body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/275096.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/326086.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/398389.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/194174.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/4/657648.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; }
Очень ждём в игру
«Сказания Тейвата» - это множество увлекательных сюжетных линий, в которых гармонично соседствуют дружеские чаепития, детективные расследования и динамичные сражения, определяющие судьбу регионов и даже богов. Присоединяйтесь и начните своё путешествие вместе с нами!

Genshin Impact: Tales of Teyvat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Архив » [08.11.499] это так архаично


[08.11.499] это так архаично

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

[html]<table>
  <tr>
    <td style="width: 40%;"><img src="https://i.ibb.co/Jz8Nks5/des2.png"></td>
<td><div class="deshretf">
wp wewt</div>

<style>@font-face {
    font-family: 'Deshret Neue';
    src: url('https://forumstatic.ru/files/001b/e6/c9/44284.woff2') format('woff2'),
        url('https://forumstatic.ru/files/001b/e6/c9/34330.woff') format('woff');
url('http://hostjs-mybb2011.narod.ru/Font/Briolin.ttf') format('truetype'),
    font-weight: normal;
    font-style: normal;
    font-display: swap;
}

.deshretf {
  font-family: Deshret Neue;
font-size: 45px;
}

</style>
<p style="padding-left: 200px;">wp-wꜣwt</p>
<p><sup><strong>Нахида &amp; Шерити</strong> / город Сумеру, дом Шерити и ее семьи</sup><br />
<span style="font-family:Georgia,serif">в путь героев снаряжал, наводил о прошлом справки,<br />
и поручиком в отставке сам себя воображал</span></p>
</td>
  </tr>
</table>[/html]

Отредактировано Nahida (2023-06-19 18:24:34)

+3

2

Нахида последовательно складывала узоры сна, перенося все то, что запоминали одолженные ею глаза. На сей раз ими служили сложносочиненные глаза тропического насекомого, что подмечает каждую мелочь в домашнем уюте и так боится тех, кто боится его. Пожалуй, это было одно из самых адреналиновых приключений, которое повторять не каждый захочет, да еще и с сеточным зрением. Привыкнуть к новому взгляну на мир было непросто — когда разглядываешь реальность под разными углами одновременно, возникает ложное ощущение, что в одном из фрагментов что-то идет иначе. Подобное часто встречалось в мире — в битом стекле, сложной системе зеркал или пчелиных сот. Это невольно наталкивало на определенные раздумья в сторону мироустройства. Ведь соедини несколько глаз бога в одну систему — будет нечто схожее, что составляет полноценную картину мира. Но что в таком случае дает несколько сердец? Ведь в подавляющих случаях это является патологией и отклонением от признанной всеми нормальности.

Нахида крепко завязывает последний узелок — тропу меж домом и новой историей. В полуденное время в пустом доме раздается эфемерный крик кого-то родного и теплый запах свежего завтрака окутывает пространство сна. Стол Шерити завален учебными материалами, но даже среди них можно найти место для тарелки с двумя аккуратно сложенными питами. На одной было выпечено pr, на другой же — dt1.
По законам сказочного жанра, как только будет поднята одна, другую непременно подхватит внезапно выбежавшая из-под исписанных листов бумаги ящерица, и унесет ее с собой под стол и под этот сновиденный мир.

Этот день — очередной учебный, когда так много нового предстоит узнать о себе и о мире вокруг. Но на пути к академическим приключениям одной питой сыт не будешь. Поэтому на выходе заранее приготовлено два мешка: один с продовольствием, другой с вещами для ночлега. Вроде бы, подобное не должно понадобится обычному студенту в Академии, однако никогда не знаешь, какие сюрпризы тебе подбросят мудрецы и архонты.

Кажется, на этот раз ничего исчезать не собирается, но и готовиться к Академии, как к экспедиции, с другой стороны вроде бы необычно и по весу тяжеловато. Нахида переживала, что подобные приемы могут показаться слишком грубыми, однако для начала истории это было необходимо. Ей нравилось наблюдать за Шерити: у нее были черты, присущие не каждому ученому — упорство, дочь любопытства, что заставляет ступать до последнего, и глубокие сомнения, которые не позволяют идти по этой дороге слепо. Нахиде очень хотелось узнать ее получше и помочь реализовать свой потенциал. И пусть изначально сон мог представлять собой нечто жуткое, цели у сего мероприятия были совершенно иные.

Когда Шерити выйдет из дома и свернет на устремляющуюся вверх академическую дорогу, он обязательно рассыпется за ней песком, как однажды рассыпáлись целые города.


1. pr (дом), ḏt (вечность). pr-ḏt — устоявшийся в среднеегипетском термин "дом вечности", которым называли один из видов гробниц. Однако в данном случае он разделен на части, предоставляя на выбор два жизненных пути.

Отредактировано Nahida (2023-07-24 19:45:42)

+4

3

Она снова засиделась допоздна.

Такое случалось уже бесчисленное множество раз – вечерами работалось проще и приятнее, – и всякий раз Шерити обещала себе более не повторять досадную ошибку, однако снова и снова расплачиваясь тяжестью утренних подъемов. И вот опять.

К изучению очередного научного трактата, посвященного временам царя Дешрета, девушка приступила, когда стрелка часов перевалила глубоко за полночь, а город за окнами окутала лиловая тьма. Разумеется, оправдание было: накануне вечером скопилось немало дел, все они безусловно не могли подождать до завтра и, конечно же, это вовсе не потому, что самой исследовательнице не терпелось ознакомиться с увлекательным чтивом, не ожидая начала нового дня.

Время летело незаметно, похоже, набирая скорость тем выше, чем ближе был рассвет – окно ее гостиной вскоре осталось одним из немногих, где все еще горела лампа. Шелест страниц нарушал тишину все реже: глаза слипались, текст предательски уплывал, содержимое не задерживалось в голове, заставляя перечитывать некоторые отрывки по несколько раз. Не помогал даже кофе покрепче, и Шерити не заметила как уснула прямо в кресле, в конце концов выпустив книгу из ослабевших пальцев.

<...>

Будничное утро нового дня застало Шери врасплох: из окна лился жесткий солнечный свет – кажется, было уже достаточно поздно, – он-то и разбудил девушку. Впрочем, подорваться с места ученую вынудило вовсе не это и даже не факт возможного опоздания: ее позвали по имени, в доме уютно пахло чем-то аппетитным. Голос показался знакомым, босые ноги коснулись узоров листьев и цветов на плитке пола – никого. Лишь две странные питы на столе с ее бумагами. Шерити устало потерла глаза.

Дом вечности? Место встречи с самим собой.

Их точно оставила наставница (такое было вполне в ее духе), а если так... Если так Шерити вновь ждет лекция о важности режима дня и регулярного питания, и думать об этом сейчас обладательница Гео Глаза Бога не хотела совершенно.

Похожий выбор ей уже приходилось делать прежде, чем вообще вступить на академическую тропу. Уже тогда Шерити понимала: пройдут годы, десятилетия, века. Девушка знала: пред течением времени устоят, быть может, кусочки керамической чашки, металл украшений, основание ее дома, но не она сама. Пугало ли это? Немного, но то была простая и неизбежная истина. В конце концов, Шери связала свою жизнь с Академией не ради денег или известности даже, но от желания прикоснуться к тайнам, древнее ее самой.

Она забирает «вечность» со стола, не успевая даже приступить к ранней трапезе: внимание привлекает движение среди белых бумаг. В один миг изумрудная чешуя исчезает вместе со вторым угощением где-то под столом – откуда тут только взяться маленькой воришке? – и Шерити удивленно тянется следом, наклоняясь лишь чтобы не обнаружить ровным счетом ничего. От ящерицы и след простыл – девушка поднимается, легко ударяясь головой о стол. Небольно, но часть бумаг падает на пол, и в этой суете Шери не замечает, как отрывочно-мягко сменяется картинка, словно в альбоме перевернули страницу – вот исследовательница уже у двери, поглядывает на часы.

Точное время ускользает от внимания хозяйки дома, тем не менее утверждая в мысли: она опоздает, если будет и дальше возиться. Пита вполне подождет – Шерити решительно настроилась взять ее с собой, взглядом натыкаясь на мешки со снаряжением у выхода. Ей не хватило бы сил унести их оба, поэтому прихватив вещи для ночлега – Шерити не помнила, когда оставила их, но, вполне возможно, в учебной суете то ускользнуло от ее внимания – поспешила из дома выйти.

Как и всегда: не оглядываясь, вперед и вверх.

+4

4

Новый учебный день начинался спокойно. Найдя укромное место возле витражей, Нахида выправила цвета варанарской травы подол своего студенческого платья и поправила головной убор. Обувь ей носить было непривычно, поэтому ступни все еще обрамляло такое привычное и ласковое сплетение из железа и ткани.

Кажется, среди всех студентов за счет своего роста она все равно выделялась. Но даже огромного яка посреди аудитории можно было скрыть от глаз, главное в этом деле — перенаправить фокус зрительского внимания.

Новоявленная студентка крайне переживала перед своим первым учебным днем — а вдруг спросят параграф из еще не прочитанной книги? Или устроят проверочное тестирование по теме, с которой Нахида не знакома? Сновиденные учителя могли устроить что угодно — а разум Шерити был достаточно гибок для того, что подсветить на подкорке сознания самую болезненно-сложную проблематику.

Нахида на самом деле не знала, как выглядит академия изнутри, поэтому отдала Шерити часть этого сна на воссоздание, оставаясь маленькой фигуркой в конце аудитории, восхищенно любовавшейся окружающими интерьерами. Она размышляла о том, как повезло студентам иметь возможность учиться у наставника и во всем полагаться на опыт старшего. Для Нахиды подобной фигурой являлась прошлый архонт, вот только лично они никогда знакомы не были и малая властительница не имела возможности задать все те вопросы, которые терзали собственное юное сердце.
Впрочем... а что, если бы?

Подобно внезапному, но такому желанному грибному дождику в жаркий день, в аудитории появилась Великая Властительница, именно такой, какой могла воображать ее Шерити. Нахида сложила руки перед собой и, уткнувшись подбородком в запястья, вела пристальное наблюдение.

Ласковым голосом Властительница поприветствовала аудиторию и выразила свое удовольствие лицезреть студентов лично. Провела короткую лекцию про разные пути, что к одному ведут — через деяние, через любовь, через знания, что все студенты чтят, и тот самый, что нужно отыскать самому. Насколько бы изменилась жизнь, сменив один путь на другой, ежели цель одна? Вопрос в пространство, но вот у Шерити падает и ломается прибор для письма и на две части разламывается. А там поднимешь — не две, а три. На основании — wp, на одном наконечнике — r, на другом же — wꜣt.1 И как соединять?

А затем проверочная, листки на всю аудиторию, и всего лишь два вопроса — зачем сегодня заходит солнце и зачем ему восходить завтра снова? Нахида восприняла данный вопрос достаточно близко к сердцу. Для нее солнцем всегда была Руккхадевата, себя же она называла луной, хотя по своему перечню обязанностей они были достаточно схожи и было в этом что-то, понятное лишь им одним, достаточно печальное для осознания.

Нахида непременно должна была увидеть, что написала Шерити, или узнать у нее лично — тут как пойдет. Листки сданы, а там и занятие окончено. Так быстро пролетело. И все пташками вокруг Властительницы слетаются, спешат вопрос задать.

— Не хочешь тоже что-нибудь спросить? Неизвестно, когда такой шанс еще появится,— Нахида крохотной фигуркой оказывается совсем рядом, крепко и заботливо прижимающей книги к груди, и глядящей на Властительницу с тем же восхищением, что и сновиденные пташки, порхающие вокруг.


1. в среднеегипетском: wp (“открыватель\открывать”), r (“рот”), wꜣt (“путь”).

[icon]https://i.ibb.co/2yL4npv/5d1ffc32e8e64c3ebed6a918b4180b57-high.png[/icon]

Отредактировано Nahida (2023-08-07 11:46:30)

+4

5

Вот Шерити лишь сделала первый шаг из дома – вот она уже у стен Академии, до того легко прошел путь. Ни усталости от привычного жара солнца, ни тяжести груза на хрупких плечах: нырнув в освежающую прохладу Обители мудрецов, ученая легко стряхивает невидимые пылинки с привычного наряда.

Каждый зал, аудитория, коридор даже – Академия источает величие независимо от происходящего за ее пределами. Платье формы, берет с золотистой эмблемой Вахуманы, легкие сандалии – подтверждение того, что исследовательница тут не просто гостья.
Необходимое место Шери находит быстро: тихо открыв дверь, ученая проскальзывает в просторный, полукругом опускающийся вниз зал. Постепенно сводясь к стойке для лектора, он практически не нуждался в искусственном освещении: большие окна впускали солнце вперемешку с зелеными тенями листвы, пока аудиторию все заполняли и заполняли учащиеся.

Шерити занимает место чуть поодаль, присаживаясь на широкую скамью. Даже в стенах Академии в такой толпе исследовательнице неуютно. Снуют туда-сюда ее коллеги, сбиваются в кучки студенты обсуждая что-то… Силясь вспомнить, что же привело сюда ее саму и от чего такой ажиотаж, ученая так и остается сидеть одна. Ни обмена новостями, ни перешептываний – привычная учащимся суета почему-то обходит девушку стороной.

Но долго то не длится, всякий шум вдруг утихает разом: в зал входит высокая фигура в бело-зеленых одеждах, и даже не разобрав черт лица, Шерити узнает Богиню Лесов. Ту, о которой столько читала и слышала, ту, что осталась в памяти и сердцах жителей Сумеру, Мудрейшую среди мудрейших.

Сердце пропускает удар.

Архонт красива: ученая подмечает что-то отдаленно материнское в ее очертаниях, тут же гоня прочь подобное сравнение. Разве может она думать так о Руккхадевате, утратив воспоминания о своей родительнице? С годами забылся голос, тепло рук, рассказанные истории и спетые песни; остались только немые фотографии и глухая надежда. Где-то глубоко внутри Шерити больно, но всякая боль (как и обычно) уходит, стоит лишь погрузиться в размышления, внимая словам Великой властительницы.

Пальцами девушка едва касаясь песочных часов избранного ей даршана, будто не веря, что это все действительно происходит наяву, и в этот момент, словно продолжая маленькую череду неудач, принадлежавшие ей письменные принадлежности падают, разбиваясь на части. Звук тонет в легком шуме; никто, кажется, и внимания не обратил, но Шерити все-равно чуть вжимает голову в плечи (до чего же все-таки неуклюжая!). Выжидает несколько секунд, ощущая, как готова провалиться под землю от стыда, лишь затем поднимая детали. Их почему-то оказывается больше, на тонких наконечниках вновь надписи (как бы она справлялась, если бы не наставница?).

Немедля соединив wp и wꜣt, ученая склоняется над листом: пока она возилась, пришло время небольшой проверки. Искать первопричину Шерити не впервой, пусть задание это и можно трактовать по-разному. Почерк у девушки размашистый, быстрый, но буквы перед глазами плывут (из-за недосыпа ли?), оставляя лишь уверенность: на бумаге именно то, что и в голове.

«Зачем сегодня заходит солнце и зачем ему восходить завтра снова?»

«Солнце заходит сегодня, чтобы дать нам ночь и позволить земле отдохнуть. Завтра оно восходит, чтобы осветить день и обеспечить тепло и свет для жизни. Реальность постоянно меняется, неизменна лишь цикличность существования»

Лекцию объявляют законченной, и Шери и себе встает с места, с листом бумаги распрощавшись. Все мнется за спинами других учащихся – жест полный нерешительности, и первым ее настигает голос:

– Спросить? – едва слышно уточнила исследовательница, оборачиваясь в плохо скрываемом удивлении: она не ожидала что с ней заговорят. Собеседницу ученая не знала, кажется, даже не видев прежде: прелестные светлые волосы, глаза цвета молодой травы… Что-то едва уловимое в незнакомке напоминало о пробивающихся сквозь темную почву ростках, стремящихся к небу и свету, пусть что именно девушка и не могла понять. Быть может, миниатюрность? Ниже Шерити ростом, девочка прижимала к себе книгу – стало быть, одна из учащихся. Юные дарования для Академии – не редкость, ученая воспринимает то, как данность, впрочем, замечание не игнорируя.

Конечно, у нее были вопросы. Она думает о наставнице, о Халисет, о судьбе своей семьи, о людях пустыни, которых видела и тех, о ком лишь слышала от подруги. О зелени лесов, процветающих городах, бескрайнем песке и руинах.

«…Быть может, нам с тобой суждено что-то изменить?»

Шерити видит восхищение девочки и все же чуть наклоняется к незнакомке, переходя на шепот:
– Хочу. Давай подойдем ближе, быть может, у тебя тоже есть вопросы.

Птицы и люди, люди и птицы – цветные перья в волосах – расступаются разлетаются, позволяя подступиться, и Шерити склоняет голову в знак почтения, с трудом пряча волнение. Прежде ей не приходилось говорить с архонтами, и Руккхадевата скорее всего видит ее насквозь:

– Мудрейшая Властительница. Время обучения в Академии я посвятила не зелени сумерских лесов, а пустынным царствам и тайнам правления Алого Короля, но все еще далека от истины. Мой вопрос будет проще загадок Богини Цветов… Зачем была возведена стена Самиэль? Неужели Аль-Ахмар действительно был так жесток, как о нем говорят?

+3

6

- У нас не много времени, поэтому давай лучше ты. Я... я все равно не решусь, - шепчет в ответ Шерити Нахида, мелко семеня следом за девушкой к тому, что ее разум создал образом настоящего Архонта. Девочка улыбается, будто подбадривая, а в глазах совсем не детская печаль. О, конечно, у нее были вопросы, бесчисленное множество вопросов важных, трепетных, из самого сердца ее существа, вопросы, на которые образу из разума сумерской студентки, увы, никогда не найти ответа.

К тому же, это ведь сон Шерити, а не Нахиды. Обычно в таких снах Кусанали - наблюдатель, а чаще всего еще и незаметный элемент окружения, который можно увидеть только краем глаза, и забыть, как легкое и странное чувство, которое севернее Сумеру называют словом "дежа-вю". В таких исключениях, как сегодня, Нахида вмешивается, когда чувствует, что сновидцу нужна ее помошь. А еще ей ужасно любопытно. Как здесь устоять?

Великая Властительница Рукхадевата величественна, как солнце и тепла, как мать. Была ли она такой, как здесь, на самом деле, Нахида не знала. Но во сне предыдущий Дендро Архонт настоящая, думала девочка, ибо образ бога в сердце человека, который в него верит, ложным быть не может. Нахида представляла ее немного другой - почти как себя, только высокой, "взрослой", с той статью, которую искали от божества Мудрецы, и которой не могло быть у Архонта-дитя. А еще разум Шерити, наверное, инстинктивно искал в Рукхадевате черты образа матери, и, с трудом оторвав взгляд от Великой Властительницы, Нахида с обновленным интересом вгляделась в лицо девушки.

Шерити борется. Сомневается. Не решается связывать одно и другое, воображаемое тянется нитью к забытому. Нахиде хочется взять ее за руку и сказать - она бы и взаправду любила тебя, как родное дитя. Так же, как любила все живое, потому что все живое в землях Сумеру - ее дети, драгоценные листики одного огромного дерева. Но - нельзя. Не время и не место. Нахида не хочет мешать этому сну.

- И впрямь проще ее загадок, - Рукхадевата улыбается одними уголками рта, - Но сложнее, чем может показаться. И именно такие вопросы нравятся мне больше всего.

Великая Владычица прижала палец к губам, задумчиво постучала о них, и, внезапно оживившись, принялась чертить символы прямо в воздухе - хорошо знакомые Шерити иероглифы появлялись из ниоткуда, прозрачно мерцая живой зеленью.

https://www.dcode.fr/tools/genshin-impact-deshret/images/char(83).pnghttps://www.dcode.fr/tools/genshin-impact-deshret/images/char(65).pnghttps://www.dcode.fr/tools/genshin-impact-deshret/images/char(89).png https://www.dcode.fr/tools/genshin-impact-deshret/images/char(66).pnghttps://www.dcode.fr/tools/genshin-impact-deshret/images/char(83).pnghttps://www.dcode.fr/tools/genshin-impact-deshret/images/char(65).png https://www.dcode.fr/tools/genshin-impact-deshret/images/char(73).pnghttps://www.dcode.fr/tools/genshin-impact-deshret/images/char(78).pnghttps://www.dcode.fr/tools/genshin-impact-deshret/images/char(66).png

https://www.dcode.fr/tools/genshin-impact-deshret/images/char(73).pnghttps://www.dcode.fr/tools/genshin-impact-deshret/images/char(77).pnghttps://www.dcode.fr/tools/genshin-impact-deshret/images/char(65).png https://www.dcode.fr/tools/genshin-impact-deshret/images/char(66).pnghttps://www.dcode.fr/tools/genshin-impact-deshret/images/char(83).pnghttps://www.dcode.fr/tools/genshin-impact-deshret/images/char(65).png https://www.dcode.fr/tools/genshin-impact-deshret/images/char(78).pnghttps://www.dcode.fr/tools/genshin-impact-deshret/images/char(83).pnghttps://www.dcode.fr/tools/genshin-impact-deshret/images/char(78).pnghttps://www.dcode.fr/tools/genshin-impact-deshret/images/char(74).png

- Первую строку ты знаешь, - росчерком зеленого свечения, Дендро Архонт уверенно разделила написанное на две части. Разумеется, Шерити знает - "Стена, защищающая от песка" - то, как означена Стена Самиэль в древних текстах. Невесомо ступив в сторону от зависших в воздухе слов, чтобы не мешать их прочесть и обдумать, Рукхадевата продолжала, - А во второй - слово, с которым сравнила бы Стену я. Надеюсь, ты не против маленькой метафоры?

Послеполуденное солнце, пробиваясь в витражное окно аудитории, высвечивало ее силуэт, очерчивая его сквозь летучую, белоснежную ткань длинного платья, и охваченной светом выглядела сама Дендро Архонт. Кажется ли, но постепенно в аудитории становилось все меньше отвлекающих элементов - посторонние люди, сгрудившиеся вокруг Рукхадеваты, становились безликими фигурами, а потом отлетали от ткани сна шелухой, растворяясь и исчезая где-то за пределами границ памяти и восприятия. И даже отзвуки чужих голосов сначала стали отдаленным фоновым шумом, а затем и пропали вовсе. Ненужные и неинтересные в сравнении с тем, о чем велась беседа.

Осталась только Нахида, потому что была чужеродной в этом маленьком мире изначально. Она, немного и совершенно иррационально робея, стояла чуть позади Шерити, выглядывая из-за ее спины, совсем как маленький ребенок, застеснявшийся взрослого. Образ своей предшественницы она разглядывала во все глаза, в беспредельном восхищении, заинтересованная в том, чтобы узнать и запомнить не меньше, нежели в хозяйке сна, и в том, что больше всего будоражит ее подсознание.

- Но, прежде всего, скажи мне, дитя, - мягко добавила Рукхадевата, - В чем причина того, что твой вопрос - именно этот? Ты сомневаешься в том, что тебе уже известно?

*
первая строка:
Say - песок, bsA - защита, inb - стена
вторая строка:
imA - дерево, bsA - защита, nSni - слово, имеющее несколько значений, может читаться как бедствие, непогода или ярость

Отредактировано Nahida (2023-10-24 01:35:59)

+3

7

Незнакомка оправдывается и отнекивается, и Шерити коротко кивает, решая не давить:

– Я помогу, если передумаешь, – шепотом бросает она собеседнице напоследок. Может быть, стоило улыбнуться ободряюще в ответ, раз уж взялась, но вспыхивает в янтаре глаз живой интерес, строчка и вправду знакома – исследовательница на время забывает о девочке, все внимание обращая к полупрозрачным буквам, чуть робея от внезапных теплых слов.

Вчитываясь, она не замечает даже, как поутихли голоса, разошлись-разлетелись птицами студенты, оставив лишь божество, девчушку и саму Шерити.

Защищающее дерево (древесная кора?) – прочесть легко, но семена слов уже пустили ростки новых вопросов: защищающее от чего? От бедствия? Жители леса верят в кровавую жестокость и деспотию Аль-Ахмара, разрушившего собственное царство. От ярости? Жители пустыни верят, что Дендро Архонт предала Алого Короля и Стена нужна лишь, чтобы дети песков оставались в песках. От непогоды? Шерити знает лишь, как губительны могут быть ветра и зной пустыни для живой зелени и людей по обе стороны Стены.

Разность трактования искажает смысл, и, пустившись в домыслы, проще простого понять фразу превратно, уйти от сути – приходится легко помотать головой, будто разгоняя ворох мыслей. Использовать известное, чтобы рассказать о неизвестном – всегда отличный прием, но ответ Великой властительницы озадачивает. Наверное, именно из-за образовавшейся паузы в пустой аудитории богиня вопрошает вновь; Шерити растерянно опускает голову, будто провинившийся ребенок. Неужели неосторожным высказыванием девушка посмела обидеть божество? Неужели ее сомнения приняли за сомнения в благих намерениях Дендро архонта, создавшей Стену?

– Ученым должно сомневаться, госпожа, – негромко начинает студентка, понимая: вряд ли столь пространственный ответ удовлетворит архонта. Но как объяснить Руккхадевате косые взгляды мудрецов, причиной которым одно лишь происхождение, или неприязнь жителей пустыни при виде зеленого берета формы? Как объяснить Властительнице, что миры, которым принадлежали ее родители, отчаянно не желали принимать саму Шерити? Исследовательница колеблется, но так ли в самом деле нужно кривить душой пред Мудрейшей?

– Человеческий век короток, людям свойственно забывать, каждый рассказывает легенды по-своему – всякому знанию нужно подтверждение, и… Наверное, пока я не найду его, меня будут сопровождать сомнения, – верно, нужны были факты. Выросшая под тенью Древа пустынница или академик, предавшая народ песков – бесконечные ярлыки с обеих сторон утомляли, продолжая сансару ненависти.

Возможно, поначалу Шерити просто по-детски хотелось отыскать что-то, способное примирить и увязать одно с другим, но в реальности все складывалось совсем не так, как в книгах. То, чему посвятила себя археолог, уже давно перестало касаться лишь ее одной, кусочки мозаики рисовали совсем иную картинку, в которой неизведанный груз далекого прошлого способен был определить цветущее настоящее.
Всплывает в памяти Караван-Рибат, девушка кожей почти чувствует сухой воздух и жесткие лучи солнца, почти видит сторонящихся и ее, и друг друга академиков с наемниками, подбирая слова, вновь обращаясь к архонту:

– Вам, госпожа, должно быть известно: академическое сообщество уже все решило касаемо царя Дешрета, многие советовали мне сменить тему, и… Честно говоря, я до сих пор не знаю как поступить.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/a4/bd/2/365959.gif[/icon]

+3

8

- Но ты знаешь, - отвечает Рукхадевата с легкой, немного грустной улыбкой, - С самого начала знала.

Божество проводит рукой перед собой - и воздухе истаивают мерцающим дымом зеленые буквы, написанные ею ранее. Берет со стола работы студентов, и, найдя нужную, кивает, пробежавшись взглядом по строкам.

- Вопросы перспективы интересны, правда? Для нас - солнце восходит, чтобы осветить день, и дать тепло и свет новой жизни. С другой стороны... а думает ли само солнце об этом, чтобы вообще иметь причины?

Отложив лист в сторону, она несколько секунд смотрит на витраж - мудреный узор из стеклышек, который, кажется, непонятным образом меняется, стоит моргнуть или отвести взгляд. Вот большое дерево, ветви которого, меж листьев, вместо цветов или плодов, украшают звезды. А может быть, это не крона дерева, а облака в ночном небе над столицей Сумеру? Или великая усыпальница Аль-Ахмара, над которой огромным вихрем завился спиралью мистический вихрь? Или же это торнадо в сердце пустыни Хадрамавет? Свет клубится в воздухе прозрачной золотой пылью, отражается от гладкой поверхности стола, высвечивает мраморные прожилки в плитах пола, отчего-то напоминая о сохранившемся убранстве погребенных в песках гробниц.

- Многим вещам дает смысл именно сторонняя перспектива. Иногда мы верим, что порядок вещей - именно такой, как нужно нам, потому что нам хочется в это верить. Иногда огромная стена, отделяющая пустыню от леса - хорошая возможность написать историю о ней так, как это нужно тому, кто держит перо.

В ее тоне нет снисходительности мудреца, объясняющего очевидные вещи. В нем спокойное тепло, будто родитель разговаривает с ребенком на равных, мягко указывая нужную сторону, но не беря при этом за руку. Не в силах оторвать от нее глаз, Нахида раз за разом задается вопросом: может быть, она и в самом деле была такой? Недостижимо прекрасным в своем величии божеством - но все же, такой простой, доброй и ласковой, совсем... земной?

- Все же, самые простые ответы верны чаще, чем кажется. И зачастую кора - это просто кора, которой должно защищать жизнь в дереве от песка и ветра.

Великая Властительница вновь улыбается. Подходит ближе так, протягивает руку, чтобы аккуратно заправить выбившийся из-под форменного берета локон Шерити за ухо. Пальцы ее прохладные, а прикосновение совсем невесомое, эфемерное, будто ветерок коснулся щеки.

- Сомнения благо, покуда они шаг к перепутью, а не то, что мешает идти дальше, - подытоживает Рукхадевата, - Тебя тревожит осуждение и непринятие твоего выбора. Но росток, который тянется к солнцу, не спрашивает дождь и ночь, стоит ли ему вырасти. Крепнуть и становиться сильней - в его природе, это рост вопреки любым внешним обстоятельствам. И при должной воле к жизни, он пробьется даже сквозь цельный камень. А, может быть, вытянувшись над землей, увидит, что на самом деле никогда не был одинок.

За спиной Шерити зашевелилась девочка. Она вскинула голову, желая сказать что-то в ответ на последние слова Рукхадеваты. За теплую силу голоса Великой Властительницы хотелось хвататься всем существом, будто припадая щекой к ласковым рукам там, где всегда темно и холодно. Но нет, - отдернула она себя. Она хочет продлить и изменить этот сон, чтобы успеть поговорить с его хозяйкой, но сейчас нельзя. Это слишком важно и слишком лично, чтобы вмешиваться.

+3

9

Тень грусти в речах богини Шерити способна заметить, но понять – не в силах, и даже так не отрывает взгляда. Руккхадевата в точности такая как пишут о ней древние тексты, и слышать от Мудрейшей свои бесхитростные ответы неловко, сердце замирает в груди. Пусть даже Дендро архонт не оценивает их, не осуждает девушку, сомнения – извечные спутники. Что если она ошиблась и ответ неверен? Или быть может вопрос был понят превратно?

Шери взгляд переводит туда, куда смотрит Богиня Лесов: меняющиеся пейзажи витража напоминают ей иллюстрации в книгах, прочитанных когда-то, местами переплетаются с уже увиденными в жизни, падают на плитку пола цветными лучами; солнце за окнам, солнце внутри.

– Я это запомню, – краткий кивок в сопровождение слов, Шерити снова молчит, вся обращаясь в слух. В подобном ключе с ней иногда говорила наставница, наверное, говорила бы и мама (будь она рядом) – милость божества и схожесть в манере речи обезоруживают. Руккхадевата зачем-то подходит ближе – недоуменный взгляд студентки натыкается на прекрасные волосы и зелень одежд, на красивое лицо великой Властительницы. И пусть касание архонта едва ощутимо, прохладно, но то, сколько тепла в этом жесте, будто цепляет и надламывает что-то внутри; в конце концов, с гулким грохотом рушится по камешку возведенная стена.

Студентка неловко вздрагивает, шире распахивая янтарные глаза, едва заметно поведя щекой ближе к руке, теряясь в чувствах. Хочется поддаться еще ближе, оказаться в объятиях, или хотя бы прижать ладонь своей, но Шери не делает ни того, ни другого. Даже взглянуть на Руккхадевату не смеет, чувствуя, как заблестели глаза, как согревает услышанное (чем только заслужила подобную доброту?).

– Благодарю, о Мудрейшая, – шепотом, похожим на шуршание песка в часах, произносит девушка. Склоняет голову в поклоне, беззвучно всхлипывая (куда только подевалось прежнее спокойствие?). Снова выбивается непослушная прядь, и исследовательница поправляет ее быстрым жестом; капают на мрамор пола слезы, исчезая среди золотых прожилок; дрожат хрупкие плечи. И правда слишком личное: какую бы боль не причиняли Шери чужие речи или собственные ошибки, какие бы неудачи не настигали ученую, моменты слабости всегда были лишь ее ношей, разделяемой с одиночеством.

«Так почему же я.. плачу?»

Растерянно обняв себя руками за плечи, Шерити не поднимает головы, не зная ответа на невысказанный вопрос, но, прежде чем за молчаливым рыданием последует что-то еще, о себе напоминает девочка, зашевелившись за спиной исследовательницы. Приходится моргать часто-часто, будто опомнившись, сделать медленный вдох и выдох – раз уж она старше и вести себя нужно соответствующе.

«Точно ведь, она тоже хотела спросить…»

Ох, собраться бы хоть как-то! Украдкой бросая взгляд в сторону основательницы Академии, Шери быстро вытирает слезы и поворачивается к девчушке. Она все еще выше: чтобы сгладить эту разницу, студентка опускается на корточки, а затем, утвердившись в мысли, протягивает ладонь, игнорируя собственное заплаканное лицо.

«Если хочешь что-то спросить, сейчас самое время, но… Примешь ли ты мою помощь?»

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/a4/bd/2/365959.gif[/icon]

+3

10

Во взгляде Нахиды - секундная растерянность.

Даже спустя пятьсот лет человеческие эмоции во всем их многообразии и многогранности оставались для нее чем-то слишком противоречивым, слишком сложным и до сих пор далеким от разгадки. Чаще всего, дотягиваясь до разума спящего, она оказывалась во сне ребенка.  Эти миры простые, понятные, в детских эмоциях все еще мало слоев и граней, и архонт-дитя всегда и неизменно с легкостью находила ключик к их проблемам, вместе со словами утешения, если таковые требовались. Ребенку ведь, прежде всего, нужен друг, правда?

Почему сейчас плачет Шерити, Кусанали понимала не больше ее самой. Это мгновение пронизано теплом и светом, но спящей как будто стало больно. Она нашла в себе нужные слова, но совсем не чувствует покоя и радости, которые должны за ними следовать. На миг заглянув в глаза студентки с немым вопросом, девочка легонько, как трогают кромку воды, коснулась протянутой ладони. Но потом передумала, и, привстав на цыпочки, погладила Шерити по голове, искренне считая это лучшим решением.

- Ты справилась, - похвалила Нахида, - А я ничуть не сомневалась.

Не с контрольной этой справилась, и даже не с нужными вопросами. С чем именно, Шерити поймет, наверное, только когда проснется, сможет вспомнить и обдумать этот сон. Ведь все происходящее - это только ее разум разворачивает отчаянно нужные ответы по спирали от сложного к простому, отбрасывая ненужное прочь. И, в самом-то деле, что может быть лучше для той, кому по рождению обязано быть хранителем и наставником для блуждающих душ?

Пусть и так... только в снах.

Даже вмешиваясь, и идя на контакт так же, как и сейчас, напрямую, даже ведя диалог с разумом спящего, Нахида никогда не представляется и не раскрывает того, кем является на самом деле. И чем дальше, тем сильнее в Нахиде росла уверенность, что это правильно: растущая душа должна быть уверена в том, что достигает искомого сама, чтобы стать сильной и цельной. И, вот удивительно, те самые дети, с которыми малая властительница играет во сне, часто потом понимают, что за голос они слышали. Чей именно голос. За стенами и замками храма Сурастаны, в звенящей тишине, где нет ни голосов, ни шагов, она слышит эхо их молитв, и слова благодарности. Обычно эти голоса затихают с годами, ведь взрослые своих снов уже не помнят, но редкие, отдельные, доносятся до Нахиды на протяжении десятков лет. Ими она дорожит особенно, ибо именно они - маленькое доказательство тому, что даже та малость, на которую способна нынешняя Дендро Архонт, чтобы исполнить свой долг, не напрасна. Само ее существование не напрасно.

А ты, Шерити из Вахуманы, запомнишь ли? Может быть, я и тебя потом услышу?...

- Поэтому, не огорчайся, пожалуйста, - сказала Нахида, и вложила маленькую ручку в ладонь девушки. Она решила, что именно должна спросить. И, одновременно, этот вопрос могла задать как своей великой предшественнице, так и простой девушке из народа Сумеру. Пусть и немного другими словами.

Удивительное ощущение. Новое. Просто стоять рядом и держать кого-то за руку.

- Есть один, но сейчас самый важный, - произнесла Нахида негромко, - Вы говорили о солнце... и я подумала о луне. Зачем луна заходит сегодня, и зачем ей восходить завтра?

- Как и в любых подобных вопросах, здесь важна перспектива, - Рукхадевата, наблюдая за ними с полуулыбкой, ничуть не казалась озадаченной. Она просто стояла, окутанная солнцем, сложив руки на груди и со спокойным, глубоким пониманием во взгляде. Как будто эта часть сознания спящей знала, чем на самом деле является гостья, может быть, может... Нет. Нет, нельзя так думать, - И, поэтому, большее значение здесь будет иметь не мой ответ.

Склонив голову к плечу, божество пытливо посмотрело на Шерити. Другое, маленькое - тоже, но уже снизу вверх.

+3

11

Шерити больше не плачет, да только неровное, сбитое дыхание все-равно выдает ученицу Академии с головой; приглушенные всхлипы изредка нарушают звенящую тишину аудитории, пронизанной светом. Неудобно, но ни архонт, ни девочка не говорят ей ни слова, и в том молчании нет осуждения – постепенно Шери успокаивается.

На секунду они с собеседницей встречаются взглядом, едва дотронувшись до ладони, девчушка тут же обрывает касание – Шерити склоняет голову к плечу.

«Не понимаю…»

Справилась? С чем же она справилась? Что эта девочка имела в виду, и почему она не сомневалась в Шери, если они только встретились? Едва заметно недоумение студентки, укрытое тенью смущения: по-детски непосредственная попытка утешить заставляет исследовательницу слабо вздрогнуть, во все глаза посмотрев на незнакомку.

– Спасибо за заботу, – шепчет Шерити и доверчиво голову склоняет, чтобы малышке было удобнее, не приходилось тянуться. То, что она испытала, вряд ли можно было назвать огорчением, но объяснить свои чувства девочке, не до конца понимая их, студентка бы не смогла. Существовали ли вообще слова для описания той светлой, нежнейшей печали или того трогательного чувства, вызванного чужой похвалой? В книгах, может, и писали о подобном, но… Непривычно.

Сползает зеленый форменный берет, и Шери поправляет его быстрым жестом, поднимаясь. Незнакомка доверила ей свою руку – девушка держит маленькую ладонь крепко и уверенно, будто показывая – тут бояться нечего, чтобы сейчас не случилось, она будет рядом, пусть, в самом деле, Дендро архонт пугающей не выглядит, улыбаясь, как и прежде.

Вопрос озвучен, девочка все-таки смогла – довольна ли она собой Шерити не знает, и все же гордость за незнакомку теплом отдает где-то внутри. Малышке не понадобилась даже помощь, она бы в самом деле справилась и без своей старшей коллеги, интересуясь Луной. Теперь уже на Шери смотрят две пары глаз – ждут ее ответа? Но ведь вопрос предназначался божеству, разве может простая смертная, пусть даже студентка Академии, на него ответить? Секундное удивление сменяется растерянностью, растерянность – задумчивостью. Непростая задача. С одной стороны, Луна точно также не должна думать о смысле своего восхода и заката да только такой ответ вряд ли удовлетворит маленькую незнакомку.

«К тому же это не моя перспектива…»

Размышляя, исследовательница смотрит сначала на богиню, укутанную в солнечный свет, а после и на девочку с глазами цвета молодых побегов и лунным сиянием в волосах. Для прелестного дитя вопрос важен, Шерити понимает это, и, наконец, осторожно кивает, не отпуская маленькую ладонь.

«Надеюсь, я не разочарую тебя»

Ей хочется быть на одном уровне с той, кто вопрос и задал – приходится снова опуститься на корточки, встретиться взглядом. Высохли следы недавних слез, медовыми переливами отражается солнце в ясном янтаре глаз – Шери не улыбается, но в тихом голосе скользит уверенность и теплота.

– Даже если Солнце зашло, течение жизни не останавливается. Поэтому Луна восходит и заходит.

+3

12

- Самые простые ответы верные, да? - Нахида улыбнулась.

Мир, запертый в Акаше - бесконечность из сотни маленьких вселенных, и каждая по-своему уникальна. Каждая - веха на пути к самой важной цели божества мудрости, каждая - рисунок на полотне ее собственной картины мира. Потому что мир за пределами храма Сурастаны Малая Владычица Кусанали может познавать только так. Она порхала меж звезд, рисовала горы, реки и долины, как художник перед белым полотном, запускала в небо птиц, и играла с луной, так, будто это мячик, подбрасывая в руках все выше и выше, пока та не займет свое место на небосводе. Ловила светлячков в кромешном мраке, бережно забирая в ладони в каждом новое воспоминание. И все же, Нахида продолжает говорить себе, что действительно понимает еще слишком мало. Что открывает дорогу мечтам? Откуда родом свобода и хаос? Отчего эти невидимые стены, когда дорога кажется прямой и четкой? Почему люди лгут и идут наперекор тому, что, очевидно, верно, даже понимая, что в будущем это причинит им боль?

Она наверняка задавалась теми же вопросами. Не могла не задаваться. В этом их самая суть, в конце концов.

Грустно, что собирать ее образ приходится так же, как и все остальное. Через чужие сны.

- Это кажется очевидным, но иногда есть очевидные вещи, которые нужно услышать. Спасибо тебе. И за... - Кусанали подняла быстрый взгляд на свою предшественницу, яркую и чистую, как единственная звезда в небе. Посмотрела с неописуемым желанием отпустить руку студентки, подбежать к этой, (не?)настоящей Рукхадевате, и обнять ее. Один-единственный раз. Сказать, как ее не хватает, и как хочется, чтобы она смогла объяснить все то, что терзало сны несмышленого Архонта все эти пятьсот лет. Вот-вот, и она растает в этом эфемерном свете, рассыпется на искры, и сновидица не будет помнить ее лица. Пустое, впрочем. Разум спящего новых лиц создавать все равно не способен.

Нахида осталась на месте. Даже сжала тонкую смуглую ладонь чуточку крепче. И это было правильно.

Шерити не видела и не могла знать, что мира за стенами Академии уже не было. Вместо буйства зелени вокруг рассыпалась благостная дымная пустота цвета неба Ванараны. Она подспудно светлела, и солнечный диск за окном, едва зашедший, повернулся вспять, чтобы выйти из-за частокола Стены Самиэль уже там, в осязаемом мире. Стены замерцали и посыпались на несуществующем ветру мириадами сверкающих искр. Дольше всего продержалась она - и дерево, сложенное из стеклышек витража. Просто в какой-то момент она тоже стала рисунком.

А девочка, будто не замечая этого, все держала Шерити за руку и смотрела на нее, пытливо, изучающе, заглядывая за золото глаз.

А потом тихонько рассмеялась, и этот смех был последним, что существовало.

- Знаешь это чувство, когда тебе известно огромное множество разрозненных фактов, но ты не можешь связать их воедино? Когда что-то большее мешает тебе увидеть общую картину? Но, думаю, когда мы увидимся снова, я буду знать уже немножко больше. И ты тоже, обязательно!

+3

13

– Не стоит благодарности.

Они смотрели друг другу в глаза и молчали. Янтарное золото, совсем как в пустынных легендах, и зелень трав, первых, крохотных ростков по эту сторону Стены (таких не увидишь в Море красных песков) – поначалу не зная, куда себя деть, Шерити тем не менее успокоилась. Не зная, что желает рассмотреть малышка, она не видела в ее взгляде ни неприязни, ни презрения, свойственного переменно ученым и пустынникам, а потому лишь даже не дрогнула, когда девочка рассмеялась перезвоном колокольчиков, чуть крепче сжимая ладонь студентки.

– Что-то большее мешает увидеть общую картину… – Шери повторила вопрос чуть тише, задумчиво, словно не сразу поняв, о чем речь. – Думаю, что знаю…

И все же почему это так похоже на прощание, если они увиделись впервые? Почему девочка так уверена, что встреча состоится снова? Возможно, Шерити бы получила ответы на свои вопросы, будь у них больше времени, но времени не было. Золотыми искрами, подобно стенам сна, осыпался и смех девочки, и последние слова студентки.

– П-постой, пожалуйста, не уходи!.. Как тебя зовут?

<...>

Субботнее утро нового дня застало Шери врасплох: из окна лился жесткий солнечный свет – кажется, было уже достаточно поздно, – он-то и разбудил девушку, уснувшую прямо в кресле. Книга, выпавшая из ослабших пальцев, лежала на полу, в доме никого не было. Ни пит, ни ящериц, ни знакомого голоса… Лишь пылинки, кружащиеся в лучах солнца, пробивающегося сквозь витражные стеклышки, тишина, и влажные дорожки от слез на щеках.

Хотелось закрыть глаза и досмотреть небольшую грезу, но воображение рисовало лишь пустоту с уже увиденными картинками – посидев так полминуты, Шерити поднялась с кресла, босыми ногами вскочив на плитку пола. Прохладные узоры птиц и цветов бодрили не меньше, чем крепкий кофе – тем страшнее, что видение, поблекшее, словно бы выцветшая под солнцем краска, окончательно исчезнет.

«Неужели… я видела сон?»

Такого не было уже очень и очень долгое время; сделав несколько шагов, Шери села за стол, схватив лист бумаги и письменные принадлежности.
Собственной памяти веры нет, но записи выдержат все – этому ее научила наставница. Не будет ни осуждения, ни недопониманий, в миг печали или наибольшей радости к ним всегда можно будет вернуться – дух перехватыло! Трепетало сердце, птицами по бумаге разлетались слова, в попытке ухватиться за зыбкое воспоминание, ускользающее, как песок сквозь пальцы, тем стремительнее, чем выше поднималось солнце, но наконец быстрый, размашистый почерк вывел аккуратное «Шерити», и исследовательница отложила письмо в сторону.

Как и прочие личные записи, она адресовала его матери, и пускай какие-то детали вспомнить так и не удалось, суть осталась зафиксирована в янтаре, давая возможность осмыслить увиденное.

– …может быть, вытянувшись над землей, увидит, что на самом деле никогда не был одинок, – шепотом повторяет Шери, чувствуя как вспыхивают щеки. Взрослые снов не видят, и в том есть проявление мудрости, но… Руккхадевата, вопросы о своих собственных исследованиях, в конце концов маленькая девочка, оставшаяся с ней до самого конца и Шерити незнакомая – все это она точно видела во сне, ведь предыдущая Дендро архонт покинула этот мир вот уже как пять сотен лет назад.

Растерянный взгляд падает на Тысячу ночей в потертой обложке – Шери выросла, слушая истории из этого сборника, и руки сами тянутся к книге, перелистывая страницы. 

«Я искал тебя, – сказал юноша. – Может, у тебя есть лишние сны...»
«Они мимолетны, как утренняя роса... – сказала женщина, и в её голосе не было печали. – Лишившись хозяина, сон не живёт долго.»

Студентка вздыхает едва слышно. Возвращает книгу на место, поднимает позабытый трактат с пола, подходя к двери и заглядывая в соседнюю комнату.

– Халисет, я схожу к наставнице, чтобы обсудить с ней и утвердить тему для работы. Пойдешь со мной?

+3


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Архив » [08.11.499] это так архаично


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно