body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/275096.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/326086.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/398389.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/194174.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/4/657648.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; }
Очень ждём в игру
«Сказания Тейвата» - это множество увлекательных сюжетных линий, в которых гармонично соседствуют дружеские чаепития, детективные расследования и динамичные сражения, определяющие судьбу регионов и даже богов. Присоединяйтесь и начните своё путешествие вместе с нами!

Genshin Impact: Tales of Teyvat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Дополнительные эпизоды » [21.02.501] Сколько месяцев и лет мы стоим вдвоём у старта?


[21.02.501] Сколько месяцев и лет мы стоим вдвоём у старта?

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Imamura Kaito | Okhtor
• Западные окрестности Лиюэ
• Полчаса до полуночи
• Облачно

Спустя много лет разлуки, они встречаются и знакомятся заново, пытась понять, осталось ли между ними хоть что-то общее, помимо далёких детских воспоминаний с ныне покинутых островов?

https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/306/875976.gif

[hideprofile]

Отредактировано Imamura Kaito (2023-09-04 18:11:14)

+4

2

Время уже близилось к полуночи, но определить это без часов было практически невозможно. Пусть температура в Лиюэ и была аномально тёплой для февраля, темнело всё ещё раньше, чем летом, и это сбивало с толку и самого Кайто, и его четвероногого друга. Определённо, в регионе происходило что-то странное, и хотя специалистом по климату Имамура младший не был, все эти обстоятельства наталкивали его на мысль о том, что лучшего времени для изучение животных и растений он, возможно, уже никогда не застанет. Подобные природные аномалии — большая редкость, особенно аномалии именно таких, подходящих масштабов. Они бывают слишком разрушительными, бывают слишком незначительными, и в обоих случаях наблюдать реакцию дикой природы очень непросто. Особенно, в одиночку. Серьёзные аномалии просто уничтожают популяции, слабые не вызывают существенных реакций и ждать их приходится долго, но это потепление очень гармонично лежало между двумя менее привлекательными опциями. Возможно, именно здесь и сейчас ему открылась возможность понаблюдать за тем, как растительный и животный мир учатся приспосабливаться к стремительно меняющимся условиям игры! Ах, это тянуло на объемный научный труд, и возможно даже не на один! Рассказывая Ракше о беспрецедентности происходящего и о том, как столь тёплая зима может повлиять на домашний скот и рост сельскохозяйственных культур, Кайто перескакивал с одной темы на другую каждые секунд пять. Он очень нервничал, ведь впереди его ждали сложные встречи и, возможно, трагичные новости, а потому он цеплялся за то единственное, что его всегда успокаивало — работу.

- Ты представляешь, представляешь? - наклонившись, юноша почти лёг на шею коня, обхватив её руками, - если выделить шесть часов в день на сон, то работы тут на целый месяц, и мы, возможно, будем первыми, кто выпустит большую научную статью по этой теме! Сначала обратимся к фермерам, нужно будет опросить их, осмотреть скот и… о, напомни мне обязательно о том, что необходимо как можно скорее провести замеры воды в море и пресных водоёмах!
Конь, вяло шагавший по тёмной дороге, только воодушевлённо бил своего всадника хвостом то с правой, то с левой стороны. Путь им сейчас освещали звёзды в небе, луна, огни гавани впереди, и пара тусклых фонариков, закреплённых по обе стороны от седла. От каждого движения животного они покачивались, и в медовом свете появлялись искажённые, уродливые тени. Первое время и Кайто, и сам Ракша, вздрагивали от их появления, но давно уже привыкли и иногда даже играли. Имамура младший пытался придумать, на что похожа каждая из них, зарисовывая по памяти образы, а конь голосовал за лучший вариант, пытаясь сожрать тот, что пришёлся ему по вкусу. В путешествиях был свой шарм, но развлечений было не то чтобы очень много, особенно когда одной дорогой следуешь в сотый раз.

- Прошу вас остановиться и спешиться! - прозвучало неожиданно, как гром среди ясного неба. Обернувшись несколько раз, чтобы понять, кто с ним говорит, Кайто обнаружил идущего в его сторону миллелита и кого-то в совершенно незнакомой ему униформе. Хмыкнув, юноша спрыгнул со спины коня, и обошёл его, чтобы было удобнее говорить.
- Здравствуйте! Меня зовут Имамура Кайто, я учёный. Мы с моим напарником направляемся в гавань… туда ведь можно въезжать, да? - осторожно спросил Имамура младший, опасаясь, что после атаки на город, цисин могли закрыть его для посещения. Уточнить эту информацию у Кирары он забыл, а больше спросить её было негде, люди в Сумеру знали не больше его самого.
Миллелит подошёл поближе, обошёл коня и его всадника дважды, присматриваясь к путникам. Случившееся вынудило их существенно усилить меры предосторожности, как минимум, в первые дни. Общительный всадник и его зверь, тянувшийся к растущей на обочине траве, мало походили на мертвецов, а потому проверка, при всей строгости, была очень недолгой.
- Простите, мы сейчас не пропускаем никого без проверки. Эту зону контролируют миллелиты при поддержке солдат госпожи Сангономии. Извиняюсь за то, что нам пришлось вас задержать и подвергнуть лишнему досмотру…
- Ничего-ничего, я всё понимаю! - протянув солдату руку, и пожав протянутую в ответ, Кайто дружелюбно улыбнулся. Лицо солдата Лиюэ он видел в свете фонаря хорошо, чего не скажешь о его напарнике из отряда поддержки, чей силуэт утопал в полумраке. Отряд Сангономии, отряд Сангономии... Кайто был абсолютно уверен, что слышал эту фамилию раньше, и она не имела никакого отношения к Лиюэ.

+2

3

Ночь живых мертвецов оставила неизгладимый шрам не только в сердцах жителей Ли Юэ, но так же на его внешнем облике множеством повреждений, порушенных зданий и трауром, что залёг тенями скорби на лицах прохожих. Время лечит, а память стирается временем, вот только сейчас, нашествие поднятых для убийства мирного населения мертвецов, оставалось еще слишком живым воспоминанием. Когда-нибудь, это событие будет лишь сводкой хроник, записями в чьих-то мемуарах, ну а пока...
Страх наползал на город с наступлением темноты, боязнь нового нашествия живых трупов, мерзких на вид, чьи тела были лишены чувств и невосприимчивы к боли, зато умели убивать беспощадно, разрывая свою жертву на части, заставлял запирать двери и молиться о заступничестве архонтов, вверяя жизни стражам города, миллелитам и недавно прибывшим из Иназумы беженцам, среди которых были и обученные воины. Страх крался неслышными шагами кошмаров, замирая у изголовья кроватей, таращил бездонные очи  и жутко ухмылялся, видя, как во сне меняются лица спящих "пленников", чей ум медленно погружался в липкий омут воспоминаний.
Тебе часто приходилось обходиться без сна - воинов и защитников не хватало, а ночной дозор по приказу руководства был усилен, а потому, о том, чтобы думать о каком-либо отдыхе и речь не шла. Худое лицо и без того хранящее признаки переутомления с острыми чертами, с залегшими тенями под глазами, что ты усердно прятал, скрывая лик в тени широкого капюшона, теперь смотрелись ещё более хищно, чем пару недель назад.
Проходя знакомым маршрутом, в группе состоящей из нескольких миллелитов, цепко окидывая взглядом силуэты черных деревьев, тускло мерцающих в ночном серебре светил камней, покрытых каплями росы от ночной влаги, мыслями ты был далеко, впрочем, ток размышлений вовсе не мешал ловить звуки, в которых сейчас не было ничего настораживающего, выискивая во всем потенциальную опасность.
С тех пор, как корабль сопротивления пришвартовался в гавани Ли Юэ, а ноги беженцев оставили следы на золотистом песке, прошло уже некоторое время и конечно, твоя фигура ещё долго обсуждалась в приватных разговорах, да и в более обширных кругах военных и мирных жителей Иназумы. Скрыть родство с Иоши не удалось, конечно, это было предсказуемо, однако, девушка ни как от этого не пострадала и постепенно, ты успокоился - ей не причинили вреда. Госпожа Сангономия и генерал Горо сдержали обещание.
Отношение в лагере относительно твоей личности оставалось двояким, хотя откровенной агрессии и вражды ты ощущал меньше в последнее время, лишь настороженность и ожидание усилились, что притаились во взглядах, оставаясь слишком явным, поскольку люди болтали о всяком, в том числе и о том, что Иоши хоть и сводная сестра, но скорее всего возлюбленная для тебя, оттого и предал ты Сару Кудзё.
- Любовь сильнее долга. - говорили сердобольные старушки, а молодые девушки утирали слёзы, слушая приукрашенную вымыслом и домыслами историю юноши-рыбака, что попал в чужую семью и оказался в итоге единственной опорой для тайной возлюбленной. Конечно, ведь именно такие истории должны были быть покрыты завесой тайны, неразделённой любви и запретного, желанного... Женщины любили преукрашивать, и видеть то - чего нет, а между делом и не обошлось без того, чтобы охать и ахать, капая своим мужчинам на мозг сочувствием, что раскаленной свечкой.
Сегодня была тихая ночь. Ветер почти неуловимо покачивал листву, создавая тончайший звуковой трепет и мягко напевал лёгкой волной в прибрежной зоне а потому, отряд высланный в обход заслышал цоканье копыт ещё издалёка. Группа военных тут же направилась к одинокому всаднику и один из миллелитов потребовал спешиться незнакомца, едва расстояние сократилось.
"Имамура Кайто" - как ток резануло по нервам знакомым именем, таким далёким, недосягаемо потерянным в прошлом, в том времени, где царило детство, где были живы родители, где было хорошо! Там где остался запах солнца, нагретого песка и смеха. Там, где остались мечты, самые чистые, незамутненные пороками желания, идеалы.
"Знает ли, брат, что случилось в Иназуме?" -  была первая мысль, ведь длинный клубок повествований начинал свой путь именно там!
Понять было сложно, поскольку юноша казался немного беспечным, что на фоне мрачной полосы, что словно фата невесты опустилась на жителей Иназумы заставляя лица потемнеть от переживания, страха и волнений, выглядел отлично, зажигая своим чистым жизнерадостным голосом вокруг, словно маленькие звуковые огоньки. Имамура младший словно не изменился, лишь чуть-чуть повзрослел, в свете фонаря все тем же приветливым казалось лицо, а взгляд мягким, улыбка открытой! Глаза с искорками интереса, словно распахнутые навстречу миру и открытиям двери!
Кайто направлялся в Ли Юэ, а это означало, что встречи не избежать? Лавина противоречивых чувств смешиваясь внутри, потекла вниз, наполняя тело непривычной тяжестью - с одной стороны, ты был очень рад встретить брата, ведь вы не виделись уже очень давно, воспоминания о том времени, проведенном вместе, где осталась детская дружба несомненно грело и заставило слегка наклониться вперёд, словно ты желал сделать шаг навстречу, однако, в противовес, осознание, что теперь ты иной, ты - преступник, который осознанно ломал чужие судьбы, из-за которого пострадала ваша сестра Иоши, эти чувства оказались сильнее и буквально пригвоздили к месту, прошивая иглами ненависти к себе самому.
Резко выдохнул. Привычно сжал кулаки под полами длинного плаща и остался стоять. Чувство, сродни стыду, заставило притаиться и пусть ты не кричал правду о себе на каждом шагу, но совершенно ни как не реагировал на колкости, а порой и комья грязи, что летели в спину, ведь люди, называя тебя "предателем и негодяем" были правы, и это была одна правда... И наказание, которое ты решил нести за содеянное, считая, что таково твое личное искупление. А возможно, ты просто разрушал себя изнутри день за днём?
- Прошу прощения ещё раз, - произнес старший из миллелитов в группе, - но вам придется пройти в лагерь, чтобы зафиксировать цель визита в Ли Юэ и отметиться. Вас проводит воин госпожи Сангономии, обеспечив безопасность. - как можно доброжелательнее проговорил и обернулся к тебе,
- Охтор, сопроводите учёного в гавань. - с одной стороны безопасность, с другой ненавязчивый контроль, все верно.
Пришлось подавить рваный тяжёлый вздох. Что ж, судьба распорядилась иначе и встреча, которая могла подождать ещё пару ... Тысяч... Лет, случилась сегодня, здесь и сейчас, не испрашивая более располагающих обстоятельств.
Ах, да, наверняка Имамура Кайто удивиться, признав в воине сопротивления своего названного брата, ведь, когда вы виделись в последний раз, светловолосый мальчик всем сердцем желал стать учёным, чего и достиг, а ты грезил повторить путь отца и быть рыболовом, а ещё очень любил музыку, книги и молитвы. Все сгинуло в черной бездне войны.
- Слушаюсь. - прозвучало в ответ ровное, хриплое и простуженое эхо твоего голоса.
- Идёмте, господин Кайто. - сухим шелестом произносишь и разворачиваешься в сторону мягких огней гавани лишая брата возможности задавать вопросы при посторонних.

+1

4

Происходящее было похоже на нелепую шутку… неожиданную, ненужную, обидную и… пожалуй, даже болезненную. Больше всего на свете, стремясь воссоединиться со своей семьёй, Кайто боялся двух вещей — страшной вести о том, что никого уже нет в живых, и пробирающего до костей холода в некогда родных глазах. Никому неведомо, сколько раз за эти дни, месяцы и годы, Имамура младший представлял себе долгожданное возвращение в Иназуму и воссоединение с теми, кто жил в любимых и бережно хранимых воспоминаниях! Реальность оказалась далёкой от самых смелых и даже абсурдных его фантазий, ведь один из страшнейших сценариев уже притворился в жизнь, и у второго были все шансы окончательно выбить землю из под резко ослабевших ног. Мышцы сводило от желания броситься вперёд и обнять брата, которого он так давно не видел и которого сразу, как только тот вышел из полумрака, узнал. Сейчас казалось как никогда важным ощутить тепло родного человека, удостоверившись, что это не мираж и не очередной сон, в котором странник открывает хрупкие деревянные двери, произнося долгожданное «я дома!». Однако и поведение Охтора, и холод его официального «Идёмте, господин Кайто» не только приковали учёного к месту, но выбили из лёгких воздух, лишая шанса произнести хоть слово.

Он ведь... не мог не узнать... правда? 

Ракша, почувствовав волнение своего хозяина, поднял свою огромную голову от земли и, дожёвывая сочную траву, потянулся через плечо художника к Охтору, желая рассмотреть его поближе и, если тот представляет опасность, предупреждающе клацнуть зубами у его головы. Агрессивность была ему несвойственна и, по сравнению с большинством других лошадей, гнедой путешественник отличался очень сдержанным нравом, но отношения с Кайто у них были слишком крепкими, чтобы он мог оставить без внимания повисшее в воздухе напряжение. Нетипичное такое, ни на что прежде не похожее, а оттого вызывавшее особую тревогу в сердце огромного зверя. Большинство торговцев и работников, занятых в сельском хозяйстве, не строили с лошадьми крепких доверительных отношений, используя их как инструмент для достижения тех или иных целей, тогда как Ракша всегда был компаньоном и более чем осознавал свою ценность. За любовь учёного он платил своей безграничной преданностью, хорошо улавливая любую смену настроений двуногого напарника. Осознание, что гнедой забеспокоился, будто бы сдуло с Кайто оцепенение и он, погладив большой и мягкий лошадиный нос, направился вслед за Охтором. Воин госпожи Сангономии, значит… Понять бы ещё, что именно это означает… Воины ведь тоже бывают разные.

Нагнав брата и практически поравнявшись с ним, Кайто сложил руки за головой, изучая молчаливую фигуру некогда одного из самых близких для него людей. Если присмотреться получше, то в этом высоком юноше вполне себе угадываются черты, которые молодой исследователь помнил с самого детства. Определённо, он не ошибся, и от осознания этого на душе скребли кошки.
- Может, поговорим? - не удержался Кайто, первым нарушив это тяжёлое молчания, когда они отошли достаточно далеко от точки досмотра и остались практически наедине. Ракша от неожиданности дёрнул головой, утыкаясь носом ему в плечо. Уж очень звонким и надломанным казался этот голос посреди давящей ночной тишины.
- Я понимаю, что меня долго не было, и действительно сожалею, что ничем не смог помочь вам, когда беда пришла в гавань, но… поверь, если бы я мог, я бы бился с вами плечом к плечу. Я знаю, что прошлого уже не вернуть и вины моей ничем не загладить, но... мне действительно очень больно от того, что в этом бою меня не было с вами рядом.
У Охтора, на самом деле, было множество поводов для обид и злости. Много лет назад, садясь на корабль до Ли Юэ, Кайто обещал вскоре вернуться назад и привезти гостинцы из гавани, а в итоге бесследно пропал больше чем на десятилетие. Будучи совсем маленьким, он часто рассказывал брату о том, какими будут его путешествия, но реальность оказалась не такой… волшебной? То, что представлялось в те далёкие дни настоящей магией, оказалось, во многом, удушающей однообразной рутиной. Вместе с воздушными замками рухнули и прежние планы о возвращении, ведь оказалось, что ответственность, лежащая на плечах учёных, выходит далеко за пределы любования красивыми цветами и забавными зверушками. Кайто не мог приехать домой, но совсем не потому, что не хотел… а потому, что не мог себе этого позволить. Забавно... он стал хорошим специалистом, но абсолютно отвратительным братом.

Стоило ли оно того?

Отредактировано Imamura Kaito (2023-11-17 22:40:06)

+2

5

[AVA]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/24/t329385.jpg[/AVA]Мелочно и постыдно ты растягивал время, отодвигая неизбежность вопросов и ответов. Дышал воздухом, что нес в себе нотки ночной прохлады, но кислорода не хватало, ты словно задыхался и сердце в груди стучало оглушительно быстро пронзаемое тонкими игламы болевых ощущений. Каждый шаг впечатывался в мозг тяжёлым, угнетающим молчанием, нарушать которое первым ты не желал, а объяснялось все просто - не знал, как поведать брату то, что случилось с тобой, как сказать, что надежд ты не оправдал, мечту не исполнил и сестру сгубил? Как сказать, что ты враг-отступник собственного народа? Не герой, но злодей. Нужна ли Кайто младшему такая правда? А такой брат?
Тяжёлый вздох сорвался с сухих губ и ты сбавил шаг, чувствуя, как совсем рядом, поровнявшись с тобой, идёт Имамура младший пристально рассматривая и явно желая начать непростой диалог. Ветер швырнул в лицо пыль, переплетая черные пряди волос меж собой, которые ты небрежно смахнул с лица. Остановился. Рядом замер размеренный цокот копыт, то спутник Имамуры весомо отбивал такт, изредка фыркая.
"Красивый конь " - всего лишь мысль.
- Поговорим. - отвечаешь стылым эхом, ощущая внутри боль, страх, навязчивое чувство вины, что раздирает в клочья, служит укором, который мешает посмотреть брату в глаза... Медлишь. Эти мгновения подобны прыжку с края пропасти в черную, вязкую, холодную пустоту... Где тебя ни кто не ждёт и не замедлит падения. А может, ты специально срывештся туда, желая разбиться?
Ушей касается родной голос, словно звучание теплого прошлого, словно смех у костра, словно разговоры в лачуге родителей, словно... То, чего никогда не будет... Тесно изнутри. И давит вина, хочется закричать или располосовать грудь, вынимая бьющуюся душу, что птицу ломающую крылья о тесные оковы клетки, но ты спокойно стоишь, смотришь куда-то поверх головы Имамуры и молчишь. Увязая в этой паузе, как в пучине...
Перед глазами неспешно трепыхется листва на ветвях деревьев, шуршит, мерно покачиваясь в такт. Но, ничего не радует, душа, как проклятая мечется изо дня в день, томится, от прежнего тебя осталось ли что?
А был ли вообще тот мальчик, что любил стихи, поэзию, музыку, что нараспев возносил молитвы и гулял босиком по песку, был ли тот, кто поддерживал идеи своего светловолосого брата и улыбался широко, открыто?.. Был...
Кайто говорит, его слова источают сострадание и он считает, что виноват в том, что следовал за мечтой.
"Наивно".
Бегло ловишь себя на том, что рассматриваешь собственное отражение в больших, выразительных глазах коня, словно в зеркалах.
Горькая улыбка, словно сок полыни, касается линии твоих губ. С трудом переводишь взгляд на родное лицо, почти с жадностью разглядываешь знакомые черты, угадывая в возмужавшем юноше того самого друга детства, ребенка, с которым провел счастливые дни, беззаботные, солнечные...
- Хорошо, что тебя не было в Иназуме, Кайто. - ни капли сомнения в тихом, ровном голосе, похожем на глас по умершим и глухая тоска,
- Хорошо, что ты сумел воплотить в реальность свои мечты и стал учёным. - ещё одно короткое утверждение. В серых глазах, темных, безрадостных, бездна грусти, но нет и намека на осуждение, скорее все та же горечь. Тяжёлый вздох. Имамура смотрит вопросительно и конечно, ты должен рассказать брату все, как есть, но боги, как тяжело...
- Война... Это совершенно не то место, где я хотел бы видеть тебя ... Брат. - ладонь с огрубелыми пальцами легла на плечо светловолосого юноши, ты позволил себе эту слабость - хотя бы прикоснуться к близкому человеку, ведь скоро, Имамура может навсегда отвернуться... Когда ты расскажешь правду.
- Я...
"Предатель"
- Тебе лучше увидеть самому. - рваный выдох и снова взгляд, словно затянувшийся стальной решеткой. Жёсткая линия губ.
- Пойдем, тут недалеко. - и ладонь соскальзывает с плеча, словно прощальный жест, а шаги устремлённые по дороге звучат похоронным маршем. Ты идёшь туда, где в одной из палаток "живёт", существует Иоши, ваша сестра, и это ты виноват в том, какой она стала и правду эту, собираешься озвучить без всяких оправданий. Ты уверен - брат не простит, ты и сам себя простить не можешь, а потому, лишь злее твоя ненависть к самому себе. И к Саре Кудзё.

Отредактировано Okhtor (2023-12-18 13:57:32)

+2

6

Поведение Охтора тревожило сильнее, чем любые новости, которые он мог поведать. Его движения, тембр голоса, и хорошо считывавшееся напряжение, кричали о том, что ничего хорошего Кайто от него не услышит - больно будет, несмотря на хрупкую надежду, теплившуюся в душе до последнего. Мысль об этом, несмотря на всю основательную моральную подготовку, выбивала из под ног почву, но хуже всего было то, что Охтор казался абсолютно потерянным и разбитым, будто застрявшим где-то между жизнью и смертью. В отличие от своего шумного и энергичного брата, он, даже в детстве, был куда более спокойным и эмоционально уравновешенным, но сейчас эмоций будто бы не было вовсе — лишь горечь, тяжёлая и тягучая. Несмотря на то, что они давно не виделись, Кайто улавливал её лучше, чем Охтору, возможно, хотелось бы. Всё дело в том, что в своей памяти Имамура младший бережно хранил образы из раннего детства. Он часто вспоминал их совместные вылазки и игры, ведь вдали от дома лишь воспоминания формируют связь с теми, кто остался по ту сторону океана. Быть может темперамент у них и был совершенно разный, но никогда ещё Кайто не видел своего брата настолько эмоционально сухим, настолько… поломанным? В их храбром детском тандеме Кайто отвечал за приключения и передряги, а Охтор — за здравый и взвешенный подход, но от его спокойствия обычно веяло морским бризом и равномерными ударами волн о мягкий песок, а сейчас — могилами. Скольких они потеряли в этом переезде, сколько из спасшихся навсегда уснули под небом столицы контрактов?

- Мечты, воплощённые в реальность, оказались далеки от моих детских фантазий… Иногда я жалею, что заплатил за их осуществление столь высокую цену, - медленно произнёс Кайто, ничуть в своих словах не привирая. Он очень любил свою работу. Иногда, когда в шутку у него спрашивали за отношения, он уверенно говорил, что именно её он готов взять замуж. Однако, несмотря на множество бесценных ярких моментов, эта должность обрекала на вечные расставания. Сначала Кайто расстался со своей большой иназумской семьёй, затем — с родителями, великое множество раз — с друзьями, и ещё чаще — с теми, с кем напрямую работал. Исследуя животный мир Тейвата, он нередко привязывался к своим подопечным, век которых был куда короче его собственного. Быть может, не стоило к ним душой прикипать так сильно, но Кайто иначе не мог. Именно через эти узы с четвероногими и крылатыми подопечными, он обретал подлинное и искреннее желание заботиться и защищать, однако это вовсе не значит, что он никогда не хотел всё бросить. Вовсе не значит, что он никогда не скучал.
- На протяжении всех этих лет, мне очень хотелось, хоть ненадолго, вернуться обратно домой и внести свой вклад в процветание родного края. Как бы далеко я не уходил, Иназума всегда была в моём сердце, и война меня пугает куда меньше, чем мысль, что знакомые с детства улицы меня уже не узнают. Я бы обязательно вернулся, если бы…
На секунду Кайто запнулся. Да, они действительно планировали поездку в страну грома и молний, и он до сих пор помнил душевные разговоры у костра под ночным мондштадским небосводом. Обсуждались гостинцы и сувениры, строились планы грандиозного сюрприза, оживали воспоминания… а потом, с гибелью родителей, всё оборвалось и рухнуло. Охтор ведь не знает ещё, что не просто так Кайто пришёл в Ли Юэ один, и Имамура младший не знал, как преподнести ему — воплощению горечи — такую страшную весть.
- Если бы не обстоятельства. Они… оказались сильнее моих желаний.
Звучало ужасно и мерзко, но всё равно лучше, чем весть о том, что он остался один. Пусть Охтор и не был знаком с его родителями так же хорошо, как с ним, они всегда были к нему добры и привозили из других регионов подарки. Их частое отсутствие не позволило бы ему узнать их получше, но это, возможно, и не было нужно — они оба были яркими людьми, искренне и очень заразительно любившими жизнь и мир вокруг. От них исходило так много тепла и света, что в них можно было по-настоящему греться. Нужно ли ребёнку нечто большее, чтобы сложить впечатление? 
- Прежде чем ты покажешь мне то, что я должен увидеть… я хочу, чтобы ты знал: сколько бы времени не прошло, сколько бы событий не лежало между нашим расставанием и этой встречей — ты — мой брат. И этого ничто не способно изменить.

+2


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Дополнительные эпизоды » [21.02.501] Сколько месяцев и лет мы стоим вдвоём у старта?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно