body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/275096.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/326086.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/398389.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/194174.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/4/657648.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; }
Очень ждём в игру
«Сказания Тейвата» - это множество увлекательных сюжетных линий, в которых гармонично соседствуют дружеские чаепития, детективные расследования и динамичные сражения, определяющие судьбу регионов и даже богов. Присоединяйтесь и начните своё путешествие вместе с нами!

Genshin Impact: Tales of Teyvat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Дополнительные эпизоды » [17.04.501] Санджня раненного леса


[17.04.501] Санджня раненного леса

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

[html]<div class="sumeptemp">
  <div class="sumepic"></div>
  <div class="sumeptitle">Санджня раненного леса</div>
  <div class="sumepdate">17 апрея ✦ Сумеру, Авидья</div>
  <div class="sumepdesc">
    <p>Недавняя <a href="https://genshintales.ru/viewtopic.php?id=1412" target="_blank">страшная гроза</a> повалила немало деревьев в Авидье, и вместе с их могучими корнями вскрылись глубокие подземные провалы. В одном из них обнаружились давно забытые туннели, и теперь Дозорные отправляются в экспедицию вместе с учёными из Вахуманы.</p>
  </div>
  <div class="sumepchar">
    <p><a href="https://genshintales.ru/profile.php?id=194" target="_blank">Тинари</a> ✦ <a href="https://genshintales.ru/profile.php?id=320" target="_blank">Шерити</a>
    </p>
  </div>
</div>
<style>
* {
  box-sizing: border-box;
}

@font-face {
  font-family: "Genshin";
  src: url("https://forumstatic.ru/files/0014/98/d3/50051.ttf")
    format("truetype");
  font-style: normal;
  font-weight: normal;
}

body {
  background: #e4d5cf;
}

.sumeptemp {
  display: flex;
  background: url(https://forumstatic.ru/files/0014/98/d3/20492.png);
  background-size: cover;
  width: 600px;
  height: 245px;
  filter: drop-shadow(-5px 5px 8px #000000ad);
  margin: 20px 25px;
}

.sumepic {
  display: flex;
  position: absolute;
  left: 341px;
  top: 23px;
  background: url("https://i.redd.it/genshin-impact-forest-sumeru-v0-vn8j52fzizha1.png?width=1920&format=png&auto=webp&s=d5bc24e0201fecc251fd71de2b0c6c7144c0088a");
  background-size: cover;
  background-position-x: 36%;
  width: 251px;
  height: 200px;
  transform: rotate(2deg);
}

.sumeptitle {
  display: flex;
  position: absolute;
  top: 22px;
  left: 108px;
  width: 220px;
  text-align: center;
  height: 52px;
  font-family: "Genshin";
  font-size: 16px;
  font-style: italic;
  font-weight: bold;
  line-height: 110%;
  align-content: center;
  flex-wrap: wrap;
  background: -webkit-linear-gradient(#668a70, #a1ac86);
  -webkit-background-clip: text;
  -webkit-text-fill-color: transparent;
  justify-content: center;
}

.sumepdate {
  display: flex;
  position: absolute;
  top: 78px;
  left: 108px;
  width: 220px;
  text-align: center;
  font-family: "Genshin";
  font-size: 10px;
  line-height: 110%;
  align-content: center;
  flex-wrap: wrap;
  justify-content: center;
  color: #668a70;
}

.sumepdesc {
  display: flex;
  position: absolute;
  width: 228px;
  padding: 0 8px 0 0;
  max-height: 68px;
  left: 96px;
  top: 100px;
  font-family: "Genshin";
  font-size: 12px;
  color: #a1ac86;
  line-height: 110%;
  align-content: flex-start;
  flex-wrap: wrap;
  overflow-y: auto;
}

.sumepdesc a {
  color: #668a70 !important;
  text-decoration: none !important;
  font-family: "Genshin" !important;
  font-size: 12px !important;
}

.sumepdesc a:hover {
  background: -webkit-linear-gradient(#668a70, #a1ac86) !important;
  -webkit-background-clip: text !important;
  -webkit-text-fill-color: transparent !important;
}

.sumepdesc p {
margin: 0px! important;
    padding: 0px! important;
    line-height: 110% !important;
    text-align: start!important;
}
.sumepdesc::-webkit-scrollbar {
  max-width: 4px;
}

.sumepdesc::-webkit-scrollbar-thumb {
  width: 3px;
  height: 5px;
  background-color: #dae8cc;
  border: 1px solid #d6d2c6;
}

.sumepdesc::-webkit-scrollbar-track {
  background-color: #daddcd;
  border: 1px solid #c7c1b7;
  height: 40px;
}

.sumepchar {
  display: flex;
  position: absolute;
  width: 150px;
  height: 28px;
  left: 138px;
  top: 185px;
  font-family: "Genshin";
  font-size: 12px;
  color: #a1ac86;
  line-height: 110%;
  flex-wrap: wrap;
  text-align: center;
  justify-content: center;
  align-content: center;
}

.sumepchar p {
  margin: 0px;
}

.sumepchar a {
  font-family: "Genshin" !important;
  font-size: 12px !important;
  color: #a6976a !important;
  text-decoration: none !important;
}

.sumepchar a:hover {
  background: -webkit-linear-gradient(#668a70, #a1ac86) !important;
  -webkit-background-clip: text !important;
  -webkit-text-fill-color: transparent !important;
}

</style>
[/html]

Отредактировано Tighnari (2023-09-04 11:06:47)

+6

2

[indent]Дел у Лесного Дозора только прибавлялось.

[indent]Мало того, что с самого начала года зоны увядания покрывали всё большие территории, так и недавняя гроза унесла прилесок вдоль реки, выжгла и выкорчевала немало древних гигантских деревьев, — помимо того, что разбила статую Дендро Архонта. По всем отчётам, лично заполненным и поданным неким лесным дозорным, числилась неизвестной природы и повышенной силы шаровая молния как погодная аномалия, изучить которую стоило, но уже как будто бы поздно. Тинари почти и не врал: то было аномалией. Но ни бумагам, ни матрам, ни Академии за отсутствием в городе Сайно не доверял. А значит — стихийное бедствие и ни слова о связи с секретными делами Академии.

[indent]Разгребать последствия было важнее, поэтому Тинари погрузился в дела Дозора и просто ждал возвращения Сайно. Очаги пожаров были локализованы и устранены, завалы по большей части разобраны. Раненные животные — возвращены в безопасные места и если не вылечены, то хотя бы успокоены. Погибшие — растасканы так, чтобы не вызвать повышенной активности падальщиков в зоне. О том, сколько гнездовий и нор был утеряно, Тинари старался не думать. И так было слишком много задачек.

[indent]И среди них — регулярные сообщения о том, что из-за поднятых крупных корневищ в земле образовывались провалы. Дозорные выискивали и ограждали такие ямы, чтобы ни животные, ни случайные путники не падали вниз, попутно ломая себе каждую из описанных костей. Именно из-за одного такого несчастного случая и был обнаружен особенно глубокий провал. Сначала решили, что это подземная пещера, вымытая в грунте руслом реки неподалёку. Но не найдя конца хода за несколько часов пути и свидетельствуя явные обломки каких-то строений, дозорные быстро направили весть в Академию о потенциальных обнаруженных руинах. Так начала собираться экспедиция.

[indent]Лесной дозор патрулировал территорию вокруг и до прибытия ответственных лиц из Академии Сумеру никого к яме не пускал, — даром что наёмники уже разузнали про потенциальную жилку, — и отваживал всех желающих туда спуститься без разрешения. Даже Катарине отправили депешу: пока никого не отправлять, об обратном сообщим отдельно. Свою подозрительность Тинари укреплял не только потенциальной опасностью подземных развалин, но и тем, что хотел разобраться со всем лично. Поэтому и вниз он тоже собирался с другими дозорными, даром что ботаник, а не археолог.

[indent]Они обустроили лагерь перед спуском в провал. Грунт уже успели укрепить и прибить сваями, чтобы не было оползней. Первый десяток метров вниз даже освещался факелами, но дальше пока что не спускались, только оборудовали верёвки с подъёмными механизмами для удобства. Тинари тоже был тут: сегодня должны были добраться до места спуска академики, и уже вместе, с ещё несколькими дозорными, они должны были спуститься вниз.

[indent]Тинари сидел на крупном валуне и тщательно проверял тетиву лука. У его ног пристроился Карката: механический «краб», зарегистрированный как автоматон-ассистент в Пардис Дхяй, а на деле — помощник во многих делах Тинари и память о студенческом товарище. От своего дела он отвлёкся, когда пушистые уши, встрепенувшись, вытянулись: ещё не завидев людей, он заслышал их шаги, а потому и сам поднялся на ноги, чтобы встретить послов из Академии Сумеру. Даже рукой помахал, чтобы те не потерялись в лагере.

+3

3

С самого начала года ветер нес из пустыни дурные слухи: возрождение Алого Короля занимало умы, множилось, укреплялось среди людей по ту сторону Стены. Что-то рассказывала ей Халисет, отголоски доходили до Караван-рибата – в конце концов оставаясь лишь слухами, новости напоминали сухие порывы ветра, но (и Шерити знала это) так нарастает песчаная буря.

С самого начала года для всех прибывших в столицу стали доступны терминалы Акаши – дар Дендро архонта людям обрел свободу, большую, чем когда-либо. Похвально, но почему именно сейчас?

Наконец, эта гроза. Аномальная, страшная, всколыхнувшая тихий омут Академии, навредившая Авидье, прибавившая хлопот – даже стоя на самом краю воронки, все равно чувствуешь ее вращение, и весть о разбитой статуе и потенциально обнаруженных руинах стала последней каплей.

Когда начали собирать разведывательную экспедицию, Шерити вызвалась, не раздумывая. Что-то было в том тревожащее, что-то не дававшее остаться в стороне, даже при неясном объеме окончательной работы и текущей нагрузке ученой. Может, Шери просто сожалела о каменной фигуре их юного божества и деревьях, видевших ход истории? Может, хотела собственнолично увидеть последствия буйства стихии?

Разобраться в собственных чувствах – непросто, особенно, когда не с кем делиться переживаниями: Халисет уже некоторое время не было в Сумеру, наставница с головой ушла в работу, Шери пока не писала в Фонтейн. Обычно предпочитающая одиночество, теперь ученая не находила в нем покоя, так может привычная работа вернет все на круги своя?

Жаль только, что экспедиции предполагали общество: в большинстве случаев немногословную, почти нелюдимую ученую быстро оставляли в покое, отмахиваясь, но на этот раз ее спутник оказался куда упорнее. Весь длинный путь вглубь тропического леса, Арьян (так звали юношу) как мог развлекал коллегу беседой, и если поначалу Шерити еще хоть как-то пыталась отвечать, то уже к месту назначения она лишь кивала изредка, не зная, как сообщить спутнику о своем дискомфорте.

Второй ее сопровождающий, к счастью, оказался не настолько болтлив; еще час такого пути и экспедицию пришлось бы сворачивать, но хаос и разруха встретили академиков прежде принятых радикальных решений и всевозможных руин. Вот ограждение на месте провала, там – упавшее дерево, здесь кореневища поднялись над землей, всего и не сосчитать. Неудивительно, что патрулирующих окрестности лесных дозорных даже больше, чем обычно. Они-то в результате и подсказали, где искать необходимый лагерь, как оказалось, разбитый прямо у спуска, издалека больше напоминавшего яму. 

Вошли по очереди: первым – высокий юноша с приветливой улыбкой; он единственный помахал в ответ, кажется, даже ускорив шаг, оставляя позади невысокую девушку в одеждах, от формы Академии отличных, и крепко сложенного мужчину в шрамах с отличительным зеленым шарфом, пустынника лет сорока, замыкающего группу. Записные книжки, сумки с инструментами – необходимое ученые принесли с собой, но, оказавшись в обители дозорных, разделились. Юноша и пустынник сразу отошли в сторону спуска, рассматривая его в отдалении, переговариваясь о чем-то, Шерити же не осталось вариантов, кроме как объясниться.

«А ведь здесь бы болтовня Арьяна была весьма кстати»

– Шерити, – говорила девушка тихо. Ниже самого дозорного, со смуглой кожей, в черных и цвета слоновой кости одеждах, она не спешила даже просто взглянуть на собеседника, то и дело поглядывая в сторону остальных членов группы. На поясе девушки красовалась камера в защитном футляре.

– Это господин Хаджар из Бригады тридцати, он будет сопровождать нас. Тот юноша – Арьян, студент Вахуманы. Согласно распоряжению Академии, я ответственна за эту экспедицию, – ни улыбки, ни дружелюбного взгляда: цепкий янтарь глаз лишь скользнул по механизму, затем – выше, задерживаясь сначала на пушистом хвосте, а после – на таких же пушистых ушках. Мягкие с виду, они вызывали желание прикоснуться, и Шери пришлось приложить усилие, чтобы не рассматривать необычную деталь внешности собеседника слишком навязчиво. В конце концов, девушка разворачивается в полоборота, прикидывая что-то в голове.

Выходит это – тот самый Тинари из Амурты? Не то чтобы студенческие сплетни действительно ее интересовали, но мало кто не слышал о выдающемся выпускнике самого престижного даршана Академии, главе Лесного дозора. Впрочем, его присутствие лишь значит, что дополнительных сложностей не возникнет.

Где-то со стороны ямы послышались восторженные вздохи и Шерити даже оглянулась встревоженно: не полез ли ее активный спутник вниз раньше времени? Кажется, все же нет.

– Кгмх. Не будем терять времени, – ученая поправила небольшую, перекинутую через плечо сумку с необходимым минимумом снаряжения, получше натянула черные перчатки. Восторг Арьяна с одной стороны был ей понятен, с другой все же заставляя краснеть. – Первоначально мы проведем разведку обнаруженных вами тоннелей, все они будут зарисованы и нанесены на карту. Кроме того, осмотрим сами руины и отметим точки интереса для дальнейших исследований, если таковые окажутся необходимы. Учитывая местность, понадобятся дозорные. Два, максимум три человека. Среди ваших коллег есть желающие?

+3

4

[indent]Надо же какая деловая, — думает про себя Тинари и отказывается от мысли пожать учёной руку. Он только улыбается светло, когда смотрит вниз, и представляется:

[indent]— Привет! Я Тинари из Лесного Дозора. С нами пойдут ещё двое лесничих, они уже готовы.

[indent]Он махнул рукой в сторону: там под деревьями устроились другие дозорные, и пока часть из них занималась делами в округе, двое проверяли закрепление экипировки на поясах и спинах, явно выдавая свою непосредственную участливость к спуску. И, задержав долгий взгляд на стоянке дозора, Тинари не стал добавлять, что они были намерены спускаться вниз с или без одобрения Академии. Только вновь улыбнулся и произнёс беззлобно:

[indent]— Кстати, если что, можем найти тебе обувь попрочнее. Жаль твои ноги. Настаивать не буду, но дай мне знать, если что, это не проблема.

[indent]Опыт общения с Коллеи и Сайно научил Тинари обращаться с людьми закрытыми и застенчивыми, — тут и гадать лишний раз не приходилось, а плотный загар на коже скромной девушки только усиливал подозрения в её замкнутости. Тинари не осуждал, не давил, не настаивал, только вежливо обозначал за границами личного свою возможность помочь, а дальше был намерен просто наблюдать и при необходимости вмешаться. Надо бы убрать в рюкзак запасную пару сапог, — подумал он, — Лёгких, на шнуровке, и убедиться, что мази от воспалений достаточно.

[indent]— Далеко не спускались, — Тинари сразу же переключился к делу, — И много разведать не успели. Как только поняли, что спуск уходит совсем под землю и укреплён кладкой, сразу написали в Академию. Так что даже сказать не могу, насколько всё это затянется. У нас есть провизия, если что, и если что-то потребуется — обратись к любому из дозорных, наверняка раздобудут. Ну, или ко мне. Скоро будем выступать, так что готовься.

[indent]И, легонько махнув что рукой, что хвостом, Тинари оставил Шерити, давая возможность выдохнуть в относительном тишине и покое, даром что кругом собиралась экспедиция. Сам же Тинари прошёлся по всем остальным людям, представляясь и справляясь о готовности. Скоро началась непосредственная подготовка к спуску. Вновь разожгли огни на вбитых факелах, закрепили больше страховочных верёвок, а затем, одного за другим, дозорные перевязали. Одна из дозорных, — тихоня Назрин, — своим тихим и меланхоличным голосом, вынужденно несколько раз повторила как спускаться вниз. Даже если знали — инструкции требовали напомнить. Тинари, в свою очередь, убедившись, что все готовы, разве что дополнительно предложил Шерити, говоря намеренно негромко:

[indent]— Если хочешь, можем спуститься вместе. Держись рядом со мной, хорошо?

[indent]Широкий проём в земле леса, где старые деревья рассказывают истории веков, образовался от упавшего дерева. Это дерево, огромное и могучее, когда-то возвышалось над всеми остальными, но время берёт свое, диктуя если не жестокие правила, то страшные исключения, и оно упало, открывая дверь в подземный мир. Проём был тёмным и мрачным, но притягательным. Он вёл вниз, в глубокий туннель, который словно поглощал свет, и вместе с ним все страхи и опасения. Внизу, в глубинах земли, скрывалась пещера, тайна которой манила исследователей и авантюристов.

[indent]Спуск в пещеру был как погружение в другой мир. Узкий туннель расширялся, открывая величественное подземное царство. Стены пещеры были украшены натуральными фресками из сталактитов и сталагмитов, созданными водой и временем. Воздух был прохладным и влажным, наполненным запахом земли и минералов. В глубинах пещеры царила полная тишина, нарушаемая лишь эхом капель воды, стекающих с потолка. Это было место, где время останавливалось, и человек мог ощутить свою ничтожность перед величием природы. Свет фонарей отражался от гладких стен, создавая зигзагообразные тени, которые плясали по мере продвижения исследователей. Каждый шаг вглубь пещеры был шагом в неизвестность, в мир, скрытый от глаз человека, полный тайн и загадок, мир, где человек становился лишь наблюдателем, а не хозяином. Это был мир, где природа была властительницей, и каждый её уголок был полон удивительной красоты и магии, — первозданной, а оттого пугающей.

[indent]В этой дикой пляске теней экспедиция спускалась вниз. Покладистый склон быстро сменился крутым, и пришлось, полагаясь на страховку, осторожно спускаться вниз по отвесной скале. Тинари то опускался ниже других, чтобы убедиться, что можно продолжать путь, то, наоборот, задерживался, чтобы удостовериться, что у участников опасного спуска всё в порядке. Острый слух не доносил до него ничего резкого или неожиданного, — и можно было только верить, что так и будет дальше. Когда ноги, наконец, опустились на прочную землю, а люминесцентное освещение специальных природных фонарей дозорных разогнало сумрак по закромам широкого подземного прохода, объявили небольшую передышку. Всем — перевести дух, учёным — начать опись и зарисовки, а Тинари — убедиться, что все и каждый в порядке, никто не ранен и...

[indent]— Проверьте руки и ноги. Ссадин и синяков нет? И не забудьте выпить немного воды, важно поддерживать свежесть и чистоту.

+2

5

«Надо же какой заботливый» – думает про себя Шерити, но вслух не говорит ничего, кивая на подтверждение своей догадки вместо ответа да слушая Тинари молча, и себе опуская взгляд, рассматривая обувь секунду-другую. Жаль ноги? Дозорный верно имел ввиду шипы да коренья, к тому же острые камни под землей – не редкость.

– Хорошо, –  доставлять хлопот не хотелось, и ученая снова кивает, добавляя чуть тише, – благодарю вас.

Наверное, со стороны она и правда казалась излишне серьезной: отставив первичное дружелюбие, Тинари перешел к делам насущным, впрочем, не сообщив ничего выходящего за рамки уже предоставленной информации: дозорные попросту не заходили далеко, основной пласт работы оставили, как подобает, ученым. Было бы легко, закончись формальности на этом, но необходимость диктовала еще несколько знакомств с дозорными, а кроме того – беседу с прибывшими непосредственно с ней.

Наконец, оставшись в одиночестве подготовки, Шерити готова была вздохнуть с облегчением. Ещё немного и суету сменит привычная деятельность. Еще немного и все будет как обычно (ученой хотелось в это верить), надо просто потерпеть, соблюдая этот установленный порядок.

С этой мыслью девушка переобувается, плотно зашнуровав сапожки, да ещё раз проверяет вещи, перевешивая флягу с водой на пояс: не хватало только, чтобы бумаги пострадали из-за подобной мелочи, тогда проблем не оберешься. Мысль о том, что под землю они могут уйти надолго, Шери в самом-то деле не пугает: почему-то тишина руин кажется ей лишь желанной наградой, пусть даже это займет дни или недели, пусть даже месяцы потребуются на то, чтобы отыскать правду.

К какому периоду они принадлежат? Что ждет ученых там, не под песком, но в темной плодородной почве? Чувство первооткрывателя, знакомое всякому исследователю, будоражило, и Шерити полностью сосредоточила внимание на месте спуска. Судя по всему, лесные стражи выполнили свою работу достойно: крепко вбитые сваи не дадут земле уйти вниз, механизмы облегчат доступ к древностям. Ученой нравилось вот это особое, почти дотошное отношение к безопасности и порядку, подмеченное еще на пути сюда, но, как и прежде, вслух она не сказала ничего.

В конце концов, все инструкции были получены, все указания – розданы, люди – готовы. Только вот их новый ушастый знакомый все не исчезал из виду.

«Неужели им действительно настолько не хватает рук?»

Кто именно войдет в число сопровождающих, Шерити, в самом деле, было не так уж и важно: дозорные в основном выполняли свои обязанности исправно, и предпосылок для обязательного участия их командира исследовательница пока не видела, впрочем, не возражая. Археолога лишь удивило предложение держаться ближе – неужели Тинари принял ее за кабинетную ученую?

Шерити, впрочем, не отказала.

Спуск прошел без приключений: поначалу склон уходил вниз покладисто, идти было несложно; только и забот, что смотреть под ноги. Когда же тоннель (пока природного происхождения) сменился отвесной скалой, на помощь пришла страховка. Присматривая за Арьяном, археолог не упускала из виду и других членов группы: хотела того Шери или нет, она беспокоилась, и мелькнувшие под одеждой дозорного бинты заставили ученую чуть нахмуриться. О возможных ранениях спутников ей не сказали ни слова, и один этот секрет мог поставить в опасную ситуацию весь их отряд.

Подобная безответственность расходилась с тем, что Шери ранее слышала о Тинари. Расходилась она и с тем минимум информации о руинах, что получила исследовательница, впрочем наверняка имея под собой существенную подоплеку – девушка все размышляла об это даже тогда, когда ноги наконец коснулись камней, покрытых мхом. Под землей – прохладно и влажно, и археолог поправляет получше накидку, делая вдох. Чем глубже вниз, тем меньше звуков доносится с поверхности, тем спокойнее становится вокруг. Время будто бы замедлялось, и ученая почти готова была в это поверить, видя, как отражается в каплях влаги свет от флуоресцентных фонарей, слыша, как меняется звучание слов под каменным сводом.

Под землей прятался целый новый мир, и все, что тревожило Шерити на поверхности, будто бы там и осталось. Пришло время действовать: отдав Арьяну необходимые указания и несколько советов, археолог поспешила приняться за работу, наспех сделав пару глотков воды.

Первым делом – пару снимков, дальше – начать делать зарисовки в большом альбоме, уже спустя несколько минут замечая, как раздражает обычно успокаивающее занятие. Что-то тревожило ученую, и в сторону этого что-то Шерити то и дело поглядывала, время от времени задерживая взгляд на длинных ушах. С одной стороны, Тинари опытный дозорный и наверняка может сам оценить предел своих возможностей, но с другой… Даже мастера своего дела иной раз склонны излишне усердствовать.

«Это и моя ответственность тоже»

Рисунок она, конечно, закончила, но альбом все равно пришлось закрыть, перехватив поудобнее да ещё подобрать момент, когда никого рядом с Тинари не будет.

– Прошу прощения, мне необходимо кое-что с вами обсудить, – у Шерити шаги уверенные, быстрые, и девушка терпеливо ждет внимания со стороны собеседника, прежде чем спокойно продолжить мысль.

– Во время спуска я заметила у вас бинты, и… – не зная как подобрать слова, исследовательница несколько запнулась, но остаток фразы озвучила негромко и ровно. – Как ваше самочувствие? Не знаю, что случилось, но, если вы ранены или плохо себя чувствуете, лучше повернуть назад уже сейчас. Дальше может быть опасно.

+3

6

[indent]Неловкий вопрос застал Тинари копошащимся у самой земли. Он мало мог помочь с археологическим пластом работ, но, будучи ботаником, и сам интересовался состоянием почвы. Перетирал теперь, внимательный к состоянию, земляной ком меж подушечек пальцев, у самого носа, вглядывался, сощурившись, как земля комкуется, как крошится, оценивал влажность и запах, — принюхивался, как и положено, скорее по-феничьи, втягивая запах быстро и коротко, не выдыхая. Отвлечённый, он спешно поднялся на ноги и отряхнул руки, затем — пригладил волосы и уши. Те, длинные, смешно пригибались под его ладонями, прижатые к голове. Тинари добро улыбнулся:

[indent]— Не переживай, это не серьёзно.

[indent]Однако он знал лучше, чем просто просить не волноваться того, кто уже скорее всего волнуется. По-своему это было даже мило: внимательность вкупе с ответственностью были куда очаровательнее для Тинари самого факта заботливого жеста. В этот момент он скорее ставил на своё место Сайно или Коллеи, а себя — на место Шерити, а потому поторопился добавить убедительных резонов своему заключению. Объяснить — значит, на корню разрешить все волнения. Всё-таки противоположная роль для него была привычнее.

[indent]— Я отлично себя чувствую и меня ничего не беспокоит. Пару недель назад я получил ожог. Ни ран, ни болей на данный момент нет, подвижность мышц полностью восстановлена. Я продолжаю носить повязки только для защиты нового слоя от натирания. Первое время кожа в обожжённых местах будет чувствительнее, поэтому это просто мера комфорта. Всё в порядке.

[indent]Подтверждая свои слова, Тинари оттянул ворот и похлопал себя по плечу. Разумеется, он не стал рассказывать подробностей получения ранения или о том, какие цветы из собравшейся под ударом плоти теперь распускались по его спине. Только лишь улыбнулся ещё раз:

[indent]— Я не буду обузой, — заверил Тинари, — К тому же я сам лекарь. Только можно всё-таки не так формально, хорошо? «Тинари» и «ты» будет достаточно. Шерити, верно?.. Давай вернёмся к остальным, пора продолжать путь.

[indent]В глубинах подземного прохода, куда свет солнца не проникал совсем, и где тени царили властительницами, прошло уже прилично времени с того момента, как экспедиция начала своё путешествие в недра пещеры. Их путь лежал через длинный и тёмный коридор, высеченный в каменной глубине недавними обвалами. Он был настолько длинным, что казалось, будто его конец утопает в самой тьме, и настолько узким, что стены казались всепоглощающими, готовыми в любой момент сомкнуться и поглотить всех, кто осмелился вторгнуться в их владения.

[indent]В воздухе витал тяжелый, удушающий запах сырости, пропитавший каждый кристалл сталактитов на потолке и каждую грань сталагмитов на полу. Он смешивался с запахом мха, который как будто бы веками рос на каменных стенах, и запахом земли, который исходил от мокрого грунта под ногами. Этот запах был таким пронзительным и всепроникающим, что казалось, будто он впитался в кожу, волосы, одежду и даже в дыхание исследователей. Именно здесь Тинари сделал своё наблюдение:

[indent]— Посмотрите на эти грибы, — он осторожно ткнул пальцем в пружинистую шляпку под ногами, подсвечивая её факелом, — Да и в целом на флору вокруг. Обвал соединился с какой-то подземной пещерой. На карты дозора она не нанесена.

[indent]Единственный звук, который сопровождал их шаги, был звук капающей воды. Он отражался от стен коридора, создавая странную гармонию, которая гулко разносилась по всему пространству. Этот звук был таким же постоянным, как и тьма вокруг, и он казался единственным свидетельством того, что время здесь не стоит на месте. Но вместе с этим, в каждом эхе этого звука, в каждом отблеске света от факелов на стенах пещеры, в каждом влажном, холодном прикосновении стен к их телам, можно было почти физически почувствовать присутствие опасности. Это было нечто большее, чем просто страх перед неизвестностью или страх перед темнотой. Это было ощущение, что каждый камень, каждая трещина, каждая капля воды на стенах — всё это готово в любой момент обрушиться на них. Но экспедиция двигалась вперёд, преодолевая страх, преодолевая темноту, преодолевая каждый камень на своем пути. И каждый шаг, каждый вдох, каждый удар сердца был наполнен решимостью продолжать исследование этого подземного мира, несмотря на все опасности, которые он таил в своих глубинах.

+3

7

Ученая негромко хмыкнула, сложив руки на груди, прижимая к себе альбом с зарисовками: трактовать то можно было по-разному, ведь в общем-то в выражении лица девушка не изменилась ничуть.

– Хорошо. Но в таком случае, пожалуйста, не отходите от меня далеко. Надеюсь на ваше понимание, – по сути у нее не было причин сомневаться в словах дозорного, но беспокойство все же уходить не спешило – осмысливая предоставленные аргументы, археолог задерживает пытливый взгляд на пушистых ушках Тинари, торопящегося мысль продолжить.

«Такие… миленькие»

– Не так формально... – Шерити теперь звучит нескольким более задумчиво, неохотно отводя взгляд и сначала кивая на вопрос о своем имени, а затем – еще раз, сопровождая ответ кратким поклоном. – Прошу прощения, Тинари, эт-то привычка, но я постараюсь.

<. . .>

Отряд снова двинулся в путь, уходя все дальше и дальше от оборудованного спуска и света солнца, и в том и правда была доля храбрости, ведь сам по себе проход постепенно сужался, а воздух становился все тяжелее от окружающей исследователей влаги. Уже вскоре путникам пришлось протискиваться по одному, прижимаясь к холодным стенам пещеры практически вплотную.

Гнетущая темнота смыкалась, не давая рассмотреть откуда они пришли, такая же тьма, но уже впереди, принимала исследователей в свои объятия. Страшно: пропустив вперед Тинари, дозорных и прибывших с ней самой мужчин, Шерити шла последней, замыкая группу.

Тихо капала вода где-то в стороне, и с этим звуком нарастало напряжение по мере их продвижения узким коридором; давящее, тревожное ощущение лишь усиливал странный удручающий запах, становящийся тем сильнее, чем дальше продвигался отряд. Оставалось только гадать, сколько же они на самом деле прошли и как далеко теперь внешний мир, но, наконец, узкий коридор закончился, постепенно расширяясь, переходя в пустоту под толщей земли – Тинари все же был прав, обвал явил миру новую пещеру, лишь небольшой участок которой удостоился рассеянного света откуда-то сверху, позволяя увидеть здешнюю зелень.

«И как сюда только не свалился никто?»

Похоже, корневище отошло и там: камни и почва, раннее отделяющие это место от поверхности теперь грудой лежали в пещере, будто бы скрывая что-то под собой. О том говорили еще и зеленые нити-лозы да древние монументы, но большего с такого расстояния и не рассмотреть. Оставшуюся часть пространства съедал полумрак, разбавленный тусклым красноватым свечением то тут, то там.

«Что-то не так…»

Гладкая поверхность стен смыкалась над головой в перевернутую чашу каменного свода, звук капающей воды сменился шуршанием источника. В нос ударила сырость вперемешку с гнилью – запах, будто бы медленно проникающий в легкие, и Шерити закрыла лицо платком, проходя ещё несколько шагов вперед, осматриваясь, затрудняясь пока оценить масштаб открывшегося им места. Но люди уже зажгли факелы, а глаза привыкли к новому освещению, и стало ясно: странный запах источали растения. Больные их ветви венчали красные опухоли, изъязвленные бугры покрывали стебли. Даже трава будто бы потеряла краски, скрывая в себе поодинокие призрачные цветки и скопления мха. Все живое здесь чахло, затягивая затхлый воздух коричневым туманом, не оставляя никаких сомнений: отряду не повезло наткнуться на зону Увядания.

Радоваться тому, что теснота проема осталась позади, было некогда. Ученая остановилась, жестом левой руки призывая катализатор и убирая платок в карман накидки: зная об опасности этих мест достаточно, чтобы не соваться туда лишний раз, теперь Шерити беспокоилась не только и не столько о себе, сколько о членах их небольшой группы. Монстрам ведь притаиться в тенях ничего не стоит, не говоря уже об ухудшении самочувствия.

Игнорируя собственную промокшую местами одежду, археолог подошла к своим первоначальным спутникам, озаботившись их состоянием и перекинувшись парой слов касаемо этой неприятной находки: к счастью, увядание пока оставалось на расстоянии достаточном, чтобы они оба чувствовали себя нормально.

– …Убедительно прошу вас, господин Хаджар, и тебя, Арьян, оставаться пока у тоннеля и не предпринимать ничего без указаний от меня или шри Тинари  – это может быть опасно, – реакцией мужчины и юноши Шери не озадачилась: будут ли они ворчать о занудстве исследовательницы, останутся ли недовольны тем, что юная девица им указывает – не все ли равно? Учёный и пустынник родились не вчера, и опасность должны были оценить здраво.

Другое дело – суета дозорных: наблюдая за лесными стражами, Шери оставила своих спутников, снова приблизившись к Тинари. Тревожить его не хотелось, но обстоятельства вынуждали идти на сотрудничество, хотела того археолог или нет. Да и неспроста ведь он – блестящий выпускник Амурты.

– Боюсь, я знакома с Увяданием недостаточно хорошо. Мы не будем продолжать работу, пока не согласуем действия с Лесным Дозором. Мне интересно ваш… кгхм, твое мнение, Тинари, – сохраняя формальности, ученая будто бы отгораживалась от тех с кем ей предстояло побеседовать и, оставшись без спасительной вежливости, чувствовала себя неуютно, впрочем, сохраняя внешнее спокойствие.

Был ли дозорный готов к такому раскладу или и его эта неприятность застала врасплох? Будет ли достаточно безопасно обойти аномалию или экспедицию придется развернуть? Еще и те странные монументы впереди… Если бы не необходимость побеспокоиться о спутниках, Шерити от их изучения не остановили бы ни монстры, ни Увядание. Не сводя взгляда со странного обвала, археолог впрочем делиться соображениями не спешила, как и прежде терпеливо ожидая, что же скажет шри Тинари. Да уж, тут совсем не до пушистых ушек.

+3

8

[indent]Увядание чувствуется за несколько десятков шагов, и чем ближе они к выходу из тоннеля, тем тише, осторожнее и медленнее шагает Тинари, тем больше щетинится шерсть на его хвосте, тем строже и внимательнее становятся его вытянутые уши. Запогодя он останавливает всю экспедицию и оборачивается серьёзной сосредоточенностью. Вынужденная стоянка хорошо организована: со стороны Тинари одобрительно кивает, глядя на то, что археологи порядочны и не суетливы. Видимо, заслуга одной конкретной ответственной учёной. Дозорные держат свою формацию, — Тинари отлучается ненадолго, оставив их позади, только чтобы удостовериться, что лежит дальше. Вернувшись из небольшой разведки он спешит обменяться информацией с как раз подошедшей Шерити.

[indent]— Зоны увядания нередко бывают под землёй, они тесно связаны с корнями деревьев. Это ещё одна причина, по которой я вызвался в экспедицию лично: чтобы остановить увядание хотя бы временно и очистить путь, нужна Дендро энергия.

[indent]С этими словами Тинари дотронулся пальцами до висящего но поясе украшенного Глаза Бога. Изумруд живой силы отозвался лёгкой пульсацией света под стеклом. Следом Тинари задумался, привычно приложив к губам костяшку пальцев. Он прикидывал, как лучше поступить, поэтому позволил себе взять паузу в ответе, и только его хвост оглаживал по низу ноги, раскачиваясь из стороны в сторону.

[indent]— Коридор упирается в глубокую пещеру, зона увядания прямо под нами, её никак не обойти. Но, к нашему удобству, дозорные смогут занять позицию сверху, в проходе. Я видел плесенников, они уже точно заражены, поэтому без боя не пройдём. Учёные и дозорные останутся сверху, лучники будут готовы прикрыть. Я займусь нейтрализацией зоны, но, боюсь, мне потребуется поддержка внизу. Не в моей привычке подвергать других опасности, но я вижу у тебя Глаз Бога, поэтому, думается мне, другого кандидата попросту нет. Благословение Архонтов замедляет влияние разложения, обычные люди отравляются моментально. Что скажешь, протянешь мне руку помощи, м?..

[indent]Он манит Шерити за собой, и вдвоём они проходят чуть дальше, оставляя дозорных выправлять луки и готовиться к последующей передряге. Вместе они доходят до края тоннеля, откуда вниз, с обрыва, ширится необъятная в туманном мраке пещера. В десятке метров под ними клубится тяжёлый смрадный дым, окутывающий землю и обрывающийся при попытке подняться выше перьями багряной дымки. Тяжёлый запах кислых переспелых ягод, перегноя и голой плоти поднимается и ударяет в нос, моментально выбивая дух. Не раздумывая лишний раз, Тинари протягивает один из пузырьков из своей поясной аптечки.

[indent]— Смочи-ка платок этим, пригодится.

[indent]Разноцветье трав, выжатое в масло, позволит дышать, а микстура, изначально предназначенная для борьбы с простудой, хотя бы немного замедлит симптомы. Пусть и самая малость, но выигранное время — эссенция. Тинари присаживается на корточки и принюхивается, ведёт носом и жмурится, недовольный и скуксившийся. А после понятно, что он учуял, — из тумана проглядывается одна круглая шляпка, раскрутившись, орошающая всё вокруг вязкой и тягучей смолой; другая и третья торопятся следом. В необозримой части, за гнойными мешочками, собравшимися на сокоточащей раненной земле, можно услышать топот сильнее. Кто знает, какие ещё существа обитают там?..

[indent]— Погляди-ка, — Тинари поднимает руку и указывает вдаль; под его пальцем один за другим в разных сторонах появляются связанные жилистыми путами, распухшие от воспаления пузыри, — Там вся болезнь собрана. Если я смогу к ним подобраться, то мы сможем нейтрализовать зону увядания. И ещё...

[indent]Тинари достаёт из сумки небольшой плетёный шар, его фирменную ловушку виджняна-пхалы. Протягивает её Шерити и поясняет:

[indent]— Это специальная мина, после активации она распылит вокруг себя специальный дым, который привлечёт на себя всё внимание плесенников. В этот момент по ним можно будет координированно ударить. Но пыльца действует быстро, поэтому и нам придётся поторопиться. Что думаешь?

Отредактировано Tighnari (2023-12-18 07:59:15)

+1

9

Внимательно кивая, археолог слушает Тинари, ведь от того, что сообщит ей лесничий, зависят дальнейшие действия всей их группы.

«Еще одна причина? В чем же тогда остальные?»

Свое любопытство ученая, впрочем, оставляет при себе. Между делом смотрит вниз, вглядываясь в тьму пещеры, туда, где алеют опухоли болезни. Значит, исцелить их может только Дендро элемент? Часто сожалея о том, что ее своей благосклонностью одарила не Богиня Лесов, а Властелин Камня, прежде Шерити не сталкивалась с проблемами практического характера и, впервые оказавшись в подобной ситуации, растерялась.

«Выходит я не смогу помочь?»

Конечно, будь у нее выбор, исследовательница предпочла бы разрешить все сама, не привлекая к этому ни своих коллег (по крайней мере тут их с дозорным взгляды совпадали), ни тем более раненного Тинари, но…

– Разумеется. Сделаю все, что в моих силах.

Коротко кивнув, Шери лишь снимает футляр с камерой, отдавая его Арьяну (повредить ее, случись что внизу, не хотелось), да взгляд задерживает на своих спутниках. Все же хорошо, что они останутся здесь, защищать их там, внизу – излишне проблемно, но и допустить, что наемник и ученый могут пострадать – нельзя.

Шерити проходит за Тинари. Где-то разлагается плоть, остро пахнет болотом да прелой травой – дышать в такой близости трудно, Увядание практически под ними, и девушка чувствует, как подступает к горлу комок тошноты, как почти кружится голова. Но прежде, чем земля окончательно уйдет из-под ног, дозорный протягивает ей пузырек.

– Спасибо, – платок теперь пахнет травами и чем-то лекарственным, напоминая о лечебнице подле Академии, и Шерити с долей молчаливого сочувствия наблюдает, как, почти по-лисьи, принюхивается Тинари: если уж ушки и хвост у него звериные, может, и нюх такой же? Неудивительно, что дозорный сразу нахмурился; взглядом ученая проводит туда, куда указывает ей спутник. Плесенники. Большой и поменьше, но будто бы отличные от тех, что обычно исследовательница видела в Сумеру, будто бы больные. Тинари, между тем, продолжает объяснять; ловушка, больше похожая на сувенир, оказывается в руках ученой, и девушка с любопытством легко вертит ее, чтобы рассмотреть цветки, мысленно перебирая возможности. Если внизу только плесенники, беспокойство ни к чему, и все же…

«И все же жаль, что ее здесь нет»

Верно. Халисет сопровождала “маленькую ученую” так часто, как вообще могла, присматривая за подругой, оберегая ее – тем острее теперь ощущалось отсутствие пустынницы, порождая неясную тревогу. Страшно. Страшнее даже, чем в темном тоннеле, но Шери медлит лишь секунду, натягивая на нос шейный платок.

«Надеюсь, Тинари знает, что делать»

– Пойду вперед. Выиграю тебе немного времени, – энергия Гео, следуя воле ученой, собралась в плотный обсидиановый куб с золотыми узорами, парящий в воздухе подле своей хозяйки, пока его близнец занял место за плечом дозорного. Уаджет, безусловно, присмотрит за Тинари, и любое ранение, причиненное ее спутнику, Шерити разделит с ним вместе, а до тех пор теплое, почти согревающее ощущение будет единственным проявлением ее элементальной силы. 

У исследовательницы шаги быстрые и легкие, держится она у самой стены, как можно тише пробираясь вдоль обрыва, укрываясь за выступами, растениями и камнями, пока бесцветная, будто мертвая, трава не окажется под ногами. Здесь дышать еще труднее, силы словно покидают тело, уходя в истощенную почву – затягивать не стоит.

«У тебя все получится» – напоминает себе Шери. Не станет монстров – Тинари сможет нейтрализовать Увядание. Не станет Увядания, и уже Шерити сможет рассмотреть те древние монументы, но, прежде чем все случится, девушка медлит. Археолог не знает, какое оружие использует лесничий, но дозорные обычно предпочитают луки, а значит ей с катализатором будет достаточно лишь собрать плесенников в одном месте в зоне их видимости, подобрать такое – несложно.

Миг затягивается, и все будто бы замирает, лишь чтобы затем обрести скорость многим выше, многим стремительнее: соцветие ловушки брошено – уже в воздухе шарик подсвечивается зеленым, разлетаясь Дендро светлячками и пыльцой, едва коснувшись травы. Внимание привлечено, и следом за миной летят уже осколки сияющего обсидиана.

+2

10

https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/86/39232.png
Пост написан и отправлен с телефона. Если в тексте встречаются ошибки, пожалуйста, дайте мне знать.


[indent]На короткий миг в глазах Тинари, до этого затенённых серьёзностью, появляется шаловливый огонёк любопытства. Он смотрит на возникшую рядом с ним Гео конструкцию, и в его голове, как и положено учёному уму, созревает добрый десяток вопросов о механизме работы способностей Шерити. Но им — отдельный час; сейчас время работе. Любопытное выражение остаётся дружелюбным и вежливым, когда Тинари благодарно кивает и уходит на изготовку. Он успеет задать свою уйму вопросов позже.

[indent]Если, конечно, всё будет в порядке.

[indent]В тенистую пещеру свет дня не проникает совсем, а воздух словно пропитанный древним духом разложения. Тинари осторожно ступает по неровному каменистому полу и дышит кратко, равномерно, тихо. Он знает о растениях и животных Авидьи много больше, чем можно найти информации в библиотеке Академии. Но теперь, перед лицом Зоны Увядания, даже его мудрость кажется недостаточной. Темнота и неизвестность создают преимущество, к сожалению, не для Дозора.

[indent]Зона Увядания — это место, где жизнь теряет свою силу, иссушаемая неведомым проклятием. Растения чернеют и искривляются, словно воплощая в себе крики отчаяния, а воздух был настолько тяжёлым, что каждый вдох требовал усилия. Тинари знает, что если он не найдёт способ остановить распространение Увядания, то вскоре оно достигнет поверхности, угрожая живому в лесу. Вдвойне ответственно сохранять спокойствие, — и тяжелее ответственность за остальных людей.

[indent]С каждым шагом в темноте Тинари ощущает, как жизненная энергия покидает его тело, — медленно, но верно. Среди редких увядших стеблей и листьев, он вынюхивает те немногие, которые ещё удерживали в себе искру жизни. Он собирает их мимоходом, бережно укладывая в свою сумку, надеясь, что сможет изучить их в оранжерее позже. Щетинится, морщится, недовольно ведёт носом, прижимаясь к земле, только на своих инстинктах и чувствах передвигаясь в темноте.

[indent]И вот, в самом сердце пещеры, Тинари обнаруживает источник Увядания. От набухшего болезненного бутона в тянущей сладковатой затхлостью ложбине по чёрным сухим листьям растекается смрадная, мрачная, словно густая и влажная дымка. Тинари чувствует, как по спине пробегает холодок, от сжавшегося в кольцо хвоста до самых ушей, жмущихся к затылку.

[indent]Он должен действовать осторожно.

[indent]Лучники Лесного Дозора, предусмотрительно занявшие стратегически выгодные позиции на выступах пещеры, срывают звенящими струнами-тетивами свои луки. Стальные наконечники стрел сверкают в полумраке, как падающие звёзды, когда они с умелым мастерством наносят точные и решительные удары по приближающимся врагам.

[indent]Звуки сражения эхом разносятся по каменным стенам: хруст лопающихся грибниц, свист летящих стрел и глухие удары, когда острые наконечники находят свою цель. Воздух наполняется запахом горькой плесени и удобренного чернозёма. В лёгком свете фонарей, дозорные возвышаются над пещерой, поддерживая двух исследователей внизу плотным огнём.

[indent]Простой стали недостаточно, чтобы вскрыть плотные, загрубевшие от рубцов разложения шляпки тучных плесенников. Но верные выстрелы бьют по слабым и чувствительным мицелиям, вынуждая грибных монстров от нервной боли замедляться; зазубренные наконечники рассекают громоздкие лапы плесенников, разрывая ткани, заставляя пошатнуться и осесть. Всё, чтобы выиграть достаточно времени тем, кто, Архонтами замеченные, смогут разобраться с Зоной Увядания изнутри.

[indent]Мягкое янтарное свечение от тёмного узорчатого куба помогает передвигаться в темноте более уверенно; тёплое чувство защищённости и присутствия пульсацией растекается от загадочной конструкцией, и Тинари только рад, что она до сих пор с ним. Истинное золото — невесомое и драгоценное, окутывающее тонкими чарами. Сайно бы оценил.

[indent]Тинари приходится пробираться через крупные валуны, следуя по едва видимому направлению: глаза едва-едва выцепляют направление струящегося рваными перьями красного тумана, а интуиция и звериное чутьё ведут куда вернее. Зона Увядания велика и опасна, но труслива и бережлива в своём мерзопакостном желании разрастись во что бы то ни стало. Тинари знает, — видел не раз, — что там, куда тянутся от опухоли жуткие лозы под землю, где над вздувшейся землёй струится алый дым, он найдёт один из ростков, которым напитывается жуткий цветок в самом центре.

[indent]Против увядания — только жизнь и воля к ней, иной формулы нет, это простой закон. Будь они наверху, было бы много проще, Авидья сама пытается защитить себя сколько может, насыщая жизненной силой крепкие почки и плоды своих детищ. Под землёй, разумеется, Тинари не видит ни единого места, где можно было бы найти живой дендрогранум. В отдалении спрятанный между пробившихся так далеко вниз корней деревьев росток выглядит уснувшим в безжизненном коконе. Что же, остаётся опоить его своей собственной энергией.

[indent]Под ладонями Тинари в мерцающей зелени пробуждаются семена жизни. Учащённый стук собственного сердца — как яркий показатель того, что Авидья здесь ссохлась и сморщилась до размера едва живых семян внутри ростка, спряталась в тени, потеряла силы. Неудивительно, что во время грозы даже такие крупные деревья всё равно обрушились — их корни давно изъедались Зоной Увядания. Пришло время это исправить.

[indent]Наконец, под корнями разливается жизнь. Переливчатая дымка задаётся вокруг ростка, собирается танцующими светлячками, распахнувшимися листьями перескакивает на пальцы Тинари. Тот спешно возвращается к мрачному ростку и прощупывает его коробочку. Крепкая, придётся бить, иначе дендрогранум внутрь не проберётся. На выстрел нет ни шанса, ни манёвра, и Тинари остаётся разве что, затратив время, несколькими глухими ударами разбить сухой тёмной сгусток походным ножом. Грубо и безыскусно, но эффективно, — и в разбитую скорлупу, обтекая рваные острые осколки, наконец, просачивается дендрогранум, наполняя от бутона по стеблю корни в земле жизненной силой.

[indent]К этому времени вся пыльца из виджняны-пхалы уже, должно быть, выветрилась. Времени остаётся ещё меньше, и только долетающие до острого слуха отголоски, рваны и шумливые, отдалённого сражения по крайней мере убеждают в том, что ещё есть кому отбиваться от плесенников. В последнее время надежды отчаянна, но такие и времена. Отставляя в сторогу неизбежные тяжбы, Тинари торопится и разбирается в полусумраке с остальными цветами.

[indent]Это, разумеется, сильно влияет на саму Зону Увядания. Озлобленная болезнь, выжимаемая сплюнутым ядом из начавших точить артерий земли, копится и из последних сил торопится избавиться от вмешавшихся в увядание. Тинари приходится затаить дыхание, когда в полумраке пещеры зародилась огромная тень. Это был плесенник, монстр, который казался воплощением самой гнили и разложения, столь чуждой землям Сумеру. Его размеры превосходили все, с чем Тинари сталкивался ранее, а из его плоти извергались споры и миазмы, способные заразить всё кругом. Тинари ощущает, как каждая нотка угрозы, исходившая от чудовища, резонирует с его инстинктом дозорного, — а, может, это плечо напоминает об относительно недавнем ранении, огонь боли которого начинает пульсировать с каждым движением. Однако страх за исследовательницу, оставшуюся без защиты в этой пещере, даёт ему силы. Он знает, что его долг — защитить её и всю Авидью от любой угрозы.

[indent]— Шерити, осторожно! — не обгоняя грохот пробудившегося в глубине пещеры монстра, Тинари пытается предупредить учёную.

[indent]Он стискивает зубы, отодвигая боль на второй план. Он не мог позволить себе отступить или проявить слабость. Сосредоточившись, он призывает и нацеливает свой длинный лук, чувствуя, как тетива напрягается под его пальцами. Каждый мускул его тела был готов к выстрелу, несмотря на пронзительную боль. Сцена сражения оживает перед его глазами: ветер, поднимающий пыль, изумрудный свет, пробивающийся сквозь камни, и утробные звуки плесенника, от которого земля дрожала под ногами. Когда стрела покидает лук, она проносится сквозь воздух, метким и точным ответом на приближающуюся опасность, а когда начинает пикировать — расходится буйным соцветием диких лоз и окутывает плесенника сверху. Побеги магических стеблей, оплетая листьями, стремятся пробиться сквозь тёмный барьер, крепкий хитин болезни. Когда же он даёт трещину, Тинари, наконец, выдыхает и опускает немеющую от боли руку. Его чистое Дендро справится с щитом, но на большее его не хватит. Остаётся уповать на Шерити и стрелков из Дозора.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/194/375739.png[/icon]

+1

11

Уходя, Шерити не объясняет принципов работы своего элементального навыка – времени мало, надо поспешить, но знает о том дозорный или нет, а чужая боль все-равно грузом ложится на хрупкие плечи; исследовательница чувствует все будто бы вдвойне.

Дозорные, надо думать, заняли позиции, пока она спускалась, и бросок ловушки лишь послужил для них сигналом к действию – под звук стрел, рассекающих воздух, ученая один за другим создает обсидиановые камни, стремительно летящие к плесенникам, увлеченным пыльцой. Частицы элементальной энергии устремляются к девушке – вспыхивает, напитанный Гео, Глаз Бога Шерити, но сейчас от этого нет никакого толка. Прежде всего ей нужно дать Тинари время.

Ловушка, в самом деле, занимает противников дольше, чем изначально рассчитывала Шерити – когда они замечают ее, маленьких плесенников успевает поубиваться в числе. Для обладательницы Глаза Бога такие не представляют особой опасности, но, не слишком уверенная в своих боевых навыках, археолог недооценивать их не спешит. Осколок за осколком, осыпаясь невидимыми глазу песчинками, Гео Шерити цепляется за Гидро на монстрах, кристаллизируясь.

Дозорный тем временем, похоже, успевает что-то предпринять: следить за ним у исследовательницы нет возможности, но громкий топот заставляет Шери резко обернуться:

– Поняла! – звук чужого голоса догоняет девушку с опозданием: к моменту, как Тинари ее окликнул, археолог уже примечает приближающегося Гео моровика, прячась от удара под голубым кристаллом Гидро. Зараженное создание оказывается совсем близко – вряд ли щит выдержит больше, но, пока Шерити высматривает пути для отступления, плесенника опутывают дикие лозы, и, даже не видя лесничего, археолог мысленно благодарит его за помощь, смутно чувствуя отголоски чужой боли.

«Еще немного…»

Верно, надо всего лишь потерпеть еще чуть-чуть: слабость мешает двигаться, заставляя девушку прилагать усилий больше, чем обычно, но этого все еще недостаточно, чтобы заставить ее опустить руки.

Сияющий темным золотом обсидиан рвет зараженную плоть, где-то над головой снова свистят стрелы, и, наконец, поверженный монстр падает на блеклую траву. Крупнее чем все моровики, которых Шери видела раньше, он больше не двигается, но девушка еще какое-то время так и стоит с катализатором. Все ведь закончилось, верно? Сдавленно выдыхая, ученая взглядом ищет своего спутника, в конце концов натыкаясь на сияние парящего Гео куба:

– Шри Тинари, вы как? – позабыв все прошлые договоренности, археолог зовет дозорного, как прежде, да подбегает к юноше, внимательно всматриваясь в его лицо в полумраке пещеры, внешне никак не проявляя волнения.

«Кажется, он в порядке»

Но что делать с Увяданием дальше? Акаша на запрос лишь заботливо выдает девушке общие сведения о неожиданной угрозе, кровавый туман перед глазами мешает сфокусироваться, дышать тяжело из-за глухого кашля – исследовательница рукой тянется к Глазу Бога, прежде нащупывая под накидкой подаренные Халисет украшения, слабо улыбаясь одними уголками губ.

«Попрошу ее приготовить немного супа, когда вернусь»

Повинуясь воле ученой, оба Уаджета исчезают, исцеляя ее и Тинари, превращаясь в пыль – будто бы гора с плеч свалилась; затягиваются мелкие царапины.

– Что теперь? – деликатно уточняет девушка, оглядываясь по сторонам, затем продолжая негромко. – Нужна моя помощь?

Отредактировано Sherity (2024-01-30 14:38:57)

+2

12

[indent]Воздух всё ещё наполнен запахом гнили и разложения, а земля под ногами влажно увязывается. Тинари, с опущенными ушами, наконец, позволяет себе выдохнуть. Он разминает плечо, ещё недавно опухшее от боли, проворачивает его с ощутимой лёгкостью и благодарно кивает:

[indent]— Спасибо. Теперь — в полном порядке. Отличная работа!

[indent]Он улыбается, щурясь, и кивает на поваленного чудовищного плесенника. Теперь дело остаётся за малым — избавиться от опухоли Зоны Увядания. Неспешно и осторожно Тинари подходит непосредственно к плоду. Его обдаёт духом увядания; шерсть щетинится, хвост вытягивается, встаёт трубой, уши, напряжённые, тут же тянутся вверх.

[indent]Глаз Бога, закреплённый на красивом шнурке на широком поясе, вновь теплится, и родниковой водой мерцающая энергия льётся из ладоней Тинари в разбухший, неживой плод. Подземный мир отвечает на зов Дендро: капли воды начинают падать с потолка, словно слёзы радости, в воздух вмешивается свежесть, а камни едва трещат, освобождая пространство для новой жизни.

[indent]С каждым мгновением мощь Увядания уменьшается, а сила жизни растёт. Тинари стоит неотступно, хотя очевидно, что Зона истощает его собственную силу, и жуткой аурой, и необходимостью рассеять остатки болезни Дендро энергией.

[indent]Наконец, с последним всплеском света, Зона Увядания отступает. Тинари слабо качается, но держится на ногах. Осмотревшись, он видит, как на тусклые камни начинает выползать из сырой земли тонкий мох, а из трещин смущённо показываются первые ростки. Жизнь возвращается в этот забытый уголок Авидьи.

[indent]Экспедиция учёных, сопровождаемая дозорными, тем временем также спускает вниз и наблюдает за происходящим с благоговением и удивлением. Дозорные принимаются разведывать очищенную территорию и записывать каждый момент, каждый процесс восстановления, чтобы приумножить знания об Увядании. Тинари только отдаёт пару поручений — взять пробы почвы и воды. А затем, наконец, позволяет себе немного расслабиться и опустить хвост.

[indent]После Дозор предлагает двигаться дальше. Они продолжают своё путешествие по извилистым коридорам, ведомые неведомым эхом и зовом древних тайн. Пройдя ещё множество метров сквозь тёмные просторы подземелья, они натыкаются на загадочные руины, утопающие в тени, но полные потенциала и нераскрытых знаний.

[indent]Экспедиция проходит дальше в расширяющуюся пещеру. Сырой запах грибницы, мха и чернозёма кажется много легче и слаще на фоне оставшейся позади Зоны Увядания, а потом и вовсе уступает внезапно проступающему запаху древесной коры и смолы. Своды углубляются и тянутся выше, подпираемые едва различимыми фрагментами каменных стен, оставшихся здесь с незапамятных времён.

[indent]В этих руинах, среди остатков древней цивилизации, Лесной Дозор решает разбить лагерь. Огонь разведён, и его тёплое мерцание освещает уголки древних стен, выявляя замысловатые узоры и непонятные символы. Учёные могут приняться за работу и аккуратно исследовать каждый камень и каждую пылинку, в то время как стражи Дозора устанавливают периметр безопасности.

[indent]Тинари же пользуется возможностью передышки, зная, что не может загонять себя и дальше, пусть и хочет. Устроившись на прогретой земле, он сам тянется вверх, разминая уставшее после сражения тело, а затем опускается на большой валун, и его уши в этот момент смешно покачиваются.

[indent]— Когда закончим, я бы хотел посмотреть ещё раз на это твоё устройство. В деле оказалось очень полезно, спасибо!

[indent]Действительно, без такой поддержки со стороны, — кто знает, — Тинари мог бы и не продержаться. Мысль эта была неутешительной, особенно на фоне недавнего упадка духа от невозможности защитить этот участок леса, но, как и всегда, Тинари старается фокусироваться на том, что он мог сделать, кто его окружал, и что ещё нужно было сделать. Поэтому он, отпив воды из фляги, быстро осматривается. Приметив меж крупных подземных корней деревьев округлую оболочку вылепленного из глины маленького домика с крышей из листьев, он спешит уточнить у Шерити:

[indent]— Смотри-ка, и здесь эти гнёздышки. По всей Авидье раскиданы, в каждом дальнем уголочке можно встретить. Сколько работаю в лесу, а так и не знаю, что это вообще такое. Ты-то наверняка в курсе, да? Расскажешь? А то моя ученица, кажется, реально верит в то, что это дома аранар, а мне и ответить по существу ей нечего.

+1

13

Шери встречает благодарность молча, кивая едва-едва, не сводя с юноши взгляда. Увядание все еще не покинуло их, инструкций не следует, и, будто потерявшийся котенок, ученая из Вахуманы остается стоять на месте со своим катализатором, пока Тинари спешит разобраться с опухолью.

Они под землей, верно, но в пещере словно начинается дождь, а затем все поглощает всплеск света, и пещера преображается. Восторженно озираясь по сторонам, Шерити наблюдает, как пробиваются сквозь почву новые ростки – будто бы кто-то невидимый вдохнул в окружающее их пространство жизнь! – так значит, такова сила Дендро?

На худом смуглом личике мелькает тень улыбки, но, прежде чем группа двинется дальше, ученая сама зарисовывает пещеру, добавляя ее к общей схеме, особенно отмечая груду камней с зелеными лозами, провожая ее грустным взглядом: так хотелось взглянуть поближе!  Жаль только, что дело не ждет.

***

Их группа продвигается все вперед и вперед, но теперь дышать легче, нет угнетающего чувства опасности – все почти как в обычной экспедиции, уже и сам спуск не пугает, как прежде; показываются наконец впереди те самые руины.

Пока дозорные разводят огонь и разбивают лагерь (Шери отправляет господина Хаджара помогать лесничим), девушка вновь принимается за дело. Отдыхать некогда, работа еще не закончена, но в теплом свете костра ученая соврала бы, если бы сказала, что вовсе не испытывает усталости. Сначала неблизкий путь в Авидью, после спуск под землю, теперь сражение – чувство времени так и  не вернулось, но, с рассвета находясь на ногах, Шерити чувствует, что проголодалась и делает несколько глотков воды, потягиваясь.

– Не стоит благодарности. Мое устройство?.. Вы... Ты имеешь ввиду Уаджет? – снизу вверх взглянув на Тинари, исследовательница аккуратным жестом подталкивает вновь появившийся куб к юноше, и лицо ее на миг озаряет мягкий янтарный свет.

– Когда-то давно я увидела такой механизм в пустынных руинах, и с тех пор использую его для лучшего контроля элементальной энергии. Можете рассматривать, сколько пожелаете, – решив, что сказала достаточно, Шерити спешит вернуться к работе. Ей хочется закончить прежде, чем дозорные окончательно обустроятся, а потому, отдав несколько указаний, она обозначает искомые руины на бумаге, копию схемы вручая Арьяну.

Когда Тинари обращается к ней снова, девушка обсуждает со своим спутником здешнюю каменную кладку, узоры и символы, слушая предположения юноши и то и дело кивая, отвлекаясь лишь на дозорного. Короткое извинение, просьба возвращаться к зарисовке и пристальный взгляд на домик – как и обычно, к делу Шерити подходит серьезно.

«Ученица... »

Одно это слово вызывает у девушки смесь странных чувств, ведь, если так подумать, у нее тоже была наставница, и сейчас, когда шри Айрис работала в Гавани, Шери не могла избавиться от тоски. Даже дома было как-то непривычно пусто и тихо.

Возможно, поэтому по-новому взглянув на дозорного, с ответом ученая не спешит. Раз его ученица так увлечена аранарами, значит, совсем еще ребенок – зачем лишать малышку чуда? Дети взрослеют, исчезают сны, в конце концов, воспитанницу самого Тинари из Амурты наверняка ждет Академия, а вместе с ней тяготы обучения…

– Вообще-то нет, не знаю, – честно отвечает археолог, изучая круглый небольшой домик через объектив камеры и делая снимок. Данные через Акашу заблаговременно проверены, но, как и предполагалось – ничего полезного.

– Ваши дозорные ведь не спускались дальше, верно?

+1

14

[indent]Не впервые за этот день Тинари ощутил дрожь любопытства. Над его протянутыми ладонями покоился куб, окутанный тайной и магией, предмет, принадлежащий его спутнице и напарнице в экспедиции, явно магу и учёному выдающегося ума, раз её искусство стало для Тинари чем-то новым и волнующим. Куб, искусно выкованный из таинственного камня и орнаментов, напоминал Тинари о его собственных изобретениях — минах, что были его гордостью и защитой лесных путей.

[indent]Он внимательно рассматривал предмет, обращая взор на каждую грань, каждую линию, которая переливалась светом закупоренного закатного солнца, пробивающегося сквозь рёбра куба. С каждым мгновением интерес углублялся, и его лисьи черты — длинные уши, поставленные теперь вперед, и пышный хвост, медленно виляющий в такт его мыслям — выдавали увлечённость происходящим.

[indent]— Какой любопытный союз техники и магии, — прошептал Тинари, пока погружался в раздумья о том, как мог бы использовать этот катализатор для улучшения своих устройств. Мысли о совместных чертежах, синтезе старинных рун и современных механизмов плясали в его голове, обещая новую эру защиты для леса и людей, которые он клялся охранять. — Возможно, мы могли бы объединить наши технологии, чтобы создать одноразовую версию такого куба, карманную?

[indent]Ещё тише добавил: «Сайно бы точно пригодилась такая защита…», но тут же воспрял, качнув ушами, словно смахивая тяжёлую мысль. Его внимание быстро переключилось на другую задачу, более настоятельную и требующую немедленного решения.

[indent]— Но перед тем, — начал Тинари, обращаясь к своей спутнице, — Мы должны завершить нашу экспедицию. Лесной Дозор не осмеливался проникать в глубины пещеры без археологов и специальной подготовки.

[indent]Он остановился, вглядываясь в тьму пещеры, где свет факелов танцевал в ритме неизведанных таинств. Тинари мог ощущать, как земля дышит под ногами, полная жизни и истории, которая ждала, чтобы быть раскрытой.

[indent]— Поэтому, — продолжил он, оборачиваясь к Шерити, — Я передаю тебе организацию дальнейшего похода и командование. Ты обладаешь знаниями и опытом, чтобы вести нас через эти пещеры. Я буду следовать за тобой и защищать наш путь, как и остальные дозорные.

[indent]Доверие и уважение, заложенные в его слова, не оставили сомнений в его намерениях.

[indent]Смелые умы из Академии Сумеру и бдительные следопыты Лесного Дозора объединили усилия, чтобы исследовать подземные руины — недра земли, пронизанные мраком и забвением. Старинные легенды действительно твердили о бездонных пещерах, раскинувшихся под корнями величественных деревьев, и вот теперь люди были на пороге того, чтобы взглянуть в глаза самой тайне.

[indent]Тинари, чьи звериные уши уловили бы даже лепет падающего листа, следовал за экспедицией, словно тихая тень того самого опавшего вниз из Авидьи листочка. Его зелёные глаза скользили по темноте, и каждый шорох заставлял его насторожиться. Тинари знал, что лес оберегает свои тайны, и не каждая из них желает быть обнаруженной. Чего уж говорить о том, что было под лесом похоронено?.. Но он был готов защитить своих спутников от любой опасности, которую им может преподнести дикая и непокорная природа. Больше никаких промашек.

[indent]Впереди они вели свои факелы, рисуя огнём световые следы на стенах пещеры, где каждая тень казалась живой. Пропасть под лесом была неизмеримо глубока, словно сама земля раскрыла своё сердце, приглашая исследовать его тёмные камеры и коридоры. Не было слышно капель воды, которые обычно звучат в пещерах; здесь царила абсолютная тишина, лишь иногда нарушаемая шагами экспедиции. Воздух был плотным и холодным, словно он сохранил в себе дыхание тех эпох, когда ни нога человека, ни даже взгляд не оскверняли этих застывших глубин.

[indent]Тинари, почувствовав странное возбуждение в воздухе, остановился, прислушиваясь. Его инстинкты подсказывали, что они близки к чему-то важному. И тут, на краю света факела, один из археологов страстно выдохнул от удивления, обнаружив древний столб. Это был не просто каменный обелиск, утопающий в паутине веков; от его вершины тянулся тонкий, но яркий луч энергии, проникающий в недра тьмы. Луч подобно змее извивался и скрывался в глубине пещеры, исчезая в темноте.

[indent]Учёные и дозорные, взволнованные таким открытием, начали бурно обсуждать назначение столба, строя гипотезы и теории. Их голоса звучали возбуждённо и торопливо, но Тинари стоял молча, сосредоточенно глядя на странный обелиск. Он подозревал, что это может быть частью забытого механизма, возможно, ключом к разгадке древних загадок или даже капканом, замаскированным под обещание знания. Однако у него не было достаточно информации, чтобы понять его истинное предназначение.

[indent]— Мы должны быть крайне осторожны, — тихо произнёс он, обращаясь напрямую к Шерити, — Эта энергия, она не просто существует здесь случайно. Она направлена, управляема, и мы не знаем, к чему она может нас привести. Я брал факультативы в Кшахреваре, но это явно за пределами моих компетенций. Если кто-то из вас сможет провести оценку этого столба, то давайте соберём…

[indent]В этот момент учёный, державший над каменным столбом факел, вдруг громко ойкнул. Все обернулись ровно тогда, когда огонь с его факела живым сгустком пламень как будто бы перескочил на навершие столба и остался там замершим светочем. Энергетический луч, уходящий вглубь пещеры, вдруг осыпался мерцающей пыльцой и пропал. Тинари протяжно выдохнул.

+1

15

У Шерити хватало дел, чтобы оставить Тинари с Уаджетом вне поля своего пристального внимания, но похоже спутник ученой увлек дозорного, и какое-то время лесничий девушку не беспокоил, наконец озадачив необычным вопросом:

– Одноразовую версию? – переспрашивает Шери, тем самым взяв секунду на подумать: раньше ей никогда не приходилось смотреть на Уаджета с этой стороны. Всегда сопровождая исследовательницу, он был чем-то вроде товарища для одинокой замкнутой девчушки – ученая отдергивает себя, напоминая, что более не одна. Шри Айрис и Халисет, Байек, ее друзья – в какой-то момент стремление защититься переросло в стремление защищать, и если так ее способности будут полезны, даже если самой Шерити нет рядом…

– Обсудим это по возвращению, – наконец сдержанно кивает девушка, подытоживая сказанное, и, окидывая смешанный отряд взглядом, добавляет робко, – вы можете на меня положиться.

***

Холодно. До мурашек, до пробивающей тело дрожи холодно – отряд спускается еще ниже, стынет воздух, и Шери мысленно радуется, что у костра удалось просушить вещи, за время пути пропитанные окружающей влагой.

Теперь она – в числе первых, дозорные прикрывают со спины, Арьян с факелом не отходит ни на шаг. Неудивительно, что и обелиск с зеленым лучом энергии, покрытый причудливыми узорами, он замечает раньше остальных, не скрывая своего восхищения, пока «руководительница» их экспедиции пытается вспомнить где же уже видела такие. Всецело поглощенная своими мыслями, Шерити в конечном итоге оставляет слова Тинари без ответа, но этой секундной заминки хватает, чтобы случилось непоправимое.

«Нехорошо…»

Тонкая паутинка луча гаснет, оборванной нитью исчезая во тьме, и Шери все же находит в себе слова:

– Прошу всех отойти и ничего не трогать, – следуя ее просьбе, люди действительно отходят, замирают настороженно, кто-то тянется к оружию – единственным звуком, нарушившим повисшую тишину, становится вздох дозорного. Шерити тем не менее лишь делает шаг вперед, останавливаясь у каменного обелиска, бегло окидывая его взглядом, куда более внимательно вглядываясь в темноту пространства перед собой. Несколько секунд ничего не происходит, но странное напряжение не исчезает: пытаясь поймать ускользающую мысль, ученая задается тем же вопросом, что и Тинари. Для чего это здесь?

Напряженное размышление прерывает неестественный шум, коснувшийся ушей исследовательницы – от понимания у той расширяются глаза. Слишком поздно:

– Прячьтесь! – Шерити не видит красного всполоха, с которым активный автоматон Дахри выпускает снаряды, но понимает, что укрыться за чем-нибудь времени может попросту не хватить, приводя в действие первую из попавшихся идей: короткое заклинание сопровождает несложный жест рукой.

–...aap sooraj ko phir se chamakata hua dekhenge! – золотые пластинки щитов, покрытые древними текстами, окутали каждого из ближайших к Шерити людей, до того как немыслимой силы удар настигнет тех, кто не успел найти укрытие – закрыв голову руками, девушка на миг замерла, слыша, как содрогнулись, но устояли руины, а затем, приглушенно кашляя от дыма и пыли, поднятого взрывом, подорвалась на ноги. Она даже хватает Арьяна за руку, прячась вместе с ним за ближайшей каменной колонной, подпирающей свод. Вдох, выдох и снова вдох. В ушах еще звенит, слова своего товарища по несчастью Шери разбирает не сразу:

– …Это вышло случайно, клянусь! Мне очень жаль! О архонты, и откуда он только здесь взялся, я никогда прежде не видел стражей руин так близко… – Шерити молчит, переводя дух, встречая извинения понимающим кивком; лишь жестом просит о тишине, выглядывая из-за колонны, чтобы убедиться, что их не заметили.

– Пожалуйста, оставайся здесь, – шепотом просит она ученого и покидает его, прячась за грудой камней неподалеку. Уаджет все еще с Тинари – хорошо, но нужно убедиться, что остальные тоже в порядке; сидеть сложа руки – нельзя.

«Может, если я отвлеку его, лучники смогут что-то сделать…» – если бы только у нее была еще одна такая ловушка!

Отредактировано Sherity (2024-02-23 16:43:04)

+2

16

[indent]Тинари внимательно прислушивался к каждому шороху, который нарушал тишину подземного мира. Его острые звериные уши ловили звуки, которые были недоступны человеческому слуху: скрипы, шелесты и тихое жужжание, расстилающееся в воздухе как предвестник бури. Тинари затаил дыхание, его инстинкты напряглись, когда он начал улавливать ритмичное и металлическое постукивание. Это были звуки механизмов, приводящих в движение древнего автоматона, которого он ещё не видел, но уже чувствовал его присутствие.

[indent]Сквозь мрак надвигающейся угрозы, Тинари сосредоточенно подыскивал место для установки одной из своих ловушек. Его зелёные глаза, привычные к темноте леса, нашли идеальное место для засады или укрытия. С быстрым и точным движением, он достал из сумки мину, заряженную природной энергией, способной в нужный момент взорваться и отвлечь противника. Пока он готовился к предстоящей битве, его ум был полон решимости и холодной ярости. Тинари знал, что его опыт и умения в бою будут важны в защите своих соратников и сокровищ прошлого, скрытых в этих мрачных руинах, но механические стражи были за пределами его компетенций. Был бы тут Кави…

[indent]Когда вдали зажглись красные огни, исходящие от глаз автоматона, темнота озарилась резким холодным свечением. Атмосфера напряжения стала ещё плотнее, когда автоматон начал выпускать магические залпы, наполняя узкие коридоры руин свистом и вспышками разрушительной энергии. Заряды магии рикошетили по стенам, превращая твёрдый камень в раскалённые осколки. Но Тинари и его спутники остались невредимы, благодаря своевременному вмешательству Шерити. Её ладони сияли солнечным золотом, когда она воздела над всеми магический барьер, который поглотил весь урон от неожиданной атаки. Тинари глубоко вздохнул и разве что активно кивнул в знак благодарности Шерити, зная, что без её защиты их шансы на выживание резко упали бы.

[indent]Сердце Лесного Стража билось в такт с далёкими взрывами. Он быстро оценил ситуацию и взял на себя командование. «Регруппироваться!» — его голос прозвучал среди шума боя, внушая уверенность и порядок. Дозорные быстро отреагировали на его команду, помогая учёным из Академии найти укрытие среди развалин. Тинари настоятельно указал на необходимость оставаться скрытыми, чтобы не стать лёгкой мишенью для безжалостного автоматона. Он распределил своих людей по укреплённым позициям вокруг врага, чтобы окружить его, при этом подчеркнул важность сохранения скрытности: «Не высовывайтесь лишний раз. Мы должны действовать слаженно и рассудительно.»

[indent]Стена древнего зала затрещала и порушилась, словно ткань реальности под напором исконного хаоса. Из этой бездны появился то, что уж слишком иронично называли стражем руин, — творение, забытое временем, но не утратившее мощи.

[indent]Тьма подземелья вздрогнула, когда из неё вырвался летающий автоматон. Огни, горящие в его манипуляторах, казались зловещими звёздами, рождёнными в недрах этого мрачного места. Гудение его механизмов заполнило пространство, словно проклятая музыка из другого мира. Огромный силуэт, усеянный металлическими трубами и защитными пластинами, парил в воздухе, напоминая крылатого демона из древних сказаний. Его глаза — светящиеся рубины — пронзительно сверкали, сканируя окружающее, в поисках своих жертв.

[indent]Дозорные, потрясённые появлением стража, не теряли головы. Стрелы летели одна за другой, но безжалостная броня автоматона отражала их, как будто они были не больше, чем зёрнышки песка в ветреный день. Тинари мгновенно понял, что бессмысленно пытаться пробить такую защиту. Сосредоточенно вглядываясь в движения машины, он искал признаки уязвимых мест, куда можно было бы направить верный выстрел.

[indent]Тинари схватил одну из своих мин, способных превратиться в ловушку, и бросил её в сторону стража. При ударе о землю устройство активировалось, издав негромкое жужжание и выпустив мерцающую пыльцу. Страж, отвлечённый этим непредвиденным раздражителем, на мгновение изменил траекторию своего полёта, давая Тинари и его спутникам драгоценные секунды, чтобы перегруппироваться и подготовить новую стратегию.

[indent]Тинари быстро обернулся, чтобы найти Шерити, которая обладала и научной специализацией, и заметной интуицией в бою. «Шерити, твои глаза могут увидеть больше, чем мои. Подскажи мне, куда стрелять!» — крикнул он, вскидывая лук и начиная ощущать тянущую боль в плече. Он направил оружие на стража, и на кончике стрелы начала собираться магическая зелёная энергия Дендро, мерцающая подобно юным листьям в первый весенний день.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/194/375739.png[/icon]

0


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Дополнительные эпизоды » [17.04.501] Санджня раненного леса


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно