body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/275096.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/326086.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/398389.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/194174.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/4/657648.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; }
Очень ждём в игру
«Сказания Тейвата» - это множество увлекательных сюжетных линий, в которых гармонично соседствуют дружеские чаепития, детективные расследования и динамичные сражения, определяющие судьбу регионов и даже богов. Присоединяйтесь и начните своё путешествие вместе с нами!

Genshin Impact: Tales of Teyvat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Дополнительные эпизоды » [04.499] Коль помрёшь — не возвращайся


[04.499] Коль помрёшь — не возвращайся

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[html]
<!-- Добавь ep-box значение style="margin-left: 140px;" если используешь сообщение без профиля -->
<div class="ep-box">
  <div class="ep-title">
    Коль помрёшь — не возвращайся
  </div>
  <div class="ep-date">
    апрель 499 года
    <br>пустыня Сумеру
  </div>
  <div class="ep-chars">
    <p><a href="https://genshintales.ru/profile.php?id=239" target="_blank">Кандакия</a>, <a href="https://genshintales.ru/profile.php?id=289" target="_blank">Кавех</a></p>
  </div>
  <div class="ep-music">
    ♫ <a href="https://youtu.be/dE3ZZaTxsSU" target="_blank">The Temple of the King</a>
  </div>
  <div class="ep-description">

    <p>Мудрый десять раз подумает прежде, чем отправится в пустыню: проверит припасы, перепроверит товарищей, разведает маршруты. Потому что пустыня не простит ошибки даже в малости.</p>
    <p>В пустыне нечего делать туристу в поисках вдохновения. Там, где идёт сражение за жизнь, нечего делать праздному интересу.</p>
    <p>Разве что, праздный учёный всё же может выдержать экзамен защитницы деревни Аару.</p>

  </div>
  <!--
Чтобы поменять цвета наград в зависимости от их редкости, необходимо у нужной пары тегов поменять значение цвета в "background-color: #5987AD". Вот для удобства списки цветов из игры:
#818486 серый ☆
#5A977A зелёный ☆☆
#5987AD синий ☆☆☆
#8767AC фиолетовый ☆☆☆☆
#C87C24 оранжевый ☆☆☆☆☆
alt — техническое описание картинки для различных устройств вроде скринридеров, не обязательно, но будет хорошим тоном;
title — текст, который отображается при наведении курсора на картинку.
-->

  <div class="reward-title">Награда за задание:</div>

  <!-- Награда 1 -->
  <div class="reward" style="background-color: #5987AD"><img src="https://api.ambr.top/assets/UI/UI_ItemIcon_105.png" alt="Опыт флирта" title="Опыт флирта">
    <div class="reward-value">50</div>
  </div>

  <!-- Награда 3 -->
  <div class="reward" style="background-color: #5987AD"><img src="https://api.ambr.top/assets/UI/UI_ItemIcon_102.png" alt="Опыт приключений" title="Опыт приключений">
    <div class="reward-value">100</div>
  </div>

  <!-- Награда 4 -->
  <div class="reward" style="background-color: #818486"><img src="https://api.ambr.top/assets/UI/UI_ItemIcon_101220.png" alt="Красноплодник" title="Красноплодник">
    <div class="reward-value">6</div>
  </div>

  <!-- Награда 4 -->
  <div class="reward" style="background-color: rgb(148,112,187)"><img src="https://api.ambr.top/assets/UI/UI_ItemIcon_112073.png" alt="Блестящая призма" title="Блестящая призма">
    <div class="reward-value">1</div>
  </div>

  <!-- Нижний блок -->
  <div class="post-timing">
    <div class="botpic" style="background-image:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/ … 612028.jpg);background-position: 50% -262px;"></div>
    cрок написания постов: ∞

  </div>
</div>
<link rel="stylesheet" href="https://forumstatic.ru/files/0014/98/d3/47782.css">
[/html]

Отредактировано Kaveh (2023-08-17 00:53:51)

+4

2

[indent]Гость из Сумеру на час опередил рассвет и задержаться должен был до ночной прохлады, а то и дольше. Кандакия считала, что академику не стоит в одиночестве отправляться в пустыню, и хотела, чтобы он дождался здесь каравана — с торговцами обычно приходили человек или два, искавшие простой работы. “А если совсем никого не будет, — сказала она, нахмурившись и отвернувшись от принёсшей новость Каримы,  — я сопровожу его лично, так и передай”.
[indent]Мысли её заняты были проблемами побольше и поважнее: один из деревенских яхчалов сильно пострадал в недавней песчаной буре, и требовалось найти каменщика опытного и умелого. Кандакия подготовила несколько писем в другие поселения и хотела отправить их с торговцами, но до той поры местные ремесленники соорудили вокруг постройки забор и поставили ловушки для лисиц и прочего храброго зверья, готового поживиться человечьими запасами.
[indent]Другой бедой были разбойники, повадившиеся грабить посещавших Аару торговцев, и с этим разобраться следовало уже самим защитникам и деревенской страже.
[indent]Только к ночи, когда жара начала спадать, она вспомнила об академике и отправилась в гостевой дом, чтобы пригласить его к столу — она часто делала так с одинокими путниками, потому как никому не следовало проводить свой ужин в одиночестве. К тому же, сегодня они все постарались: гостю предстояло попробовать и настоящий пустынный пилав, и цыплёнка в тандыре, приготовленного совсем не так, как в городе, и особое лакомство, рецепт которого передавался в её семье и ради которого местные дети готовы были написать сколько угодно строчек под строгим надзором бабушки Кульсум, — нарезанное на тонкие ломтики тесто, обжаренное и залитое медовым сиропом.
[indent]Гостевой дом встретил её раскрытой дверью, и внутри ещё угадывалось чужое небрежное присутствие. Но ни самого академика, ни каких-то его вещей не было. Даже прощальной записки не нашлось. Только игравшие перед входом дети горестно сообщили, что господин Кавех ушёл (и даже совсем с нами не поиграл, угадывалось по их печальным лицам, и ничего, совсем ничего интересного не рассказал).
[indent]— Вот как? — ровно спросила Кандакия, с интересом рассматривая их понурые лица. — Ушёл, значит?
[indent]— Ты только его совсем-совсем не ругай, сестрица Кандакия, — жалостливо сказала Карима.
[indent]— Отправлю писать строчки, — она улыбнулась. — Самые длинные и заковыристые.
[indent]В глазах детей отразились ужас и понимание: всем им за особо страшные прегрешения приходилось переписывать предложения в пропахшем травами домике бабушки Кульсум, и чем ужаснее был проступок, тем изощрённее и длиннее становились фрагменты текста.
[indent]Кандакия обратила взгляд к небу — песчаной бури сегодня не ожидалось, но оставались другие напасти, с которыми одинокому академику было не справиться. Кроме банальных разбойников и яростных детей пустыни были ещё плесенники, скорпионы и стервятники: однажды ей довелось снимать с дерева почтенного учёного, вокруг которого выжидающе кружили птицы. Вздохнув, она окончательно приняла мысль о нескором ужине и спросила, в каком направлении ушёл господин Кавех.
[indent]Получив три разных ответа, чуть не рассоривших детей друг с другом, она вздохнула ещё безрадостнее и пообещала себе больше никогда не пускать господина Кавеха в пустыню. Его предшественники наверняка написали достаточно работ о своих изысканиях, их пусть и читает.
[indent]Для осуществления всех этих планов требовалось только одно: чтобы означенный господин Кавех был ещё жив.
[indent]Отправив Кариму в дом старосты, сама Кандакия пошла в противоположную от него сторону. Ей, привычной и к пустыне, и к её зыбким дорогам, не составило труда обнаружить следы чужого присутствия: здесь он запнулся о камень и отбросил тот в сторону, чуть дальше — неумело попытался сорвать красноплодник. Не требовалось обладать какой-то особой властью над пустыней и спрашивать у песчаного моря, куда отправился чужак; достаточно было внимательности и хорошей памяти.
[indent]Она не знала, что скажет академику при встрече — с каждым шагом Кандакия чувствовала всё большее раздражение. И если в деревне она хорошо его скрывала, то за её пределами никогда не видела в этом особой необходимости. Даже сорванный красноплодник, кисловатый после зимы, не утешил и не уменьшил её негодования. Словно чувствуя, что сегодня защитница Аару не в духе, бросилась в сторону песчаная лисица.
[indent]Она прошла скопление плесенников, но те с воркованием скакали друг за другом и не выглядели потревоженными.
[indent]Кандакия приближалась к особому скоплению камней, отмечавшему перепутье и служившему указателем, и знала, что там, впереди, лагерь пустынников. Приносимые ветром обрывки музыки говорили о том, что сегодня там тоже спокойно — пока спокойно. Местные, не державшиеся каких-то деревень и поселений, особенно сильно не любили учёных из города.
[indent]“Будь здесь, — мысленно потребовала она, — не иди дальше”.
[indent]И он был здесь, словно впервые само мироздание её услышало: замер посреди дороги и на что-то смотрел. Не желая привлекать его внимание громким криком, Кандакия подняла с земли мелкий камешек и запустила его в сторону академика, но так, чтобы прошёл рядом, у самых его ног.
[indent]— Мастер Кавех, — вторил броску её яростный громкий шёпот. — Мастер Кавех, довожу до вашего сведения, что вы совершеннейший дурак.

Отредактировано Candace (2023-08-17 01:31:12)

+2

3

[indent]Сумерскую розу, спутницу последней трети пути до стены Самаэль Кави подарил первой же встречной девочке в обмен на улыбку и подсказку где подыскать укрытие от солнца на время дневного пекла. В деревне, стоявшей на пути из Караван-Рибата в любую точку великой Пустыни, стояли пустые дома, это он помнил ещё по студенческой практике, когда новые знания всех их интересовали больше еды и ночлега. Но кто знает, может быть его неудачи с Алькасар-сараем не закончились, и все пустые дома заняты?
[indent]Девочка, назвавшаяся Каримой, быстро успокоила Кавеха, что пережидать полдень под навесом рядом с роющими себе ямки в земле собаками ему не придётся. Вот и кров, и тахта, и воды вдосталь, и тотальное одиночество в углах, перемешанное с прохладой камня. Кроме Кави гостей в Аару не оказалось, засахаренные орешки для детей у него быстро закончились, к разрушевшемуся яхчалу он вообще зря сунулся: ему мгновенно дали понять, что помощь его тут не требовалась.
[indent]Природу невозможности найти себе место Кави прекрасно понимал, но легче от того не становилось. Три недели почти беспробудного отчаяния в таверне Ламбада и не могли отпустить его так просто. Всё существо требовало или приложить себя куда-то, или приложиться к бутылке.
[indent]Может, компания собак была не такой уж и плохой идеей.
[indent]Ещё хуже стало, когда Кави побеседовал с "хранителем" деревни. Этого ещё нестарого мужчину Кави помнил, он вёл спецкурс по изучению артерий земли, но теперь уважаемый дастур вёл диалог не с собеседником, а с кем-то воображаемым. Может быть, Кави и сам был недалёк от той степени сумасшествия, когда Академия вынуждена будет сослать его в Аару.
Перспектива показалась ему в ту минуту такой пугающе реальной, что оставаться здесь дольше стало невозможным. Кави оставил за спиной деревню, когда тени стали расти. Задолго до того времени, когда это сделал бы любой здравомыслящий человек.
[indent]Когда Пустыня раскинулась во все стороны, необъятная от края до края, спокойная и вечная, мысли отпустило. Словно в этом подрагивающем от марева просторе могло поместиться не только беспокойство неудачливого архитектора, но и с миллион таких, как он. Это успокаивало.
[indent]К удивлению Кави, идти оказалось не так тяжело. Солнце угнетало, но стихия, истекающая из дендро-кристалла на поясе, изгоняла из тела тяжесть и слабость. Всё-таки, Глаз Бога оказался не только сардоническим напоминанием о сделанном выборе, но и удобством. На таких условиях Кави был согласен с ним мириться. Он получал возможность увидеть Пустыню такой, в какую никогда бы не заглянул без благословения Архонта.
[indent]Он успел увидеть хиличурлов, бредущих куда-то по своим делам в компании грузного добродушного яка; как три скорпиона преследуют медленно плывущую по воздуху огненную птицу, как кипит песок там, где копошатся песчаные угри. На развилке, по которой он мог свободно продолжить путь в сторону Дюны Ухищрения, ветер донёс до Кави прохладу воды, резкие далёкие звуки ситара и гул дафа. Прежде ему однажды посчастливилось наблюдать за танцами пустынных жителей, и узнаваемые звуки наполнили грудь приятной тоской и желанием присоединиться.
[indent]Должно быть, он долго простоял так, не склоняясь ни к какому решению. И совсем не заметил, как к нему приблизилась защитница Аару. Кави посмотрел под ноги, куда упал камешек, резко обернулся в сторону женщины, откинул с лица платок тюрбана и улыбнулся, поняв, что угрозы нет. Кроме той, что нес в себе тон слов Кандакии.
[indent]Ради примирения Кавех взял тот же тихий тембр, почти шепот.
[indent]— Милостивая пери пустыни, да орошает твои шаги хрустальная вода, я виноват в том, что не нашел и не поприветствовал тебя в деревне. Но лишь потому что не желал мешать твоим делам. Тебе не стоило переживать о моём уходе, мне знакомы те места.
[indent]Оглядываясь назад, стоило признать: перед уходом стоило предупредить более чётко. Но был ли тогда Кави способен на столь трезвые планы? Вряд ли. Оставалось заслуженно устыдиться.

+2

4

Тон его способен был очаровать и камень, но Кандакия состояла отнюдь не из камня, а потому лицо её осталось столь же суровым и мрачным. В несколько шагов она преодолела разделявшее их расстояние и оказалась рядом с Кавехом, на ходу отмечая, что для самонадеянного глупца из Академии он хотя бы одевался сносно — верно, не раз уже обжигался на солнце. Так почему же иные уроки пустыни запомнить не захотел или не смог?
Кандакия выдохнула, стремясь к спокойствию. Она нашла его, и он был жив, и они могли теперь развернуться и вместе вернуться в деревню, чтобы там дождаться каравана.
— Что в моих словах было вам непонятно, мастер Кавех? — строго вопросила она, смотря ему прямо в глаза. — Или вам неверно их передали, и мне следует спросить с Каримы за точность собственных указаний?
— Почтеннейшая Карима, да будут её лета долгими и полными детского смеха, передала мне всё в точности, — кружеву его слов не хватало только лишь церемонного поклона со множеством расшаркиваний, популярного в землях настолько далёких, что сложно было поверить в их реальность. — Но стоит ли из-за одного меня оставлять деревню, воительница Кандакия? Я... я справлюсь.
Показалось ли, что на последних слова голос его дрогнул, выдавая некоторую неуверенность? Кандакия не могла нахмуриться ещё больше, а потому продолжила строго смотреть на нарушителя своего спокойствия, здесь и сейчас решая его судьбу.
Мысли её полнились тяжестью. Самым простым казалось вырубить его — осторожно, как учила её Дехья, — закинуть на плечо и вернуть в деревню, чтобы после устроить ему настоящую взбучку. Она осмотрела его с головы до ног и решила, что ей бы достало сил и выносливости на такое. Пережила бы подобное репутация молодого учёного? Это Кандакию волновало меньше, чем его жизнь. Может, это вполне себе стало бы уроком другим юнцам из Академии: не стоит приходить в пустыню тому, кто не готов к последствиям.
В конце концов она выдохнула и сделала полшага вперёд, не давая телу надолго застыть в одной позе.
— В этой пустыне водятся люди, для которых ваша жизнь стоит меньше, чем кувшин воды, — нарушила она собственное молчание. — Здесь обитают твари, которые нападают стаей. И они, ко всему, хорошо наловчились охотиться даже на тех, кто не путешествует в одиночестве, — говорила она чуть громче, чем до того, и продолжала пристально всматриваться в лицо мастера Кавеха, ожидая, когда что-то в нём дрогнет.
За свою недолгую жизнь Кандакия видела достаточно храбрецов и того, что от них осталось. Пустыня не щадила ни чужую гордость, ни чужую жизнь. Она сама по себе — с безжалостными песчаными бурями, палящим солнцем и ледяными ночами, — была опаснее и людей, и чудовищ.
А потому…
— Я пойду с вами, — Кандакия уверенно посмотрела в причудливые глаза архитектора. Она была с ним почти одного роста, и ей для этого не потребовалось даже сильно запрокидывать голову. — Увижу, что пустыня вам не по зубам, и мы тут же разворачиваемся обратно.
Это не было предложением и ей не требовалось его мнение. Она поставила ему условие — чёткое и непоколебимое — и взмахнула рукой: ведите.

Отредактировано Candace (2024-02-05 01:47:42)

+2

5

Защитница не спешила с приговором, и Кави сквозь стыд зарисовывал в памяти как играет блеклый свет с тенями на её резких чертах, в её разноцветных глазах, которым камни на её украшениях уступали в яркости.
Красота бесконечной Пустыни была иной: грубее, массивнее, незыблемой и в пространстве, и во времени. Но если смотреть на Кандакию, перед внутренним взором тут же встают все эти вечные дюны и вырастающие из них стены древних храмов. Её красота оживляет их, их красота создаёт воплощённые силу и изящество.
— В этой пустыне водятся люди, для которых ваша жизнь стоит меньше, чем кувшин воды, — сказала сила.
— Я пойду с вами, — сказало изящество.
Кави, ободрённый этими словами, воссиял полуденным солнцем — взамен уходящему за горизонт. В конце концов, это не было решительным “нет”, на которое ему нечего было возразить.
— Сердце твоё, властительница времени, необъятно как твоя земля. Тебя дома ждут обильный стол, вода, дружеские улыбки и радостные дети, а ты меняешь его на одного трагического архитектора. Право, не стоило.
Он не уговаривал Кандакию переменить решение и оставить его одного, он договаривал уже на ходу, лишь краем глаза убеждаясь, что Защитница следует за ним. В несколько секунд они сравнялись, Кави бросил ещё несколько задумчивых взглядов в ту сторону света, что манила музыкой, но курс проложил на юг.
— Хоть Сумеру и старый город, и традиция складывать дома в подражание лесной чаще одного с ним возраста, но без человеческой руки эти дома быстро превращаются в едва заметный глазу абрис фундамента, моя госпожа. И так должно быть: дом существует лишь до тех пор, пока кто-то внутри него ощущает себя дома, — говорил Кави потом, когда за спиной остался одинокий колодец и очень сердитый плесенник, охраняющий его. Убивать грибочек Кави не стал, только отогнал широким расписным лезвием двуручного меча, чтобы наполнить фляги водой и двинуться дальше, под звёзды.
— Но в величии пирамид мне видится утешение. История может не сохранить имя тех, кто построил дом. Время может источить его до основания. И всё же, след созидания не истирается бесследно. Он живёт и в зданиях, стоящих после смерти архитектора, и во впечатлениях, порождённых ими, и в вариациях последователей.
Кавех остановился на гребне дюны и, запрокинув голову, проследил на бледной полосой на горизонте, и выше.
— А где твои звёзды, наследница древних сокровищ?
Он опустил глаза и заметил то, что мог бы увидеть раньше, если бы не бездонная чаща алмазов над головой: внизу, у подножия дюны, в их сторону держали путь угрожающе целеустремлённые тени.

+1

6

В далёком городе, который она знала только по рассказам путешественников и торговцев, слова его наверняка покупали ему и чужое расположение, и доверие, и прочее, прочее, что только можно купить за слова да широкую улыбку. Кандакия устало выдохнула и промолчала: если мастер Кавех и пытался убедить её оставить его в одиночестве и вернуться в комфорт деревни Аару, то она всё равно бы не послушала, сколь бы медоточиво он не разливался, с чем бы не сравнивал её саму, её лицо, её сердце.
Не сказать, что слова его были совсем неприятны: в другой день и час Кандакия бы послушала их с большим интересом, чем тот, на который способна была в начинавшейся пустынной ночи. Теперь же она уверенно и быстро шла рядом с мастером Кавехом, присматриваясь и прислушиваясь в первую очередь к тому, что творилось вокруг, и уже после — к его восторженным речам. Ему следовало родиться поэтом, пусть даже она сомневалась, что это уберегло бы его от опасных странствий.
И всё же слушать его было приятнее, чем многих его коллег. Кандакия привыкла к самоуверенным и высокомерным академикам, смотревшим на неё как на пустынную диковинку, а на её соседей — как на каких-то дикарей. Даже слова благодарности их принижали её и прочих жителей пустыни — и не важно, что мгновениями раньше она спасала их от разбойников, хиличурлов или особо разросшихся колоний плесенников.
Слова мастера Кавеха полнились восторгом и любовью к миру — и не важно, что мир этот был ему чужд. Кандакия полагала, что он давно прекратил дозволенные речи, но Сумеру со всеми его запретами и ограничениями был слишком далеко от них, чтобы это кого-нибудь волновало. Ей нравилось, как звучал его голос.
Только когда он выжидающе замолчал, она поняла, что последняя его фраза была обращена к ней. На миг уверенность её дрогнула, отразилась в чертах лица удивлением, какое бывает, когда попадаешь в ловушку, но почти сразу Кандакия собралась. Она подняла лицо к небу, мгновение рассматривала знакомые созвездия, а после лёгким взмахом копья указала в сторону деревни Аару.
Ответ её был краток:
— Там.
Тень легла на её лицо, губы сошлись строгой линией, копьё пропало столь же легко, как появилось, и она отвернулась. Ей не нужно было видеть его, чтобы знать, куда он сейчас смотрит: она приметила гостей пару минут назад и дала им шанс обойти их петляющей между дюн тропой. Судя по уверенности, с которой их очертания становились больше и внушительнее, это не помогло.
Кандакия замедлила шаг, но интонации её, когда она заговорила, не изменили своей напевной обманчивой мягкости.
— У нас с вами компания, мастер Кавех, — она чуть нахмурилась. — Вероятно, совсем отчаявшаяся. Они попытаются нас убить, чтобы забрать всё ценное, хотя вас, возможно, оставят живым — на случай, если в городе за вас готовы заплатить, — Кандакия много могла бы ему рассказать о жестокости иных детей пустыни, но решила, что и этого будет достаточно, и потому замолчала, давая ему время оценить ситуацию. Доводилось ли ему драться — или меч, которым он до того отгонял плесенника, служил лишь для красоты? — У них, разумеется, не получится, — она посмотрела на песок под своими ногами, а после — обратила лицо к Кавеху. — Если вы мне поможете.
Она не улыбнулась ему. Взгляд её был опасно серьёзен, а движение прекратилось вовсе. Где-то рядом с её щиколоткой шевельнулся, собираясь и перекатываясь подальше, скарабей.

+1

7

В указанной стороне света сияло множество созвездий: Парча над Небесным Китом, рядом с ними Небесная Сфера и Водяная Лилия, ещё ниже – Четырёхлистный Клевер прямо над грядой, скрывающей Аару от песчаных бурь. Пусть отеческая наука Кави не была так же близка, как архитектура, но некоторе представление об устройстве небесного свода отец успел ему передать.
Достаточно, чтобы разобрать, что в переплетении тех созвездий нет подходящего воительнице Пустыни. Недостаточно, чтобы сообразаить что это значит прежде, чем их приятную одностороннюю беседу нарушили самым неприятным образом.
Кави не то, чтобы расчитывал на удачу, отправляясь в путь: на его звёздах были записаны все несчастливые числа, какие можно было найти в нумерологии. Но всё же позволял себе надеяться, что агрессивные стычки ограничатся фауной и погодой, без людей. Знание, что надежды будут разбиты, мало смягчало боль от их осколков.
Он вернул серьёзный взгляд и протянул руку в поисках оплетённой рукояти клеймора.
– Я бы предпочёл разойтись миром, – под влиянием момента речь его сократилась до почти академической лаконичности. – Но если страх им неведом, то и я не побегу.
Широкое листообразное лезвие меча обманчиво легко поднялось над песком и поймало отблеск элементальной энергии.

Даже под вуалью времени не всё, что осталось в Академии, вспоминалось с благодарностью. Тяжесть доказательства чего угодно, чего нет в Акаше. Изобилие бессмысленных бумажек. Именитые мозги, давно обратившиеся в кость до самой сердцевины. Летняя практика с научными руководителями. Большой удачей были государственные проекты вроде реставрации Порта Ормос. Всё остальное время студенты постигали премудрости строительства с самого, так сказать, фундамента. Что, кроме практического знакомства с материалами и укладыванием кирпичей, оставляло ещё один эффект, который каждый из них или терял в городе, или развивал – не без влияния какого-нибудь там друга-словесника, вычитавшего большой трактат о пользе физической подготовки.

Не всё из учёбы в Академии вспоминалось с благодарностью, но конкретно это стоило бы. Меч украшением всё-таки не был. Особенно теперь. И потому в Пустыне могло произойти что угодно, но беззубой добычей Кави из Сумеру всё-таки не был.
И он сам не ожидал, насколько эффективнее дендро-энергия становится в соприкосновении с гидро. Сухая теория справочников Спантамада не передавала и десятой доли той силы, с которой плети дендро оплетали намокшие одежды разбойников, набухали и разрывались, оставляя ожоги и раны там, где не доставало полотно меча.
Не сразу удалось примериться к резким, быстрым и нечеловечески сильным движениям защитницы, её тяжёлое копьё порхало в воздухе быстрее иглы в руках мастерицы-золотошвейки. Но стоило им поймать темп друг друга…
Щит, понял Кави, услышав хищный щелчок стрелы о металл. Направленная в его горло, стрела нашла лишь символ птице в металлическом круге, и безвольно упала в песок. А в ответ в темонту, её породившую, улетело смертоносное копьё в гидро-сиянии. Преграждая путь долговязому мечнику, сунувшемуся вслед Кандакии, Кави повторил цепь выводов. Звездами защитницы Аару должен быть хоровод Щита на севере. Возможно, этим щитом она и сломала длинный лук в руках разбойника, не ограничившись копьём. Он уже не видел, опрокидывая противника рычагом из клинка, удачного пинка и такой-то матери вниз по склону дюны, катиться до самого подножия.

0


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Дополнительные эпизоды » [04.499] Коль помрёшь — не возвращайся


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно