body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/275096.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/326086.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/398389.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/194174.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/4/657648.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; }
Очень ждём в игру
«Сказания Тейвата» - это множество увлекательных сюжетных линий, в которых гармонично соседствуют дружеские чаепития, детективные расследования и динамичные сражения, определяющие судьбу регионов и даже богов. Присоединяйтесь и начните своё путешествие вместе с нами!

Genshin Impact: Tales of Teyvat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Эпизоды настоящего » [21.02.501] Время не ждёт


[21.02.501] Время не ждёт

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/306/582513.gif
Kirara | Imamura Kaito
Полдень, окрестности Лиюэ

Встреча дельфина и кошки, произошедшая в самом сердце владений властителя камня, приводит к сделке, которая, если повезёт, может повлиять на судьбу целого региона. Всего-то нужно доставить ценнейший груз в поражённый гриппом Мондштадт, вот только... так ли всё просто на самом деле?

максимальный срок написания постов в этом эпизоде - 2 недели

Отредактировано Imamura Kaito (2023-07-01 20:52:48)

+3

2

Удивительное явление сейчас происходило в Ли Юэ: озирающийся подросток сошел с тропы, зайдя по колени в густую траву.

А потом исчез. Мяу — и нет никого!

Разумеется, Кирара никуда не делась. Некоторые ёкаи могут передвигаться так быстро, что кажется, будто бы они правда куда-то делись, но это не тот случай.

Длинная трава скрывала кошку-Кирару с головы до пят, за исключением поднятых по привычке хвостов. Растительность одновременно и скрывала ёкая, и лишала ее обзора, но, в конце-концов, кошачьи прекрасно ориентируются и без помощи глаз.

Причиной столь разительных перемен было особенное явление: выходной! Настолько редкое явление в жизни Кирары, что сперва она пыталась отпираться тем, что разошлет сегодня хотя бы несколько коробок и обязательно отдохнет, однако коллеги вытолкнули ее из офиса «Комания экспресс,» оставив недоумевающего ёкая у порога.

Так почему бы в свой выходной ей не прогуляться в виде кошечки? Плотный график лишал Кирару возможности прогуляться по крышам, погонять птиц и всех прочих кошачьих радостей, а жизнь в новом регионе  заставляла быть как можно более осторожной в использовании своих ёкайских способностей: мало ли, вдруг ее примут за какого-нибудь демона? Хотя, сейчас ее принимали за какого-то «просвещенного зверя».

Но теперь, что же поделать Кираре, раз уж она осталась совсем-совсем одна? Кошечка вопросительно подняла лапку, видя перед собой лишь бесконечный массив травы. Точно! Поваляться в траве, самое-пресамое кошачье занятие. Мурча от удовольствия, она начала кататься, сминая стебли и впитывая запах луговых трав.

Отредактировано Kirara (2023-07-21 16:03:22)

+4

3

Среди шелеста листьев, пения птиц и стрёкота общительных насекомых, почти не было слышно ритмичный и тихий стук копыт о плотную землю. Будь Кайто охотником или наёмником, он легко мог бы застать свою жертву врасплох, подъехав к ней со спины, будто призрак из старых легенд и сказок. На самом деле, Ракша, внешне казавшийся абсолютно спокойным, нервно водил ушами и поступь его была не такой успокаивающей, как обычно. Конь привык, что они никогда не путешествовали в тишине, и нервно бил по бокам длинным лохматым хвостом, словно проверяя, есть ли вообще в седле всадник. Кайто всегда был юношей очень общительным, и даже в тяжёлые времена любил рассказывать своим спутникам забавные и интересные истории. Он никогда прежде не путешествовал один, ведь после смерти родителей у него оставался человек, в обществе которого откуда-то из самых глубин души появлялись силы улыбаться. Тереза хоть и была нанята отцом как помощница, никогда не была рабочим приложением к их отряду, и самим Кайто воспринималась как член семьи, очень родной и важный. Сейчас ему очень не хватало её общества, и прожорливая внутренняя тоска читалась в потускневшем взгляде.

Изредка он рассказывал что-то размеренно шагающему коню, ведь обходиться совсем без общения младший Имамура не мог. Поделиться с кем-то эмоциями, переживаниями или впечатлениями — жизненная необходимость, почти как воздух. Ракша каждый раз разворачивал оба уха к хозяину, вслушиваясь в его речь. Он был благодарным слушателем, как и многие звери. Общение с животными Кайто любил, и каждый эмоциональный отклик с их стороны был для него наградой, ведь донести собственные чувства до существа, говорящего на совершенно другом языке, было совсем непросто. Исследователь часто проводил время исключительно в кругу четвероногих и крылатых, но полноценными собеседниками считать их не мог. Очень тонкая грань лежала между уважением к звериным способностям и лишним их очеловечиванием. Ракша слушал и понимал, отвечал как-то в своей манере — то головой дёрнет, то фыркнет, но… своих историй не рассказывал. Ах, если бы Тереза сейчас путешествовала с ними, Кайто обязательно поведал бы ей о том, чем завершилось последнее исследование в сумерских джунглях!
Вздохнув, Имамура решил срезать путь до виднеющейся вдалеке гавани и свернул с протоптанной тропы в густую траву.

Ракша довольно потряс головой. Высокая трава приятно чесала его живот, который, надо заметить, почесать копытами было не так уж просто! А человеку ведь не объяснишь, где конкретно чешется, каким бы умным тот не был. Вскоре земля под копытами начала неприятно чавкать, но это означало только одно — где-то рядом была вода, и коня было уже не остановить. Признаться, для конца февраля в Лиюэ было… немножечко жарковато, и оба путешественника не были к этому готовы. Уходя из Сумеру Кайто надел на своего напарника вальтрап, рассчитанный на прибрежный холод. Первые полчаса путешествия по владениям гео архонта он списывал тепло на близость тропических джунглей, но позже стало ясно, что дело здесь в чём-то другом. Позволив другу утолить жажду у небольшого временного озерца, возникшего после последнего дождя, Кайто пустил его рысью до ближайшего луга. Отсюда было уже недалеко до гавани, но нужно было дать Ракше немного времени отдохнуть и подставить солнцу спину. Под зимним вальтрапом короткая шерсть успела взмокнуть.

Сняв с друга амуницию, и решив устроить небольшой привал на обед, Кайто взял часть своих припасов и залез на один из невысоких камней. В гавани, учитывая произошедшее, наверняка будет много работы. Возможно, и для крепкой лошади тоже. Следовало немного отдохнуть сейчас, чтобы иметь силы продержаться до вечера. Кто же знал, что это место не только они выбрали для своего отдыха...

Пощипывая сочную и густую траву, уже не такую высокую, как у озера, Ракша тихонечко и совершенно неосознанно подбирался к тому месту, где уже какое-то время наслаждалась своим выходным Кирара. Их встреча была неизбежна, и совсем скоро оборвав пучок травы в непосредственной близости от ёкая, конь почти уткнулся в неё носом. Встопорщив уши, он мгновенно перестал жевать, нависнув над кошкой и с интересом рассматривая свою неожиданную находку.

+5

4

Кирара прыгает в высокой траве, то пытаясь схватить свои хвосты, то словно подкидывая лапками невидимого врага. К сожалению, в Ли Юэ кошечка потеряла связь с друзьями-ёкаями, тем более, что многие маленькие духи не смогли уплыть вместе с людьми. Все таки такое близкое соседство достаточно пугающее.

Даже будучи чуть-чуть диким духом, кошечка могла терять бдительность. Игра с самой собой тоже очень увлекательное занятие! Вот она и не слышит человеческий голос, обращенный к кому-то, не слышит тяжелый звук лап... или не лап?

Опомнилась кошечка, когда во время очередного акробатического трюка, чуть не ударилась спиной об мордочку животного. Мгновенно вскакивая на все четыре лапы, она выгибает спину и распушивается, превращаясь в бурый шарик. Лошадей Кирара видела и раньше, но так близко в образе ёкая - никогда. Хвосты ее бешено дергаются вверх-вниз, а когтистые лапы мнут траву. Определенно очень волнительно стоять рядом с существом, чья только голова размером с две, а то и может три тебя!

Но лошадь лишь смотрит на свою неожиданную находку, лишь только дергая ушами или круча шеей - за собой она привела насекомых, так и желающих сесть на шкуру или залезть прямо в глаза. Коня кошечка прекрасно понимала - в такой теплоте всякие гады размножались с бешеной скоростью, заполняя сперва все влажные места, а потом даже обосновываясь в таком мирном и сухом лугу. Ноздри животного то расширяются, то сужаются, изучая ёкая. Кошка отвечает тем же, все еще держа дистанцию между собой и зверем, хоть и шерсть на ее спина пригладилась. Пахло от лошади сеном, луговыми травами, какой-то выделанной кожей и потом - как и подобает тому, кто находится в долгом пути.

Интересно, где находится человек этого коня?

Но не успевает кошечка задуматься о хозяине гнедого скакуна, как тот делает шаг крепким копытом. И тянется мордой к шубке, шевеля губами. Съесть? Откусит всю кошечку или только половину? Кирара застывает в изумлении и страхе, чувствуя на себе вибриссы лошади, а потом и губы. Но животное лишь перебирает губами по ее загривку и голове, заставляя кошечку щурится и отворачиваться. Словно ему мало запаха для знакомства, нужно... узнать вкус незнакомца? Быть невежливой с конем ёкаю не хотелось, поэтому она мягко высвобождается из мягких губ и трется лбом об нос, наконец обращая внимание на окружение.

А там, где конь успел примять траву, виднелись человеческие ноги. Еще взгляд выше - и вот виднелся весь человек, сидящий на плоском камне. Сколько он так уже наблюдает за ними? Видел все с самого начала? А это его лошадь?

В принципе, Кирара могла сразу рвануть в длинную траву, где небольшую кошечку не сыщут и с собаками. Но нервно переплетающиеся хвосты выдавали в ней необычное кошачье. А вдруг одного этого факта хватит для какого-нибудь ошибочного умозаключения этого юноши? Люди иногда в силу непонимания некоторых природных вещей могут выдумывать всякое, например, что сейчас двухвостая демоническая кошка пыталась... аэ, съесть его драгоценного скакуна? В рассказах людей кошечки вполне могут вырастать размером с настоящих тигров!

Кирара отходит подальше, давая коню пространство. Все же момент превращения кошечки в подростка весьма волнителен. Всего один момент - и на траве сидит вполне обычный подросток, пусть и с кошачьими лапками и хвостами. Правда, немного растрепанный из-за тесного общения с конем.

Гнедой скакун сперва от неожиданности сделал несколько шагов назад и тряхнул головой, фырча, однако потом все его внимание было поглощено человеческим обличием Кирары. Кто знает, может он сразу рассудил, что к чему? Ёкай переводит теперь взгляд на молодого человека - вот насчет его реакции она не была уверена.

- Я Кирара, курьер "Комания экспресс," - начинает кошечка, чувствуя как готова провалится под землю от неловкости, - И я не хотела, ну, плохого вашему коню... - последнее она произнесла практически шепотом, стараясь не смотреть в глаза золотоволосого юноши.

+5

5

Путешествуя вместе с семьёй Кайто по регионам, Ракша успел повидать немало таинственных, странных, пугающих и интересных существ. Перед своими пугливыми сельскими сородичами он мог похвастаться стабильной психикой и здоровым любопытством, которое не выходило за рамки приличия. Он не преследовал, не нападал, не пытался выяснить пределы собственных сил или сил противника. Даже на зуб не пробовал, лишь губами шлёпал, взъерошивая волосы, перья или шерсть, в зависимости от того, кому «посчастливилось» стать жертвой. В этом не было ничего удивительного — семья Имамуры выбирала компаньона тщательно, чтобы он вписался в их неконфликтный коллектив, а впоследствии конь множество черт позаимствовал у своих двуногих товарищей. Двухвостая кошка, безусловно, отличалась от своих обычных сородичей, но не вызывала у коня ни агрессии, ни страха. Было в ней что-то… что-то эдакое, что-то помимо двух хвостов, но Ракша хоть и был умным, оставался совершенно обычным конём, чтобы распознать в кошке ёкая. К тому же, Иназуму они не посещали в своих странствиях, а наткнуться на ёкая в других местах было практически невозможно.

Кайто обратил внимание на то, что Ракша копошится головой в траве, но особого значения этому не придал. Казалось бы, исследователь дикой природы при первых же признаках чего-то необычного должен подрываться с места и бежать смотреть, что же там прячется в траве… Но если реагировать на каждый шелест, можно буквально сойти с ума. Когда-то он действительно готов был идти на край земли, даже если ему просто что-то почудилось, но с возрастом детская импульсивность поутихла и грань между работой и свободным временем, которое тратилось лишь на себя, стала более чёткой. Ракша был простым конём, копошиться в траве он мог по любым причинам, и за его опущенной к земле мордой маленькую кошку Имамура не видел вовсе. Сейчас его мысли были заняты грядущим прибытием в гавань и встречами, которые должны были там произойти… и не произойти. Он покинул родной дом в Иназуме много лет назад, но хорошо помнил день отплытия. Прощания, слёзы, множество обещаний, напутствия, советы... и совсем старческую хрупкость любимых рук. Кайто надеялся, что его семья успешно эвакуировалась с островов и пережила страшную ночь мертвецов, но осознавал, что некоторых из них уже безвозвратно украло время. Потеря родителей тяжелым грузом легла на его плечи, но тогда рядом была Тереза, которая не позволила ему утонуть в бездне абсолютного отчаяния. А теперь…. Теперь придётся искать внутренние силы и как-то всплывать самому.

Все эти мысли, полные одновременно ожидания, надежды и страха, так захватили юношу, что в какой-то момент он окончательно ушёл в себя. Ему необходимо было поесть и отдохнуть, но этот привал нужен был и для того, чтобы психологически подготовиться и расставить мысли по своим местам. Его пугала перспектива потерь. Умом Кайто понимал, что вряд ли почувствует тепло объятий родных бабушек и дедушек, но фактов на руках не было. Без них было проще жить. Можно было представлять, что они всё ещё где-то там, перебирают старые совместно созданные поделки, готовят вкусную домашнюю еду, запах который остался с Имамурой младшим даже спустя много лет, со смехом вспоминают, как их внук регулярно чудил и очень ждут его возвращения. Пока нет новости, пока нет этого тоскливого «соболезную», можно представлять, что они ещё живы. Инфантильная позиция, детская, но Кайто не видел ничего плохого в нежелании терять близких.

Появление девушки на том месте, где ещё секунду назад не было никого, стало для юноши, погружённого целиком в свои мысли, абсолютной неожиданностью. Подскочив на ноги, он свистнул, подзывая к себе Ракшу, который всё это время ошивался вокруг незнакомки. Он хоть и был конём дружелюбным, оставался огромной горой мышц, и мог напугать того, кто к таким близким знакомствам готов не был.
- О, нет-нет-нет, ни о чём не беспокойтесь! - услышав слова новой знакомой, произнёс Кайто, заставляя Ракшу, на всякий случай, встать позади себя. Так он не сможет без его ведома подойти и как-то напугать… девушку? - Меня зовут Кайто. Имамура Кайто, и я очень рад нашему знакомству! Я исследователь флоры и фауны Тейвата, учёный и путешественник. А этот… этот невежа — это Ракша, мой компаньон. Он порой бестактен, но абсолютно безобиден! Приношу свои глубочайшие извинения за то, что мы нарушили ваш покой.

Казалось бы, увидев два хвоста и кошачьи лапки, Имамура должен был мгновенно приступить к расспросам и изучению, как настоящий исследователь, но отец успел научить его самому важному навыку в профессии — уважению. Кайто, безусловно, заметил, что перед ним стоит не совсем обычная девушка, и был убеждён, что в нынешнем облике её пару минут назад в траве точно не было, однако он ещё не выжил из ума окончательно, чтобы видеть перед собой сугубо объект для исследования.
- «Комания Экспресс»? Кажется... мммм... Кажется я слышал это название раньше… О! Вы, часом, прибыли сюда не с островов Иназумы?

Отредактировано Imamura Kaito (2023-09-03 05:42:32)

+4

6

От кошачьего взгляда не укроется удивление во взгляде юноши. В кошачьем мире эмоции не выражаются столь лицом, сколько всем телом. Оттого и проще ловить настроение собеседника всего-то по личику.

Он вскакивает со своего плоского камня, заставляя Кирару, наоборот, стать словно ближе к земле. Неужели она совсем так его напугала? Конечно, кошечка не сомневается в своем безобидном виде, однако фактор неожиданности играет свою роль. Даже понимая, что человеческие вещи не хотят ее съесть, она умудрялась боятся некоторых штук. Например, ее добрая знакомая Тиори из Фонтейна как-то продемонстрировала чудо инженерной мысли — пылесос. Очень полезный гаджет, незаменимый помощник в уборке. Но стоило Кираре услышать рев тысяч чудовищ, который издавал этот приборчик, как сразу все ее уроки быть человеком испарились. Порвать занавески и вместе с ними вывалиться из ателье... Тиори, конечно, только со смехом вспоминала реакцию ёкая, но вот сама Кирара долго сгорала от стыда.

Конь послушно идет на свист, теперь полностью открывая ей вид на молодого человека. Юноша, как было понятно по его голосу, но местный ли это? Кирара считала, что неплохо разбирается в стиле жителей, по крайней мере, двух регионов: Инадзумы и Ли Юэ. Но светловолосый не был похож одеждой ни на то, ни на другое. Какие-то узоры явно были инадзумские, но кошечка не знала названий многих штучек в одежде людей. Ёкай столь явно разглядывала незнакомца, что узкие кошачьи зрачки стали почти круглыми.

Но что точно удивило Кирару — он извинялся за своего коня. Ракша. Снова имя ничего не говорит. Но Имамура Кайто. Перед ней точно инадзумец! Только бы не замурчать вслух, встречая  соотечественника. В такие моменты, когда остаешься без дома, даже люди становятся частичкой Родины.

— Мя, ну, Ракша очень хорошенький. Никогда не гладила лошадей, — задумчиво произносит Кирара, смотря на гнедого и вспоминая, как тот потрепал ее за макушку.

Губы лошадей невероятно мягонькое.

Но вот что самое интересное: юноша не интересуется ни двумя хвостами, которые в беспокойстве двигались вверх-вниз, ни кошачьими лапами. Ни даже, в конце-концов, как выглядела Кирара несколько минут назад с учетом того, что его коню пришлось вытягивать шею, чтобы дотянутся до кошачьей макушки.

А вот «Комания Экспресс» почему-то сразу дала ему весьма правильный намек, что перед ним инадзумский ёкай, а не какой-то другой. Интересно, а ёкаи бывают в других регионах?

Ну он точно инадзумец. Про службу доставки знали лишь местные из-за изоляции Родины.

— Чудесно, так вы знаете про нашу компанию! — практически мурчит Кирара, зная, что теперь ей не нужно представляться по инструкции.

Теперь кошечка словно меняется местами с исследователем. Она весьма бесцеремонна в том, чтобы внимательно осмотреть путника и его лошадь. Со всех сторон. Разумеется, не нарушая личного пространства, но все же такой осмотр не заметить невозможно. Ёкая такое ни разу не смущает, все же ее задача — правильно визуально оценить потенциального клиента!

— А вы, я так понимаю, не эвакуировались с Инадзумы со всеми? Или приплыли в порт другого региона? — вопросительно поднимает бровь Кирара, — Давайте тогда я покажу вам в Ли Юэ, где оформить необходимые документы. Никогда не думала, что даже кошечкам нужно столько бумажек, — задумчиво протягивает ёкай, вспоминая, как ее пытались обязать носить разрешение на курьерскую доставку… в кошачьей форме.

— Или, может, помогу что-нибудь доставить? Сейчас вся-вся Инадзума находится в одном месте. С одной стороны это удобно, а с другой, если вы что-то привезете своему другу, есть большой риск его не найти. Департамент по делам граждан очень любит менять условия размещения беженцев, — в открытую предлагает свои услуги кошечка. В целом, ей не было особо важно оформлять заказ как официальную доставку с соответствующим вознаграждением.

Все же перед ней стоял инадзумец, возможно, такой же беженец, как и она. А протянуть лапку помощи соотечественнику — это очень важно!

Отредактировано Kirara (2023-10-24 16:14:45)

+3

7

Кайто немногое знал о ёкаях. Парадоксально, но уроженцу Иназумы практически не довелось исследовать родной регион, ведь он покинул его достаточно юным и с тех пор ни разу не возвращался. Родители потратили немало времени на то, чтобы обучить своего преемника и вложить в его голову те знания, которые у них имелись. Далеко не сразу мальчик привык к вечным странствиям, к постоянной смене обстановки, к вариативному климату, пище разных королевств и к постоянным прощаниям, ведь завести друзей в таких условиях было непросто. В те годы старшими было принято непростое решение не приезжать в Иназуму, дабы не травмировать сына ещё сильнее, но они не собирались отказываться от этой идеи навсегда. Просто… так вышло. Позже им не позволил вернуться обратно объем работы, а затем… затем родителей не стало и сама идея о возвращении на родину была погребена под множеством возникших проблем.

Долгое время Кайто был разбит и подавлен, а позже похоронен под тем объемом задач, которые должны были выполнять трое хорошо сработавшихся вместе учёных. Уровень взаимопонимания, царивший в их отряде, позволял заканчивать друг за друга мысли, подхватывая и поддерживая в нужный момент. Они знали сильные и слабые стороны друг друга, осознавали объем знаний и опыта, умели слушать, слышать и понимать на глубочайшем эмоциональном уровне. Вся их работа была рассчитана на очень тесный контакт, от него они отталкивались при согласовании сроков, и, оставшись в одиночестве с этой горой задач, Имамура младший забыл не только про Иназуму, но про приёмы пищи и сон. Если бы не поддержка Терезы, он, вероятно, не выдержал бы это испытание. В одиночку закончив проекты отца и матери, Кайто потратил немало времени на согласование всех деталей со своими партнёрами, ведь его работа не заканчивалась. У него остались связи родителей, которые они налаживали годами усилий, выстраивая доверительные отношения с совершенно разными людьми, от медиков и простых фермеров до учёных. Кайто не мог похоронить дело всей их жизни. Когда перспектива поездки в Иназуму всё же появилась, Имамура узнал о том, что границы теперь не так открыты, как раньше и, вернувшись обратно, он рискует никогда больше не покинуть окружённые штормом острова. Рисковать он не мог, ведь речь шла о здоровье Терезы и Ракши, а также о тех, кто нуждался в контакте с ним по рабочим вопросам. Так уж повелось, что весь мир стал его домом, но сердце всё равно откликалось на любые упоминания родины. Встретить здесь другого иназумца было большой редкостью и удачей, ведь в глубинах непроходимых лесов и на вершинах гор, где обычно коротал свои дни Кайто, они не водились.

- Хм… - мельком посмотрев на Ракшу, зоолог улыбнулся, - он любит, когда его гладят, так что прошу! А верхом когда-нибудь ездили?
Ракша, не улавливая сути разговора, но хорошо чувствуя дружелюбный тембр обоих говоривших, вытянул вперед шею, наблюдая за тем, как движутся хвосты. Их размеренные покачивания завораживали зверя, который, при всей своей воспитанности, был более бестактным, чем его хозяин, дипломатично не придававший значения даже очень открытому досмотру со стороны кошки.
- Ох, нет, я не эвакуировался. На самом деле, я очень давно не был в Иназуме… Я покинул её двенадцать лет назад, и с тех пор ни разу больше там не был. Наверное, она сильно изменилась за это время… - задумчиво и немного тоскливо произнёс Кайто. Когда ощущения складываются в конкретные цифры, становится ещё страшнее. Год, два, три… термином «давно» можно описать любое из этих чисел, и вроде не так страшно от этого «давно», как от самого факта, сколько лет в это число вложено. Наверное, и дом, в котором он вырос, уже изменился, и пёс, которому он тайно скидывал со стола еду, давно уже порог не сторожит.
- О вашей компании я узнал от родителей, но, кроме названия… пожалуй, ничего не могу сказать. А вы… вы эвакуировались со всеми? Не поймите меня неправильно, но о том, что в Иназуме что-то случилось, я узнал совсем недавно, когда работал в Сумеру. Мне никто ничего объяснить не смог, люди в тех краях не владеют такой информацией, либо не делятся ею из каких-то иных соображений… Вы не могли бы рассказать мне, что случилось на островах и что случилось в гавани? На границе двух регионов я получил тревожные вести о том, что она была атакована, но подробностей, увы, не знаю. Я буду очень вам благодарен и в долгу не останусь!

Кайто говорил сбивчиво и быстро, даже не скрывая собственного волнения. С одной стороны, ему бы отказаться от этого разговора и спешить к своим, но с другой… существование в информационном вакууме было невыносимым, и нужно было хотя бы на часть вопросов найти ответ сейчас, так полученные сведения будет проще переварить. К тому же… слова девушки о том, что она занимается доставкой, чертовски заинтересовали Имамуру. Пожалуй, у него даже найдётся для неё поручение за хорошую плату.

+3

8

Если бы у Кирары сейчас были кошачьи уши, то она бы точно вопросительно повела одним из них. Да, как бы лошади нужны, чтобы на них ездить или перевозить грузы, но рядом с такими большими животными даже в человеческой форме ёкай чувствовала себя ну очень маленькой. А если вот этим вот… копытом? Да, вот им конь наступит, так ни человека, ни кошечки не останется.

Ее осмотр не остался без внимания! Теперь внимательно на Кирару (точнее, на ее оба хвостика) смотрит Ракша. И правда, наверняка, и люди, и животные редко видят ёкаев. Все же сородичей осталось весьма мало, да и не все крутятся среди людей.

Она аккуратно касается ладонью теплого носа лошади, старясь случайно не поцарапать своими длинными ногтями нежную кожу. Такое же бархатистое, как и в кошачьем виде. Ракша ведет головой вперед-назад,  тихонько ржа и пытаясь ткнуться носом в одежду. Кирара, к сожалению, не знает язык лошадей, но, быть может, он хочет угощения? А у нее и нет..

— Никаких вкусняшек, Ракша. Даже яблочка, — обращается она к гнедому. Тот, вроде, даже понимает.

Теперь время ответить молодому человеку.

— Никогда. Ну, кошкам как-то не положено ездить верхом. Я только видела, как они могут погреться на спинах, но вот чтобы ездить, — Кирара задумывается, — Нет, точно не слышала.

То-то ей показался иназумец… каким-то не иназумцем. Двенадцать лет — большой срок для человека, даже для кошечки. Пока Кираре не набежало и ста лет, что по ёкайским меркам делало ее совсем котеночком. Кто знает, может еще пара сотен лет — и этот срок для нэкоматы станет легким дуновением ветра. Но пока это нечто столь долгое, что Кирара тоже ощущает легкую грусть.

Но что ей ответить на этот вопрос? Ёкай не уверена, что Иназума успела изменится и что вообще когда-либо разительно менялась. По идее, регион самой Вечности не просто так носит сие название.

— Полагаю, что даже, если что-то и поменялось, то незначительно. Все же идеалы нашего архонта — сама Вечность. Но мое мнение не авторитетно, все же я маленькая кошечка, — в конце Кирара легко улыбается. Что могут знать такие маленькие котятки?

Ах, теперь совсем сложный вопрос. Что же тогда произошло с родиной? Этого не могли знать ни сами иназумцы, ни даже госпожа Сёгун — да и где сейчас их архонт? Тревога волной прошла по телу ёкая. Может, если она сейчас была бы в теле кошечки, то уже бы распушилась. Старшие ёкаи как-то рассказывали про нацию без бога, что постигла небесная кара или что-то в этом роде… Значит ли это, что оставаться без своего архонта — очень-очень плохо?

— Ах, мя, никто так и не понял, что точно случилось. Кажется, люди начали болеть, а Сёгун пропала. Слухов очень много, но ситуация была очень плохой, когда все-все начали болеть! Признаться, я тоже успела попасть под волну неизвестно чего, когда решила забрать посылку в опасной зоне, но мне повезло, что я не человек. Но, полагаю, что в Иназуме сейчас совсем-совсем нельзя жить, а вот что стало со Старшими — я не знаю. Мало кто захотел уезжать вместе с людьми, — Кирара была готова сжаться до размера спички. Старые, ворчливые ёкаи, которые не то, что не были готовы уезжать из Иназумы — они из своего леса отказывались выходить. Интересно, все ли у них сейчас хорошо?

Кошечке было неловко, что она мало что могла рассказать, но она сама мало что знала! Бегая как белка в колесе с посылками, Кирара, к собственному стыду, сама мало что поняла, что случилось. Просто как-то надо было всем уезжать — и кошечка послушно пошла за людьми. Такое поведение, Кирара точно такой себе ёкай.

— Простите, что так мало знаю. Даже такие важные вещи, кажется, прошли мимо моих хвостов, — пожимает плечами кошечка.

+3

9

Ракша, как и большинство зверей, что живут рядом с людьми, понимал значение некоторых волшебных слов. За ласкающими конский слух «Сахар», «Морковь», «Закатник» «Яблоко», «Вкусняшка» и «Будешь?» почти всегда следовало что-то хорошее и съедобное, ибо Кайто, вопреки всем заветам отца, своего четвероногого друга баловал. Стоило Кираре произнести сразу два из них, как зверь воодушевлённо стукнул копытом о землю, чуть склонил голову, и потянулся к поясу девушки в поисках сумки с сокровищами. Хозяин всегда держал в ней что-то особенное, и, несмотря на то, что перед конём сейчас стоял посторонний, он не терял надежды на то, что магия волшебной сумки сработает и в этот раз. Каково же было его разочарование, когда обнаружилось, что у Кирары совершенно ничего с собой нет. Подняв голову и посмотрев на девушку выжидающе-несчастно, Ракша хлопнул себя по гнедому боку хвостом, то ли отгоняя насекомых, то ли наказывая себя за чрезмерную веру в чудеса. Этот мир оказался сложнее, чем конь мог себе предположить… Вздохнув, Кайто сложил руки на груди, с интересом наблюдая за актёрским перформансом. Несмотря на то, что лошади казались куда более скупыми на эмоции, по сравнению с кошками и собаками, попрошайничать они умели ничуть не хуже. С артистизмом, которому позавидуют даже короли сцены, они изображали вселенский голод, терзающий их почти с самого рождения, и совершенно неважно было, что буквально десять минут назад Ракша самолично косил газон двумя метрами левее.
- И не стыдно тебе, Ракша? Я тебя не так воспитывал, - покачал головой Кайто, хотя в его голосе не было ни злости, ни осуждения, потому что если бы отец увидел процесс этого самого воспитания, он бы отчитывал их до захода солнца. Имамура младший безумно любил своего коня. Помимо Терезы, друзей у него практически не было, и о Ракше он заботился едва ли не больше, чем о себе самом. Быть может, в его воспитании и были пробелы, ведь нынешнее поведение коня могло напугать неподготовленного к этому человека, но Кайто всё равно своей работой гордился. Его зверь вырос эмоционально стабильным, не агрессивным, способным бережно везти на своей спине даже младенца. Он не боялся грозы, не сбрасывал седока при виде диких зверей, не нервничал даже в самых суровых погодных условиях, и был доброжелателен и к людям, и к животным. По мнению Кайто, это было куда важнее, чем всё остальное, ведь искоренить все минусы попросту невозможно, а любовь к вкусной еде — меньшее из всех возможных зол. Сняв с пояса сумку, где лежали кусочки сахара и пара морковок, учёный протянул её Кираре. - Держи, если хочешь его угостить — смело доставай что-то оттуда. А он, за угощение, тебя покатает. Разумеется, если ты этого захочешь. Будешь первой кошкой, которая ездила верхом!

Ракша, заметив сумку, приободрился, и мягко ткнулся в неё носом, слегка поддевая снизу и призывая девушку достать оттуда хоть что-то, пока он не оголодал совсем и не упал на землю, обессилев от долгой дороги. Кайто на это только улыбнулся и похлопал его по шее, вложив в это чуть больше силы, чем обычно. Предупредил, что не стоит сильно заигрываться, а зверь смену настроений хозяина улавливал лучше, чем дуновение ветра. Впрочем, вскоре Имамуре младшему стало совершенно не до шуток.
- Люди… начали болеть? - задумчиво произнёс учёный, попутно вспомнив о том, что услышал недавно про Мондштадт. Тереза уехала туда сразу после того, как до них дошли слухи о землетрясении, однако информация о болезни пришла уже значительно позже, когда друзья расстались и отправились разными дорогами. В Иназуме, выходит, тоже была вспышка болезни? Быть может, они как-то связаны между собой?
- Вот оно что… О пропаже Сёгуна я раньше ничего не слышал. Раз в Иназуме сейчас жить никак нельзя, получается, люди поправились, когда уехали оттуда и болезнь в Ли Юэ не распространилась? Это, на самом деле… очень интересные сведения. Недавно я узнал о том, что в Мондштадте началась сильная эпидемия, и никто не может понять, чем она вызвана. Они не смогли остановить её распространение и поэтому сейчас закрыли границы региона… Получается, что болезнь и у них, и у нас, вспыхнула примерно в одно и то же время…

Несмотря на то, что Кайто в основном занимался растениями и животными, он всё же был полноценным биологом и в некоторых аспектах человеческой анатомии и медицины всё же разбирался. О том, что жителей Иназумы выгнала из их дома какая-то хворь, он узнал только сейчас, но временные рамки событий быстро сумел сопоставить. О том, что островные жители прибыли в Ли Юэ он узнал тогда же, когда Тереза узнала о землетрясении Мондштадта, именно поэтому они и разминулись — Кайто поехал в гавань, к своим близким, а она — в Мондштадт, к своим. Если бы не вести об Иназуме, учёный поехал бы в город свободы с ней, но всё произошло в одно время… Подозрительно.
- Вести об эпидемии в Мондштадте дошли до меня позже чем вести о землетрясении. Возможно, все эти события как-то связаны — катастрофа в королевстве ветров, последующая болезнь, и то, что произошло в Иназуме. И между регионами сейчас практически нет связи…
Кайто говорил слегка обрывисто, потому что думал. Усиленно думал о том, что ему делать дальше. Тот факт, что в Иназуме тоже что-то произошло примерно в те же даты, мог быть полезной информацией для обоих регионов, ведь они могли попробовать обменяться сведениями.
- Прости пожалуйста. Ты сказала, что тоже попала в зону заражения, когда была в Иназуме, но тебя уберегло то, что ты не человек. Можешь… рассказать мне об этом чуть больше? Я никогда прежде не встречал ёкаев и, к своему стыду, знаю о них меньше, чем о жителях других регионов. В долгу не останусь, обещаю.

+2

10

Лошадь реагирует забавно: трется мордой об Кирару, губами проводит по одежде, словно там могла спрятаться какая-то вкусняшка. Возможно, движения коня не были лишены смысла, ведь даже куда-то за город люди берут с собой что-то на перекус. Но только не кошечка! Зачем тратится лишний раз, когда все яства есть прямо под носом? Хоть, конечно, в человеческом виде трепещущий зяблик на вкус весьма своеобразный.

Оба ее хвоста задвигались от нескрываемого трепета, когда к ней протянули сумку с угощениями. Угостить Ракшу, даже прокатится на самой настоящей лошади! Она крепко держит сумку, наверно, также крепко, как если бы она была полна драгоценностей. Но если думать не по-кошачьи, не сиюминутным желанием, то Кирара, кажется, очень странно напросилась на такую встречу. Напороться на коня в обличии ёкая, потом еще поменяла форму на глазах обычного человека... Не слишком ли она навязчивая кошка?

Но гнедой начал настойчиво тыкаться носом в уже знакомую вещь, в конце-конце, теперь вкусняшки были так близко. Ну и как тут не устоять? Уклоняясь от бархатных губ Ракши, она неуклюже, в кошачьей манере, разбирается с замком, доставая пару кубиков белого яства, которые были мгновенно помещены в рот. На мгновение Кирара увидела резцы коня, задумавшись о том, что может случится с пальцами, если их перепутать с угощениями. Получив порцию сахару, Ракша согнул шею в другую сторону, принявшись с хрустом разгрызать кубики.

Додумать нечто плохое не дал путник: его явно заинтересовала историю про беды в Иназуме. Было это видно и по искоркам в янтарных глазах, и по задумчивости, что появилась в тоне. Словно в паузах между предложениями происходила какая-то человеческая магия мысли, скрытая от простой кошечки. Узнать, конечно, хотелось, какие размышления появились в этой белокурой голове, но жизнь человеком научила ее не переступать невидимые границы, находящиеся вокруг людей. Котикам разрешают явно больше, что уж там.

- Про Мондштадт мне известно совсем мало, может, как-то и связаны. А в Ли Юэ правда никто не болеет - пожимает она плечами. Кирара не очень интересовалась ситуацией в регионе свободы, так как не занималась международными посылками. Но раз уж там все довольно плохо, то и привезти что-то будет затруднительно.

Мыслительный процесс сейчас было прямо таки виден на лике юноши, может, даже физически ощутим, если его потрогать. Теперь Кираре было трудно скрыть любопытство к его мыслительному процессу. Ни одна лишняя крупица знаний не бдует лишней на пути к родной Иназуме, к темным, мрачным лесам. И к камину бабули с потрескивающими углями. Воспоминания, от которых так и веяло самым настоящим теплом. Пришлось приложить усилия, чтобы не замурчать.

- Все в порядке, новое поколение ёкаев... ну, более открыто людям. Да и жить в лесу то еще удовольствие! - издает смешок Кирара, - Я до последнего носилась с посылками даже, в как оказалось, зараженные острова, но особо ничего не почувствовала. Только забыла, что в те дни делала, мяу-мяу. Кратковременная память, верно? Небольшая плата по сравнению с теми, кому начисто стерло вообще все, - искорки задумчивости на мгновение в салатовых глазах, а потом на путника опускается серьезный, нечеловеческий взгляд вертикальных зрачков. Пусть и юная, и задорная, но она нэкомата, демоническая кошка, вхожая в мир духов и всего того, что скрыто от всех семи человеческих чувств, - Страшно подумать о том, насколько силен этот феномен, если смог выбить из колеи нэкомату, а как вы думаете, Иммура Кайто?

Возможно, пострадали даже более старшие ёкаи, но такое представить Кираре было невозможно. Чтобы как-то затронуть древних, опасных духов гор и лесов надо быть настоящим божеством, а разве такие сейчас обитают в Иназуме?

0


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Эпизоды настоящего » [21.02.501] Время не ждёт


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно