body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/275096.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/326086.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/398389.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/194174.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/4/657648.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; }
Очень ждём в игру
«Сказания Тейвата» - это множество увлекательных сюжетных линий, в которых гармонично соседствуют дружеские чаепития, детективные расследования и динамичные сражения, определяющие судьбу регионов и даже богов. Присоединяйтесь и начните своё путешествие вместе с нами!

Genshin Impact: Tales of Teyvat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Архив » [21.03.501] Разоружение особо опасного преступника


[21.03.501] Разоружение особо опасного преступника

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://i.imgur.com/wU5st3c.png

ЯдираЮсуф


Сумеру - Поселение в предместьях Караван-рибата

Юсуф ещё совсем юный выходец из пустыни, однако суровые испытания оставили на нём свой опечаток. Пустоты души после потерь заполняет теперь только крики побежденных. Но так не может продолжаться дальше, после недолгой изоляции за ним возвращается тот, кто кажется единственный пользуется уважением у Юсуфа.

[nick]Yusuf[/nick][status]sa(n)d cat[/status][icon]https://i.imgur.com/3WMTBiT.png[/icon][sign]о стеклянном клинке[/sign][lz]по песчинке утекает время[/lz]

Отредактировано Tartaglia (2023-09-10 22:12:06)

+5

2

В дверь настойчиво стучали. Стучали сначала вежливо, потом отчаянно, и вот сейчас с угрозой. В какой-то момент раздался низкий грубый голос, точно мужской. Кулак, ударяющий по двери, успокоился. По звуку - какая-то возня все равно происходила за дверью. Было неприятно. Было шумно. 
В полумраке тихого помещения стоял юноша, прижавшись спиной к стене со стороны ручки, а не петель. Стоял он молча, вслушиваясь в окружение. В опущенной руке держал перевязь клинков, которую его заставили снять ранее. Рукоять одного из хопешев он уже сжимал в ладони, но пока не обнажал. Ждал того, что будет дальше. В городе никому нельзя верить, особенно если носят они цвета академиков.
Тонкий щелчок - с таким поворачивался ключ в замочной скважине - и дверь резко отворилась. Широкими шагами мужчина средних лет прошел в помещение, подбоченившись. Он был одет неброско, но крайне неудачно в сегодняшний для себя день - в одежду цвета травянистой зелени. Позвякивал украшениями. 
- Мало того что просрочил, так и..
Движение было быстрее слово, но незваный гость оказался лицом в пол. Дверь за спиной мягко закрылась по инерции. Заламывая руки лежащего ему за спину, Юсуф давил между лопаток коленом.
- Кто ты и кто тебя прислал? - он говорил шипяще и тихо, почти шепотом. Не нравился ему город с его криками.
- Кто я? Тот, кому должны заплатить деньги! Где он? Где Ядира?! Он.. - договорить ему не дали. Юсуф ухватил его одной ладонью за щеки, не давая говорить ни слова больше. Если бы можно было увидеть глаза из под повязки - то взгляд можно было назвать острым. Но зрительного контакта не было.
- Ни слова про него, - после затянулся узел - благо была веревка, а возмущающегося таким поведением неизвестного потащили прямо по полу к одной из стен, где ничего не стояло. 
- Громкий.
Остаток веревки, в несколько мотков, заставили сжать между зубами. На вкус она была так себе. Глядя на покрасневшее и возмущенное лицо мужчины, Юсуф склонил голову. Усадив свою добычу, воин оглядел комнату. Хопеши бережливо были положены на пол рядом, так, чтоб пленник их видел. Ненадолго Юсуф вернулся к двери, толкнув ту наверняка и закрывая на замок изнутри. Как показали ранее. Может, перегородить чем? Нет, Ядира еще должен попасть в свое жилище. Все же юноша тут какой никакой, но гость. Охранять дом друга - это малое, чем можно отплатить за крышу над головой.
Медленно Юсуф вернулся к оставленному пленнику, что в это время пытался сдвинуться к лежащему рядом оружию. Взгляда он не видел, но мог чувствовать, что даже сквозь алый шелк все внимание пустынника сосредоточено на нем. Сжался в нелепой позе, но вновь прижался к стене.
- Повторю еще раз. Кто ты? - присев на корточки рядом, Юсуф недовольно прищурился. - Если Ядира должен тебе денег - жди. Если ты пришел грабить - отрублю кисть. Теперь разрешаю, говори.
Протянув руку, он ослабил импровизированный кляп.
- Да как ты.. вы.. неотесанный дикарь! Если б я знал, что у него такие знакомые, я бы.. - дальнейший поток слов резко оборвался, когда хопеш оказался лезвием у шеи. Его брат остался лежать на холодном камне пола. В полумраке помещения словно действительно было неестественно холоднее - еще не ночь. А в дневные часы обычно не морозит так.
- Вопрос озвучен. Ответ не получен. Еще раз, - оружие еще не проснулось, но все равно, казалось, обдало жаром холода открытую шею “хозяина”. Тот сжался и тихо заскулил испуганно. А ведь мог дальше причитать и про бригаду, и про законы и монеты. Но все это было не то, что хотел услышать Юсуф.
- Я.. й-я-я х-хозяин этого дома. И т-ты.. вы не имеете права угрожать мне на моей земле!
- Ты ворвался сюда. Ты угрожал первый. Я слышал, там, за дверью.
Подцепив большим пальцем край шелка повязки, Юсуф приподнял ее. Из под алого сверкнул холод аметиста - кольнул сидящего своим пристальным взглядом.
- Хозяин не ведет себя так, - на этом Юсуф убрал хопеш от шеи мужчины. Тот, проморгавшись, ощутил мгновения заминки и было набрал воздуха, чтоб разразится потоком отчитывания, но пустынник успел с кляпом раньше. Его пленник зашелся кашлем.
- Тише. Иначе ударю. А будешь пытаться кричать - вырву язык.

Юсуф оглядел небольшое помещение. Все же он не понимал, почему именно город да еще и за стеной. Ему было здесь некомфортно и тесно, словно поместили в коробку, в которой не слышно ни шуршания песка, ни шепота ветра. Зато было слышно людей. Много людей, но не так, как было в племени даже по праздникам. Они звучали какофонией не складной, обрамляя себя зеленью деревьев. Пусть она тут была редка, но пустынник успел увидеть леса и целые горы, укрытые травой и деревьями - и они были огромны. Хорошие места для засады.
Поправив повязку на лице, Юсуф внимательно присмотрелся к своему пленнику и перехватил хопеш удобнее в руке. Кто знает, кто на самом деле пришел к ним и был ли он один.

[nick]Yusuf[/nick][status]sa(n)d cat[/status][icon]https://i.imgur.com/3WMTBiT.png[/icon][sign]о стеклянном клинке[/sign][lz]по песчинке утекает время[/lz]

Отредактировано Tartaglia (2023-09-10 22:12:17)

+4

3

[nick]Yadira[/nick][icon]https://i.pinimg.com/564x/71/79/ea/7179eacf53249e9ddf886e67075e0a92.jpg[/icon][lz]Наши животные вспышки — следствие цивилизации[/lz][status]Вивисекция системы академии[/status][sign]База пустынников-сопротивленцев, их план.[/sign]

В длинных просторных залах, освещаемые холодным светом из окон, сновали загорелые наёмники от одного окошка с сотрудником к другому окошку. В одном таком окошке велась оживлённая беседа между двумя людьми. За ним в качестве необычного клиента сидел молодой мужчина, внешне крепкий и широкий в плечах, из тех же особенностей — короткие седые волосы, подстриженные под одну длину. Среди снующих мужчина отличался от остальных клиентов: у практически всех посетителей, кроме сотрудников самой организации, были опознавательные повязки контрактников или же повседневные полотна местных жителей Сумеру. Его одежда была другого фасона, открытый полностью торс и шаровары — одежда явно для прогулок по пустыни. Поза с вытянутыми ногами и сложенными в замок руками придавала ему авторитета перед другими клиента, не смотря на отличия от остальных.
— Не осталось даже крайне опасных заданий для телохранителей? — традиционная маска пустынников у него также имелась и висела на его шее, в то время как в малахитовых глазах, свободных от ткани, читалась улыбка.
— Ещё утром всё разобрали, — пришёл ему ответ, а вместе с ним на стол положили недавно распечатанное объявление о розыске грузчиков. — Вся работа в городе только такая.
— Хм, — после этого ответа, пустынник поднялся с кресла, сложив руки по карманам. — Такой ответ меня не устроит. Увидимся потом, когда у кого-то будут деньги на достойного телохранителя...
— Но вы же не просидели тут и пяти минут. Не хотите посмотреть ещё предложения? — удивление сотрудника прорвалось наружу в тот момент, когда пустынник отошёл уже далеко, но его прекрасно расслышали и его необычный клиент замер. Развернувшись корпусом, а потом и лицом к нему, уже было видно, как маска наполовину прикрыла лицо. Пустынник совсем не выглядел опечаленным, напротив, отрицательный ответ его вдохновил.
— Я в курсе, что лучшие задания разбирают с утра. Всего лишь хотел попытать удачу, — спокойно пояснил свой уход мужчина, следом надел маску до конца и перед выходом остановился на секунду, чтобы сорвать с доски объявлений один потёртый листок.


На пышущей жаром улице слышались звуки такой же готовки на гриле — в любое время года здесь предпочитали всем изыскам тёплую еду с огня.
Под одним таким уличным ларьком прямо из одних купеческих рук передавали местную повседневную закуску в смуглые руки клиенту. Начинка была обёрнута вокруг согретого на плите лаваша; тесто было таким мягким, что под ним просачивался соус. Сверху свежесть блюду придавали свежие ломтики огурцов и такие же выглядывающие листья салата. Соблазняющий на запретное, запах был выше всех похвал. Ну наконец, кажется, он целую вечность ждал, чтобы после путешествия в несколько месяцев вернуться к тому, чтобы завтракать шаурмой!
Ему подарили её в обертке, чтобы не пачкать руки, и вторую — для Юсуфа — отдали в пакете.
Забрав его, он двинулся по торговым улочкам, с двух сторон обставленными ларьками.
«Наши задания в гильдии могут взять не только зарегистрированные контрактники, но и все желающие, а значит шансов заработать меньше. В гильдии говорят, что работы всё равно полно, но на самом деле на такие копейки в условиях дискриминации мы никогда не будем получать столько, сколько стоит реальный наш труд…
Даже не дали возможность подзаработать на лекарства, а Юсуфу они нужны! Осталось ли что-нибудь в заброшенной больнице?.. Хотя бы грязное, но сохранившееся».
Внезапно, как холодный ветер в пустыне, появляется она и Ядира забывает о том, что только что размышлял. По прямой, никуда не сворачивая, к нему направлялась девушка с длинными волосами, завязанными в хвост как у матёрых охотниц. На её вытянутом овальном лице виднелась тонкая улыбка, подставленная на обзор из-за того, что она попутно теребила подбородок. Полуприкрытые глаза слегка надсмехались над мужчиной, но деваться было некуда… Почему бы и не встретить радушно подругу?
Подойдя ещё ближе, она озарила его лукавой улыбкой, прикрыв глаза, а он в свою очередь — по-идиотски радостной.
— Какие люди. Может мне мираж от пекла привиделся, м? — первой поприветствовала его, склоняя голову набок.
— Хо, с каких пор ты думаешь обо мне так часто? Тебе пора охладиться, — не оставшись в долгу, мужчина усмехнулся одним глазом, видимым из приподнятой повязки. Небольшая стычка не развилась, девушка оказалась готова к такому исходу и на разговор нисколько не повлияло. Их общее времяпровождение составляет уже больше пяти лет.
— Что-то случилось, что тебя не было? — вот теперь её тон был совершенно обычным. — Впрочем, ничего не говори, — её прямые длинные волосы качнулись вместе с тем, когда она посмотрела на висящий гидро-глаз бога собеседника. — Тебя не было так долго, так что я расскажу, — заложив руки за спину, она подняла лицо повыше, чтобы солнце скрыло тень с её лица. — С нового года все сумерцы получили акашу и угадай, на кого это не распространилось, — охотница с грацией склонила голову уже на другой бок, предлагая ему самому закончить предложение.
Устройство для получения любой информации где-то десять назад впервые появились в столице, а именно в Академии. Теперь, по-видимому, закончив тестирование, их раздали всему благополучному населению. Исключением для такого новшества в очередной раз стали пустынники. 


Нагнувшись, Ядира прислонился ухом к двери, собираясь подслушать разговор. Судя по голосу, внутри Юсуф и кто-то ещё — стоило посмотреть ситуацию поближе. Поднявшись, он поднёс руку до подбородка и начал анализировать.
«Кто же мог попасться Юсуфу? Он точно следовал моим приказам предыдущие дни и не покидал комнату. На вряд ли он кого-то сам подцепил, в этих краях он совсем новенький»
В таком задумчивом состоянии его застал кто-то, спускавшийся по лестнице, и тогда же заметил в конце коридора Ядиру.
— Ух-ё, давно не виделись. К вам уже заходил Каусам?
Оторвавшись от собственных мыслей, Ядира повернулся в сторону лестницы и с изумлением увидел там… Да это же его знакомая с этажа повыше!
— Утречко! Нет, вот ещё жду его. Как ваше подрастающее тараканье, Васана? — вопрос прозвучал с умилением. На что молоденькая женщина, облокотившись на лестнице, запротестовала.
— Это мои дети, а не тараканье. После предыдущего раза они больше не лазят по чужим балконам, и слава богу. Вдруг какие преступники в соседней квартире живут?..
На том они распрощались; после ухода знакомой Ядира повернулся в другую сторону и взглянул на свой кожаный кошелёк в руке — осознание нагнало поздно, со вздохом скорчил то ещё лицо от разочарования, прихлопнув себя по голове. Всё было очевидно с самого начала. Однако как доставать Каусама оттуда теперь?...
— Васана, зайдите ко мне через пять минут! — оперившись на лестницу, Ядира по-новой привлёк внимание знакомой, уже спустившейся на улицу. Она тотчас обернулась и это предложение не вызвало ничего, кроме раздражения. Раньше он сказать не мог?...
Он взглянул на то, что она взглянула на него, и на полном ходу побежал вверх по лестнице.


В это время внутри его съёмочной квартиры всё еще находился Юсуф с заложником. Они не покидали этого места, однако его знакомый выглядел тревожным, а его арендатор — ещё больше. Юноша так скользил взглядом по всей комнате, что не подобраться.
Тем неожиданней был выпад со стороны окна. В пространство между рамок окна очень легко залетело нечто круглое и серебряное, поскольку стекло на окнах здесь отсутствовало. Странной формы мячик в первую очередь попал на постель, отскочив, прокатился по покрывалу и упал на пол, галантно подъезжая к ногам Юсуфа. Это оказалось самодельная бомба.
Стук-стук-стук! Примерно в таком темпе бьётся человеческое сердце, охваченное страхом. Комната разом была охвачена паникой.
В тот самый момент, когда оба находящиеся в комнате гостя только догадались о таившейся опасности, послышался странного рода хруст. Всё произошло в слепой зоне от Юсуфа, но стоит тому повернуть голову, и он увидит ещё более странную картину происходящего. Во время, пока малыша Юсуфа отвлекали так и невзорвавшейся бомбой, в комнате появился законный съёмщик, вставший поблизости с арендатором, по неизвестной причине уже потерявшего сознанием. Ядира был уже при полной боевой готовности и приказал только одно:
— Ложись на пол и притворяйся плачущим! Сейчас придёт Васана и мы устроим одну сцену. Называется "арендатор напал на ребёнка в доме, пока его родитель уходил по делам"...

Отредактировано Scaramouche (2023-09-09 20:12:56)

+4

4

Казалось, была абсолютная непроницаемая тишина, но между тем наемник не мог ничего различить из-за голосов, доносящихся с улицы. Сам факт того, что мир продолжает жить, когда дорогой человек нашел свое последнее пристанище под толщей песка ощущалось кошмарным сном. Иногда не хватало воздуха от подступающих чувств, а пелена ярости того и гляди ослепит. В такие моменты хотелось выть от несправедливости продолжающейся нестись жизни, как песчинка на ветру. Опускались руки и не оставалось ничего в поблекнувшем мире, который должен быть разделен только на два цвета - красный от песка и красный от крови тех, кто повинен в смертях. В племени оно переживалось иначе. Там горечь могли разделить, перенять, растереть и отпустить, но здесь не было ничего и на редкую каплю влаги похожего. Это раздражало только больше, от чего Юсуф не слышал собственных мыслей, тихо рыча: на схваченного мужчину, на самого себя и на запропастившегося где-то Ядиру. Если он прирежет вторженца, то ведь от тела проще избавиться, чем пытаться добиться ответа, не так ли? Здесь же найдется зверье, что примет плоть и разделит воспоминание?

Вновь примерив к шее стонущего пленник лезвие хопеша, юноша напряженно думал. Вести допрос здесь было неудобно, да и обычно это делал не он. У такого, как Юсуф, была иная задача, и он с ней справлялся. С сидящем же перед ним он не мог этого сделать. Не мог понять, к какой категории его отнести - подельники, если они и были, тянули. Значит, просто язык-одиночка? Как же сейчас была неприятная ему ситуация. Оставались только угрозы и расправы, пора пускать кровь.
- Смотри. Молчи. Начинаю ре.. - оборвал свой шепот на полуслове ребенок пустыни, резко повернув голову на первый посторонний “стук”. И правда эхом с сердцем, догоняя мысли. Слишком знакомая вещь. Дальнейшее уже инстинкты тела. Все же не один скорпион забрался к ним. В таком помещении юноша не спрячется от взрыва, тем более что бомба подкатилась к нему вплотную. Вариант действия нашелся незамедлительно, но с ним наемник просто не успел - рядом раздалось знакомое движение.
- Ядира?.. - только и успел раскрыть рот от удивления, опустив капюшон пончо. Теперь Юсуф ничего не понимал - спокойствие соратника выдало, небольшую уловку, тем более, что добыча перекочевала из рук в руки. Неприятно, но может Ядира ему язык вернее развяжет. Сжав было губы плотно, юноша не позволил себе расслабиться, но все равно вместо приветствия или похвалы за вовремя пойманного постороннего на территории, Юсуф получил крайне странный приказ. Подняв повязку на лоб, посмотрел наемник внимательнее на своего брата по оружию. Приказ был не просто странным. Его Юсуф мало вообще мог воспринять, как и отведенную себе роль в этом. Потому он просто открыл и закрыл рот, теряясь в том, что именно должен сделать. Он же защитил дом Ядира от постороннего, так какие сцены и перед кем они должны разыгрывать? Все эти вопросы, да и многие другие, читались в светлом аметисте глаз юноши, что упрямо и непонимающе смотрел. Церемониться с ним не собирались, как и не давали лишнего времени - по взгляду видел это парнишка. С другой стороны у Ядиры был опыт жизни и общения с людьми по эту сторону стены, стоило довериться ему. И если он сказал делать - сделать.

- С чего бы я должен, - все же не согласно прорычал он и потупил взгляд в пол, усаживаясь на него, раскрыв колени и сложив руки на груди. Достаточно частая поза для вида “недовольных Юсуфов”. Ремень от перевязи хопешев была сжата в ладони до белеющих костяшек. Он не понимал. Получив тычок о том, что нужно быть расторопнее, юноша с рыком опустил сильнее капюшон на лицо и стянул алый шелк повязки к шее. Он еще кинется на Ядиру за его нелепую идею, как она в принципе должна сработать?
Под пончо, на груди, захолодел металл мертвого глаза Бога, словно напоминание. Будь здесь Лина, она бы уж донесла, что так обращаться с младшим братом было точно нельзя. Всех бы построила. Она умела. 
Но её не было рядом.
Сидя на полу, отвернувшись боком, Юсуф и правда не понял, как нашел в себе силы на столь бесполезную сейчас ему эмоцию. Он даже толком не попрощался с ней. Не оплакал и не спел, сопровождая их в последний путь. Тогда нужно было выживать, и счет шел на каждую каплю живой крови.
Просьба Ядира была выполнена, возможно не так, как тот рассчитывал. Некоторые эмоции вызывают больше смятение, но раз это просит соратник по клинку - плевать. Сжав под тканью цвета песков мертвый глаз Бога, Юсуф отвел аметист глаз к дверям помещения. Он точно слышал стук. Взгляд загнанного зверя перешел к Ядире, сверкая из под сумрака капюшона. Было непонятно. Было странно. А еще было мокро на щеке, что неприятно. Смотрел он с выражением: “Я сделал это, ты доволен?” 

[nick]Yusuf[/nick][status]sa(n)d cat[/status][icon]https://i.imgur.com/3WMTBiT.png[/icon][sign]о стеклянном клинке[/sign][lz]по песчинке утекает время[/lz]

Отредактировано Tartaglia (2023-09-10 22:12:54)

+3

5

[nick]Yadira[/nick][icon]https://i.pinimg.com/564x/71/79/ea/7179eacf53249e9ddf886e67075e0a92.jpg[/icon][lz]Наши животные вспышки — следствие цивилизации[/lz][status]Вивисекция системы академии[/status][sign]База пустынников-сопротивленцев, их план.[/sign]

В тот момент у него не было сомнений том, что мальчишка поступит именно так, как он скажет. Он наблюдал за процессом, как нехотя даются все движения юному Юсуфа. Его сопротивление было на грани привычки в силу возраста и зарождающихся взрослых принципов.
За наблюдением процесса он наткнулся на негодующий взгляд, направленный именно на него. Глаза у Юсуфа были на мокром месте, он заплакал почти как по-настоящему и стал тем самым участником заговора. Такие слёзы вперемешку с обидой были фактически предупреждением перед началом войны.
Он предположил этот план исходя из возможностей самого мальчишки. Стоило убедиться, что всё так и есть, в ответ на колкий взгляд мальчишка он улыбнулся одобряюще как подсолнух. Всё у них получится.
Вмиг стал серьёзнее, скосив взгляд теперь в сторону преступника. Действовать было необходимо даже не быстро, а не глядя. Первой его целью стал шкаф. Ядира успел срезать с Каусама верёвки; затем подбежал с ними к дверцам шкафа, открыл их нараспашку и, размахивая уликой, бросил оную вниз на полку среди прочих коробок и мусора. Плотно закрыл шкаф и двинулся к следующему пункту плана.
Он добрался до стула, являющегося второй уликой, подцепил за его спинку, оттащил в сторону и поставил на место. Когда возвращался по комнате к Юсуфу, взял из шкафчика небольшую в длину дубинку. Вернувшись туда, откуда пришёл, к лежавшему без сознания Каусаму, наступило время для хитрости, которое он не стеснялся демонстрировать юному Юсуфу. Освобожденный от всех улик пленник мог только лежать на животе, но стоило добавить его под ладонь заправскую дубинку из песочного дерева, и в его невинности можно было засомневаться. Последним штрихом было зайди сзади своего арендатора, аккуратно загнуть ему за спину свободную руку и лечь коленом на неё, прижамая тесно к телу...
Как раз тогда Юсуф обратил своё внимание на дверь. До слуха Ядиры добрался голос знакомой и лёгкий стук, производимый костяшками её пальцев. Он обернулся на мальчишку для того, чтобы поднять боевой дух лучезарной улыбкой, пока дверь медленно отворялась.
— Добрый день, Васана. Извините за мелкий беспорядок. Кажется я нашёл того, кого вы искали, — за входом стояла, разинув рот, миниатюрная женщина и с дрожью в руках подносила руки, чтобы прикрыть нижнюю часть лица. Не видя её, пустынник всё равно сдерживался и чувствовал из-за этого, как внутри отзывается барабаном собственный кодекс чести. Чтобы это поскорее прекратить, Ядира незаметно с не лицевой стороны от двери, хлопнул Каусама по плечу и не так чтобы больно.
Затем он повернулся лицом ко входу и начал рассказывать свою версию событий.
— Стоило мне зайти домой, как я обнаружил непрошенного гостя. Пока я снимаю квартиру, она остаётся моей жилплощадью. Он ещё и моему «брату» угрожал, пока меня не было, — для этого разговора Ядира словно стал другим человеком, когда начал рассказывать о том, что его задело. Зная характер Каусама, можно было действительно предположить, что тот действовал на нервы, когда пытался попасть в квартиру. Юсуф же не виноват, что он оставил его одного дома. — Я думаю потребовать с него приличную компенсацию за учинённый беспорядок, а также вред моим близким. Как считаете? — всё это он говорил на полном серьёзе. Придуманное обвинение в сторону арендатора он чеканил без тени улыбки до момента, как раздался глухой удар, а за ним речь Ядиры вдруг оборвалась.
Оказывается, арендатор проснулся. От его удара дубинки Ядира отлетел спиной до тумбы, по инерции заставив упасть все лежащие на ней предметы. Упали ключи от двери и долговые расчёты, стелясь прямо возле «пострадавшего» Юсуфа. Было видно, как оглушенный пустынник схватился за саднящую голову. Он не старался подняться и также не давал никаких команд Юсуфу, что означало для младшего напарника не вмешиваться.
Пришедший же в себя Куасам смотрел сначал в пол, затем случайно перевёл взгляд на дубинку в руке, и с удивлением вытаращился на неожиданный предмет в его руке. Взвинченный тем, что в его руках настоящее орудие для драки, а в округе происходит непонятно что, кинулся прочь из комнаты, без зазрения совести вытолкнув миниатюрную женщину со входа. Этот сильно преувеличенный крик о помощи арендатора казался Ядире наслаждением, и он моментально заулыбался, вполне довольный и такой конпенсацией за нанесённый им вред.


*«Брат» — пустынники часто кличут друг друга братьями и сестрами, необязательно родными.

Отредактировано Scaramouche (2023-09-09 20:13:24)

+3

6

Улыбка собрата отчего-то больше раздражала, чем внушала уверенность. Ядира действовал по плану, что имел сам у себя. Слушать и понимать, где место в этом плане отведено тебе - наверное то, чему научился Юсуф лучше всего. Он был жив благодаря этим инстинктам и своему вниманию. Поэтому он готов был довериться, что бы не попросил его напарник по оружию. Но такая уверенная улыбка Ядира раздражала не меньше творящегося абсурда. Как он мог так просто!..
Не улыбайся так, будто бы ничего не происходит,” - хотелось прорычать. Как бы не был зол юноша, он все же отказывался признавать в улыбке друга уверенность в их действиях. Даже если это и было так. Это значило, что все идет по какому-то плану, о которому знает только один из двоих. Успевай подстроиться, успевай уловить ветер и не ошибись, вздымая песчаную пыль. Каждое действие может стать ошибкой. Каждое действие может оказаться последним.

Женщина в дверях получила напуганный и потупленный взгляд Юсуфа, прежде чем он оторопя отвернулся. Её запах вплетался в дом, значит жила где-то неподалеку. Выше? Ниже? В голове полный беспорядок и это сейчас не помогало. И перед ней играл Ядира свою задумку? Кто она волновало не так сильно в данный момент. Юноша смотрел в сторону, ведь лежащий уже не-пленник, а нападавший, был готов в их сценке. То, как ловко чесал языком напарник по оружию можно было только даваться диву. Но тон его голоса успокаивал, потому Юсуф и расслабился, оттирая непрошенные слезы с щеки.
Это была та самая ошибка.

Свист дубинки, рассекающий воздух - первое, что услышал дитя пустыни. Удар был после, но никто не успел среагировать должно. Слишком доверил все старшему. И ведь стоило же плести очередные планы..!
Острый взгляд фиолетовых глаз уперся в сжимающего тупое оружие Каусама. Тот уже осознавал происходящее и рванул с криком из квартиры. След в след бросился за ним и Юсуф, оставив хопеши лежать неподалеку от места, где сидел. Если бы не женщина на пороге! Наемник ударился плечом о дверной косяк, вслушиваясь в удаляющиеся шаги и голос. С десяток бешеных пустынных котов плясали в груди, заставляя выдохнуть яростно. Оттерев остатки слез с лица, юноша резко выдохнул. Встревоженный взгляд перешел на Васану после. Она тоже была чужая. По мнению Юсуфа так точно. Теперь он уверился в своих подозрениях и опасениях. В городе было тяжело понять, от кого можно ждать опасности. Оружие здесь прячут, как и намерения, не зарывая в песок, а в полы одежд. Нужно было следить за ней. Следить.. Юсуф оставил попытки удержать в сознании, куда побежал не-пленник, вернувшись стремительно к Ядире и протянув тому ладонь. Нужно было подниматься и что-то делать дальше. Преследовать и заметать следы. Бросить открыто вызов.
Пончо и скрывало большую часть тела, но на наруче хорошо виднелась блеснувшая золотом пустынная чеканка. А присутствие посторонней только раздражало. Теперь за ней следил Юсуф взглядом. Пусть только попробует тоже что-то предпринять. Холодный аметист глаз был цепким.     

- Он побежал выше по улице, - угрюмо и тихо произнес юноша, явно жалея, что засомневался в применении оружия. Все же он был прав. Не нужно было выжидать. - Вроде.. повернул куда-то, не слышу уже ничего. И хватит так улыбаться! Я.. я-то в порядке буду. Сильно он тебя? 

Голос, несмотря на вредность, был беспокойный. Парнишка искренне переживал за друга. Следующим жестом он бы потянулся к оставленной перевязи клинков. Чтоб он еще раз дал себя разоружить! Правильно воспитывают даже спать с клинками, только бы не ослаблять бдительности. В городе это было еще больше важно, чем среди песков. Опыт старшего казался насмешкой над тем, что произошло за сегодня в краткие часы.

[nick]Yusuf[/nick][status]sa(n)d cat[/status][icon]https://i.imgur.com/3WMTBiT.png[/icon][sign]о стеклянном клинке[/sign][lz]по песчинке утекает время[/lz]

Отредактировано Tartaglia (2023-09-10 22:13:02)

+3

7

[nick]Yadira[/nick][icon]https://i.pinimg.com/564x/71/79/ea/7179eacf53249e9ddf886e67075e0a92.jpg[/icon][lz]Наши животные вспышки — следствие цивилизации[/lz][status]Вивисекция системы академии[/status][sign]База пустынников-сопротивленцев, их план.[/sign]

Не поднимаясь с пола, Ядира выслушал своего друга, но пока не согласился с предложением и только нелепо уставился на протянутую руку.
Он не сразу нашёлся с ответом на озвученный вопрос Юсуфа, в котором тон его голоса ни для кого не изменился, а для Ядиры — это был словно взрыв красок на праздничном фестивале, это была совершенно другая эмоция.
Потянулся рукой и всем телом вперёд, стремясь поймать худое запястье, но схватил слегка выше и неожиданно потянул лёгкого Юсуфа к себе. Теперь он не вставал, потому что повалил мальчишку на себя. Свободной рукой приобнял его за затылок, положив оттопыренную ладонь поверх каштановых клочков волос.
Затем пустынник аккуратно нагнул его ниже и прислонился к уху.
— Ты справился, — зашепелявил губами. — Теперь Васана — наш союзник.
Из своего положения сидя лицом к двери, он застал как соседка взмокла, и как в её округлых милых глазах поселился страх, но не за себя. В них Ядира увидел, как вспыхнуло жгучее революционное пламя, стоило девушке испугаться за соседа и мальчишку. Снаружи как будто просачивалась сила, окружая её силуэт волевой аурой.
Она приняла какое-то важное решение прямо сейчас.
Повысив голос, она сообщила, что побежала за аптечкой и после этого оставила их на время одних.
Прекрасно.
Наконец у него выкроилось время поговорить с кое-кем сейчас.
Чтобы Юсуф не сбежал наделать глупостей в это время, он очень аккуратно провернул один трюк и держал друга за запястье с самого начала, когда ещё заставил его потерять равновесие и упасть.
— Извини, не могу тебя отпустить. Это город и мы не можем «ловить змею, которая забралась в наш дом». Таковы здешние законы. Если погонимся, сделаем только хуже.
Ядира успел увидеть, как этой рукой мальчишка уже тянулся к оружию.
Но мог ли это захват возыметь эффект на парня, потерявшего сестру и опору в одном лице?
Определенно нет.
— Если сейчас тебя отпустить, ты определённо успеешь догнать того мужчину и остановить, но потеряешь моё доверие — я больше не буду тебе помогать. Мы разойдёмся, как два каравана в пустыне. Мы уже образуем племя, и если ты хочешь ослушаться, я могу только тебя отпустить из-под своего крыла. Интересно, каким ты будешь предводителем? До сестры тебе далеко. Долгое время ты был ведомым. После того раза ничего не изменилось — словно котёнок ты пошёл за первым попавшимся, кто по-доброму поступил с тобой. Если же ты отпустишь оружие, я расскажу тебе первую найденную зацепку и наконец угощу шаурмой.

Отредактировано Scaramouche (2023-09-09 20:13:36)

+3

8

Взгляд в ладонь заставил сомневаться. В себе, в своих действиях, в своих мыслях. Юсуф ощутил, как противные мурашки холода пробегают по спине, от напряжения и чего-то, что он упустил. Подумать он не успевает об этом - хватка у Ядиры была сильной, какой бы отеческий жест в нем не выдавался.
Прижал к себе опасливо, будто заботливый старший. Но шепот говорил лишь о том, что план мужчины только раскручивается, добравшись к какой-то точке. Успевай следить, иначе упустишь ключевую деталь. Прямой приказ был бы проще, без слов он понимал только одну. Ядиру - только учился, закалив начало собственной кровью. Слушай перестук сердца, слушай как сыплются песчинки меж слов и следуй им. Доверяй свою жизнь и самого себя, и ответно встретишь веру.

Женский голос из слепой зоны и то, как изменились её шаги и манера, все это довершало картину мира, что складывал брат. Что-то произошло, пока непонятное самому Юсуфу, но Ядира был доволен сложившейся ситуацией. Миновала буря? Вот только дернул парень рукой, чтоб забрать оружие, отстраниться и встать, но не пустили. Во взгляде, сверкнувшем аметистом, читается непонимание и вопрос. Можно уйти, пока она не вернулась. Можно же.

Свободная ладонь замерла над ремнями парных клинков. Брат говорит, опуская каждое слово подобно кинжалу. Знает, куда вонзить. Знает, как ударить. Слова старшего ощущаются хлестким, не оставляя в голове мыслей, хотя мгновения назад он казался спокойным оазисом. Всего лишь центр бури. Они все еще здесь.
Пальцы вздрогнули, с натугой сжав воздух. Эмоции переменились: сосредоточенность и настороженность сменилась большим непониманием. Где-то на его изнанке, в глубине потускневших фиолетовых глаз, виднелась искорка страха. Того, что сковывает, заставляя замереть, пока на тебя падает волной тяжелая толща песка. Ужас и осознание чего-то неминуемого, что обязательно произойдет рано или поздно. И зачем тогда противиться неизбежному? Протянется рука, что схватит за ворот, встряхнет и заставит думать не о том, как смириться, а как искать возможности. Ведь иначе никто не услышит даже крика.

Юсуф медленно, даже неловко, убрал протянутую руку к ремням перевязи. Ножны это запомнят. Его взгляд сменился на угрюмый, уйдя от Ядиры куда-то в сторону. Хотелось зацепиться вниманием за обстановку, но перед глазами только злополучные одинокие рукоятки хопешей.
Конечно слабое место было там, неизменно. Но все равно не зачем было говорить о ней. Кто угодно, но только не она. Юсуфу хотелось просить об этом, чтоб не вспоминали о ней. Он помнит - этого достаточно. Он знает - этого хватит. Взгляд из теплого прошлого такой же, как и раньше: забота с мягким укором. Парень ощущает его на своей спине, но знает, что на него никто так не смотрит. Просто помнит, как смотрела она.
Незачем было тянуть руку к этой памяти, и так слез хватило по ней сегодня. Сжал Юсуф зубы до скрипа, не понимая, но перешагивая. Стараясь перешагнуть. Не удастся - сорвется. Как проще иметь поставленную цель и действовать ради ее достижения. Как проще идти за тем, о чем тебе не надо думать долго. В чем-то эти двое были похожи. Лина стала бы хорошим луком такому, как Ядира. Они бы точно нашли общий язык.
Под пончо обжег холодом висящий на шнурке потухший Глаз, словно еще один укор. Разве Юсуф был не прав? Знаешь же, что прав.

Во взгляде протестующая угрюмость сменилась смирением. Сколько раз поведется он на это еще? Оставить то, чему учили, обрести цель в цели друга, брата по оружию. По племени. Что-то надламывает груди, болит неприятно. Проще бросить все и бежать, ведь рукоятки хопешей так приятно холодят ладони, напоминая, что еще живешь ты в бескрайнем Красном Море, пожираемый пеклом солнца и морозом ночи.
Но они больше не в море. Остался он погребенный там, под песком, потянувшийся пустой тенью за тем, кто не отказал в протянутой руке. И правда ведомый. И правда пошел за первым встречным. Тем, кто позволил выжить, и тем, кому помог Юсуф выжить сам.
   
Сжав губы, дитя пустыни словно подчеркивал правоту друга. Им тут не о чем спорить, да и врываться на улицы поселения чужого с обнаженным оружием уже не казалось хорошей идеей. Тем более что клинки попросят крови, и будут пить, пока не утолят свой бездонный голод. Но он бы точно догнал, хорошо выдрессирован брать след и идти по нему. Остается тихий вздох, пока хватка рук Ядиры была на нем. Выбор, впрочем, все равно оставили за Юсуфом. И ведь бросит, даже не моргнув, в ущелье. 

- Она возвращается, - внутри неприятно все скреблось, будто бы на лоскутки раздирали, пожирали еще заживо. Хотелось парнишке крикнуть, что если пустили кровь, то не смейте останавливаться. Хотелось выдрать из себя весь этот вихрь эмоций, что был внутри. Так неприятно. Так больно. Идти надо до конца, ведь иначе раны так болят, напоминают о себе. А если их вскрыть - то легче не становится со временем. Будто наоборот, чем дальше идет, тем сильнее сжимает душу в тисках. Как тут дышать? Сейчас он еще сильнее напоминал бездомного кота, взъерошенного и потерянного, перемолотого эмоциями. Как же не хотелось видеть ту женщину, но глаза сами потянулись к ней, когда она вернулась. Так сильно напоминает он ребенка напуганного в руках друга?
Отчего-то было стыдно перед Ядирой.
За пролитую кровь так бы не было стыдно.

[nick]Yusuf[/nick][status]sa(n)d cat[/status][icon]https://i.imgur.com/3WMTBiT.png[/icon][sign]о стеклянном клинке[/sign][lz]по песчинке утекает время[/lz]

Отредактировано Tartaglia (2023-09-10 22:13:13)

+3

9

[nick]Yadira[/nick][icon]https://i.pinimg.com/564x/71/79/ea/7179eacf53249e9ddf886e67075e0a92.jpg[/icon][lz]Наши животные вспышки — следствие цивилизации[/lz][status]Вивисекция системы академии[/status][sign]База пустынников-сопротивленцев, их план.[/sign]

Именно так собственные слова влияют на его младшего брата и растаптывают всю его решительность, заставляя умолкнуть до прихода добродушной соседки. В глазах брата было столько ярких оттенков, которые невозможно было ему считать. Они были полны даже тех цветов, которых не могло быть у такого, как он сам. В отличие от него, младший брат совсем другой. Куда более чистый и невинный.
Юсуф продолжал сохранять молчание. Какое-то время Ядира наблюдал за ним из-под маски, но младший отвернулся, только заслышав шорох шагов из коридора. По окончанию нескольких минут, к двери с коробкой лекарств подбирается знакомая им Васана.
Так и не услышав ответ от младшего, Ядира сглотнул, затем зажмурился и, открывая глаза нараспашку, разом повеселел.
— Добро пожаловать обратно, Васана. Неужели так волнуется судьба соседей? Не надо беспокоиться, на самом деле, мы самые сильные в городе, — старшой потянулся к самому краю тумбы, подтянулся за неё и направился к двери.
Васана принесла не только бинты, внутри коробки Ядира нашёл лекарства, которые в местных аптеках не сыщешь.
— Настой обезболивающего на основе молока вьючных яков? Вы пришли нас подлатать или чтобы мы с вами до конца жизни не расплатились? Разве что вот это я могу взять, — он нагнулся над низенькой девушкой, подцепил пару детских пластырей и обернулся назад в комнату. — Юсуф немного перепугался и на этом всё. Похоже, на этот раз он может обойтись без лечения и других манипуляций... А? Я? — он пришёл в небольшое изумление, но быстро справился. — И я в полном порядке. Такие, как мы с братом, можем хоть сейчас отправиться за унутом. Так вышло, что приложил он сил недостаточно, вот моя правая сторона и осталась целой и невидимой, — последующие реплики он произнёс гораздо мягче, чем предыдущие. Пускай сейчас его глаза были скрыты за маской, в отличие от младшенького, сам-то он улыбался, и был шанс, что глаза — тоже.
— Продайте-ка лучше это лекарство, если захотите переехать отсюда в ближайшее время. Мы отдохнём и будем в порядке. Или мы и дальше будем мешать моему младшему брату спать, пока щебечем под дверью? — после таких слов Васана согласилась уйти и Ядира закрыл за ней дверь.
Юсуф — не слишком крепкий парень сейчас. Кажется, тот поцарапал колени по понятным причинам. Сейчас у них вдвоём сухая и тонкая кожа, которая шелушится от малейших раздражителей. Что первый, что второй выглядят недостаточно упитанными. Пока старший брат раздевается, видно, как много слоёв одежды он снимает, и что под ней оказывается не такие объёмные мышцы, которые могли придумать люди.
Младший брат продолжает его игнорировать, опустив голову. При этом кажется, что в этой молчаливой комнате смотрит кто-то ещё, но здесь точно никого не было кроме них. Словно всюду распространилась огромная концентрация тьмы, как будто кто-то хочет совершить что-то недоброе против него и его младшего брата, а источником этой тьмы был…
— Замри на месте, — коротко наказал брат и вдруг что-то налепил на нос Юсуфа. Это что-то было в стеклянных стразах и нежно-голубым.
Как только бы Юсуф сконцентрировал взгляд посередине носа, он бы мигом просёк что это.
— Будешь носить детский пластырь в качестве ограничения. У нас так принято: никто не ослушивается старшего. Тебе необходимо смотреть только себе под нос и беречь себя, а о том, что за горизонтом, должен будет думать тот, кто ведёт караван. Бездумно подвергая опасности себя, ты подвергаешь опасности остальных за собой. Так что не снимай, лады? — брат присел возле Юсуфа, но тот практически не отреагировал.
Всё еще рядом вилось это чувство, что кто-то наблюдает и как тьма въедается в глаза и рот. Всё ближе чувство, что скоро произойдёт что-то плохое. Уже будто и Юсуфа захватывают эти тени!
— Я хочу, чтобы ты набрался сил в дорогу, — старший брат вдруг звонко хлопает по плечам Юсуфу и подставляет пакет, от которого исходит аромат трав, хлеба и овощей. — Ну же, всю без остатка съешь. Здешнее местное блюдо, называется — шаурма.
Еда была ещё тёплой. Приготовили умелые руки женщины, которая уже десять лет продавала свою еду на здешних улочках. В лаваш были обёрнуты все любимые овощи Юсуфа и славно облиты сливочно-белым соусом.
В этот раз Ядира цепенеет: руки оборачиваются вокруг запястий, к шее подставляют нож. Им без сожаления царапают кожу на шее. Становится холодно, с висков течёт пот, нож надавливает на сонную артерию сильнее, и тогда ещё чуть-чуть чтобы…
— А теперь я распускаю наш отряд, — старший брат всё еще улыбается, широко поднимая уголки губ и стоя фривольно. У него это хорошо получается.
— На этом я сдаю полномочия. Я довёл тебя до людей, и мы провели три ночи здесь, пока приходили в себя после такого долгого путешествия по пустыне. Теперь ты можешь сам сходить и купить себе шаурмы, ведь я, — брат отвёл руки, а затем звонко и шумно хлопнул в ладони, улыбаясь. — Отпускаю тебя в люди наконец-то!
Что-то упало только что. Это, должно быть, тот нож. Ядира медленно открывает глаза и наблюдает, как открытое окно позади Юсуфа служит вентиляцией, отводя густой загрязнённый туман на улицу.
«Это прошло из-за неожиданности или это правда те слова, на которые ты надеялся, Юсуф?»

Старший брат посмотрел на младшего сверху вниз, рассыпая вокруг сияющую ауру и прогоняя тьму по углам. Вот-вот разойдутся как два каравана в пустыне, если только.
…Только?
Верно, если старший брат не протянет младшему руку.
— Уважаемый господин Юсуф, — брат специально садится так низко на одно колено, что даже если бы у собеседника был опущен взгляд, он бы разглядел его. — Я научу Вас быть находчивым в трудную минуту. Буду беречь Вас от всех грозных противников и помогу нарастить Вам мышцы заново в спокойной обстановке. Я научу Вас оставаться спокойным, даже когда твой близкий брат хочет совершить бездумную вещь. Даже того человека мы найдём и утопим в песке. Вы и я — мы создадим новый караван, целью которого уже не будет добраться живыми до границы. Теперь мы с Вами можем объединиться, чтобы жестокого отомстить. Проливать кровь не за то, чтобы пройти дальше, а за тех, кто остался в Пирамиде. Я взращу Вас как своего ученика и, если я погибну, вы всё равно будете двигать караван дальше. Такие у нас обычаи: караван всегда доходит до своей цели. 
Брат потянулся снять маску с глаз. В миг рассыпались множество бинтов, ложась на плечи, падая на пол и открывая вид на серьёзные глаза старшего брата.
— Вы согласны?

+3

10

Молчание повисает очень неудобно между ними. Некомфортно. Подобно пропасти каньона ширится. Еще и уменьшается островок под ногами, на котором стремится удержаться Юсуф, песок утекает куда-то вниз, как обрушившаяся от неосторожного шага дюна.
Оттого в таком молчании вздрагивает от неожиданности парнишка, стоит задорному голосу старшего раздаться в помещении с новой силой. Ситуация словно добивает, так и заставляет замереть, сесть на полу недвижимо со стекленеющим взглядом. Нет уже дела ни до оружия, ни до окружающей комнаты. Просто испуганный ребенок, всего-то напуганное дитя. Хватило кратко пересечься с соседкой взглядами, чтоб не желать смотреть в ответ больше ни заплакано, ни сухо.

Ядира отходит все дальше, улыбаясь и не давая тишине замереть в комнате, гоняя её разговором с Васаной. С этой женщиной. Но стоит ему направиться в её сторону - Юсуф ощущает свое желание развернуться за ним и цепануть брючину, остановить, сказать не идти к ней. Не останавливает, загоняя глубже в себя переживание, давясь им.
Он не слушает их разговор, только когда дверь закрывается - тогда чуть опускает плечи. Чтоб наклонить голову ниже, уронить её и жмуриться от гуляющих по кругу эмоций, от которых хочется задохнуться уже.
Ядира не дает. Подкрадывается, хотя просто спокойно идет. Вскидывает руку, хотя просто протягивает, оставляя что-то на лице. Юсуф не успевает удивиться. Сводит глаза к носу бездумно. Моргает. Слишком погружен в себя, что осознать или понять, но прекрасно слышит сказанное. Неприятно слышать в свою сторону детское обращение, хоть и сражался за право по совершеннолетию называться взрослым.
От хлопка по плечам вздрагивает, совсем не ожидая. Даже запах еды не сразу доходит до Юсуфа, который по инерции берет то, что тянет к нему брат. Было теплое, пахло вкусно. Голод показал себя в тихом и таком противном чувстве где-то внутри. И действительно - голоден. Худые пальцы сжимают пакет.
Казалось вот повод выйти из оцепенения - и шутка, и еда, но дальнейшие слова отбивают весь аппетит. Аметист глаз широко раскрывается.

И правда готов выбросить, взять за шкирку и кинуть прямо в окно, аж шерсть дыбом. Осознание доходит до тела, до эмоций, до глаз, но даже рта не успевает открыть, как Юсуф смотрит в лицо старшего. Вновь тот опустился к нему, говорит уже без этой улыбки, без этой высокопарности. Звучит проще и понятнее. Только остается что смотреть в показавшиеся из-за повязки глаза брата, ощущая это нестерпимое чувство в груди. Привязался. Или хотел быть привязанным? Сложно сейчас уже было сказать, какой именно правильный будет ответ на вопрос.
Было бы проще, реши за него Ядира. Быть может осталось детское недовольство, но по крайней мере не было бы мук выбора. С другой стороны действительно решить все просто - как же он уязвим, как же подставляется. Словно нарочно просит удар первым. Убей или уйди.
Юсуф выходит из оцепенения нехотя. Поднимает голову и смотрит осознанно. Тяжело перебороть себя, сделать шаг, который кажется таким легким и таким трудным одновременно.
Во всей речи старшего прозвучало важное слово - месть. Это то, что хотело все существо ребенка Красного Моря. Осознание этого дает ясность в голове, будто бы болела она несколько дней от пасмурного неба, а теперь тихая лунная ночь и тишина свежего ветра. Это то, что он захотел отчаянно всей душой, что по настоящему утолит его голод. 

- Не зови меня никогда больше уважаемым господином, - ворчит тихо и хрипло парнишка. - И я согласен. Не все понимаю, но готов делать по твоему слову, учиться и идти за тобой. Обещаю, что… не ослушаюсь.
Стеклянные осколки с глаз словно ссыпались, глядя ясно и незамутненно в ответ. Цель была определена и найдена, а значит можно  быть спокойнее и сдержаннее. Потому что так просил Ядира, и потому что именно так Юсуф сможет добиться поставленной перед собой теперь цели. Ученые Академии должны умереть за то, что видят в пустынниках лишь расходный материал, на котором можно сэкономить.   

[nick]Yusuf[/nick][status]sa(n)d cat[/status][icon]https://i.imgur.com/3WMTBiT.png[/icon][sign]о стеклянном клинке[/sign][lz]по песчинке утекает время[/lz]

+3


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Архив » [21.03.501] Разоружение особо опасного преступника


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно