body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/d8/30/2/35709.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/d8/30/2/950327.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/d8/30/2/675399.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/d8/30/2/21127.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; }

Genshin Impact: Tales of Teyvat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Архив » [04.04.501] Следы от молний


[04.04.501] Следы от молний

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

[icon]https://i.pinimg.com/564x/72/21/ab/7221ab9b9b23604595ff63c0a5d070f5.jpg[/icon]

[html]

<body>
   
    <div class="fon"></div>
        <div class="interface">
            <div class="episode_cap">
                <div id="episode_forename"> ㅤㅤ「  ライトニングトラック | Следы от молний 」</div>
                <div id="episode_opening"> Очень часто удар молнией приводит к летальному исходу.
Но если жертва выживает, на его/ее коже часто появляются узорчатые шрамы в виде ветвей дерева или кустика.
Эти шрамы называются «фигурами Лихтенбера».</div>
            </div>
            <div class="line">
                <hr>
            </div>
            <div class="first_cloud">
               
                    <div class="first_cloud_img"><img src="https://genshin.honeyhunterworld.com/img/tighnari_069_icon.webp?x50246" width="140px" height="140px"></div>
                    <div>
                        <div class="signature_nahida">小林沙苗</div>
                        <div class="text_nahida">В Авидье непозволителен такой вандализм!</div>
                    </div>
               
            </div>
            <div class="two_cloud">
               
                   
                    <div>
                        <div class="signature_scaramouche">柿原徹也</div>
                        <div class="text_scaramouche">Теперь этот бог в прошлом. Новая эра близится.</div>
                    </div>
                    <div class="two_cloud_img"><img src="https://genshin.honeyhunterworld.com/img/wanderer_075_icon.webp" width="140px" height="140px"></div>
            </div>
            <div class="first_cloud">
               
                    <div class="first_cloud_img"><img src="https://genshin.honeyhunterworld.com/img/tighnari_069_icon.webp?x50246" width="140px" height="140px"></div>
                    <div>
                        <div class="signature_nahida">小林沙苗</div>
                        <div class="text_nahida">Близится только твой визит к матрам! На твой выбор, мегаломаньяк: сдашься сам или я тебя уведу за разбой.</div>
                    </div>
               
            </div>
            <div class="year_players">
                501.04.04, Avidya Forest
            </div>
        </div>
   
   
</body>

<style>

body {

    font-family: "Genshin";   

}

.fon {

    background-image: url(https://i.pinimg.com/564x/27/7e/db/277e … 67309c.jpg);
    background-repeat: no-repeat;
    background-size: 600px 950px;
    position: absolute;
    z-index: -1;
    filter: blur(1px);
    position: absolute;
    height: 690px;
    width: 100%;
    left: 0;
    top: 0;

}

.interface {

    background-color: rgba(30, 34, 50, 0.85);
    width: 547px;
    height: 620px;
    border-radius: 10px;
    margin-top: 30px;
    margin-left: 25px;
    margin-bottom: 30px;

   

}
.episode_cap {
    color: #fff;
    padding-top: 30px;
    padding-left: 15px;
    font-family: "Genshin";   

}
#episode_forename {
    font-size: 15px;
    padding-left: 10px;

}
#episode_opening {
    padding: 10px;
    font-size: 14px;

}
.line hr {

    background-color: #fff;
    opacity: 0.3;
    height: 1px;
    margin-left: 10px;
    margin-right: 10px;
}

.first_cloud {

display: flex;
justify-content: flex-start;
margin-left: 10px;

}
.first_cloud_img img {
border-radius: 130px;
}
.signature_nahida {
font-family: "Genshin";   
padding-top: 20px;
color: black;
padding-left: 15px;
font-size: 14px;
text-shadow: 0.7px 0 0.7px #fff,
0 0.7px 0.7px #fff,
-0.7px 0 0.7px #fff,
0 -0.7px 0.7px #fff;
}
.text_nahida {

width: 321px;
height: 47px;
background-color:#3C4556;
color:#fff;
margin-left: 10px;
margin-top: 10px;
font-size: 14px;
display: flex;
align-items: center;
padding: 10px;
box-shadow: 0px 0px 4px rgba(0, 0, 0, 0.25);
border-radius: 10px;
opacity: 0.9;
font-family: "Genshin";   
}
.two_cloud {

    display: flex;
    flex-direction: row;
    justify-content: flex-end;
    margin-right: 10px;

}
.two_cloud_img img {
border-radius: 130px;
}
.signature_scaramouche {
    font-family: "Genshin";   
    padding-top: 20px;
    color: black;
    padding-right: 15px;
    font-size: 14px;
    text-align: right;
    text-shadow: 0.7px 0 0.7px #fff,
0 0.7px 0.7px #fff,
-0.7px 0 0.7px #fff,
0 -0.7px 0.7px #fff;
}
.text_scaramouche {
width: 321px;
height: 47px;
background-color:#D6D1C7;
color:#262626;
margin-right: 10px;
margin-top: 10px;
font-size: 14px;
text-align: right;
display: flex;
align-items: center;
justify-content: flex-end;
padding: 10px;
box-shadow: 0px 0px 4px rgba(0, 0, 0, 0.25);
border-radius: 10px;
opacity: 0.9;
font-family: "Genshin";   

}
.year_players {
    font-family: "Genshin";   
    text-align: right;
    color: #C1C1C1;
    opacity: 0.7;
    font-size: 14px;
    padding-right: 15px;
    padding-top: 22px;

}

</style>

[/html]

Отредактировано Scaramouche (2023-06-30 01:28:50)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/86/661026.png

+8

2

[icon]https://i.pinimg.com/564x/72/21/ab/7221ab9b9b23604595ff63c0a5d070f5.jpg[/icon]

В ночном время разлом выглядел безлюдным и заброшенным. По небу тянулся призрачный шлейф кучевых облаков, затягивающийся на светлеющем небе. Все гуляющие облака сейчас в небе разрастались как ядовитые родники из разлома — источники были стремительные и неконтролируемые.

На земле было также, а возможно и хуже. Сильный ветер стал причиной того, что шаткие конструкции могли упасть в любой момент, причём эта сила нарастала. Ветер играючи расшатывал железные вагоны, прикрепленные к неходячей канатной дороге.

Едва ли погода останавливала всех держаться подальше. Даже в такую погоду желание наживы не остановило похитителя и, несмотря на плохо очищенную дорогу, бросился в погоню за ловким и быстрым животным с мешком монет на спине. На протяжении всей дороги полуогранённые валуны были разбросаны так, что это напоминало лабиринт. Хорёк скакал на неровной поверхности и нехотя разбрасывал за собой дорожку из монет, от чего похититель уверенно сворачивал в нужную сторону каждый раз. Монетки! Золотишко! О святой архонт, подай блестяшку нуждающемуся!..

— С дороги, червь.

Голос настиг человека слишком поздно, сзади кто-то двигался быстрее звука, всё равно что гром приходит позднее молнии. В спину бандиту упёрлось что-то странное, круглое, обжигающее всё сильнее. Летящий позади бандита человек держал в ладони сферу, толкая её в спину бегущему. Да с такой силой, будто хотел втоптать того в землю.

Болезненный вскрик раздался уже тогда, когда сфера только дотянулась до спины бандита, сжигая одежды и кожу под ней, и сбивая того с пути, как никчёмное препятствие.

Это едва укладывалось в рамки понимания, простой человек едва бы понять, что сейчас произошло. Сказитель улетел дальше ещё до того, как бандит остановился после кручёного удара в спину. При том соприкосновении Сказитель нечаянно прочёл и его последние мысли… «Просить архонтов о богатстве так, как будто тому есть дело до червей под его ногами, нда».

Его путь лежал по заросшим и сломанным железным дорогам, поэтому он постепенно поднимался вверх по скалам. Кукла в полёте была быстрой, от такого ветра трава тряслась как на побережье. Выше нескольких метров над землей кукла так и не поднималась, и вышедшие с утра на охоту орлы парили в одиночестве над разломом.

— Не принимать участие в надвигающемся шторме совершенно бесстрастное дело.

На конце железной дороги росли грибы, признак того, что до Сумеру рукой подать. Как только он в этом убедился, то подпрыгнул, совершив головокружительное вращение, и приземлился с искрами на шляпку гриба. Гриб, не будь он дураком, впитал электро и подбросил куклу к верхушке разлома. В воздухе он задержал себя с помощью силы архонта, замирая у края скалы с согнутыми вверх ладонями. Начало леса показалось таким благоприятным, что даже где-то показался искуственным. Да уж, тут погода не губит саму себя. 

— Думал добраться до поселения, но нельзя же оставлять это за собой, — кукла посмотрела вниз, как там легко на её ладони поместилась статуя другого архонта и сжал крепко в кулак, глумливо усмехнувшись представленному в голове. — Вы ждали, и вы дождались гроз в тропиках.

Приходящие грозовые тучи как будто уменьшают фигурку куклы. По ушедшему в тёмный оттенок облаков понятно, насколько те становятся близки к земле. Когда кучевые облака превратились в тёмный слой, накрывший лес, настало бить грозе.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/86/661026.png

+3

3

[indent]Тинари хорошо чувствует, когда погода собирается меняться. В лесу много знаков, вынюхать которые, разглядеть — опытному лесному стражу плёвое дело, профессиональная привычка, обеспечивающая выживание и не дающая тропическому проливному дождю застукать врасплох. Да и чутьё откровенно звериное никогда не подводит, Тинари по дуновению по поднимающейся торчком шерсти мог определять, что собирается сильный ветер, по усилению озоновых ноток в воздухе обонял скорую грозу, по сырому привкусу чернозёма на кончике языка мог сказать, что скоро начнётся дождь.

[indent]Но низкие слоистые тучи своими тревожно-серыми разной глубины и темноты лоскутами заволакивают небо так быстро и неожиданно, что даже застают Тинари врасплох. Застают — Тинари, подумать только, одного из самых приспособленных и умелых лесничих, который берётся доказывать регулярно, что готов ко всему. А тут, получается, что и не был, как так получилось, что непогода уже собирается, а у Тинари по внутренним ощущениям всё ещё должно быть погоже и ясно?..

[indent]Ещё не переживающий, но уже чувствующие неладное, Тинари решает подняться повыше, — крюк на верёвке забрасывает ловко его тело на высокие и прочные ветви тропических деревьев, и с высоты полёта сумерских птиц Тинари удаётся рассмотреть пасмурное небо. Он ещё сам не замечает этих перемен, но шерсть на ушах и хвосте, словно наэлектризованная, начинает подниматься и вытягиваться. Даже волосы у лица, словно под напряжением, липнут к щекам. «Будет гроза, — спешно делает вывод Тинари и хмурится, — Сильная. Надо бы возвращаться.»

[indent]Он уже думает начать спускаться, как замечает вдали, меж закрывающих полный обзор широких лиственных ветвей, искрящуюся надвигающуюся угрозу. Пока хвост Тинари описывает из стороны в сторону колеблющуюся дугу, сам он вытягивается, крепче хватаясь за прочную кору на стволе дерева, приподнимается на цыпочках и с внимательным, напряжённым усердием принимается разглядывать небосвод.

[indent]Низкие кучевые тучи, быстро сбежавшиеся к лесу — ещё ничего. За ними отслаиваются и поднимаются выше, заволакивая всё небо, рваные высокие тучи, и плотные, дымно-серые, даже на первый взгляд тяжёлые их скопления одним своим видом предупреждают о том, что будет страшная гроза. И пока гонящий их ветер ещё как будто бы не добрался до Авидьи, чтобы тревожить могучие деревья, даже издали можно было понять, как неспокойно и опасно скоро будет в лесу. Но по-настоящему Тинари волнует и даже отчасти пугает один любопытный для его насмотренного взгляда момент: концентрированность и направленность этой грозы. Даже на секунду думается: волевая решительность. Но разве может быть воля даже у самой буйной и страшной непогоды?..

[indent]Погодные аномалии хоть и создают немало проблем, но всё-таки не являются чем-то несуществующим. Впоследствии всё легко объяснить связанными событиями по другую сторону континента или людской совести, сейчас же будет важнее добраться до безопасного укрытия. Рассчитав, что может и не успеть в Гандхарву, Тинари принимает решение не перебираться через русло реки, а лишь перейти брод и укрыться в пещерах восточного склона Гандхи. Он, спустившись в лес, преодолевает быстро часть пути, когда первый удар молнии застаёт его оглушающим громом, вынуждая напрячься от напряжения в воздухе, от привкуса ржавого металла во рту, от звука настолько громкого для его чувствительных ушей, что из лёгких выбивается воздух. На короткий миг Тинари даже кажется, что молния бьёт прямо рядом с ним, — но это не так, не может быть такого.

[indent]И с каждым новым молниеносным рассечением небосвода над головой, с каждой новой оглушающей волной громогласной какофонии в атмосфере Тинари волей-неволей начинает замечать некоторые закономерности. И когда он уже добирается до высокого стоячего брода над горным уступом, он, наконец, понимает, что его так волновало в грозе — обострённый и нервный слух его давно подсказывал, что удары хоть и расходятся в разные стороны, но закономерно, собранно от одного места… Сориентировавшись по памяти, прикинув карту и направления в голове, Тинари меняет маршрут и берёт западнее, чтобы с горного склона вновь перебраться на выступающие к реке высокие деревья — с них и обзор над речной долиной открывается лучше.

[indent]Как он и беспокоился, там, где крылатая статуя божества высится над руслом реки, особенно страшно и темно. Но тьма лишь временная — неестественные всполохи молний то и дело озаряют всю долину, окрашивая бирюзовые чистые воды в мрачный лиловый. Тогда-то Тинари и замечает, что у всех неприятностей есть один источник. Он моментально взвинчивается и злится: что это за умник, проводящий такие опасные магические эксперименты в лесу?! Объяснение находится моментально, раз у глаза бури находится человеческое лицо. И даже отсутствие академической формы — всего лишь следствие преступления. Как же Тинари не любит этих безрассудных выскочек, не ценящих сам факт жизни, ни своей, ни чужой…

[indent]— Ты что тут натворил?! — кричит он, приземляясь ловко на крюке-кошке на берег и начиная прицеливаться в сторону скалы со статуей, — Я сейчас доберусь до тебя, слышишь?! А ну вырубай!

[indent]Ещё в начале года Тинари уже сталкивался с очередным механизмом, запущенным посреди леса и вытягивающим из него все соки артерий земли… Тогда это вызвало почти необратимые и кошмарные последствия. Думать о том, что делать с экспериментами такого масштаба, Тинари собирается после того, как поймает виновника и досконально ему объяснит, почему заигрывать с погодными явлениями любого масштаба — это дурость, а уж настолько амбициозно — так вообще самоубийство и преступление. Хвост Тинари от негодования вытягивается в строгий восклицательный знак.

[nick]Tighnari[/nick][status]  [/status][icon]https://forumavatars.ru/img/avatars/001b/5c/7f/194-1690147676.png[/icon][sign]  [/sign]

Отредактировано Tighnari (2023-07-16 21:43:16)

+2

4

В эпицентре происходящего волосы и одежда у Сказителя трепыхалась соизмеримо тому, как эта сила отдавалась остальным. В то время, как он таинственно что-то высматривал на земле, тень от неприятных намерений продолжала лежать на его лице. Эти молнии за его спиной были одного цвета с глазами, и расходились за чёрными тучами так, будто их кистью вели по мокрому холсту.

Ближайшие лесные заповедники накрыли грозовым заслоном, неестественно вплетаясь в экосистему. На краю заслона из облаков проросли молнии, как ветви грозового дерева, и на это им понадобилось всего один миг, когда человек моргает. Удары всех молний одновременно засияли как праздничные огни, и спустя секунды четыре, Сказителя и всех находящихся поблизости накрыл пыльный, замусоренный ветками, ветер, а также пришёл стремительный звук падения деревьев на расстоянии около километра.
Молнии били параллельно тому, как он продолжал поиски своей цели, и вскоре за качающимися ветвями показалось что-то подозрительно похожее на статую бога.

«Я нашел».

Это была статуя девушки, скромно выглядывающей из-под капюшона, а значит это точно была она. Предвестник начал скоростной спуск к ней. На подходе к ней что-то или кто-то попытался привлечь его внимание, но Сказитель только повернул голову и не остановился в полёте.

В тот стороне он почувствовал угрозу, и не прогадал, увидев на ветках под собой лесного лучника в полной боевой готовности.

«Этот не человек. Такой огромный лук держит… Явно замахиваться до сюда собирается».

— Ты кому это предлагаешь остановиться? Это будет мгновенный разряд.

Выбрав что-то одно, двигаться или остановиться, про второй вариант забываешь. Когда предвестник набирает скорость, в ушах начинает свистеть, словно воздух закладывает пробки от набранной скорости. Его целью так и оставался памятник пропащей богине, только теперь он не просто движется, а направляется на неё с тем же намерением, как когда потерпевший со злостью замахивается на обидчика. 

— Полное крушение! 

Голос пропал за грохотом каменных обломков, представляющих большую опасность при падении вниз для всех снизу, а на высоченном холме, куда ступил Сказитель, поднялась занавеса пыли для отхода. Впрочем, летающий предвестник пользоваться ею едва ли стал, когда ударов молнии тут было не один, а два. Опрометчивостью тут и не пахло, он не хотел подставляться и в момент, когда начал пикировать на статую, он заставил грозу целенаправленно ударить в то же дерево, где поджидал его лучник.

То дерево, которое стратегически занимал хвостатый лучник, было деревом-гигантом, чей ствол засиял как медная проволока, осветив землю и пространство, а затем загоревшись. Мгновенно начавшее пожарище не унимала и вода поблизости. Так тот охотник был придавлен деревом или нет? Отсюда не видно.

Но неважно, не будем отвлекаться.   

[icon]https://i.pinimg.com/564x/72/21/ab/7221ab9b9b23604595ff63c0a5d070f5.jpg[/icon]

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/86/661026.png

+2

5

[indent]Небо разряжается гневом и ударяет молнией, и в этот самый момент Тинари понимает, что ярость эта — не небесная, не природная. Уши его, с оглушённым слухом, с нервной конвульсией от грохота, быстрее прижимаются к лицу, чем Тинари сам понимает, что напуган этой силой. Так колени его начинают дрожать лишь после того, как лесной страж осмысливает природу этой грозы.

[indent]Рукотворная, катастрофическая, разрушительная.

[indent]И намерения этого бедствия не заставляют себя ждать. Тинари хочет сжаться, обернуться лесным лисом и умыкнуть скорее меж деревьев в тёмную тихую глушь, но ему человеческими глазами приходится наблюдать, как молния ударяет в величественный каменный образ Дендро Архонта. Хотелось бы верить, что статуя выдержит, пусть и не был Тинари истово верующим, но такого рода богохульства и разбой в Авидье недопустимы.

[indent]Недопустимы!

[indent]Узнать, уцелела ли статуя, шанса ему не предоставляется. Второй удар молнии застаёт врасплох и притупляет в шоке все шесть чувств, а седьмое предчувствие на уровне интуиции и рефлексов отправляет тело в полёт. Только выучка и остатки собранности позволяют Тинари в последний момент перекинуть пусковое устройство крюка, когда уже и ветви под ногами разошлись в стороны, и сам гигантский ствол, веками стоявший на защите Сумеру, не выдержал удара и, расколовшись, начал заваливаться на бок. И только когда Тинари пролетает мимо, он осознаёт: эта молния не просто достаточно заряжена, чтобы поджечь великие деревья Авидьи, она настолько сильна, чтобы расщепить могучую кору многовековых деревьев. Они стояли на страже Авидьи ещё до того, как не то что Тинари, как первый Лесной Страж начал свой дозор, — и вот одно из них не справляется с непогодой.

[indent]Недопустимо...

[indent]Невозможно.

[indent]В перелёте на соседствующий выступ Тинари пытается вытрясти из ушей эхо грозы, тревогу и чувство беспомощности. Думает, думает, думает, быстро думает о том, что нужно сделать. Даже не так: а что он вообще может сделать? Нужно отправить за матрами, а лучше сразу за Сайно (в городе ли он вообще?). Дозорные — не солдаты, даже если и привычны к выживанию. И чтобы дать им сигнал, нужно убедиться, что на подходе их не ударит молнией, не у каждого из них есть Глаз Бога и соответствующие навыки. Просто отступить тоже нельзя: а кто ещё сможет сдержать это до того, как оно порушит всё на пути к... Собственно, а какова цель? Выбора нет, и оптимальный вариант развития событий складывается быстро.

[indent]В безвыходности и отсутствии альтернатив есть один плюс: на решимость тратишься меньше. Остаётся только медленно выдохнуть и больно прикусить губу, чтобы напомнить себе о том, что сначала делаем, а переживаем потом, и только если это будет нужно. Сколько раз Тинари говорили, что ему стоит быть более сопереживающим, а как по итогу-то теперь хорошо, что ни чувств, ни чувствительности толком и нет, только вопиющее негодование и тремор от злости, которые удаётся унять только после того, как крепкая ткань перчаток сжимается до скрипа, до хруста.

[indent]Стрелять на поражение бессмысленно, поэтому Тинари решается на другой манёвр. Он вновь перелетает на крюке, пытаясь подобраться поближе к холму со Статуей, — с тем, что от неё осталось... Приземляться возле неё он не намерен. Поваленное дерево создаёт больше открытого пространства — это минус, но и с ним можно будет работать. Тинари прицеливается, и в этот момент крюк-кошка вонзается в камень прямо на склоне под Статуей Архонта. Он сокращает расстояние стремительно, и в полёте забрасывает на холм одно из своих изобретений — круглую цветущую мину, что уже в полёте наливается зелёным светом и пыльцой. Соприкоснувшись с травой, мина сразу же разрывается, всё вокруг обволакивая полем виджняны-кханды. Светлячки чистой Дендро энергии заигрываются в воздухе, кружатся, привлекая к себе внимание. Конечно, на людей мина работает не так, как на животных, против которых изначально была разработана, но не даром же Сайно регулярно просил виджняну-пхалу себе в помощь задерживанию людей... Иллюзорное разноцветье прямо под носом у негодяя по крайней мере даст возможность спуститься к реке и дать сигнальный залп для остальных дозорных в округе... Едва ли тот остановится играть с цветами так, как это делают плесенники, но продраться сквозь кханду ему всё равно придётся...

[indent]Это всё, что есть у Тинари. Ему остаётся только наблюдать за эффективностью и... адаптироваться.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/194/375739.png[/icon]

+3

6

[icon]https://i.pinimg.com/564x/72/21/ab/7221ab9b9b23604595ff63c0a5d070f5.jpg[/icon]

Один осколок от статуи летит в неизвестном направлении, второй с шумом падает в озеро, а вот каменная стопа богини теряется в траве. Многие части статуи были сегодня утеряны. Потоки ветра, которые подхватывали частички статуи, были сегодня не на стороне жителей деревни.
Как удобно, что удар молнии после пробития огромной дыры в статуе перешёл и на ветхую землю.
Обрыв холма, на котором стояла статуя, между тем начал крениться вниз. Молнии снаружи — молнии в земле. Удержать при таком раскладе равновесие Скарамучче далось легко, поскольку он продолжал парить над грохочущей землей. Сейчас в этом месте всё начало мелко трескаться, земля едва ли держалась на корнях растений. Воздух затрясся, посыпался песок и всё это вместе захватило по дороге мелкие камни, скачущие вниз вместе с грязевой волной по склону. На несколько миллисекунд всё затихло, пока самый большой кусок скалы с глухим стуком не ударился о землю.
Эта затея удалась без проблем. Но было ли это то, что он действительно желал? Пришлась ли его молния точно в цель?
В это время послышался тихий звук. Раздался совсем близко, а потом ненавязчиво подобрался ещё ближе. Стоило что-то заподозрить, как туман расступился и оттуда выпрыгнул мячик. Скарамуш сделал маленький шаг назад и зло выругался, прежде чем от мячика пошла странная занавеса.
Неожиданно стал так больно…
Чья это была ловушка? Кто посмел встать на пути?
От режущей боли в глазах он вскричал и схватился за голову. То ли что-то попало в глаза, то ли он неожиданно обнаружил свою слабость… Даже когда глаза полностью прикрыты, внешние раздражители делали всё, чтобы сделать эту ловушку жутко ненавистной.
— Эй ты… Неужели ты действительно думаешь, что этим меня можно отравить?! Такой приторно-сладкий запах — это была цветочная пыльца?
Внешний вид нарушителя оставлял желать лучшего: бледное лицо было полно злобы. Пылающий огонь неудержимых чувств выбирался наружу. Жгучие слёзы текли из его глаз, но не могли охладить разум. Он в начале нахмурился и, защитившись рукой от света светлячков, немного приоткрыл красные от раздражения глаза.
— Как её отмыть с глаз теперь по-твоему?!
Перед глазами по-прежнему пелена. Остаётся только один выход — полагаться на обаяние и звук, пока он не продерёт глаза. Если у Скарамуша была какая-то личная неприязнь к таким ловушкам, сейчас он его припрятал, чтобы полностью сконцентрироваться. Таким образом, он ощутил в воздухе тонкие нотки токсина. Рассеянная пыльца имела вполне уверенный запах росы и уже свободно проникала внутрь его лёгких и желудка, всасываясь в аналог крови. Это было похоже на то, как хищник впрыскивает яд потерявшему бдительность насекомому. Неизвестного происхождения яд нельзя было оставить в покое. Была у него одно предположение насчёт того, из какого растения его перетёрли… Не спеша он поворачивается за разгадкой к пустотелому круглому снаряду с виднеющимися отверстиями, который валялся у его ног. Из отверстий ловушки деликатно выглядывали листья, прикрывая собой прячущиеся внутри снаряда цветы, но Скарамушу всё равно удалось разглядеть. Если исходить из последнего руководства матр, выпущенного совместным дуэтом двух известных в Сумеру Академиков, это пыльца с одного из сонных кустарников. Если бы он был человеком, это наверняка бы подействовала. Такая задумка заслуживает внимания, но он до сих пор не знает, кому так сильно обязан за эксперимент.
И как только он просёк, что ловушка — человеческая, его душу тут же заполнила красная вспышка гнева и чёрное презрение.
«Кто-о это сдела-ал?».
— Ты пытался повторить запах утренней росы? — вслепую обратившись к человеку, он старался сдерживать недовольство в разговоре, чтобы не выдать проблемы со зреним. — Хах, я едва чувствую этот слабый аромат. Исходя из его состава, там присутствуют некоторое добавление специй (пустырник?), и тем самым мешают его чистоте. Я ожидал хотя бы сильного отравления или, как минимум, помутнения рассудка. Прямо как от туманной пыльцы. Знаешь, что утренней росой пахнут глаза порчи? Этот аромат даже близко не утренняя роса, он ближе к запаху белья или мыла. Неудачное исполнение. Вместо этого подбери другой состав, не бойся кому-то навредить, в этом же и конечная цель.
Тск, пока он разговаривал, эти мельтешащие светлячки так никуда и не делись! Ничего не поделаешь — они сами напросились. Скарамуш запросто поймал одно крылатое существо, а от остальных начал отмахиваться, несмотря, убивает ли этот удар светлячка или нет. От былой толпы практически ничего не осталось. Ну как, закончилось нашествие насекомых? Пора бы и показаться человеку перед новым божеством.
Вид на Авидью был вновь открыт, как на ладони.
…Нет, обзор снова закрыли! В небе возник какой-то туман.
Предыдущая завеса совсем недавно начала рассасываться и была похожа на заслон, а этот туман была в небе и напоминал послание. Подождите, а послание кому?..
«Обращается за поддержкой? Как жаль, такая оплошность. Я не могу теперь это так оставить», — после этого туманного облачка, со стороны деревни был заметен похожий. Теперь он убедился в своей догадке полностью. Тогда запустил ловушку никто иной как…
Пыльца рассосалась. Теперь он всё видит — ничто его не остановит. Поначалу дозорный стоит на земле к нему спиной. Подобно листку с дерева, он поворачивает с внешней стороны на прозрачную внутреннюю так, что видны все жилки. Благодаря острому нечеловеческому зрению, его можно рассмотреть поближе как раз тогда, когда он обернулся к нему. В одном движении столько плавности и ловкости, нет смазанных движений. Резкие лисьи очертания, огромные подвижные уши — дозорный бросает ему взгляд, полный эмоций без страха.
… «Это-о был ты-ы».
Получается, в тот раз он увернулся от «гипер-быстрого и мега-крушительного удара бога грома»? И это тоже он, воспользовавшись образовавшейся пылью, подбросил снаряд?
— Лесной дозорный? Ты стоишь на моём пути, — рукой, которой он визуально держит Авидью, он также очерчивает силуэт дозорного и «садит» себе на ладонь. — Для меня ты размером с насекомого и особой разницы нет, — другой рукой удерживая пойманного светлячка, Скарамуш сводит ладони и сравнивает размеры человека и жука. После чего раздавливает последнего.
— Но я же божество мудрости, я проявлю снисходительность.
«Его уши и хвост настоящие, и с их помощью нашёл это место. Носит белоснежный бурнус, являющийся символом высшего общества. В купе со всем остальным, он использовал ранее не встречаемую ловушку, возможно новенькие разработки или разработки личного характера — полон сюрпризов. Это позволило ему использовать отвлекающий манёвр, чтобы пустить сигнал другим охотникам. Думает спокойно и рассудительного. На психа не похож. При этом всём… совершенно ведь ничем его не напугаешь, тск!», — за паузами в разговоре, Скарамуш формировал образ противника. Это касается всего, что стоило бы предугадать о нём, как о противнике. В прошлый раз он не счёл нужным запоминать его образ, и поэтому ему удалось удивить. Но охотник по-прежнему человек, слишком смешно конкурировать с ним.
Что касается того, что он ещё и очень умный человек, у Скарамуша на этот счёт есть идея. До сих пор пустует место в его плане, которое отведено для первого верующего, самого близкого друга — посланника божества. Ещё есть время, чтобы привести с собой человека, который поймёт и объединиться с ним. Но чем бы его завлечь?
«Я восхищаюсь его умом, и он не высокомерный учёный из общества Академиков. Я хочу его пригласить».
— Не хочешь присоединиться к проекту «Сансара Сабзеруза»? В таком случае, я оставлю деревню в покое.

Отредактировано Scaramouche (2023-08-31 12:49:48)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/86/661026.png

+2

7

[indent]Громче страшной грозы для чутких феничьих ушей — только бешеный стук устрашённого сердца в груди. Каждый удар жёсткой пульсацией ударяет по перепонкам и глушит, и Тинари пытается продавить свой слух покоем мыслей, но и те, переняв суетливый ужас разразившейся бури, выкрикивают в сознание лишь обрывки вразумительности вместо стройных идей. Тинари хватается за голову, запускает пальцы в волосы и зачёсывает назад зелень прядей с зеленью меха на ушах. Успокойся, — убеждает себя, — быстро осмотрись: сработала твоя уловка или нет? От реакции думай дальше, только столбом не стой!..

[indent]Но он стоит. Он слышит насмешливый юношеский голос в раскатах грома и думает только о том, что хотел бы, чтобы сейчас в сердце бури ударила другая молния. Но эта гроза далеко на западе, в песках, и вернётся пока... Нет, вот об этом точно думать не время! И пока он стоит, подступающая к сапогам вода, разлитая из реки за края, подпитывает его ноги и обращает их крепкими корнями, что начинают уходить под землю, не сдвинуться ни на шаг. Прочная кора, просмоленная янтарём безнадёги, вызывает оцепенение. Тинари становится частью леса — той, что будет стоять, пока не падёт. Ну уж нет, так дело не годится, нет ничего хорошего в бездейственной жертвенности!..

[indent]Словно вредителя и самого не устраивает такой исход, он вдруг приходит на помощь, хоть самого того может и не осознавать. Заслышав его слова, Тинари, кажется, впервые за долгий момент позволяет себе выдохнуть, и вместе с тяжёлым воздухом из груди его выбивается конфуз и отчаяние, ненадолго позволяя вновь взять контроль если не над оцепенелым телом, то хотя бы над потоком сознания. Ухватиться за это название, по лентам вытянуть из воспоминаний, ведь где-то уже слышал про этот проект... Ах да, конечно, писал наставник и звал...

[indent]...стало быть, как-то связан с этой напастью? Тинари пропускает удар сердца, и в этих же неспокойных сердцах мечтает дать себе затрещину, лишь бы не погружаться в воронку упущенных интриг, скрывавших угрозу для Авидьи. Была ли его вина, что он не доглядел за тоном своего наставника?.. Скажи он Сайно о подозрительных письмах сразу, заметь дурное между строк, стоял бы он сейчас в самом оке бури без единой формулы для благополучного исхода?.. Ну уж нет, ради всего, что он ещё не сделал, ему нужно держаться. Ради того, чтобы Сайно было куда вернуться!.. А упоминание деревни позади долетает до слуха Тинари, проникает в уши, дыбом поднимая шерсть, и наполняет грудь воздухом. Тинари весь вытягивается и вскидывает руку, пытаясь перекричать ветер:

[indent]— Давай-ка ты и правда оставишь деревню и лес в покое! А проект твой, ладно, обсудим, но не надрывая горло! Спускайся и поговорим!

[indent]Если и был шанс решить всё миром и цивилизованно, Тинари ставил на него. Он должен был защищать Авидью как лесничий. Он должен был защищать Гандхарву как старший брат, что печётся о тех, кто считают деревню своим домом. Для того, чтобы им было куда вернуться. В Авидье законы простые: сколько у леса взял, столько ему и отдашь. И в моменте необъятного и безвыходного кошмара Тинари вдруг ощутил, что готов отдать всё. Что ему эта статуя Архонта — молниеносный угрожал столу, за которым училась Коллеи; окну, в которое любил влезать по ночам Сайно; палисаднику, в котором рисовал Кави; помостам, на которых любил развернуть свой караван Калид; всей многогранно прекрасной Авидье, в которой нет ценности выше, чем жизнь.

+3

8

[icon]https://i.pinimg.com/564x/72/21/ab/7221ab9b9b23604595ff63c0a5d070f5.jpg[/icon]

«Если и был шанс решить всё миром и цивилизованно, Тинари ставил на него. Он должен был защищать Авидью как лесничий. Он должен был защищать Гандхарву как старший брат, что печётся о тех, кто считают деревню своим домом. Что ему эта статуя Архонта — молниеносный угрожал столу, за которым училась Коллеи; окну, в которое любил влезать по ночам Сайно; палисаднику, в котором рисовал Кави; помостам, на которых любил развернуть свой караван Калид; всей многогранно прекрасной Авидье, в которой нет ценности выше, чем жизнь»

Хайпасия

Времени на глубокую медитацию, чтобы уйти в себя, ей хватало, но внезапно Хайпасия проснулась в темноте, не ожидая её здесь встретить. В её пещере для медитаций сродни такого не было, как и такого скопления живности. Темнота обрушилась на учёную с плохим зрением как внезапный камнепад посреди исследований.

Это было всё странно. Гениальная учёная пришла в пещеру без всякого обмундирования и попробовала вернуться к выходу также, и в то время как насекомые целыми кучами разворачивали её в обратном направлении, а она — дальше отважно перешагивала их. Дорога до сюда и дорога назад в значительной степени отличалась. В значительной мере это было трудно потому, что она шла против толпы.

Вход в пещеру был расположен не на равнине, а немного под наклоном. Что и поспособствовало десяткам падениям Хайпасии в грязь, мешающей взобраться. Пришлось пожертвовать чистотой и смачно поплюхаться в грязи, прежде чем ей удалось тонко соприкоснуться с промокшими ветвями наверху и наконец выглянуть наружу.

— Почему пространство снаружи пещеры так резко изменилось? — её эмоции от увиденного взбурлили, как в маленьком гейзере. От этих ощущений, переполняющих чашу, учёная мгновенно пришла в ужас, но успела зажать рот рукой.

Снаружи было ещё холоднее, ледяной ветер швырял предметы и продувал шею. Хайпасия вдруг увидела не береговой луг, а будто перенеслась в день из прошлых эпох.

Между её волос выглянуло небольшой круглое существо и прижалось лапками к её плечу, что, казалось не отодрать. Как только подул ледяной ветер, осторожный аранара был легко сорван с её плеча, несмотря на усилия, и был заверчен в вихре. Следившая за движениями своего дружочка, Хайпасия только ахнула и протянула вслед руку, выцепив и отвоевав аранару у ветра. Прижала к себе и тонко провела рукой по его листочкам несколько раз.

— Да, и вправду — страшная гроза! — лесной дух как ни в чём не бывало продолжил речь, не забыв поблагодарить спасительницу. — Эти облака против воли призвал вон тот злобный гриб. Он сейчас на последней стадии Мараны.  Сам по себе гриб не злобный, но внутри него плохая грибница, и он легко на кого-то или что-то обижается. Ох, и не послушается он аранару, и не уйдет, но лучше бы он оставил лес в покое. Аранары могут забыть — лес не забудет никогда, — от повисшей тревожности он тарабанит ручками-палачками и вдруг указывает на какую-то цель. — О, смотри ещё другой нара. Этот нара Акхетака хороший, он говорит плохим нарам садить семена и те его слушаются, а лес восстанавливается. Если злобный гриб обрушит на него свой гнев, храбрый нара Акхетака может расколоться как сухое семечко. Беда-беда! Надо помочь!

В это время Хайпасия, не веря услышанному, пристально посмотрела на аранару в руках.

— Кто в опасности?

Она резко встрепенулась и посмотрела туда, куда ей указали.

***

Прошло уже несколько часов часов с момента захода грозовых туч без осадков. Во многих местах начались пожары.

Тем временем, после услышанного у Сказителя дёрнулся глаз и на выдохе он будто тихо произнёс: «Чего?». После этого его тон сменился на более мерзкий и звонкий, словно шипящий проклятия.

— А давай-ка подойди как мне надо, а давай-ка оставь моих друзей и меня в покое. Я вижу твою душу насквозь!... Стой, так здесь учится Коллеи?... — это имя он произнёс по-своему, не так, как услышал в голове охотника. Другое ударение в имени и с таким тоном, будто говорил о своей собственности. Под такое имя можно представить только дерзкую девчонку.

Тут на него внезапно снизошло озарение, заставившее встрепенуться.

Он обернулся и, как только это сделал, поймал камень, летящий ему прямо в голову. Их разговор со стражем оборвался, когда назвавшийся бог стал искать первопричину случившегося. Очень быстро он нашёл около пещеры женщину-ученую со странным существом. Вид у неё был до того отчаянный, что от эмоций у неё слегка наворачивались слёзы. В тонком кулаке она держала небольшую горсть камней и что-то неразборчивое кричала охотнику, с которым он только что вёл разговор: «... ухо-ди-те! Пря-чьтесь!».

— ...Малявка.

Хайпасия, следя за Скарамушем, мигом сориентировалась, что сейчас будет и во время юркнула в пещеру. Уйти в глубь тоннеля и скрыться у неё уже не получилось. Она снова шлёпнулась в грязь, открывая спину новоявленному врагу.

— Не мешай мне заводить друга! — заорал Скарамуш и призвал к себе молнию.

Под новой силой плавился его мозг. Скарамуш вдруг странно засмеялся и совершенно случайно, не разменивая, добавил ещё больше сил в шаровую молнию, в разы увеличивая диаметры. И когда он отпустил молнию погулять, указав на уроженку Сумеру, он тоже смеялся.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/86/661026.png

+2

9

[indent]«Коллеи.»

[indent]Это имя, пойманное чутким слухом Тинари, тут же заставило того встрепенуться, и он, подобного дикому пустынному лису, ощетинился, прикусил нижнюю губу и был готов едва ли не рычать. Интуиция и чувство беды хотели обвинить этого человека много в чём, и среди прочего — в травме чуткого и несчастного сознания Коллеи. Не успел: внезапно ворвавшаяся в глаз бури учёная из Академии переключила на себя всё внимание, и Тинари, узнавшего её, и неизвестного бедокура, виновного во всём происходящем.

[indent]Тинари смотрел, как Хайпасия, его бесстрашная внезапная защитница, бежала к пещере, пытаясь спрятаться от разыгравшейся грозы и гнева. Внезапно, в небе замаячил сверкающий шар молнии, направляющийся прямо к пещере. Шерсть на хвосте и ушах встала дыбом, инстинкт самосохранения велел Тинари бежать, но сердце не позволило ему оставить учёную здесь одну. Тинари устремился вперёд, забрасывая руку с верёвкой вперед на опережение заторможенным мыслям.

[indent]Когда он схватил Хайпасию за руку и оттолкнул в сторону, ощущение было таким, как будто его тело стало живым проводником для этой бурлящей энергии. Боль была нестерпимой, она заполнила его сознание, и он мог думать только о том, чтобы выдержать. Молния пронзала его, как живой огонь, оставляя за собой горячие следы на коже. Он чувствовал, как каждый мускул напрягается, сжимается, как внутренние органы приходят в движение под действием электричества. Он видел, как его кровь бурлила и пульсировала, превращаясь в яркую молнию, которая пронизывала его тело. Он ощущал, как его сердце бешено стучит, как будто пытаясь выбиться из груди, а каждый его вдох был полон боли и страха.

[indent]Тинари весь дрожал, как после тяжёлой битвы, и у него было ощущение, что его кости сотрясаются под воздействием этой неистовой силы. Он ощущал, как электричество проникает в каждую клетку его тела, вызывая в нём лихорадку. Он чувствовал, как его тело горит и охлаждается одновременно, как будто он находится на грани жизни и смерти. Такое ощущение он испытывал впервые в жизни. Это было нечто большее, чем просто боль. Это было испытание, которое он должен был пройти, чтобы спасти Хайпасию, чтобы защитить Авидью. И он был готов на это, — ему очень хотелось в это верить, но острое чувство его смертности пульсировала в висках, преуменьшая бдительную уверенность. Он чувствовал, как его сознание начинает туманиться, но он упорно держался, не желая оставлять Хайпасию (ещё недавно отправлял дозорного, чтобы та не заблудилась...). Он не мог позволить себе упасть, он не мог позволить себе подчиниться этой боли. Он должен был выстоять. Для неё — для Авидьи.

[indent]И тогда он почувствовал, как электричество начинает уходить из его тела, оставляя за собой только боль и опустошённость. Он чувствовал, как его тело ослабевает, но он все еще стоял на дрожащих ногах. Он знал, что он сделал всё, что мог, чтобы спасти её. И этого было достаточно. Когда последний пылающий след молнии покинул его тело, он упал на колени, изнемогая, но чувствуя себя победителем. Он посмотрел на Хайпасию, которая смотрела на него с ужасом в глазах, и улыбнулся. Он сделал это. Он спас её. И это стоило всех его страданий.

[indent]А затем мир кругом поглотила тьма. Тело Тинари глухо упало оземь.

+2

10

Скарамуш прищуривается вслед молнии и коротко улыбается. Прикрывая это дело рукой, он продолжает осторожно смеяться, пока на его лицо была притянута расслабленность. В какой-то момент мимо него проносится нечто, с ушами и размытым свечением светлячков. Это было… не так быстро на самом деле, но Скарамуш завис. Губы едва шевелились, но не произносили слов пока не стало слишком поздно.
— Нет… Стой!
Скарамуш поджал губы и выбросил руку вперёд. Направление руки точно следовало за капюшоном дозорного, и всё же они были слишком далеко друг от друга.
— Не лезь туда!.. — предвестник не жалеет горло и вкладывает в этот крик много сил, прежде чем он обрывается из-за рёва молний из столба света.
Он не потеснился в сторону, когда яркая вспышка молнии выросла до размеров зрелой сакуры, которая пустила электрические импульсы и корни по лимфатической системе человека. В потоке света самого дозорного видно не было, вместо этого от него была видна только тень его силуэта в самом центре происшествия. Из всех возможных отверстий в теле лился свет и сжигал кожу дозорного. Перед эпицентром молний расступились даже грозовые облака, образовывая воронку, словно грозовая сакура пронзила небо. Как только столб света улягся, на землю упало обгоревшее тело дозорного — было неясно что с ним и как он.
В воздухе повис невыносимо плохой запах. Скарамуш тут же отменил полёт и приземлился на землю, сорвавшись на бег к обгоревшему телу. Ему наперекор, выглянув из убежища, выбежала целая и невредимая Хайпасия, направившаяся также к Тинари. Время от времени кукла спотыкалась, но после этого отчаянно бросалась на встречу к дозорному снова. В это время учёная уже тоже перешла на бег и начала рассерженно кричать, привлекая внимание куклы к себе, а также к тому, что в её руках сейчас был нож.

В какой-то момент Скарамуш действительно смотрит и замечает перед собой учёную, вылезшую на его пути к лесному дозорному, и как раз тогда он ненадолго выглядит потерянным. Больше не хмурится, а рассматривает Хайпасию поближе: это самый обычный нож, а это — самый обычный взгляд...

«Он не простит меня за то, что я чуть не убил этого человека»

«Она хочет вонзить в меня нож, я переборщил»

«Они уже дружат, мне нет места среди них»

От учёной исходило такое знакомое чувство, презирающее и смотрящее внутрь его пустой оболочки.

Скарамуш на ходу замедляется. Полностью останавливает примерно там, где Хайпасия очерчивает границу круга вокруг Тинари. Тем временем, дозорный всё еще не пришёл в себя и его единственная защита против божества это не боевая девушки с ножом... Грудь Хайпасии судорожно опускается и поднимает. Она наблюдает за тем, как Скарамуш поднимает ногу и...

— Не подходи, иначе я перережу тебе горло.

Не доходя до дозорного, Скарамуш отвечает: «Ха-ха, жду не дождусь» и разворачивается к ней спиной, а потом действительно уходить прочь.

К тому моменту, как ноги Скарамуша касаются границы леса, возле дрожащей Хайпасии появляется аранара. По звуку понятно, что у девушки внезапно выпадывает из рук нож, она начинает что-то мямлить, и в конце ложиться полежать на траву, задыхаясь от перевозбуждения. Маленький и мудрый аранара в это время смотрит предвестнику вслед:

— Какой странный злобный гриб, он же может летать, а не идти.

[icon]https://i.pinimg.com/564x/72/21/ab/7221ab9b9b23604595ff63c0a5d070f5.jpg[/icon]

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/86/661026.png

+2


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Архив » [04.04.501] Следы от молний


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно