body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/275096.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/326086.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/398389.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/194174.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/4/657648.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; }
Очень ждём в игру
«Сказания Тейвата» - это множество увлекательных сюжетных линий, в которых гармонично соседствуют дружеские чаепития, детективные расследования и динамичные сражения, определяющие судьбу регионов и даже богов. Присоединяйтесь и начните своё путешествие вместе с нами!

Genshin Impact: Tales of Teyvat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Архив » [01.03.501] Долгожданное возвращение


[01.03.501] Долгожданное возвращение

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/5/963825.png

Kokomi | Gorou
Полдень, солнечная погода
Лагерь сопротивления в окрестностях Лиюэ


После долгого отсутствия госпожа Сангономия, наконец, возвращается в лагерь сопротивления. Её появление становится настоящим событием и добрым знамением для солдат, переживших на чужбине столько невзгод, но прежде чем рядовые бойцы успевают завалить главнокомандующую миллионом вопросов и впечатлений, Горо утягивает жрицу на разговор с глазу на глаз. Он, безусловно, рад её видеть, вот только... новости, которыми командиры сопротивления хотят поделиться друг с другом, могут омрачить этот светлый день и тёплую встречу.

+3

2

Всю дорогу до Ли Юэ, голова жрицы была забита событиями в Инадзуме.

Днем она ещё вполне успешно сновала среди людей и команды корабля, стремясь помочь каждому кому могла. А едва в свои права вступала ночь, девушка долгое время не могла уснуть, открывая массивную крышку надежного сундука, и водя пальцами по тонким граням множества глаз Бога. Каждый раз когда тонкие пальчики касались потускневшего дара богов, Кокоми готова была расплакаться. Чья-то жизнь в этом темном камне. Чьи-то мечты, надежды и стремления.  Сейчас же это просто безделушка, чей хозяин не дождался светлого мига воссоединения.

И таких тусклых даров было - на её взгляд - слишком много. Она насчитала тридцать, или около того. Тридцать жизней погасло в противостоянии между людьми и за что-то прогневавшимся на своих подданных Архонтом. Имея на руках вещественные доказательства тому, что этим несчастным помочь она уже не в силах, Кокоми тяготилась и тем, чем она заплатила за то, чтобы вернуть дары, отобранные указом об охоте на Глаза Бога.

Поймут ли её соратники? Смогут ли принять, что она совершила? А если не смогут, то останутся ли рядом? Захотят ли такого предводителя? Не разгромила ли она одним своим решением годы труда и кропотливой работы?

Был и ещё вопрос, занимающий её думы. Трикомиссия и представители пропавшего сёгуна..... Уж они-то точно не потерпят её своеволия. Это для неё была нелегкая сделка. В их глазах подобное будет выглядеть как кража. И без того непростые отношения могут испортиться окончательно, и тогда даже вмешательство цисин и их заступничество, не помогут опальной жрице и её окружению. Да и будет ли оно, заступничество? Насколько велика мудрость и дальновидность Воли Небес? Насколько велико её сердце?

Когда корабль пришвартовался, эти тяжелые мысли - ненадолго - покинули голову жрицы. Глазам Кокоми, и всех кто находился на корабле, предстала далеко не та гавань из которой корабль их увозил.

- Что здесь произошло? - спросила девушка, едва сойдя с трапа, и тут же подходя к группе людей, очевидно пострадавших от чего-то страшного. Девушка призвала на помощь свою силу, позволяя водной стихии залечить хотя бы часть ран физических.

- Спасибо Вам. - Проговорил один из моряков - Немного участия этим людям не помешает. Что до случившегося, пусть лучше Вам расскажут Ваши люди. Ни к чему бередить раны.

- Вы правы. Простите. - Мягко проговорила Кокоми, затем поворачиваясь обратно к кораблю. Она ловко руководила разгрузкой и отправкой людей, а после раздавала указания насчет оставшихся вещей. С собой они забрали лишь два сундука, как все считали, с книгами.  Любовь госпожи Сангономии к печатным и рукописным изданиям, была широко известна. А потому никого не удивило её желание забрать сундуки немедленно. И два тяжелых замка на них .

Лагерь встретил их гомоном и оживлением. Распорядившись доставить сундуки в её палатку, жрица остановилась, окружённая людьми, явно по ней скучавшим. Она ласково улыбалась всем, ища глазами своих друзей - Охтора и Горо. И если бывшего солдата сегуната видно не было, то генерала, которому что-то быстро рассказывал один из сопровождавших её солдат, жрица заметила почти сразу. Тот внимательно слушал юношу, а Кокоми уже знала что поведает ему солдат. О встрече с электро магом бездны, расправе над людьми и пропаже Божественной Жрицы на несколько дней в бывшем дворце. Кажется разговор будет ещё более непростым чем ей казалось.

Кокоми нервно погладила голову змеи на перстне, который занял своё место на её пальцах лишь несколько дней назад.

+5

3

Так много всего произошло за последнее время, что уместить все события и детали в рамки отчётов было задачей практически невыполнимой, но генерал очень старался. Количество бумаг стремительно множилось. На пустом, специально для этого выделенном столе, стопочки превращались в башни, устойчивость которых вызывала некоторые вопросы, но удержать в голове такой поток сведений, вопросов,  проблем, просьб и планов было обычному человеку попросту не под силу. Горо хоть и обладал звериными атрибутами, абсолютной памятью наделён не был, и с каждой дописанной бумагой чесал затылок, мысленно подсчитывая, сколько времени уйдёт на ознакомление у госпожи Сангономии, когда она вернётся обратно в  лагерь. Здесь счёт шёл уже не на часы, но на дни, если не на недели. Горо старался, по возможности, решать те вопросы, которые решить мог. Он составлял списки вещей и продуктов, необходимых сопротивлению, договаривался с Цисин и местными жителями, принимал помощь и организовывал помощь со стороны войска Сангономии, направляя солдат в те части гавани, где нужны были руки. А рук сейчас нужно было очень много… Так или иначе, каждый запрос и каждый ответ всё равно оформлялись, это необходимо было для того, чтобы ничто никуда не пропало, чтобы запрашиваемое достигало нужных людей, и чтобы держать под контролем процессы, которые в столь большом коллективе хаотично происходят. Тем более, учитывая тот факт, что коллектив за это время успел, в каком-то смысле, разрастись.

Новых бойцов в сопротивление пока принимать было нельзя, ибо политические процессы были остановлены с прибытием в гавань, но у базы сопротивления всё равно собирались люди. Это были не только беженцы с Иназумы, но и, теперь уже, беженцы из Ли Юэ. Сгоревший город — это, в первую очередь, сотни лишённых крова семей, часть из которых перебралась к своим родственникам и друзьям, а другая часть подселилась к Иназумцам. И сёгунат, и сопротивление, тоже разместили рядом со своими военными лагерями местных жителей, которым требовалась помощь. У Горо, признаться, от количества работы уже раскалывалась голова, его разбирали на сувениры днём, и поднимали ночью, потому что лагерь беженцев — это настоящий живой организм, в нём круглосуточно происходят процессы, требующие внимания и контроля. Не проходило ни одного дня, чтобы генерал не думал о том, где сейчас госпожа Сангономия. Ему очень не хватало её присутствия, во всех отношениях. И дело было совсем не в том, что тогда часть обязанностей перешла бы на её плечи. Они были опорой и поддержкой друг друга, они были друзьями, и Горо переживал. С тех пор, как она уехала, он не получал от неё вестей и даже не мог быть уверен, что с ней всё хорошо. Солдаты её тоже любили, тоже переживали, и генералу сложно было успокоить их, когда он не мог успокоить даже себя самого.

Прибытие корабля с Иназумы, разумеется, не могло не взбудоражить людей в лагере. Все они скучали по своей родине, очень хотели туда вернуться, и истосковались по хорошим новостям с любимых берегов. Пришвартовавшееся судно, и силуэт верховной жрицы, тут же отозвались в сердцах бойцов, и лагерь наполнился гомоном сильнее обычного. Горо, дёрнув ухом, прервал беседу с одним из своих помощников и вышел из палатки, щурясь от слепящего света. Поначалу он даже не понял, что именно произошло, приняв это волнение за новое нападение противника, но, увидев госпожу Сангономию, замер на месте. Только хвост приветственно заметался из стороны в сторону, пару раз ударив подошедшего к ним юношу. Это была первая хорошая новость за столько дней, первый просвет в этом бесконечном военном мраке. Так, во всяком случае, показалось на первый взгляд.

Солдат, сопровождавший Кокоми в её путешествии, поведал генералу о некоторых деталях плаванья, от которых шерсть на его хвосте, против воли, встала дыбом. Что значит, одна ушла на какую-то там встречу? Что значит… плакала?
- Благодарю за предоставленную информацию, ты свободен, - улыбнувшись, произнёс Горо, после чего направился уже к самой госпоже Сангономии. Идти на любые переговоры в одиночку было слишком рискованно, и хотя доверие лучника к своей главнокомандующей не знало границ, со слов солдата это выглядело очень… безрассудно? Нет, такого просто быть не может, верховная жрица никогда бы не пошла на такой шаг, не имея хорошего плана под рукой, не обладая уверенностью в выбранной стратегии. Но откуда тогда в этой картине взялись слёзы? Он явно не всё знал, и прежде чем делать какие-то выводы, нужно было поговорить с самой госпожой Сангономией.

Горо не сразу удалось пролезть через толпу воодушевленных ребят. Он мог бы попросить их расступиться, и это было бы правильно с точки зрения дисциплины, но… впервые за долгое время в их лагерь пришло праздничное настроение, улыбки и воодушевление, разрушать их сейчас формальностями не хотелось совершенно. К тому же, он был достаточно небольшим и юрким, чтобы быстро разобраться с проблемой. Оказавшись перед жрицей, генерал приветственно вильнул хвостом, краем глаза заметив на руке Кокоми кольцо, которого раньше не видел. И, пожалуй, в этом не было бы ничего странного, если бы не кусочки истории, которые ему вручили несколькими минутами ранее.
- Госпожа Сангономия, мы очень рады вашему возвращению! - произнёс Горо, и люди, обступившие их со всех сторон, загалдели ещё громче, поддерживая слова временного начальника. - Хотите ли вы услышать обо всех новостях или желаете отдохнуть после дороги?
Горо, конечно, безумно хотелось услышать все новости как можно скорее, и как можно скорее поделиться своими, но путь из Иназумы до гавани не близкий, да и море зимой часто бывает неспокойным. Если солдату не показалось, и госпожа Сангономия действительно плакала, то отдых ей был необходим. И хотя звучало это всё несколько официально, тон генерала был мягким и дружеским. Горо знал, что сможет ещё какое-то время поддерживать ситуацию в лагере под контролем, если верховная жрица решит отдохнуть, но, быть может, у неё были куда более срочные и важные вести.

+5

4

Она едва ли заметила когда Горо оказался рядом.

Отвлекшись на окружающих её людей, стараясь поделиться улыбкой и добрым словом с каждым, жрица упустила момент когда разговор генерала и солдата завершился.

Почувствовала родное тепло рядом прежде чем услышала голос друга. И от того, адресованная ему улыбка была чуть ярче и теплее, чем остальным. Люди могли и не заметить этого, но сам Горо, мог. Слишком многое связывало их, слишком хорошо они знали друг друга.

- И я бесконечно рада, что вернулась к вам. Поездка была.... Долгой. - Чуть запнулась, подбирая правильное слово, что не укрылось от глаз окружающих. - Но главное мы смогли спасти тех, кого ещё можно было спасти и вернулись. - Главное сейчас избегать подробностей. Сил объясняться со всей толпой у неё не было. Энергия была почти на нуле. Кажется она держалась ровно только на чистом упрямстве.

По своим ощущениям, Кокоми чувствовала будто бы что-то внутри неё померкло. На корабле их считали не то героями, не то сумасшедшими. Ведь она и ещё несколько человек продержались на островах неделю. Часть людей, спасённых из дворца, корабль увез 22 числа. Но Кокоми уплыть не могла. Официально - потому что не всё обыскали и не всё собрали. На самом деле, потому что требовалось время чтобы выполнить все условия и провести ритуал по открытию Энканомии. Поэтому охрана и несколько добровольцев остались чтобы помочь.
Самопровозглашенный сёгун новой Инадзумы, сдержал свое слово. Его маги притащили сундук с Глазами Бога  прямо на пляж. Солдаты списали свою амнезию на действие власти неизвестного архонта.
Их здоровье, как и здоровье самой жрицы, ухудшалось с каждым днём. К утру 7 дня у многих возникли пробелы в памяти и трудности с воспоминаниями. Кокоми - днями и ночами возносившая молитвы и применяя свою целебную магию - боялась что Глаз Бога в любой момент может подвести её. Когда показался корабль она чуть не расплакалась прямо на берегу.

Оставалось только надеяться, что их вынужденная поездка не аукнется осложнениями после. Хотелось верить что злоключения позади. Однако грех, что она приняла на себя, терзал жрицу не хуже болезни. На корабле пару раз прозвучало даже что-то в духе "Рыбка совсем потускнела", чтобы это ни значило. И откладывать признание, ещё больше изводя душу было слишком изматывающим. Лучше было решить всё сразу, словно пластырь сорвать.

- Впрочем, - Кокоми протянула руки к Горо, и мягко сжала его ладони.- Я хотела бы послушать что же такое произошло у вас за время нашего отсутствия. Что произошло с городом? Пойдем, Горо, расскажешь мне всё в палатке.

Голос девушки звучал мягко и ровно, а если она сжимала пальцы чуть сильнее, то это мог почувствовать только её генерал.

+4

5

Горо чувствовал себя сейчас чертовски неловко, ведь больше всего на свете он хотел, чтобы в эту секунду всеобщая эйфория от визита госпожи Сангогомии не кончалась. Солдаты были в своей радости такими искренними, и жрица им так искренне улыбалась… лагерь давно не испытывал такого количество светлых и чистых эмоций. Практически вечность. Им это было нужно, всем им, и генерал внутренне разрывался на части. С рациональной и разумной точки зрения им необходимо было поговорить, но душа этому упорно противилась. Счастье в лагере казалось таким хрупким… достаточно было слегка тронуть его, чтобы оно рассыпалось снова. Особенно тёплая и яркая улыбка жрицы вызвала такую-же в ответ, и совестно было лучнику за то, что ему предстояло продемонстрировать госпоже Сангономии те бесконечные стопки отчётов, которыми скоро можно будет подпирать здания в гавани.

Горо внимательно слушал каждое её слово, и чувствовал запредельное умиротворение и спокойствие. Все эти дни он испытывал постоянное волнение и страх, что на островах произойдёт что-то ужасное. Что-то, из-за чего жрица не сможет вернуться, выбраться. Когда прибыли беженцы с Иназумы, отправленные в конце февраля, волнение лишь усилилось, ведь это означало, что рядом с Кокоми осталось так мало людей, которые, в случае необходимости, смогут её защитить. В силах госпожи Сангономии он не сомневался, но не мог быть уверен в том, что архонт не сделает что-то сверх того, что уже совершал с человеческим разумом. Архонт — это всегда серьёзный противник, уж сопротивление в этих вопросах осведомлено лучше многих. Было так странно и одновременно с этим так приятно думать о том, что теперь всё позади. И больше ни он, ни войны Ватацуми, одну её в Иназуму не отпустят точно.

Признаться, Горо надеялся, что Кокоми решит отдохнуть, ведь новости ждали недели и дни, уж от пары часов ничего критического не случилось бы, однако её пальцы, чуть сильнее нужного сжавшие его ладонь, дали генералу нужный сигнал. Было что-то срочное, что им нужно было обсудить, и тянуть лучник не собирался. Чем быстрее они разберутся со списком задач, тем быстрее смогут отдохнуть и присоединиться к лагерному ликованию.

Проводив верховную жрицу в палатку, Горо бросил быстрый взгляд на бумажные пирамиды, и, зарывшись пальцами в волосы на затылке, неловко уставился в землю.
- Очень много всего случилось за эти дни, Госпожа Сангономия. Все эти бумаги — рассортированные по структуре отчёты о событиях, начиная с того дня, когда вы отправились в Иназуму. Вам не нужно читать их все, я вкратце изложу самые важные события и предоставлю ключевые отчёты, требующие вашего внимания.

В воздухе повисло какое-то напряжение, а всему виной было нежелание генерала сейчас взваливать на плечи главнокомандующей всё то, что уже какое-то время тянуло на дно его самого. Хоть Кокоми и делала вид, что всё хорошо, Горо нутром чувствовал, что она чертовски устала. Не первый день он знает её, не в первый раз они оказались в сложной ситуации.
- Как вы, Госпожа? Как… как там наша Иназума? - казалось бы, совершенно спонтанный переход на другую тему, но это, пожалуй, были два вопроса, которые сильнее всего заботили лучника. Кокоми была для него не просто военной начальницей, но и подругой, хотя иерархия в армии не позволяла проявлять эту дружбу так же открыто, как это делали свободные от службы люди. Судьба Иназумы — ещё одна причина множества внутренних тревог, ведь каким бы радушным не был приём в гавани, родина осталась там, за океаном. Родина, за которую солдаты сопротивления боролись и погибали целый год…

+4

6

And the blood will dry underneath my nails
And the wind will rise up to fill my sails
So you can doubt and you can hate
But I know no matter what it takes
I'm coming home I'm coming home
Tell the world that I'm coming home

Путь к палатке был таким знакомым, и, кажется, даже вполне близким. Только жрице он видится бесконечным.

Она улыбается, улыбается и улыбается. Она старается окинуть взглядом каждого, кто встречается на их с Горо пути, и каждому подарить частичку тепла, понимая, что её народу так необходимы её присутствие и надежда, которую она несла с собой. Надежды на то, что скоро бессмысленная война закончится, страдания прекратятся и все они смогут вернуться домой. В родную и прекрасную Инадзуму, к своей привычной жизни.

Судя по тому что никто не хмурится и не смотрит с болезненным отчаянием - её наказ выполнен. Те кто прибыли прежде неё ничего не рассказали о том что произошло на острове. И как не скоро ещё они смогут называть Инадзуму своим домом. Сколько разногласий, страхов и новых проблем им придется пережить с того самого момента, как ноги Божественной Жрицы, вновь ступили на теплые камни Гавани Ли Юэ. Ведь она привезла с собой только неприятности.

Полы палатки смыкаются, отрезая их с Горо от толпы, и улыбка постепенно сползает с лица Кокоми. Её генерал ещё не видит этого, так как девушка стоит чуть впереди, лицом к столу с внушительной горой отчетов, которые подробно повествуют о том что за трагедия постигла Ли Юэ, пока жрица отсутствовала. Виновато-усталые нотки в голосе Горо, говорят ей о том, как тяжело ему далось её отсутствие, но которое он стойко перенес. Сундук принесенный с корабля стоял у стола главнокомандующей, как она и просила.

- Как… как там наша Иназума? - Она тут же забывает что было до этих слов. Дыхание перехватывает и она подносит руку к горлу, словно пытаясь удержать рвущиеся наружу звуки. Но это бесполезно. Слишком уж сокрушительный удар был нанесен по плотине её самообладания.

Кокоми не могла сказать что именно стало последней каплей. Стопка отчетов, стремящаяся к бесконечности; сундук у стола, как напоминание о её визите в Инадзуму; усталость и тревога в голосе её друга, его забота или его же тревога о стране за которую они столько сражались...  Она была сильной. Столько сколько этого требовала ситуация. Когда они только прибыли и увидели жестокое убийство. Когда радостное семейство стало причиной их обнаружения, когда вела переговоры и торговалась за все доступные поблажки. Когда проводила ритуал, открывая Бездне дорогу в священные земли. Когда ждала корабль и всеми силами пыталась помогать своим людям справиться с последствиями влияния неизвестного Архонта. Те пару раз когда она плакала за время их возвращение в Ли Юэ, были, очевидно, совершенно не достаточными. Она оплакивала погибших и свою несостоятельность.

Здесь и сейчас, с криком рвались наружу страх, боль и отчаяние, которые она подавляла с тех самых пор, когда впервые встретилась глазами с похожим на разряды электричества взглядом электромага. Кокоми кусала губы, стараясь удержать рот закрытым, всячески пытаясь заглушить звук собственной истерики, но остановить её была не в силах.

- Не держи в себе, отпусти наружу... - Вспомнились ей ласковые слова наставницы, утешавшей её в далеком детстве. И сидящей на коленях на земле рыдающей девушке ничего другого и не оставалось.

+4

7

Горо, как ему самому казалось, в этой жизни уже был готов ко всему. Весь прошлый год, проведённый в противостоянии с армией Архонта — это уже, само по себе, время, наполненное колоссальным количеством самых разных событий, а битва с мертвецами в Ли Юэ — кульминация его воинской жизни. Сколько было разных страданий, боли, неожиданностей приятных и жутких? Не счесть. Но то, что он внезапно услышал от Госпожи Сангономии, было страшнее любого врага, с которым судьба сводила. Солдат ведь говорил ему о том, что она плакала, говорил вполне себе серьёзно! Но как же тяжело было поверить в его слова. Кокоми была главнокомандующей, сочетавшей в себе девичью хрупкость и твёрдость настоящего бойца. Какими бы сложными не были ситуации, в которые они попадали, и как бы коварен не был враг, она сохраняла трезвость ума, дабы даже в критической ситуации иметь возможность обдумать варианты. Горо был куда эмоциональнее, в нём играли звериные черты, и ему нужно было совсем немногое, чтобы сорваться и ринуться вперёд, поддаваясь секундному порыву. Он привык видеть в Госпоже Сангономии сильного лидера, стержень, несокрушимую основу… нет, не так. Сопротивление привыкло их видеть.

Перепад настроения верховной жрицы произошёл так внезапно, что генерал на несколько секунд опешил, будто второй раз увидел наступающих на гавань мертвецов. Влияние того архонта, имени которого он даже не знал, или же внутренний надлом от того, что произошло в гавани? Или… в Иназуме? Как много вариантов, один страшнее другого. Разве же сможет он нейтрализовать воздействие божества, если это оно? Все мысли об отчётах мгновенно вылетели из головы, рассказывать о них он сейчас не станет, даже если верховная главнокомандующая об этом попросит. Горо редко нарушал приказы,  но иногда без этого было никак. Подозвав Широ, и наказав меховому комочку сторожить вход, чтобы никто больше сюда не зашел даже с самым важным делом, генерал на секунду отошёл, налив в чашку воды из глиняного кувшина. Он много времени проводил здесь в последние недели, и всё самое важное принёс сюда, чтобы не бегать и не дёргать солдат и помощников с совсем уж нелепыми просьбами.

Бойцы сопротивления часто обращались к своему старшему товарищу за советами, подчас самыми простыми, и говорили неоднократно, что он умеет подбирать нужные слова, но сам Горо в своих способностях успокаивать людей несколько сомневался. У него не было плана, как облегчить верховной жрице её внутреннюю боль, лишь лёгкая паника, которая читалась в прижатых к голове ушах и подрагивающих от напряжения пальцах. Только бы не сделать хуже... Протянув чашку с водой верховной жрице, он аккуратно начал. И пусть голос его звучал весьма уверенно для посторонник, Кокоми легко считает в нём волнение.
- Я не могу себе даже представить, что сейчас происходит в Иназуме. И я не знаю, через что вам пришлось пройти, когда корабль причалил к островам, но… вам не нужно нести этот груз в одиночку. Я верю, что вы сделали всё, что от вас зависело, чтобы спасти оставшихся там людей и чтобы наш дом дождался нашего возвращения.
Горо знал, что Госпожа Сангономия стремилась спасти как можно больше сердец и душ, в этом они были очень похожи, и почему-то первая мысль, которая посетила генерала, была связана с тем, что всех спасти не получилось. Когда-то давно, незадолго после того, как он занял нынешний пост, у него… тоже не получилось сохранить всех. Тот вечер генерал провёл у свежих могил товарищей, и хотя лицо его было лишено эмоций, а кожу поливал безжалостный дождь, Госпожа Сангономия протянула ему нежно-кораллового цвета платок, расшитый узорами из пузырьков, ракушек и мелких рыбок, дабы тот вобрал в себя часть горьких слёз. В этом жесте было куда больше символизма, чем пользы, ведь утирать лицо под  яростным ливнем — идея, обречённая на провал. Возможно, именно это и вызвало тогда несколько тоскливую и надломанную, но всё же искреннюю улыбку.

Пошуршав совсем недолго в своей набедренной сумочке, Горо достал ткань песочного, почти золотистого цвета. Она не была вышита множеством красивых узоров, далека была от искусства Ватацуми, но у краёв красовались чёрные собачьи лапки, такие же как у Широ. Признаться, генерал надеялся, что этот символический подарок никогда ему не пригодится, что не произойдёт никогда события, способного надломить столь сильного человека. Но, раз уж это случилось…
- А теперь позвольте мне приложить все усилия со своей стороны, чтобы вам помочь.

+4

8

Она понимала что скорее всего пугает собственного бесстрашного генерала своей истерикой. Нет, правда. Часть Кокоми вполне себе рационально смотрела на вещи. Она бы испугалась. Может не подала бы виду, возможно попыталась утешить, но всё равно испугалась бы. Как тогда, когда-то давно, когда внутренне Горо оплакивал друзей не вернувшихся с задания.

И всё же, остановить поток слез в одночасье не получалось. Жрица честно пыталась и, её попытки, даже, немного увенчались успехом. Ну, пока генерал не заговорил. он хотел как лучше, Кокоми это знала, но его поддержка сейчас не делала лучше. Ведь он, и в самом деле, абсолютно не знал что пришлось пережить девушке. И на что ей пришлось пойти чтобы спасти всех, кого ещё возможно. Поймет ли он её поступок?

Протянутый ей платок не был тем идеальным творением, которое могли сделать жрицы храма, но столь искренним в своем незатейливом символизме. Кокоми протянула руку и сжала пальцами платок. Расстелив его на коленях, девушка аккуратно водила по лапке пальчиком, словно бы этот жест успокаивал её лучше любых слов. Со стороны, верно, казалось что она совсем  не в себе. И как бы её друг не подумал что пребывание на Инадзуме сказалось на её разуме излишне трагично.

- Ты не должен прилагать усилия чтобы помочь кому-то вроде меня. - Почти прошептала она, не поднимая глаз на генерала.- Прошло уже столько дней, а даже я до сих пор не уверена что достойна оставаться на посту главнокомандующей сопротивления. Сколько бы раз я об этом не думала... Не знаю могу ли я теперь быть такой же, как была до этой поездки, Горо. - её улыбка была печальной. такой же сломанной как и сама Кокоми.- И даже если так... Я всё равно... Снова и снова... Поступила бы так же.... Горо, я действительно не знаю сколько времени ещё пройдет, прежде чем мы сможем назвать то место своим домом снова. Иназума... Иназума больше не похожа на себя. Теперь там царят только смерть и страх. Уродливые создания с искаженными разумами и хитрые маги, которых все привыкли считать безмозглыми и безмолвными тварями. Теперь они зовут острова Чурлидзумой и это их дом. - Она говорила тихо, усталость в голосе можно было зачерпывать ведрами. - Но даже не это самое страшное. Чтобы спасти людей, чтобы забрать их из этого оскверненного места, чтобы оправдать надежды тех, кому я обещала помочь с последствиями Охоты я.... Я... Я пошла на сделку с самопровозглашенным сегуном. С магом Бездны.

+4

9

Казалось, Горо очень внимательно наблюдал за тем, как Кокоми водит пальцем по вышитой на ткани лапке, но, на самом деле, смотрел куда-то в абстрактную пустоту, приковав взгляд к этой несчастной лапке лишь потому, что это было последнее, куда он посмотрел, прежде чем девушка заговорила. А дальше сил отвести взгляд уже просто не было, все они уходили на попытку обработать полученную информацию, осознать её, мысленно проговорить ещё раз, словно это могло бы сейчас сделать лучше. Как подобрать слова? И возможно ли это вообще?  Он должен был быть правой рукой верховной жрицы, её главной поддержкой и главным плечом, о которое она сможет в минуту боли, сомнений, страха и слабости опереться, а в итоге… всё это время он был здесь. Да, так было нужно, они не могли оставить сопротивление без присмотра совсем, и не могли вверить обе столь важные должности кому-то ещё. На Яшиори, быть может, смогли бы. Это место было солдатам знакомы, и процессы там были налажены, отсутствие обоих командующих какое-то время лагерь смог бы пережить, но в Лиюэ было слишком много проблем, чтобы Горо мог позволить себе уехать с Госпожой. Возможно, если бы они отправились вместе, не прозвучало бы сейчас этих страшных слов.
«Ты не должен прилагать усилия, чтобы помочь»
«Не уверена, что достойна оставаться на посту главнокомандующей»
В голове генерала не укладывалось, как такие мысли могли прийти в столь светлую голову, как она только подумать могла о том, что оказание помощи ему в тягость? Как она только подумать могла о том, что кто-то иной может стать сердцем сопротивления?

Горо молчал. Он слушал внимательно, и с каждым словом взгляд его голубых глаз будто бы тускнел, выцветал. Не удивительно было, что события, произошедшие в Иназуме, надломили верховную жрицу. Лучник не был свидетелем всего, что ей пришлось пережить, но даже такой краткий рассказ с минимумом подробностей уже ранил. Ситуация была скверная. Скверная, с какой стороны не посмотри. А ведь им, хоть в каком-то виде, нужно подать эту информацию солдатам, и вот за их реакцию Горо всерьёз опасался. Даже сейчас он, в первую очередь, думал о том, какой эффект она произведёт на товарищей и лагерь в целом, а не о том, какой эффект имеет на него самого. Здесь всё было значительно проще. Он верил в Госпожу Сангономию, верил в сказанные им самим ранее слова. Они не были сказаны с усилием, они были искренними. Захват Иназумы — это новость абсолютно ужасная, сделка с Орденом бездны — ещё хуже. Генерал немногое о них знал, но той информации, которой располагал, ему хватало, чтобы сделать выводы о любых уговорах с ними. Сложно было поверить в то, что всё это было реальностью. Чурлидзума была похожа на… бред сумасшедшего? Горо нервно дёрнул хвостом, отгоняя от себя эти мысли. Кокоми могла подвергнуться влиянию архонта, однако генерал хорошо видел, в каком состоянии в гавань привозили тех, чей разум подвергся сильному воздействию. Их поведение было далеко от адекватного, мысли были спутанными, добиться от них внятных объяснений было подчас невозможно. Более того, искажение воспоминаний затрагивало их личность, они чаще всего не осознавали этого искажения, а потому считали эти воспоминания абсолютно корректными. Кокоми, даже находясь под влиянием сильных эмоций, четко формулировала мысли, причинно-следственные связи между её словами и состоянием прослеживались слишком хорошо, чтобы считать, что она сильно пострадала от влияния божества. Если какой-то эффект от него и есть, вряд ли он значительный. И хотя с твёрдой уверенностью утверждать что-то сейчас было бы ошибкой, Горо склонялся к тому, что Госпожа Сангономия рассказывает ему правду. Если это так, то…

- Нет никого, кто мог бы заменить вас на посту главнокомандующей, дело ведь не только в ваших навыках, Госпожа. Солдаты регулярно спрашивали меня, есть ли от вас какие-то вести. Все они очень переживали за вас, и я переживал вместе с ними. Сопротивление — это практически семья, и объединить столько совершенно разных людей под одним знаменем никто другой бы не смог, - сев на землю напротив верховной жрицы, Горо задумался на несколько долгих секунд.
- Всё, что вы мне рассказали, звучит… непросто, но… я уверен, мы сможем вернуть нашу Иназуму обратно. Это наш дом, и мы будем за него бороться. И не важно, кем будет наш противник. Однажды мы уже бросили вызов закону архонта, и незваных гостей с наших земель изгнать тоже сможем. Вот только… возможно сил сопротивления для этого будет недостаточно.
Горо, признаться, очень надеялся, что Лиюэ сможет стать площадкой примирения для двух враждующих иназумских лагерей. Указ об охоте на глаза здесь не действовал, и им нечего было делить. Лучшего времени на то, чтобы попытаться договориться с трикомиссией, просто не было, но без Госпожи Сангономии генерал не мог заниматься налаживанием дипломатических связей. Да и не умел толком, хотя с сёгунатским детективом они, вроде бы, даже неплохо поговорили.
- Могу я вас попросить… рассказать мне побольше о том, что происходит в Иназуме сейчас и о сделке, которую вам пришлось заключить с противником?
Последнее, признаться, особенно волновало генерала. Ему не впервой драться за Иназуму, но любые сделки с оппонентом — это всегда большой риск. Кто знает, какие условия они выдвинули и чего именно добиваются…

+4

10

Даже уже сказанного было бы достаточно чтобы кто другой объявил Кокоми если не предательницей, то как минимум сумасшедшей.

Но только не Горо. Её дорогой друг остался рядом, и даже сел на землю как и она. Честно говоря, девушка с большим удовольствием вообще больше не вспоминала и не говорила о том, что произошло, но понимала что от этого никуда не деться. А ведь она не рассказала самое главное. Тайну, хранящуюся в сундуке за ней...

- Сил сопротивления будет недостаточно. - Проговорила она, отложив платок и взяв Горо за руку. Сейчас её могло успокоить его тепло. Да и страх, что узнав её историю полностью, даже верный товарищ отвернется от неё, никуда не делся.- Для того чтобы вернуть Иназуму, нужна сплоченность, но боюсь что мои действия ставят это под угрозу. - Вздохнула жрица.- Прежде чем рассказать о том, что происходит в нашем доме... Я должна ответить тебе на второй вопрос. - Тянуть больше было некуда.- Сделка с Бездной. Я не пошла бы на неё при других обстоятельствах. Но... Началось всё с того что одно семейство раскрыло наше присутствие на Ватацуми. Маги поймали нас. Я должна была сделать хоть что-то, чтобы защитить людей. Самопровозглашенный сёгун - электромаг Бездны - согласился отпустить нас и всех пойманных людей, если я открою им вход в Энканомию. - Сказала девушка.- Я надеялась перехитрить его, потянуть время. Но потом... Глаза Бога в статуе. Те что забрала Электро Архонт... Я могла смириться с тем, чтобы они были у Архонта, пока мы не вернем их остальным. Но оставить их в руках этих существ? В обмен на открытие прохода, он отдал мне глаза из статуи. Тридцать потухших и шестьдесят девять действующих. Чуть потускневших, но живых. 69 душ. Целый сундук чьих-то надежд, стремлений и мечтаний. Слез чьих-то родных и близких, которые вынуждены день за днем смотреть на потерявших себя людей. Сломанных судеб, как Охтор и его сестра. Оставить их в том месте значило бы предать всё то за что мы боролись. И тех, кто доверил мне свою боль. Я не могла на это пойти.

+4

11

Горо чувствовал, что Госпоже Сангономии как никогда раньше нужна была его поддержка, но   не знал, как её продемонстрировать, как убедить… Генералу часто приходилось утешать других, но было бы большим неуважением к чувствам людей сказать, что все эти случаи были друг на друга похожи. Даже если одну беду разделяли многие люди, для каждого из лагеря она была разной, особенной, ни с чем несравнимой. Невозможно обрести опыт в утешении людей, ведь слова и действия, которые срабатывают на одного человека, могут никогда не сработать на остальных. Столь серьёзная ситуация с Госпожой Сангономией случалась, на памяти Горо, впервые, и он не нашёл ничего лучше, кроме как выслушать. Молча, от самого начала и до конца, демонстрируя всё своё внимание. Лишь хвост дружески метался из стороны в сторону, и активнее начал подметать землю в тот миг, когда верховная жрица взяла его за руку. Он здесь, он не обижен, не злится, никуда не денется и не отвернётся. Более того, Горо был уверен в том, что и солдаты не отвернутся. Они пошли за сопротивлением, потому что верят в его идеи, а это невозможно без веры в того, кто их сформировал.

- Ситуация непростая, - произнёс генерал, когда дослушал историю до конца. Всё это не укладывалось в голове, поток информации был слишком большим и неожиданным, хотя… - Как и всегда на наших островах.
На последних словах, Горо улыбнулся. Шутка получилась натянутой, но очень искренней, ведь жизнь в Иназуме для сопротивления уже давно была непростой. Весь последний год, и даже раньше, они регулярно сталкивались со сложными и спорными решениями, которые часто были сопряжены с риском. Горо никогда не стал бы брать в руки лук под знаменем Ватацуми, если бы не был к такому риску готов. Признаться, он и не ожидал, что новости, с которыми вернётся Кокоми, будут наполнены радостью и ликованием, не может всё складываться гладко на землях, которые болели давно, а сейчас захворали совсем. Информация о глазах бога, впрочем, совсем его не удивила. Сопротивление боролось за отмену этого указа, и за возвращение божьих даров их хозяевам. Окажись он на месте своей собеседницы, он бы лично вытащил их все из статуи, оказавшись на Наруками. Упускать такую возможность было бы абсурдом, как минимум потому, что глаза находились в зоне влияния неизвестного божества, и последствия у этого могли быть самые разные. Безусловно, это осложняло дипломатию со сторонниками сёгуната, но лучше спорить с ними при живых людях, а не на их костях. Тогда споры уже не решат ничего.

- Самое главное, что вы вернулись сами, вернули людей, вернули глаза бога, а с ними и надежду тем, кто уже почти потерял её. Доступ в Энканомию это… это очень большая цена, но жизни жителей Иназумы ценнее, вы сделали правильный выбор.
Возможно, это звучало грубо, ведь Энканомия была священным местом, которое оберегали, которым дорожили… Однако Горо верил, что верховная жрица поймёт его, ведь именно она сделала этот важный выбор. Земли всегда можно вернуть. Да, это непросто, опасно, требует времени и сил, но это всё ещё возможно. Вернуть к жизни людей такими, какими они при жизни были, куда сложнее, если возможно вообще. Признаться, всем происходящим Горо был подавлен и выжат, но... Он не может сейчас подавать виду, что шокирован, напуган или неуверен в своих силах. Сейчас, когда проблем резко стало больше в разы, нужно оставаться сильным, даже если обстоятельства тянут к земле.

- Договориться с Трикомиссией теперь, впрочем, будет непросто. Они могут не поверить нам, ведь мы не можем предоставить никаких существенных доказательств, что получили глаза путём договора, а не вытащили их из статуи самостоятельно. К тому же… не думаю, что договор сопротивления с Бездной имеет для них вес. Особенно сопротивления… и особенно с Бездной. Если сил сопротивления действительно будет недостаточно, то нам необходимо как можно скорее продумать, как и какую информацию мы можем предоставить представителям сёгуната…
Вздохнув, Горо на несколько мгновений опустил взгляд в пол, но практически сразу в его голову пришла идея. Нет, не так… пришло имя. Имя человека из Трикомиссии, с которым, возможно, им удастся выстроить какую-то связь.
- Есть один человек, с которого можно начать, который может нам помочь… Сиканоин Хейзо.

+4

12

Рассказать всё Горо было верным решением. Пусть Кокоми до дрожи боялась что он не поймет её и отвернется, но скрывать от лучшего друга правду она бы никогда не смогла. А его реакция, лучше любых утешений показала жрице его преданность. Казалось бы она просто рассказала о сделке с Бездной, а груз на её сердце и плечах, как будто, стал немного легче. Она могла чуть глубже дышать. Чуть яснее видеть. И всё это благодаря безграничной поддержке её дорогого друга.

Кокоми могла выразить сейчас свою благодарность лишь одним способом. Она крепко обняла генерала, сбивчиво шепча слова благодарности за то, что не осудил её. Что остался её другом и опорой. Что продолжил верить в непутевую жрицу даже тогда, когда она сама уже не верила в себя.

Он не просто поддержал и утешил. Он нашел путь. Слабый, едва заметный, но возможный. При правильных словах и правильной информации, при поддержке и помощи правильных людей... Быть может они и впрямь ещё смогут отыскать способ взаимодействовать с Трикомиссией и её представителями. Быть может они ещё смогут оставить разногласия позади... Хотя бы на время. Ведь сейчас речь шла не просто о борьбе за справедливость. Бывшим неприятелям придется работать рука об руку чтобы вернуть свой дом.

Кокоми слышала названное Горо имя. Сейчас - утомленная событиями и поездкой - она не могла бы с точностью вспомнить когда впервые столкнулась с упоминанием этого человека, но оно определенно мелькало в донесениях и рапортах. Да и рекомендации Горо многого стоили. Не каждого генерал выделяет, а раз уж он назвал это имя, значит человек пользуется у него если не уважением, то как минимум расположением.

- Расскажи мне всё что знаешь о господине Синканоине, пожалуйста. - Попросила жрица.- Я всецело доверяю твоему суждению, Горо. Если ты говоришь что именно этот человек нам и нужен, значит этому должны быть причины. Сможешь ли ты устроить нашу встречу или мне стоит самой написать ему приглашение? - Спросила Кокоми, вытирая щеки и делая глубокий вздох.

Прямо сейчас она должна была собраться и снова стать той уверенной  главнокомандующей, которую от неё ждут.

+4

13

Горо чувствовал, что напряжение, повисшее в воздухе, начинает понемногу спадать, но то, что произошло дальше, признаться, стало для него некоторой неожиданностью. Они с Кокоми давно уже были не просто коллегами по несчастью, которых под одним флагом свёл указ сёгуната, но друзьями, чьи узы прошли испытание огнём битвы и тяжёлым временем. И всё же, несмотря на это, субординацию Горо уважал и чтил, обнять Госпожу Сангономию самостоятельно он бы, вероятно, не решился. Знал, что для некоторых людей нет лучшей демонстрации поддержки и лекарства для души, но не смог бы себе позволить переступить через формальность обстоятельств, в которых сложилась их дружба. Уважение, которое он испытывал к верховной жрице, было сродни тому, что верующие люди питают к своим архонтам, и было в этом чувстве не только тепло, но и лёгкий трепет. Горо замер в объятиях на мгновение, он… отвык от подобных жестов. Раньше, когда он ещё жил в своей большой семье, это было чем-то привычным и будничным, но военное время выводит на передний план совсем другие принципы взаимодействия и поведения, вынуждая и требуя очерстветь. Генерал всё ещё был очень мягким, когда речь заходила о соратниках, но объятия всё равно были редкостью. Так или иначе, Кокоми он ответил, обняв её в ответ, но сделал это очень аккуратно и бережно, словно девушка перед ним была хрустальной.

- Однажды он уже бывал у нас в лагере… помните? Странный тип, заявившийся в одиночку средь бела дня, тогда он… застал нас врасплох, - Горо, очевидно, было не очень приятно вспоминать эту их осечку, но что было, то было. Зато так госпожа точно вспомнит, о каком человеке идёт речь, он был такой один, единственный и неповторимый.
- Пока вас не было, на гавань было совершено нападение… армии мертвецов. Сопротивление помогало в обороне площади, и нам удалось получить множество важных сведений, которые теперь представлены в этих стопках отчётов. Сиканоин Хейзо пришёл в лагерь через несколько дней после битвы, он занимался поиском виновных в этой трагедии и попросил меня о сотрудничестве. Он оказался… совсем не таким человеком, каким я его себе представлял. Я почувствовал в нём искреннее желание помочь обычным людям, а его поведение было совсем не похоже на поведение представителя Трикомиссии. Знаете… ему, будто бы, было всё равно, что мы уже год враждуем, общая безопасность была для него важнее. Мне кажется, он — один из тех,с кем можно попробовать поговорить. Единственная проблема… я не знаю, где он сейчас, он не оставил никакой информации. Но мы можем попробовать разыскать его.
Горо не был до конца уверен в том, что выдвигать кандидатуру Хейзо было правильным решением. В конце концов, они всего раз общались, и его впечатления могли быть обманчивы, но и выбор у них был не то чтобы большой. Очень немногие представители сёгуната вообще готовы разговаривать с повстанцами, и нужно было цепляться даже за самую тонкую нить.

+4

14

Кокоми была согрета мягким голосом, пониманием и ответом на её порыв с объятиями. Здесь и сейчас, ей уже не казалось всё таким мрачным и безнадёжным, как тогда когда она сидела в одиночестве своей каюты на корабле.

Это путешествие изменило её. Как много ещё следовало рассказать Горо. Об армии чудовищ, наводнивших их дом. О том, что они так увлеклись важными задачами, что забыли про делегирование полномочий и в результате проворонили у себя под носом сектантов, пробравшихся на Ясиори и разбивших священные печати, выпуская на свободу ненависть Оробаси.

И она обязательно расскажет ему. Чуть позже. Быть может за чашкой горячего чая, который нужен ей для того чтобы согреть подрагивающие пальцы рук. А быть может завтра утром, после долгого, может быть не очень спокойного, сна, когда усталость ещё немного отступит и позволит ей окончательно взять себя в руки. Или же за разбором всей этой невероятной горы отчетов, которая возвышалась над ней - сидящей на земле - совсем уж угрожающе. Время у них ещё есть.

Пока же стоит сосредоточиться на решении уже озвученной проблемы. Синканоин Хэйдзо моментально всплыл в её памяти, стоило Горо только упомянуть его визит в лагерь. Улыбчивый юноша, в котором, однако, она так хорошо чувствовала внутренний надлом. У неё и правда было чутьё на таких людей. Тогда ей было некогда разбираться в нём, однако теперь его личность стала задачей первостепенной важности.

Он был из досинов комиссии Тенрё. Это то, что удалось узнать её шпионам и осведомителям. С виду весельчак, ничего не принимающий всерьёз. Всегда расслаблен, улыбчив и добродушен. И всё же Кокоми помнила насколько глубоки омуты зелёных глаз, и подозревала что чертей там можно наловить не одну дюжину.

- Раз он был в лагере, значит у него было разрешение от цисин. - Спокойно проговорила девушка.- Возможно он сотрудничает с властями Ли Юэ. Скорее всего сотрудничает. Им сейчас нужна любая возможная помощь. Я напишу в канцелярию Воли Небес с запросом о предоставлении нами помощи пострадавшим. А заодно попробую узнать о господине Синканоине. А ещё, возможно, стоит пустить слух о моем визите в Инадзуму и очень интересных новостях. Более чем уверена, что на такую приманку, наша любопытная рыбка клюнет.

+3

15

Горо ощутил бесконечное облегчение, когда эмоциональное состояние Кокоми начало приходить в относительную норму. Такой надлом верховной главнокомандующей, казалось бы, не должен был сильно его удивить, ведь война ломает даже сильнейших, но это всё равно было неожиданно… как гром среди прояснившегося, наконец, неба. Нападение нежити на днях тоже было событием совершенно внезапным, но там генерал сумел быстро взять себя в руки и организоваться, здесь… было сложнее. Горо неловко было признавать, что он был намного пластичнее, когда дело доходило до сражений, нежели социальных аспектов. Тем более, таких непростых. Над ними нужно было посидеть, поразмыслить, обдумать слова, посмотреть на ситуацию с разных сторон, и лишь потом давать нуждающемуся какой-то совет. Это… сложновыполнимо, когда ситуация требует мгновенной реакции. Однажды война закончится и нужно будет заново привыкать к мирной жизни, но почему-то генералу казалось, что даже если Трикомиссия и Сопротивление договорятся, война навсегда останется с ним и выстраивать социальное взаимодействие будет… чертовски непросто.

Горо остро чувствовал, что не смог достойно и полно поддержать госпожу Сангономию, как бы не старался, и внутренне корил себя за это, но исправить ничего не мог. Верховная жрица пережила что-то, что не укладывалось в его голове, и видела то, что он никогда не видел своими глазами. Ни одно отчаяние не похоже друг на друга, у каждого человека надлом свой, уникальный абсолютно, он не лечится универсальными словами, но… с солдатами было проще. Горо сопровождал их в сражениях, он своими глазами видел поле боя и знал, что на нём происходило. В момент, когда что-то страшное случалось посреди битвы, он уже знал, что ему предстоит серьёзный разговор по душам. Порой они были сложнее самой битвы… Это сражение он проиграл, не как генерал, но как друг и товарищ. Он мог бы сделать лучше, но слишком боялся рисковать.

- Да, разрешение у него было, и… мне показалось, что он действительно хочет помочь гавани. Не потому, что его наняли этим заниматься. В этом он чем-то… похож на сопротивление, - Горо говорил медленно, пытаясь вспомнить свои ощущения от общения с Хейзо. Их было сложно облечь в слова. Первое впечатление прошло, голову забили другие эмоции и события, вспомнить всё в мельчайших подробностях было непросто, но Горо очень хотел помочь хотя бы в вопросах, которые так или иначе касаются работы сопротивления.
- Я позабочусь о том, чтобы распространить такие слухи. Думаю, это действительно может его заинтересовать, но если вдруг потребуется помощь… я найду ищеек.

Наверное, стоило быстро ввести госпожу Сангономию в курс дела относительно всего, что происходило в гавани, но, окинув обречённым взглядом огромную стопку бумаг, Горо мотнул головой. Не сегодня. При всём его желании, вычленить из этого количества информации самые важные детали, будет попросту невозможно. В лагере всё было под контролем, а значит, сейчас нужно сосредоточиться на Трикомиссии, но прежде…
- Позвольте мне позаботиться обо всех срочных делах, вам нужен отдых. Позже я расскажу вам обо всём, что произошло за время вашего отсутствия, мы обсудим происходящее в Иназуме и план дальнейших действий. Я обдумаю всё, что вы мне уже сейчас передали и постараюсь завтра предоставить варианты со своей стороны.
Горо не приказывал, тон его был очень мягким, но некоторый стержень в нём всё же чувствовался. Верховная жрица очень спешила решить проблемы, и её можно было понять. Её стремление помочь людям было абсолютным, но в этом стремлении важно было не забыть позаботиться о себе. Если сил на борьбу не останется, она будет проиграна, и это касается как поля боя, так и дипломатических столкновений.

+4


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Архив » [01.03.501] Долгожданное возвращение


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно