Кажется, уже нащупал причину и разгадал эту загадку сумерского цветочка, но сквозь поток мыслей о том, что придумать для создания непринуждённой атмосферы, вдруг наперерез влетают слова о тайных обществах и поразительных механизмах.
«Так, минутку, она разбирается в древних технологиях,» - качнув головой, чтобы смахнуть от лица чёлку, Лини сел прямо и ровно, вслушиваясь внимательно. Руинные механизмы изучал Доктор, это не секрет - как и то, что он обращает свой взор на Сумеру и технологии, спрятанные в пустыне. Никаких подробностей, разумеется, у Лини не было на этот счёт, но то и дело через порт Ромарин переправлялись люди, командированные под его начало. Тут слух, там слух... а тут раз, и целая учёная, что так просто говорит о том, что есть и чего нет у механизмов, и явно разбирается, как те работают! И в перспективе - должок Доктора перед Отцом, если...
«Мило, конечно,» - решив послушать ещё, Лини наконец вспомнил про еду и даже немного уделил ей внимания. - «Значит, тайное общество и исследования.»
- Если вы хотите вернуться, то что останавливает?
И Фремине, и Шерити говорили про свой поход очень увлечённо и даже восторженно, и это принимая во внимание, что он был не слишком удачным и даже опасным из-за Виржля. Конечно же Фреми - оплот надёжности и он очень хорошо подготовлен ко всякого рода неурядицам, являясь буквально воплощением слов о том, что в море всегда есть рыба покрупнее, но Шерити? Она вспоминает о произошедшем без тени страха или тревоги, соглашается очень спокойно о том, что вернуться будет кстати. Это и есть сумерская тяга к знаниям, о которой говорят люди?
Впрочем, это замечательно, что у них есть такой энтузиазм. Прекрасное сочетание интереса друг к другу через общее увлечение. Было бы вдвойне трогательнее, если бы не нужно это подвязывать к делу. Увы.
- Что-то препятствует? - Тон у Лини из игривого стал доброжелательно-деловитым, как у волшебника, который не видит перед собой никаких запретов, обладая секретными знаниями. - Раз уж Фремине тоже это интересно, я, как старший брат, только рад буду помочь. Быть может мадмуазель покажется странным, что эстрадный артист предлагает поддержку, но я знаком со многими людьми в Фонтейне и у меня есть полезные связи. Просто подмигните мне в знак согласия и дело будет в шляпе!

+4

17

Разговор, напоминавший поначалу скрипящую, натужную работу заржавевших шестеренок, раскачался, полился рекой, и Линетт наконец позволила себе расслабиться. Вмешиваться больше как будто и не требовалось, дальше прекрасно справятся и сами, дополнительно уверив при этом в том, как замечательно они ладят. Необычайно по его меркам разговорился Фремине, получив заслуженный одобрительный кивок, подхватила его мысли и Шерити. И хотя в обсуждаемых младшим братом и сумерской ученой Линетт не понимала практически ничего, кроме того, что обоим руины, механизмы и тайные общества чрезвычайно интересны, иногда для комфортного пребывания в компании участвовать в беседе совершенно не обязательно. Достаточно просто слушать чужие голоса, даже не утруждаясь вникать в произносимое ими. Так что Линетт не без удовольствия посвятила себя содержимому своей тарелки. Мастерски, впрочем, изображая полнейшую заинтересованность, и периодически кивая. Очень похожим взглядом с другой стороны стола на гостью (а заодно и на еду на столе) смотрела и Шантарель, обернув вокруг лап белый пушистый хвост, напоминающий перьевую щетку для пыли.

Ожила и дернула ушами Линетт только когда в беседу вновь вмешался Лини. Отвлеклась, наконец, от последних крошек мясного рулета, искоса взглянула на него с немым вопросом - а так ли это нужно? - и пожала плечами. Слишком привыкла к манере брата вести свою особенную игру, протягивая ниточку за ниточкой, в ожидании возможности потянуть за нужную, как только выпадет удобная возможность. Линетт почти никогда в подобное не вмешивается, разве что, когда чует подвох или опасность, о которых предупреждает Лини. С другой стороны, а хороша ли подобная игра сейчас и в долгосрочных перспективах? Хороша ли для Фремине?

- Не у всех есть все время на свете, - дипломатично возразила она брату. Поставить себя на место гости было нетрудно, и подобную настойчивость Шерити вполне могла бы расценить неправильно. Причины не возвращаться, в конце концов, могут быть самые разные. И препятствия не обязательно внешние, - Мисс Шерити, как надолго вы планируете остаться в Фонтейне?

+4

18

Он уже был не здесь. Сколько раз приходилось ремонтировать, разбирать, чинить… Самостоятельность технологий далекой пустыни и старого королевства не может не поражать. Нет, конечно и меки были способны на многое, но и из строя они выходили не менее часто. Потерянные, с серийными номерами, создания, бродящие по глуши островов были яркой иллюстрацией этой ситуации. От них много проблем, но и особо давнишних потеряшек можно даже разобрать без последствий для семьи.

Фремине притих, смотря вроде и на Шерити, и куда-то за неё. Из оцепенения вывел голос брата. Внимание перешло к нему. Оно не выражало каких-то эмоций или надежд. Неужели те руины и правда могут быть перспективными, если тон разговора пошел в это русло? Конечно, выполнять задания по поиску было не сложно, но и не вся информация в конце доходила до стола Лини. Секреты Фонтмера не хотелось раскрывать и выкладывать сразу, особенно учитывая, куда и как проходит погружение. Иногда нужно было более тщательное исследование с возвращением на место. Там, где для других ледяная непроглядная тьма глубин, внушающая тревогу, для него новое захватывающее приключение. Составлять отметки и карты с точками интереса было не менее любопытным делом.
- Если у меня будет время подготовиться, то можно сделать многодневную вылазку. Там есть подводные течения, а еще очень много воздуха. Скорее всего причина в хорошо сделанной вентиляции для функционирования всего комплекса. 
Он и не заметил, как уже доел свою порцию, оставалось перестать мучить несчастную вилку. Смущенно положив приборы на тарелку, парнишка выдохнул, опустив взгляд. Теперь было неловко, что все его мысли заняло погружение, которое может и не случиться.
Голос Линетт отвлек от суетливых мыслей. Сестре всегда удавалось хорошо прочитать момент и найти нужные слова. Даже весь разговор сложился благодаря ей. Осторожно поднял свой взгляд, молчаливо и задумчиво едва кивнув на её слова. И правда, сестра была права.
- Думаю, тот район заполнят остроскаты и какое-то время сложно будет вернуться. Не знаю что именно использовал месье Виржль, но местные стаи это встревожило. Конечно, мало вероятно это привлечет Волшебных рыцарей-близнецов или Мечей ущелья, - взгляд становится озабоченным и рассеянным. Фремине даже несколько хмурится. - Я не оставлял приборов наблюдения. Сложно спрогнозировать, когда обстановка наладится. 
Сначала надо было все равно убедиться в мнение Шерити, но посмотреть на неё боится. Всё же она приехала на ограниченное время, и такой друг казался зыбким чудом. Только осторожной украдкой смотрит из под челки.

[icon]https://i.imgur.com/exRqvQu.png[/icon]

Отредактировано Freminet (Сегодня 01:02:40)

+2


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Дополнительные эпизоды » Раз котёнок, два котёнок, три...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно