body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/275096.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/326086.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/398389.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/194174.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/4/657648.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; }
Очень ждём в игру
«Сказания Тейвата» - это множество увлекательных сюжетных линий, в которых гармонично соседствуют дружеские чаепития, детективные расследования и динамичные сражения, определяющие судьбу регионов и даже богов. Присоединяйтесь и начните своё путешествие вместе с нами!

Genshin Impact: Tales of Teyvat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Дополнительные эпизоды » [02.05.499] Диффузия ответственности


[02.05.499] Диффузия ответственности

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

[html]
<div class="epevent-wrapper">
  <!-- Добавь epevent-body значение style="margin-left: 130px;" если используешь сообщение без профиля -->
  <div class="epevent-body">
    <div class="epevent-textbox">
      <div class="epevent-title">
        Диффузия ответственности
      </div>
      <div class="epevent-subtitle">
        <p><a href="https://genshintales.ru/profile.php?id=343" target="_blank">Коллеи</a>, <a href="https://genshintales.ru/profile.php?id=209" target="_blank">Святослав Снежевич</a></p>
      </div>
      <div class="epevent-description">
        Социальный эксперимент по внедрению малой дозы гуманности и милосердия в тело испытуемой.
      </div>

      <div class="epevent-buttons">
        <div class="epevent-coord">
          02.05.499
          <br>Сумеру
        </div>

        <div class="epevent-tag">
          лаборатория Дотторе
        </div>
      </div>

    </div>
    <!-- Если вы не хотите добавлять музыку, можете полность удалить всю запись <div class="epevent-ost"> . . . </span></div> -->
    <div class="epevent-ost"><span class="ostlink" ostitle="j^p^n - bloom."><a href="https://www.youtube.com/watch?v=dOL8JfauRHo" target="_blank"></a></span></div>
  </div>
</div>
</div>
<link rel="stylesheet" href="https://forumstatic.ru/files/0014/98/d3/58315.css">
<!-- КАРТИНКА -->
<style>
  :root {
    /* ссылка на картинку */
    --epbgp: url("https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/209/154734.png");
    /* сдвиг изображения по горизонтали и вертикали */
    --eppos: 50% 60%;
  }
</style>
[/html]

[nick]Svyatoslav Snezhevich[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/209/210024.png[/icon]

Отредактировано Sophie Gartner (2023-09-25 09:13:35)

+3

2

Сырое место сплошь и рядом пропиталось слезами узницы. Она так привыкла к тишине, царящей здесь в промежутках, что теперь ей показалось, будто всегда было так мертвенно-спокойно, влажно, одиноко. Еще со всех сторон, бывало, несло тухлятиной. Или не ею, химической дрянью какой-нибудь безымянной (хотя, на самом деле создатель вещества наверняка прозвал его как-то, но не похвастался перед испытуемой об этом). Все, что вообще признавалось из окружения, оставалось окошечко. Через него долетали все признаки жизни по ту сторону бетонных стен.

В голове Коллеи все меньше оставалось слов. Она и так мало знала, а с того дня, как её отказались возвращать родителям, и вовсе ужаснулась, с перепугу забыв абсолютно все. Каждый раз после мучительных опытов девочка судорожно пыталась вспомнить свой родной дом. Каким он был? Каким? Она спрашивала себя ежесекундно, сдерживая слезы. Ничего не получалось воссоздать! Как будто, родители пришли к ней, но стража не пропустила их, а она так и не узнала их. Эти опыты…
– Эти опыты подавляют мои воспоминания! – однажды ахнула она в тишине.
Коридор превратил ее осипший голос в зловещий шелест и незаметно поглотил.

Коллеи запаниковала, и невыносимая тоска грызла ее всякий раз, когда она оставалась одна. Эти люди, кем бы ни были, как бы себя ни позиционировали, не помогали. Они только мучили, ее тело запомнило не один разряд, не один укол, не один жгучий препарат, от которого чуть не останавливалось дыхание или отмирали на неопределенное время тощие конечности. Девочка исхудала: она много и часто плакала, а сама в душе вынашивала настоящую ненависть ко всему миру.

Спустя две недели Коллеи уже перестало волновать жестокое обращение с ней. На ее памяти было ровно две попытки побега, и все кончились побоями. Синяки от них до сих пор не затянулись и отдавали тупой болью. Чернильными пятнами проступили они в районе ребер с правой стороны, прямо на боку и примерно около ключиц (из-за удара под дых).

Вот и все воспоминания: сиди да детально представляй рожи своих надзирателей, мучителей и молча копи силы да идеи.

И снова замерла узница, стиснув зубы, в ожидании, когда за ней придут…

+1

3

[indent]Святослав, молодой ассистент, крепко сжимал в руках поднос, полный еды и лекарств, унимая дрожь и не позволяя звону металла разлетаться по коридору. Его шаги были чёткими, продуманными, как и каждое его движение в глубинах подземной лаборатории безумного доктора. Наполненная тайнами и страхом, она непрерывно таила в себе живые эксперименты — детей, обречённых на страдания.

[indent]Святослав привык держать свои эмоции на замке. Ему пришлось научиться отстраняться от всего ужасающего, что происходило вокруг, чтобы сохранить хоть какое-то подобие здравого смысла. Его сердце, наполненное жалостью и беспокойством, он заключил в броню безразличия. Он не смотрел в глаза детям, к которым был приставлен. Он не разговаривал с ними, только кратко и по делу отдавал указания, стараясь не выдать свою слабость голосом.

[indent]Его рутина начиналась с рассвета и продолжалась до поздней ночи. Он разносил еду и лекарства, стараясь не смотреть на исхудалые лица детей в темницах. Их глаза, полные страха и надежды, пронзали его сердце, но он не позволял себе остановиться, смотреть на них. Он просто оставлял подносы и быстро уходил, закрывая за собой тяжелые железные двери темниц.

[indent]Святославу было противно от всего, что он делал, но он не мог остановиться. Он боялся доктора больше, чем любого монстра, которого можно было встретить в тёмных подземельях. Безумие доктора, его холодная жестокость и неумолимость заставляли Святослава содрогаться от страха. Он знал, что если он не выполнит свою работу, то сам станет следующим подопытным.

[indent]Каждый день он старался убедить себя, что он лишь помощник, лишь незначительное звено в этой ужасной цепи. Он убеждал себя, что не виноват в происходящем. Но каждый взгляд на исхудалые лица детей, каждый их стон от боли напоминали ему о том, что он — часть этой системы, он — соучастник этого зла.

[indent]В конце долгого дня, когда все заботы были окончены, Святослав отступал в свою маленькую камеру. Он садился на невыразительную, твёрдую койку и позволял себе закрыть глаза, отдаваясь во власть беспокойного сна, где его мучили кошмары о детях, о докторе, о его роли в этом ужасе. Он просыпался, покрытый холодным потом, но всё равно вставал и начинал новый день, продолжая свою мрачную рутину. Молился о том, что его снова отошлют заниматься основной работой, к которой его испорченное тело было приспособлено многим лучше. Но приказ всё не поступал, и Святослав в очередной раз начинал обход по списку.

[indent]Он открыл ключом один замок на двери, другой, выпуская наружу пыль и ужасный скрип тяжёлой обшивки, пропуская внутрь тонкий луч холодного света. Протиснулся осторожно, придерживая рукой поднос, поставил тот на тумбе и тут же закрыл дверь за собой. Тьма разогналась по углам от фонаря в его руке, расползлась по стенами, зашевелились кроткие тени.

[indent]— Время уколов, — только и объявил Святослав, но даже не посмотрел на ребёнка, — Быстрее сделаем, быстрее закончим.

[indent]На девочку не смотрел, только откинул на спину рыжую косы и отвернулся к небольшой тумбе, где расположил все лекарства. Шприц огромный, иглой и убить можно, зачем только такие дозы, а что в ампуле лучше и не узнавать. Наполнил до гулкого щелчка и тут же тихо скомандовал:

[indent]— Встань ровно, не дёргайся.

[indent]Руки-то какие худые, даже в вену не попасть, а потом эти судороги... Хотя бы удержать будет несложно.

[nick]Svyatoslav Snezhevich[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/209/210024.png[/icon]

+1

4

В могильной тишине грохнул, точно басом кашлянул, замок, затем обрушился на изувеченные стены угрожающим оттенком, как предупреждающий рык, эху подобный, звук стучащих сапог. Цок-шлеп (иной раз - бах!), цок-шлеп, цок (бах!). Коллеи вслушивалась в эту попеременную и уже знала своего гостя. Пока еще мрак не рассеялся и не впустил тусклый, отчужденный свет, узница бережливо и рассеянно перебирала образ, который видела сквозь бетонные стены.

Светлые волосы - в нем имелось хорошее (в такие моменты на лицо сама собой налезала кислая улыбка), неподтвержденное хорошее, потому что их носитель лишь являлся ей, всегда неизменный внешне, таинственный - внутри. Под белым халатом пряталось нечто яркое - он или хотел выглядеть так, или играл роль, или хотел выставить себя не тем, кто вообще имел отношение к жутким камерам и мученикам в них. А исполнял он свои обязанности так, будто вообще не понимал, что делал! Выучил алгоритм, руки сами ныряли и появлялись, и девочка не могла прочесть их истинных намерений.

Ключ завозился в скважине, как когти ловкого, голодного зверя в горной норе. В носу зашевелился незабытый аромат его мягкой ткани и пушистого нутра под халатом. Коллеи решила, что он пришел не колоть ей очередную дрянь, а поговорить. Иногда он смотрел на нее многозначительно: задерживал свои тусклые, прищуренные глаза на ней так, будто хотел казаться жестоким, но не чутким. А девочка, вопреки всему, не верила своим домыслам, настойчиво отгоняла их. Он никогда не отвечал на вопросы, приходил и покидал ее. Разве так надзиратель должен был делать?

К нынешнему пришествию своего гостя девочка осмелела и загорелась идеей осыпать его вопросами, да не рассчитала, что ожидание так затянулось, живот превратился в сморщенную тряпку, что не хватило сил не то, что на слабое восклицание, а даже на хрип. Поэтому, когда яркий луч проник в камеру, ее обитательница не шелохнулась. Молодой человек мог только заметить, как дрогнули, потянулись в сторону ее опущенные ресницы, поблескивающие не то от слез, не то от солей, просочившихся со свисающих локон. Она уже знала, что послушно исполнила бы все, о чем тот сказал бы ей. Надежды бились вместе с неумолимо-живым сердечком внутри, но губы оставались неподвижными.

Он снова делал все быстро: фигура в халате скользнула к комоду, и серый, железный поднос коротко оповестил о том, что держал на себе пару чашек или одну чашку и тарелку с ложкой, но там втройне что-то звякнуло. Время препаратов - прокрутила у себя в голове слова пришельца Коллеи и следом подумала: "Пропади они пропадом". Она исподлобья взглянула на парня, который вытащил огромную иглу и вводил туда какую-то химию. От страха и протеста ее лицо мучительно исказилось в недо-оскале: вроде и губы сморщились, и мякоти (оставшиеся) щек напрягли последние мускулы, какие у них вообще были и функционировали, а все равно не получилось толком разобрать, что за пришибленная гримаса образовалась на жалкой поверхности кожи. Что за жалкие гребни ощерились против?

- Значит, результат не важен? - осмелилась задать вопрос Коллеи. Её голос разбился, как фарфоровый стакан.
Он прозвучал громко для нее самой, а на самом деле смешался с писком и шорохом.
- Ладно.
Юноша ощупывал ее ручонки. Она внимательно следила за тем, как его большой палец давил на ее ручейки-вены. В полумраке слабые тени путали ее надзирателя, заставляя его всматриваться в кожу. Она наклонила голову на бок.
- Боишься не туда воткнуть? И что тогда? - а самой не хотелось знать ответа на случайный, жуткий вопрос, который она обронила, чтобы отвлечь парня, заинтересовать его или остановить от неверного укола.
Коллеи сама толком не поняла, как возникла эта цепочках из семи слов. Она снова видела в нем свет, но не потому что цвет одежды казался ярче, чем тусклые, мужественные, наполненные жизнью щеки в унылом мраке, а потому что сегодня его действия снова отличались от тех, что были в прошлый раз.

Неужто каждый визит менял надзирателя узницы? Как бы Коллеи хотелось быть уверенной в этом, да все расплывалось. На сознание накатила слабость...

+1

5

https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/86/39232.png
Пост написан и отправлен с телефона. Если в тексте встречаются ошибки, пожалуйста, дайте мне знать.


[indent]Святослав, медбрат с неуклюжим сердцем, но надёжными руками, был одним из тех, кто против своей воли становился исполнителем чужих приказов. Он прекрасно понимал, что каждый шаг в этой лаборатории отдаляет его от человечности, но жажда жизни и страх перед Доктором заставляли его молчать и подчиняться. В этот раз, его задачей было ввести новый препарат одной из узниц — девочке, чьи способности вызвали интерес у ведущих исследований. Путь к ее темнице Святослав знал наизусть, однако с каждым шагом его сердце становилось тяжелее, а сомнения крепче. Стоя перед ней, он всегда чувствовал себя уязвимым, — вновь нагим, тонким, надломленным, но не снаружи чужими руками, а скрученным изнутри своими собственными.

[indent]На первые попытки заговорить Святослав не ответил, лишь плотнее сжался в себе. Он вынул из кейса инструмент своего принуждения — большой, страшный шприц, наполненный мерцающей жидкостью. Чем-то она напоминала эссенцию звёздного неба, только её блеск был холодным и безжизненным. Каждый миллиметр движения шприца в его руках был испытанием для Святослава. Он с некоторой мягкой неловкость перехватил девочку за запястья, чувствуя, как её тело дрожит. Что-то упорно подсказывало, что не от страха, а скорее от физической слабости.

[indent]«Прости меня, пожалуйста» — нем и безучастен, Святослав приложил шприц к вене девочки. Игла вошла в кожу, и он почувствовал, как металл встретился с теплом человеческой крови. Быстро и глубоко вдохнув, словно моргнув на чуть дольше, чем момент, а вовсе не зажмурившись, он нажал на поршень, и странный состав начал своё путешествие по телу девочки.

[indent]Реакция была мгновенной. Её тело начало судорожно дёргаться, словно пытаясь отвергнуть инородное вещество. На лбу выступили капли пота, а кожа побледнела, став похожей на мрамор. Святослав удерживал её за плечи, борясь с другими, первичными, а потом глубоко запрятанными позывами. С каждой секундой, казавшейся вечностью, девочка всё сильнее извивалась от боли. Наконец, препарат был введён полностью, и Святослав отступил, словно отдалившись от себя самого, и без того слишком долго остававшийся возле девочки. Он смотрел на узницу, чьё дыхание постепенно становилось ровным, и ощущал, как кусочек его души отрывается и остаётся здесь, в этой темнице. В этот момент, стоя перед разрушенной невинностью, он понимал, что даже если его тело продолжит служить Родине и Царице, его душа навеки останется здесь, в оковах собственной трусости и бессилия.

[indent]Небольшой торг с совестью, с той его жалкой оборванностью, что теплилась где-то под загрубевшими мышцами вокруг сердца, привёл к тому, что Святослав, нахмуренный и сердитый как будто бы от реакции на препарат, быстро отвёл взгляд — словно просто осмотрел темницу, где содержалась девочка.

[indent]— Судороги скоро пройдут, — бросил он тоном отстранённым и тихим, — А если игла попадёт не туда, то не пройдут вовсе и ноги онемеют, так что не умничай.

[indent]За наигранно строгим устрашением призыв быть послушной хотя бы ради самой себя. Как будто снова Захарии говорил, что если тот не уберёт свои вещи с пола, то выстегут того ремнём. И всё равно потом сам собирал всё за братом... Святослав вздохнул. Приют, он где-то там, если ещё стоит. А клетки с детишками-крысками тут.

[indent]— Садись, я покормлю тебя.

[indent]Доктор велел всех детей держать в строгости, но сытости, пока они служили его цели. И можно было бы просто оставить тарелкуна подносе рядом, всё равно каша уже почти остыла, — никто не узнает, что для того, чтобы крупа теплилась ещё хотя бы немного, Святослав действительно постарался рассчитать время так, чтобы металлическая миска сейчас не обдавала холодом и тоской застывшей от мороза в подвале каши. Но как же, Доктор велел убедиться, что дети едят, — значит, нужно проверить своими собственными руками.

[nick]Svyatoslav Snezhevich[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/209/210024.png[/icon]

+1


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Дополнительные эпизоды » [02.05.499] Диффузия ответственности


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно