body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/275096.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/326086.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/398389.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/194174.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/4/657648.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; }
Очень ждём в игру
«Сказания Тейвата» - это множество увлекательных сюжетных линий, в которых гармонично соседствуют дружеские чаепития, детективные расследования и динамичные сражения, определяющие судьбу регионов и даже богов. Присоединяйтесь и начните своё путешествие вместе с нами!

Genshin Impact: Tales of Teyvat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Дополнительные эпизоды » [25.02.501] Please don't eat my moon


[25.02.501] Please don't eat my moon

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

[html]
<div class="ab-ep5-root">
  <div class="ab-ep5-wrapper" style="margin-left:120px;">
    <!-- ВРЕМЯ И МЕСТО -->
    <div class="ab-ep5-coord">
      <div class="ab-ep5-date">25.02.501</div>
      <div class="ab-ep5-loc">Мондштадт</div>
      <div class="ab-ep5-place">Логово Ужаса Бури</div>
    </div>
    <!-- КОНЕЦ // ВРЕМЯ И МЕСТО -->

    <!-- НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА -->
    <div class="ab-ep5-title-back">
      <div class="ab-ep5-title-box">
        <div class="ab-ep5-title">Please don't eat my moon</div>
      </div>
    </div>
    <!-- КОНЕЦ // НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА -->

    <!-- АВАТАРКИ -->
    <div class="ab-ep5-char-box">
      <div class="ab-ep5-char-layout">

        <!-- игрок 1 -->
        <div class="ab-ep5-char-pic">
          <a href="https://genshintales.ru/profile.php?id=86" target="_blank" title="Люмин"><img src="https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/86/217894.png" class="ab-ep5-char-avatar"></a>
        </div>
        <!-- конец // игрок 1 -->

        <!-- игрок 2 -->
        <div class="ab-ep5-char-pic">
          <a href="https://genshintales.ru/profile.php?id=87" target="_blank" title="Ноэлль"><img src="https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/87/374072.png" class="ab-ep5-char-avatar"></a>
        </div>
        <!-- конец // игрок 2 -->

       

      </div>
    </div>
    <!-- КОНЕЦ// АВАТАРКИ -->

    <!-- ОПИСАНИЕ -->
    <div class="ab-ep5-desc-box">
      <div class="ab-ep5-desc-border">
        <div class="ab-ep5-desc-head">
          <div class="ab-ep5-desc-ost"><a href="https://www.youtube.com/watch?v=8EiSEcJBOV0" target="_blank">Wasia Project - Petals On The Moon</a></div>

        </div>
        <div class="ab-ep5-desc-text">
          <p>...величественные руины бессердечного короля, пытавшегося управлять жизнями своих подданных, теперь никого не интересуют. Разве что тех, кто, как и древние рыцари, ратует за свободу. Кто, как и древний дракон, прибыл сюда слезоточить скверной из обиженных глаз, из преданного сердца.</p>
        </div>
      </div>
      <!-- КОНЕЦ// ОПИСАНИЕ -->

    </div>
  </div>
</div>
<link rel="stylesheet" href="https://forumstatic.ru/files/0014/98/d3/53578.css">
[/html]
[hideprofile]

[sign] [/sign]

Отредактировано Abyss Princess (2023-12-05 07:07:52)

+2

2

наряд принцессы

[indent]Дорога безрассудства ведёт прочь от холодного лунного света к обогретому пыльному закату. Вдоль высокой гряды Светлой Короны, затем на юго-запад, к яркой бирюзе покинутых прудов тянется борозда борозда глубоких следов и едва уловимый шлейф пряной исступлённости. На влажном песке остаются глубокие ямы, механические конечности чуть утопают, но поршневой привод поднимает стальные ноги и переставляет их дальше, только стекают вниз золотые волны, присыпают следы. Часовой страж идёт дальше, тяжёлая поступь уводит его прочь от ущелья, где разорванное плетение реальности выпустило его с обратной стороны мира. Автоматон не знает отчаяния в побеге, он ступает туда, куда велит ему ядро, и этот марш-бросок от портала больше не является чем-то импульсивным. Машина ступает ровно и тяжело, уверенно и безучастно к страстям и порокам. Сегодня машиной быть лучше всего.

[indent]В этот самый момент Люмин желает быть автоматоном и иметь не живое сердце в стылом чёрном пруду, а часовой механизм ювелирной точности, кузнечной выдержки, меж тяжёлых труб и если рёбер, то из прочнейшего сплава. Было бы куда актуальнее в этот отвратительно погожий и тёплый вечер. Но она не машина и не человек, не живое и не мёртвое, не заводное, но и не помнящее инерции и потока. Сегодня она не сидит чинно на руке своего стража, а лежит в его ладони, свернувшись клубочком, укутавшись в дорожный плащ с глубоким капюшоном. По сторонам плывут пейзажи картинные, славные, но ей видна лишь полоса этой реальности под углом, и в эту перспективу едва умещается сектор неба, луч солнца, две полусферы озёрной воды и рамка выцветающего под солнцем поросшего дикой травой берега.

[indent]Страж шагает по кромке озера, и вода смешно плещется под его беспощадно тяжёлыми ступнями. Брызги разлетаются радужными осколками во все стороны, и пара капель даже умудряется упасть на те немногие белые фрагменты лица Люмин, что не сокрыты капюшоном. Она чувствует живую прохладу на щеках и с неохотой поднимается в ладони своего стража. Сэр Лоэнгрин невнимателен к такого рода переменам в позах своей госпожи, а потому продолжает путь. Он огибает озеро и поднимается по холмам на возвышенность. Отсюда, со склона, вид на стоячие воды Ужаса Бури и покинутый дворец открывается во всей красоте акварельного вечернего пейзажа. Автоматон, словно неуклюжий мальчишка, садится в редкой невысокой траве. Люмин ждёт, как заглохнут все механизмы, а затем и сама удобнее устраивается возле своего стального рыцаря. Обнимает насколько может его мощную руку, жмётся к ней щекой, выискивая ледяной поколь стали, и обращает взор к озеру.

[indent]В голубых спокойных водах хочется утопить много что. Но представлять это нет никаких сил, ведь в груди начинает закипать та смола, что Люмин хотела оставить в прошедшем дне и в прошлых переживаниях. Ей и сейчас есть о чём беспокоиться: как скоро кто-то из смертных увидит бродячего автоматона и решит от него избавиться? Почувствует ли дракон или бард выворот наизнанку ткани миров?.. Ощутит ли он смену ветров, как она выбрала это место лишь по картинкам из общих снов?..

[indent]«Пусть найдут и придут», — тихо злится внутри уставшей головушки Люмин, — «Я как раз в аппетите к насилию.»

[indent]Но она врёт себе. Она не хочет сражений. Она хочет впитать в себя этот закат, чтобы, остывший, он обволок её беспокойное нутро. Но она бы сквозь это румяное небо прорастила жестокость.

+2

3

Зима вышла щедрой на события: переезд, мятеж капитана гарнизона, явление Барбатоса, эпидемия. Раньше мать Ноэлль смешно ругалась, говоря: “чтоб тебе жить в интересные времена” - и девушка не понимала, что плохого в новом и интересном.
Теперь понимала. Справлялась с лавиной перемен, но какой ценой.

Ей пришлось выйти на передовую, оставаться первой и последней, кто протягивал руку помощи. Куда могла дотянуться, естественно; мастер Дилюк и мастер Джинн категорически отказались пускать её до больных. Поручали как можно больше как можно дальше.
Например, проверить новость о блуждающем автоматоне в Логове Ужаса Бури.
Девушка не спорила с приказами - молча натянула костюм, взяла сумку и вышла с винокурни. В седле она ещё плохо держалась, а потому одна предпочитала не ездить; решила по дороге собрать трав и очистить тракт от монстров. Вдруг появились всё-таки?

В город руин Ноэлль вошла после заката. Ночь и длинные тени, из звуков - только шелест ветра и хруст камешков под ногами. Девушка шла по мосту и шарила глазами в поисках врагов. Машины обычно бродили по округе, мешая кузнецам с помощниками. Но в этот раз он спрятался у подножия разрушенного замка; автоматон уже выключился - жёлтое око погасло, а руки расслабленно лежали ладонями вверх. Не зная, как быстро он улавливает чужое присутствие и поднимается на гигантских ногах, легко было счесть это статуей. Причудливым стражем мёртвой столицы.
"Удачно. Смогу близко подобраться".
Хоть физически Ноэлль могла победить в драке один на один, она старалась не рисковать. Мастер Дилюк объяснил ей, что враг не оценит храбрости и атаки в лоб; и что навязать честный бой не получится - другой ведь едва ли придерживается кодекса чести.
Девушка поправила хвост на голове и сместилась к правой части моста, стараясь не попасть в поле “зрения” автоматона.

“Там?..”. - пройдя по прямой метров двести, Ноэлль нахмурилась. В металлической ладони сидела маленькая фигура. Тёмный плащ укрыл её от лунного света, маскируя под булыжник. Что здесь делает - нет, как ребёнок оказался тут? Девушка, поколебавшись, присела и, скрывшись за остриём обрушенной колонны, попыталась оценить ситуацию.
Девочка действительно сидела на лапе монстра. Остановилась на привал? Заблудилась? Где её вещи и где товарищи? Её срочно надо вытащить отсюда, пока автоматон не пришёл в движение. Даже, если это авантюристка или Владелец Глаза Бога, пережить ракетный удар мало кому удаётся.

“Когда уже на въезде мы будем показывать, как выглядят местные монстры”, - девушка знала, что такого не будет, но как же её возмущало это. Беззаботные взрослые, нигде даже табличку “опасность” не установят! Мысль прыгала от одного к другому, пока Ноэлль кралась по мосту. Ветряной барьер трепал её волосы и рукава рубашки, пока она спускалась вниз по скальным камням, обнажённым внутренностям замка Декарабриана.
- Эй. Девочка! - Ноэлль не рискнула сразу приблизиться к замершей груде металла. Выглянув из-за накренившегося сегмента бывшего моста, она попыталась привлечь внимание незнакомки - безрезультатно. Может шум анемо поля мешал. Ноэлль выругалась и подобралась ближе.

В раскрытой ладони куклы оказалась не ребёнок, а девушка. Кажется, даже старше Ноэлль.
- Вы в порядке? Здесь небезопасно, я должна отвести вас в город.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/87/374072.png[/icon][sign]Внешний вид: одета по мондштадской моде. [/sign]

Отредактировано Noelle (2023-07-12 16:15:29)

+2

4

[indent]Оклик, восклицание, вопрос и утверждение — слов больше, чем Люмин готова обработать в этот момент, — растянувшийся в полминуты отстранённого игнорирования сторонних обращений. Она забирает себе ещё полминуты, чтобы вывести из оцепенения своё тело. То, нехотя, в кротких и отрывистых движениях отстраняется от гигантской стальной руки Стража, и весь едва собранный покой улетучивается, тратится, подобно кинетической энергии, направленной теперь на инерцию механических движений. Словно работает часовой двигатель и приводит в динамику шарниры, так девушка разлучает свою руку со стальной армированной — как заводная балерина в шкатулке поднимается и разворачивается на носочках, и в изяществе искусственной выучки присаживается в галантном реверансе, придерживая края и плаща, и юбки под ним.

[indent]Расстояние между двумя девами теперь измеряется во внимательности и глубине опростанных золотых глаз. Пространство между ними остаётся неумолимо тем же, но взгляд этот, немигающий, неуклонный, до невежливого пристальный, коротает и время, и чувство реальности: цепляется за детали беспристрастно и, словно издеваясь, даже не выражает предосудительность и оценки. В этом взгляде нет учёного любопытства, с каким разглядывают состав под увеличительным стеклом. Нет детского восторга пред волшебным выступлением или критицизма светской дамы пред новой фавориткой на балу. Нет ничего, кроме хладного, вязкого любопытства до самого натурального образа мондштадтской девы, — не более, но и не менее.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/330/430322.png[/icon]

[indent]— Но отчего же здесь небезопасно?.. — наконец, Люмин прерывает свою беспощадную игру в гляделки, — А даже если так, сэр Лоэнгрин со мною рядом. В конце концов, он мой рыцарь.

[indent]Тихий и спокойный голос Люмин едва слышимо нежнеет, когда речь заходит о некоем рыцаре. И если в момент обозначения его службы ещё можно было положить, что речь идёт о человеке, что, вероятно, отошёл и вот-вот вернётся, когда же Люмин в мягком жесте опускает ладонь на бронированную руническими кольцами руку автоматона, становится очевидно, что речь шла именно про руинного стража.

[indent]— С другой же стороны, — продолжает рассуждать Люмин, — Незнакомка, крадучись подобравшаяся и наблюдавшая со стороны, одна в таком отдалённом, как вы говорите, «небезопасном» месте, настаивающая на том, чтобы я пошла с ней…

[indent]Она не заканчивает мысль, оставляя нелестный вывод на совесть Ноэлль.

[nick]Lumine[/nick][status]  [/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/330/430322.png[/icon][sign]  [/sign]

0

5

Девушка на ладони монстра грациозно поднялась - словно распустившийся цветок. Плащ обволок фигуру, как только шёлковая накидка может обхватить изгибы мраморной статуи. Золотые волосы перебирал ветер; лунный свет, отражаясь от пляшущих прядей, рассыпался белый ореол. Венчики двух крупных цветов переливались перламутром (обман зрения?).

Незнакомка казалась куклой - такой, как Катерина за стойкой Гильдии Приключений. Однако, заговорив, она рассеяла впечатление пренебрежительно-язвительным тоном. Без капли заспанности в голосе.
Ожившая скульптура древних времён. Которая дала имя опаснейшей машине и считающая её большим другом, чем человека того же вида и пола.
… это же не сон?

Ноэлль сглотнула. Они заодно или порознь? Кажется, мондштадка вызывала больше вопросов, чем «местный» страж. Рыцарь - Лоэн-кхм - рыцарь Лоэн? Не послышалось же?
Расстояние и чуткость слуха не позволило бы себя обмануть. Девушка определённо была довольна компании автоматона. И Ноэлль не понимала до конца, отчего не может оторвать глаз - от удивления или потому, что смутно знакомые черты лица гипнотизировали?

- Простите, я просто боялась разбудить… вашего сопровождающего. Не хотела за зря вас тревожить.
Ступор. «А что ещё мне сказать?» С Ноэлль и раньше приключались форс-мажоры, когда помощь, оказывается, не была нужна. Но с такой очевидной трёхметровой опасностью - впервые! Угроза явная, а гражданская ничего. Сидит спокойно. Потому что не местная (?).
- Вам не мешает шум? - только и придумала, как поддержать разговор, Ноэлль. Она кивком указала на стену ветра в нескольких метрах справа. Анемо буря обхватила башню коконом и не первую сотню лет крутилась, изредка подхватывая лепестки цветов и мелких зверюшек.

И тут - озарение! Девушка сделала шаг (опасливый, нерешительный) вперёд и вышла из ночной тени.
- Я из Мондштадта, состою на службе бывшего рыцаря Ордо Фавониус, - Ноэлль приложила руку к груди и показала стальной наруч. Теперь, помимо розы у локтя, он был украшен гравировкой. Два рядом стоящих символа - крылатого духа ветра и совы - подтверждали статус и принадлежность к силам города Свободы.
- Почтенная путешественница, ради вашей безопасности Орден предоставит вам защиту, но только, если таковая вам нужна, - как будущий рыцарь, Ноэлль опиралась на руководство для рыцарей и его формулировки. Сейчас, в неожиданной ситуации, на ум пришла одна из классических приветственных фраз. Возможно, так она будет вызывать больше доверия, чем застывшая железяка? Не может же кто-то дружить с чем-то таким на самом деле?
Из головы совсем вылетело исходное задание. Слухи о блуждающем автоматоне отступила на время; для начала нужно было убедить девушку уйти отсюда.

О том, что «сэр Лоэн» и есть тот самый автоматон, за которым она пришла, Ноэлль не могла и подумать.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/87/374072.png[/icon][sign]Внешний вид: одета по мондштадской моде. [/sign]

Отредактировано Noelle (2023-08-06 20:50:40)

+2

6

[indent]«Вот как?..» — едва слышно спрашивает Люмин и выжидательно застывает.

[indent]Обращённая во слух, она куда больше внимания уделяет не стальному обручу на руке мондштадтской девы, а тому, с каким выражением и в какой позе та его показывает. Обручена — но сколь со многим и по зову ли сердца?.. Стало быть, юная сквайр, но кто этот рыцарь в отставке? Интересный сюжет, но, возможно, на будущее, сейчас достаточно свидетельствовать только эту позу. Собственно, это Люмин и делает: она смотрит за тем, как мондштадтка чинно, с явной любовь к этой формальности выдерживает красивый и благородный момент представления. Какие до нелепого чистые амбиции в такой неогранённой форме...

[indent]Люмин и сама следом соблюдает язык обмена формальностями и красивыми позами, она любит этого. Вновь придерживает юбки и подол плаща, отводит назад ногу, едва очерчивая дугу по земле носком сапожек, разводит ладони по сторонам и мягко приседает. Реверанс галантный и изящный, но лицо девушки при этом остаётся невыразительным, а взгляд — направленным цепким, немигающим, словно кукольным, но в отличие от неживого — открыто пристальным к тому, что сейчас выражает мондштадтка.

[indent]— Своего спутника я уже успела представить ранее. Сэр Лоэнгрин мой рыцарь и сопровождает меня в путешествии. К сожалению, он не может соблюсти тон и представить меня, поэтому прошу простить нарушение протокола. Я леди Люмьер, и вы можете считать меня... путешественницей. Что же до шума, то мне не мешает, однако было бы куда любезнее с вашей стороны не вынуждать меня повышать голос и пытаться перекричать бурю, а подойти поближе.

[indent]За несколько веков, проведённых в Тейвате, Люмин слышала своё имя переложенным на многие языки, — Хотару, Йинь... — и та форма, которую однажды в путешествии придумал Раал, сейчас ей подходит больше всего. Угадываемые фонтэйнские корни отлично дополняют её наряд и манеры, а, значит, образ должен казаться завершённым. Всё-таки очень удачно, что ревностный (и немного ревнивый) дорогой брат поделился только обликом своего близнеца, но не именем.

[indent]У мондштадтки, благо, хватает воспитания подойти и пересилить страх. Он, — страх, — понятен и происходит из того нутра, которое люди неспособны понять без должной измыслительной подготовки. Трепет пред первородным знанием всегда вынуждает обостриться инстинкты, но связь между ними, головой и сердцем, — часто выдаваемая за интуицию, — слаба в этом поколении смертных, едва способных смотреть на мир объективно и критически. Пусть опасается, так даже удобнее.

[indent]— Ничуть не сомневаюсь в том, что могу положиться на Ордо, — она специально выбирает каноничное старое слово, используемое теперь в официальной документации Мондштадта, на деле же уходящее ещё дальше своими лингвистическими корнями. Разве что не уточняет, что разумеет вовсе не фавониус, а абиссос. Эти детали ни к чему. — Но мне нечего опасаться, благодарю.

[indent]Уже когда они оказались ближе друг к другу, Люмин вновь кладёт свою ладонь на обвязаннуе рунами могучуе руку своего стража. Остаётся самая маленькая деталь их знакомства, такая крошечная, но очень, очень важная. Жест приводит автоматона в движение, и тот, завибрировав своими приводами, пусть и не поднимается из травы, но оборачивается словно человек, желающий понять, что там за разговоры ведутся за его спиной. Разве что лицо его, увы, не знает выражений отличных от безучастного сигнального света.

[indent]— ...сэр Лоэнгрин не спит.

[indent]Боялась разбудить? Что же, теперь поводов для страха не должно быть, не так ли?..

Отредактировано Lumine (2023-08-08 08:45:34)

+3

7

Любопытство и страх разгорались с новой силой. Если бы ситуация сложилась иначе, Ноэлль постаралась бы узнать о путешественнице всё. Схватилась бы за нить беседы - и тянула бы этот клубок всю ночь! Всё вместо это так походило на начало приключенческого романа - загадочная девушка и Страж под покровом ночи. Хотелось не развеивать сказку, а стать её главным героем!
Но Ноэлль герой, кхм, разве что третьего плана. Как можно дальше от эпицентра, от передовой, чтобы снова всё не испортить. Снова не добавить проблем. Снова не стать лишней.

Грусть промелькнула, но отступила тут же. Жизнь впереди, а потому впереди и свершения! Каждый шаг приближает к роли второго плана, а та-ам уже...

Леди Люмьер была из высшего сословия - факт. И не только потому, что гуляла в сопровождении Стража Руин. Манера речи, жесты, даже наряд; без сомнений, в детстве её учили вальсу, а не чем отмыть пригоревший жир. Дворянку тем страннее было видеть с всего одним защитником. Даже без кареты. Ноэль огляделась, чтобы убедиться - ни кареты, ни кучера, ни лошадей.

- Прошу прощение за любопытство, леди Люмьер, - кусочки паззла сошлись, и сквайр выпалила, - но вы, случаем, не из Фонтейна?
Высокопарная речь, близость с механизмом и потусторонняя, акварельная красота. Как она сразу не догадалась? Ведь так очевидно!
— Фонтэйн?.. Не совсем, но так будет сказать проще.
И рыцарь вовсе не прирученный Страж Руин. Просто со стороны очень похож.
- А сэр Лоэн... грин не против, если я рассмотрю его поближе?
- Рассмотрите, будьте любезны, но не трогайте его без спроса, он не терпит вмешательств.

- Как здорово! Спасибо, - девушка воодушевлённо, без страха подошла и вскинула голову. Она никогда не видела машины так близко и собранном состоянии. Махи-ина!
- Такое чудо, - неслышно пролетала она, поддавшись моменту. Тянуло подойти ближе, чтобы рассмотреть ещё ближе; узнать, наконец, как выглядят суставы целой руки, из чего пальцы и блестит ли медь на них меньше, чем на плечах, от частой работы?

Волшебство оборвал скрип. Резкий, пронзительный, острый как нож в спину. “О нет”.
Рефлексы - быстрее мысли. Ноги тут же отскочили в сторону, а рука зависла над левым плечом. Сердце пропустило удар. "Уйти от атаки или вначале - под щит? С собой - ни камня, ни рогатки; глаз быстро не выбить, мотор не пронзить. И гражданский тут".
- О нет, - нагнетающий звук мотора так и не пришёл. Это всё же спутник, а не машина смерти. Какая же ты дура...
- П-п-прошу прощения, л-леди Люмьер, - девушка поклонилась и стыдливо спрятала глаза. - Сила привычки. Я не очень сведуща в механизмах, они немного… пугают меня. Вот рука и дёрнулась.

Ноэлль навсегда осталась младшей поломойкой в Гёте, помощницей в колке дров. Сколько бы книг не прочла, сколько бы не путешествовала, современные чудеса по-прежнему вызывали в ней трепет страха и иррациональный гнев. Желание напасть.
- Вам не одиноко в компании одного, - Ноэль прочистила горло, пряча неуютное слово “слуга”, - рыцаря? Он не похож на общительного товарища. Хотя в его силе и грузоподъёмности сомневаться не приходится.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/87/374072.png[/icon][sign]Внешний вид: подбородок и правая скула счёсаны и окружены фиолетовыми синяками, на виске - струп поверх крупной раны; одета по мондштадской моде. [/sign]

+2

8

[indent]В царстве древних руин, где когда-то величественно возвышался дворец, Люмин, принцесса не этих забытых земель, внимательно наблюдала за тем, как другая дева преодолевает внутренние барьеры — а вместе с ними и физическое расстояние.

[indent]Бледная кожа Люмин казалась хрупкой, словно её можно было сломать, если прикоснуться слишком грубо. Но её глаза... Они были глубоки и пусты, словно бездонное море, в котором утонула луна, а теперь мог затеряться весь мир. Перед ней стояла другая девушка. Она была явно взволнована, если не напугана, и её страх был так чувствителен, что казалось, его можно было уловить, если протянуть руку. Она говорила, но её слова были смутными и разбитыми, словно осколки стекла крошились на слуху.

[indent]Люмин наблюдала за ней. Её взгляд был неподвижным и внимательным, словно она пыталась прочесть все тайны, которые девушка хранила в своём сердце. Она следила за каждым её движением, за каждым вздохом, за каждым мгновением, когда её глаза смотрели в сторону, словно ища отсутствующую поддержку.

[indent]Принцесса стояла с вытянутой спиной, гордо и неподвижно, как будто была вылеплена из мрамора. Её тонкие пальцы осторожно придерживали юбку, а пяточки туфель были безукоризненно сведены вместе. Её губы были слегка приоткрыты, а глаза устремлены вперед, словно она пыталась проникнуть в самые глубины души девушки напротив. В момент, когда та выдала весь свой пугливый трепет одной неверной защитной позой, Люмин едва сощурилось, но больше ничего не выдавало в ней перемен настроения.

[indent]Люмин медленно поднесла к губам палец, но её глаза не отрывались от девушки. Она выдержала задумчиво смущённую паузу, но её взгляд оставался неподвижным, как и ранее. Она возвратила руки на место, и её пальцы слегка сжали складку на юбке, словно пробуждая от сна до этого неподвижную позу. Ее лицо оставалось неизменным, как будто было вырезано из камня, но в её глазах было что-то большее, надломленно через призму радужки отдавай рваным лучом света потусторонней луны из заветренного золота погибшего мира.

[indent]— Сэр Лоэнгрин, — тихо отозвалась Люмин и покачала головой, — Может, и не отличается богатой риторикой, но, по крайней мере, не бросает ни слов, ни нападок.

[indent]Люмин встала и медленно подошла к девушке. Её шаги были изящными, мягкими и неуловимыми, словно она ступала не по земле, а в лучшем случае по мрамору бального зада. Она остановилась перед Ноэлль, и её глаза устремились прямиком к глазами напротив, словно она пыталась проникнуть в самые глубины её души. То, что ей нужно было слегка поднять взгляд, вопреки явно отличному культурному положению, её не смущало.

[indent]— Поступки зачастую много красноречивее слов, — заметила она, интонацией не показывая, является ли это упрёком в сторону беспокоящейся Ноэлль, — Но отвечая на ваш вопрос...

[indent]Она вновь задумалась, но в этот раз выдала искренность ответа лёгкой растерянностью, как будто бы серьёзное отношение к вопросу об одиночестве не просто заставил её поразмыслить, но и застал врасплох. Неподготовленная к искренней беседе, Люмин ответила тихо и спешно, как будто бы и сама не предполагающая такого честного ответа:

[indent]— Одиночество не зависит от количества людей вокруг и произнесённых вслух слов. Совершенно разных природ, одиночество часто составляет мне компанию в последнее время. Но я выучилась от них не страдать, от одиночеств разного характера. Такой ответ вас устроит?

Отредактировано Abyss Princess (2023-09-25 10:09:19)

+2

9

Выражение по-кукольному неподвижного лица едва ли не могло меняться - но глаза. Взгляд леди Люмьер вдруг стал расслабленным и глубоким, приоткрывая безмолвную тайну. Наставница иногда таким же смотрела на Ноэлль, с невесомой усмешкой в уголках губ; и девушка гадала, о чём же та думала в эти моменты.
Но нет. Сейчас это же просто игра ветра и лунного света. Верно?
- Поступки зачастую много красноречивее слов, - и Ноэлль заторможено кивнула. Глаза путешественницы и гипнотизировали, и вызывали желание спрятаться - сквайр сглотнула смущение и, поддавшись моменту, смотрела открыто и прямо, - Но отвечая на ваш вопрос...

Железный страж вновь скрипнул, развевая наваждение. Анемо воронка стучалась ему в спину, швыряя камешки и жучков - желая разбудить и прогнать наглеца, что занял оборону под крепостью.
Чтобы слышать ответ тонкого и глухого, как сломанный колокольчик, голоса, Ноэлль пришлось наклониться и прислушаться. Какой бы ночь не казалось безмолвной, робкая музыка слов звучала тише.
Хотелось взять девушку за руки в чёрных перчатках и сказать, что всё будет хорошо, что всё наладится. Одиночество кажется бездонным и безбрежным, но, как и любая чёрная полоса, оно имеет предел - и ты не знаешь, когда внезапно выйдешь на свет. Пусть сейчас оно кажется выше неба, глубже бездны, быть одинокой не обязательно! Надо лишь решиться и открыть сердце, заговорить с другими, один - или много раз! - довериться чужой или чужому, чтобы развеять дымку. Только обжигая, металл можно закалить!

Но… она лишь поджала губы и болезненно, с состраданием нахмурила брови. Сейчас она - стражница, а потому должна оставаться частью военных сил Мондштадта. Соответствовать высоким стандартам Ордо Фавониус. Не выглядеть снова наивно и глупо.
Тем более - как ей передать мысль высокородной леди. Наверняка её проблема сложнее, чем её, Ноэлль, переживания. Жизнь за железными дверьми часто оказывалась недоступно запутанной, когда ещё служила в штаб-квартире и ездила с капитаном кавалерии по делам. Она редко понимала, какой подтекст вкладывают в беседы на переговорах и как достигаются решения; какая шутка успокоит разъярённого врага и заставит его сесть с тобой за стол переговоров.
И здесь, наверняка, не сможет понять и только выставит себя и Орден глупо.

- Привычка переживать плохое - точнее, наверное - выдерживать плохое - это, м, говорит, о силе характера, - всё же отвела глаза. Мысль не шла, и она нервно перебирала пальцы. - И о силе воли.
“А давайте я отведу вас в Спрингвейл и познакомлю с жителями? Давайте я познакомлю и подружу вас с другими? Сэр Лоэнгрин наверняка подружится с детишками, они полюбят его, честно! - Ох, ну хватит, перестань!”
- Но, - девушка осеклась на полуслове и удивлённо посмотрела на леди Люмьер, - но вы же без маски! В Мондштадте введён карантин, вы же могли заразиться! Ох, и я!

Нежность смело тревогой. Свою она сняла по дороге, чтоб не мешала драться. Быстро достав из кармана тканевый мешочек, Ноэлль сделала несколько шагов назад, замерла… и снова подошла к путешественнице. Вложила в её руки чистую маску. Плотный льняной прямоугольник светился белизной; края основы и длинных завязок аккуратно, тщательно обработаны - работа мастерицы. В левом уголке, ровно под глазом, если надеть, чернела вышитая розочка. В дневном свете получится разобрать, что на самом деле она алая.
- Прошу прощения, леди Люмьер, я совершенно забылась, - Ноэлль уже зажимала подмышкой деревянную флягу, растирая между ладоней пахучий отвар - мята, чистотел. - Пожалуйста, вытяните руки ладонями вверх, вам тоже стоит обработать.
Не принимая отказа, стражница взяла в руку флягу и потянулась к девушке.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/87/374072.png[/icon][sign]Внешний вид: одета по мондштадской моде, на лице маска. На правой руке стальной наруч (ближе к запястью выгравированы герб Мондштадта и дома Рагнвиндр, ближе к локтю - роза)[/sign]

Отредактировано Noelle (2023-11-01 10:32:46)

0

10

[indent]Люмин, — простите, леди Люмьер, — без всяческого сопротивления позволяет творить с собой любые манипуляции. Её тонкие и бледные ладони оказываются в чужих руках, без перчаток, и становится дозволительно втереть в них любые масла. Сама Люмин наблюдает за этим странным средством ухода не без некоторого любопытства, которое читается разве что в шальных бликах золотых глаз. Сама она, словно неуверенная в надёжности меры, тихо уточняет:

[indent]— Думаете, правда поможет?..

[indent]Но оставляет ситуацию как есть. Если дева-рыцарь полагала, что этого будет достаточно, стоило оставить её наедине с той истиной, которую она для себя выбрана. Сегодня свобода была простой и досягаемой как никогда, простой и заклятой. А потому и маску Люмин надевает как будто бы даже охотно, разве что на короткий миг задержав взгляд на вышивке. Не выразив никакой оценки, но явственно оценив вышитую розу, Люмин спокойно прячет своё лицо за тканью, и менее выразительным то откровенно не становится, разве что голос её вдруг начинает звучать ещё более приглушённым. Шелестит за маской, теперь уж точно предстоит прислушиваться внимательно.

[indent]— «Привычка выдерживать плохое»... Как красиво и ёмко вы это сформулировали, леди... Ах да, вы не назвали мне своего имени.

[indent]Последнее звучит фантомным уколом: вроде бы и спокойное замечание по делу, а вроде бы и указание на расторопность и явную наигранность всех оказанных манер. Выучка и подражание, ах, но где же суть, где же реальное воспитание?.. Но, может, просто и ветер тревожится, донося тихий голос с оттенками надвигающейся скорой грозы. И не разобраться, разве что заволноваться лишний раз. Сама же Люмин раз и другой повторяет фразу, что произнесла мондштадтская дева, примеряя её к чему-то внутри себя и находя отзвуки гармоничные, почти осязаемые. Она даже опускает взгляд к растёртым и очищенным ладоням, словно желает подтвердить, что действительно уловила нужную мысль.

[indent]И мысль эта несёт шлейф чистотела, мяты, зверобоя, ромашки.

[indent]— А если, скажем, не выдерживать всё плохое, что тогда? Не переживать? В чём тогда будет сила воли и характера? — Люмин задаёт вопросы вкрадчиво, медленно, с расстановкой, явно заинтересованная в ответе.

0

11

Отражая лунный свет, тонкой струйкой отвар вылился в ладошки, сложенные лодочкой; словно серебряный нектар, лужица драгоценного металла. Неделями свободные рыцари Ордо Фавониус и добровольцы - такие, как Ноэлль - обучали людей тщательно обрабатывать руки: от кончиков ногтей до запястий, как обрабатывая ладони и их тыльную сторону, растирая обеззараживающее средство по каждому пальцу в отдельности.
Быстро закрутив крышку фляги и закинув ту в сумку, сквайр подняла вопросительный взгляд и, не получив отказ, нерешительно и мягко взяла холодные ладони в свои горячие. Рабочие руки, сухие и крепкие, были предельно аккуратно, будто обрабатывая бутон розы.

- Мы должны делать то, что от нас зависит, - ответ прозвучал отрешённо, но уверенно. - Даже, если этот вклад будет каплей в море решения... стоит пробовать.

Теперь обе девушки стояли в масках. Ноэлль сделала полшага вперёд и затаилась, прислушалась. Внезапный укол сбил едва возвращенную уверенность, контроль за ситуацией. Девушка стушевались и, всплеснув руками, неловко принесла в книксене, а сразу после приложила кулак к груди.

- П-прошу прощения! Меня зовут Ноэлль, сквайр мастер Дилюка Рагнвиндра и часть сил Мондштадта!

Сердце заколотилось в груди, голос сбивался и выдавал стыд и растерянность. Откуда бы путешественнице знать о такой, как она? Если она даже о карантине не знает? Глупая, глупая, глупая! Придёшь домой - обязательно расскажешь Холи всё Руководство для рыцарей Ордо Фавониус с начала. Настолько глупая ошибка новичка, как она могла...

Спираль самобичевания унесла бы её на дно, если бы не подоспел следующий вопрос. Спасательный круг.

- Ох, ну, это сложный вопрос, но не такой сложный на, эм, первый взгляд, - активно, по-тревожному быстро жестикулируя, Ноэлль подняла указательный палец, потрясла головой и всплеснула руками - утратив самообладание. - И я, кхм, думаю, что... Кхм, простите, фух. Надо собрать слова в кучу!

Это ей показал мастер. Закрой глаза, глубокий вздох, посчитать до десяти и выдохнуть; пока сердце из горла не спуститься в грудь. Открыть глаза и сосредоточенно посмотреть на опасность.

- Прошу ещё раз прощения за - мою неучтивость, - она звучала всё ещё виновато, голос дрожал на высоком тембре, - Я не была готова к встрече здесь с кем-то... новым, если честно.

Подавив тысячную волну оправданий, Ноэлль откашлялась и перевела взгляд на сэра Лоэнгрина. Вопрос леди ставил в тупик; с одной стороны, она не порицала силу характера, с другой - как будто бы... подшучивала над этим? Если ты сдаёшься перед сложностями, то ты слаб?

- Плохое приходит и уходит, главное - не запереться с ним в одной комнате. Так мне говорила наставница.

Она обратилась в чистый голос, покинув тело. Внутренним взором она осматривала своё прошлое; в чём же сила, если ты сдаёшься?

- В том, что ты встаёшь, - продолжила она, кивнув мыслям. - Сдаться - это же ещё и признать, что твой подход не работает. Надо пробовать бесконечно, снова и снова, новое. Нельзя дать плохому сковать себя и запереть в комнате...

- Я думаю так.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/87/374072.png[/icon][sign]Внешний вид: одета по мондштадской моде. [/sign]

Отредактировано Noelle (2023-12-05 10:31:05)

+1

12

«Мы должны делать то, что от нас зависит. Даже, если этот вклад будет каплей в море решения... стоит пробовать.»

[indent]Слова повисли в воздухе незримой звёздной пылью. Догорающий шлейф пролетевшей мысли осыпался мерцающими частицами прозрения, неуловимого, невесомого, легко тлеющегося на горестное послевкусие упёртости.

[indent]— Ты очень мудра, Ноэлль из Мондштадта.

[indent]По тону Люмин нельзя предположить ни искренности комплимента, ни остроты иронии. Она, отстранившись, словно наблюдала за разговором Ноэлль с ней со стороны, — не как участница этого разговора, не как та, кто говорил с Ноэлль, но лишь та, с кем Ноэлль говорила. Физическая обособленность в пространстве была невозможной, а потому Люмин предпочитала уединение мысленное, где-то за неясным туманом, стелящимся пеленой поверх несфокусированных глаз, внутри себя. Помимо выражения незаинтересованности, как будто бы более очевидной в поверхностной оценке такой позы, Люмин таким образом на самом деле обеспечивала себе возможность выслушать Ноэлль беспристрастно, вопреки существующим ярлыкам и предрассудкам, — но выразить это иначе не могла.

[indent]— Твои слова явно укреплены опытом и мотивацией, — слова даже можно было бы принять за комплимент, если бы Люмин не дополнила: — Но им не хватает масштаба.

[indent]О каком масштабе можно было говорить при совершенстве внешнего облика, но с пустотой внутреннего мира?.. Искусно вылепленная из самого тонкого и чистого фарфора, словно кукла, созданная в руках мастера, который понимал, что его творение станет воплощением высшего идеала, Люмин и сама едва ли походила на человека, видевшего что-то, кроме своего красивого кукольного домика, — каждого из них. Искусственные черты, непроницаемое выражение лица и большие золотые глаза, в которых не было ни капли жизни, делали её в этот момент безупречной и недостижимой для мыслей простых, однако в словах Ноэлль было что-то... цепляющее.

[indent]Принцесса с достоинством и грацией сделала реверанс в знак благодарности за ответ Ноэлль и её заботу, однако манеры Люмин были лишены искренности и теплоты. Её голос звучал как нежный шепот ветра, но в нём не было ноток радости, гнева или горечи. Он был прекрасным, но пустым, как эхо в заброшенном замке погибшего тирана. Ни одно слово, произнесённое ею, не выдавало её настоящих чувств, поскольку она говорила — будто читала написанный для неё сценарий. Её речь была ясной и чёткой, как стекло, но такой же холодной и безэмоциональной.

[indent]— Позволь уточнить в таком случае. Что, если речь идёт о комнате размером с целый мир? А то, что сковывает тебя плохим и запирает, это сама суть естественного порядка? Как тогда применять твою мудрость, Ноэлль из Мондштадта?

+1

13

- К-комнате размером с ц-целый мир?
Пусть тканевая маска закрывала лицо и приглушала голос, высоко вскинутые брови и ужас во взгляде были красноречивы. Столкновение с абстрактными концепциями не входило в планы на патруль.

Сердце Ноэлль билось неровно и быстро. Теперь, когда вопрос выбил из рук последние инструменты, девушке оставалось только нервно поправлять наручи, а после - вцепиться в шнуровку на поясе шорт и крутить её между пальцев; один в один школьница, которую страшный, строгий учитель вызвал отвечать к доске.

Неуверенность прорвала плотину рассудительности.

- Мне не так много лет, но я уверена, что всё можно преодолеть. Что всё и всегда, когда мы прикладываем силы! Жизнь это действия - ну, точнее, вначале план, а потом действие - но всё-таки! Когда меняешь что-то вокруг, это уже важно. Естественный порядок - это очень общие слова. Всегда нужно стремиться пробить эту… скорлупу! Преодолеть свои ограничения и выйти за рамки! Нет такого, что не сможет воля и верное делу сердце!

Монолог звучал пылко и неловко - как первые шаги жеребёнка, что через неделю уверенно последует за стадом. Крик юной души, что не познала таких поражений, где остаётся только смириться и отпусти - идти дальше, став сдержанней. Смущение не дало скрыть, что сказанное - о самой сквайере: нищее детство и юность, десятки отказов и тысячи часов тренировок, строгий учёт жалования, чтобы хватило и родителям, и на занятия. Упорство и бесшабашность на контрасте с неуверенностью в себе и ответственностью перед другими.

- Не мне судить, но даже один человек может перевернуть мир. Например, как леди Ванесса! Она принесла в Мондштадт порядок, свергнула узурпатора и привела народ к миру! А после - вознеслась на небо! И она не была божеством или чем-то сверхъестественным, - неприкрытое восхищение, задумчиво поднятые вверх, на звёздное небо, глаза. - И… если смогла она, то сможет каждый. Я уверена в этом.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/87/374072.png[/icon][sign]Внешний вид: одета по мондштадской моде. [/sign]

Отредактировано Noelle (2023-12-05 15:38:14)

+1

14

https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/86/39232.png
Пост написан и отправлен с телефона. Если в тексте встречаются ошибки, пожалуйста, дайте мне знать.


[indent]Хрупким яйцом была эта наивность. Душа Ноэлль была чиста и неиспорчена, как последний закатный луч, пробивающийся сквозь прозрачную завесу ночи. Её сердце было полно мечтаний, каждое из которых была подобно стеклянному кусочку скорлупы на ювелирном яйце. Руки какого мастера создавали такую красивую конструкцию, но бесполезную оттого, что ни один из рукодельников в итоге не взял ответственности, не нашёл яйцу применения?..

[indent]Люмин задумалась и даже вытянула перед собой ладонь, примеряя, как лицо Ноэлль в поле зрения помещается между её большим и указательным пальцами. Это яйцо, искусно инкрустированное самоцветами города Свободы, отражало мир в каждом своём граничащем луче. Оно было воплощением наивности мондштадтской девы, его блеск напоминал о её идеализме, который видел мир не таким, каков он есть, а таким, каким он мог бы быть. Каждый элемент декора на его поверхности был словно надежда, которую она вкладывала в сердца окружающих, мечтая о добре, что должно восторжествовать над злом.

[indent]Но, как и яйцо, её идеалы были хрупки. Сожми сейчас Люмин пальцы, оно треснет. Эти идеалы казались вечными только до тех пор, пока не столкнулись бы с суровой истинной природой этого мира. Так же, как и золотое яйцо, обрамлённое лучами славы и восхищения, могло быть разбито одним неосторожным движением, так и чистота веры Ноэлль могла быть уничтожена жестокостью и предательством, и даже не людскими, а первозданными, божественными грехами. Блеск яйца, отражавший мечты и амбиции, не мог защитить его содержимое от падения на холодный камень реальности.

[indent]Это вызвало нежную, утомлённую улыбку, слабую и мягкую настолько, что та едва поднимала уголки припухших губ, а тяжёлые от невыносимой наивности веки наливались усталостью и опускались. Когда Люмин открыла глаза в следующий раз, ночь полноценно вступила в силу.

[indent]— Как жаль, что леди Ванесса никогда не расскажет нам о том, каково это — отдыхать у Небесного Престола. Как жаль, что с тех пор больше никто не «переворачивал мир» достаточно, чтобы вознестись.

[indent]Свой ответ Люмин завершила более явной и открыто снисходительной улыбкой.

[indent]— Окажи мне любезность, прогуляйся со мной, Ноэлль из Мондштадта.

[indent]Хоть Люмин и просила о компании, отказа она принимать не собиралась, как не планировала и ждать, а потому сразу после своего предложения развернулась на пятках и поспешила по тропе вниз с холма. Сэр Лоэнгрин остался на своём месте, явно не расположенный настроением к променаду.

[indent]Прогулка по Логову Ужаса Бури началась с подхода к разрушенным воротам, которые когда-то служили входом в величественный замок. По мере продвижения внутрь, можно было заметить следы разрушения и опустошения, оставленные драконом Двалином. Огромные трещины в земле, разбросанные обломки и покинутые безголовые статуи создавали мрачную и таинственную атмосферу.

[indent]— Как хорошо, что он проложил для нас путь наверх, — отозвалась Люмин, — Мы почти на месте.

[indent]Она тут же придержала поднятые края пышной юбки и плаща, чтобы ловко перепрыгнуть остатки древнего сооружения, покрытого зелёным мхом и лишённого былой славы. Люмин ловко приземлилась на носочки и вытянулась, прислушалась. В ветре, свистящем сквозь руины, как будто бы вдалеке можно было услышать грозовые раскаты, добавляющие месту ещё больше драматизма. К сожалению, всего лишь эхо памяти о недавнем катаклизме и игра воображения.

[indent]Вскоре они добрались до центральной башни, преодолев ветряной барьер обходным путём. О лазейке могли знать лишь в верхушке Фавониев, — и её собственный брат, — так что Люмин по пути была молчалива, но очень внимательна к своей спутнице. Наблюдая, пыталась понять, насколько та вовлечена в дела Ордена, что ей вообще известно о том, что происходило в древнем замке Декарабиана в разные периоды. И в эти моменты Люмин была почти неразговорчива, разве что своего пристального взгляда никак не скрывала.

[indent]Теперь же перед ними слабо светился призрачной бирюзой магический круг. Люмин протянула руку, активируя телепорт; ярко вспыхнуло кольцо, а следом и другое, следующее, и так до самого башенного шпиля. Когда ворота были готовы к телепортации, Люмин уверенно сделала шаг вперёд, но вдруг остановилась, как будто бы только сейчас подумала, что для её спутницы это может быть чем-то... неожиданным? Непонятным?

[indent]— Идём, Ноэлль из Мондштадта, — и она протянула руку, — Посмотрим на скорлупу этого мира, не разбив которую, умрём неродившимися цыплятами.

[indent]Магический поток унёс двух девушек смертильно вверх, прочь от руин к заоблачным башням древнего замка.

0

15

— Нам с вами нельзя здесь находиться!

Выписывал ли Ордо Фавониус официальный запрет? - нет, конечно же; для таких ограничений обычно хватало здравого смысла. Едва ли кто-то, кроме учёных и Охотников за сокровищами, посещал руины последнее столетие - замок точно не значился среди достопримечательностей. Опасное, полное чудовищ место, объятое туманом и ревущим ветром - шрам древней катастрофы на теле региона.

— Простите, я не могу вас так пропустить. Мы с вашим спутником должны немедленно вернуться в Спрингвейл, - Ноэлль решительно взяла руку девушки; холодную и бледную, как луна.

За хрупкостью скрывалась стальная хватка. Рыцарка не могла переступить протокол и - не знаю - подхватить гостью! Это было бы неприлично. Мастера Джин и Дилюк отругали бы за такое. Что же тогда делать? Что оставалось делать?..

— Башня - часть моего визита сюда. Не беспокойся ни о чем: почетный рыцарь уже обо всём позаботился.

Почетный… рыцарь? Итэр? Она знает Итэра?!

— Прошу, держите крепко мою. Неизвестно, кто или что может напасть - и дорога выглядит ненадёжно, легко оступиться или подвернуть лодыжку.

Тропа вела вверх, закручивая историю по спирали. Невероятное знакомство - загадочная странница с чудесным механизмом, жуткий замок и стихийный лабиринт; и вот снова он, сюжетный поворот. Путешественник! Сердце Ноэлль забилось быстрее, стоило всплыть в памяти янтарным глазам и небрежной косе.

— Пожалуйста, позвольте помочь, — она остановилась перед широкой трещиной. Чтобы переступить такую, даме стоит опереться на руку рыцаря. Ноэлль и стала такой рукой.

Стеснение не позволило спросить, откуда леди Люмьер знает Итэра - и знает ли она, например, Паймон? Идя дальше и не отпуская руки Люмьер, Ноэлль достала меч. Они шли в центр проклятья - но даже здесь их охранял Барбатос: величественная статуя, что источала едва заметный свет, и тут держала в протянутых руках шар.
Глаза сами собой закрылись на секунду, в молитве. Сюда их привёл ветер - пусть он же и проведёт их в безопасности обратно.

Стихия всё так же бушевала вокруг, но на душе стало спокойней. Даже тут дочь одуванчиков не оставалась одна.

***

— Идём, Ноэлль из Мондштадта. Посмотрим на скорлупу этого мира, не разбив которую, умрём неродившимися цыплятами.

Светящиеся линии смыкались, образуя рисунок - кольца. Печать времени; стрелки времени этого места остановились. Смутно знакомый орнамент; догадка, щекочущая кончик языка и кусающая между лопаток. Недостижимое, неуловимое воспоминание, что как песня, слова которой не можешь напеть.

Их унёс вверх поток слепящего света - они рванули, будто нырнули, вверх.
Сокол летит к богу. Имя ему - Небесный Престол.

***

Ноэлль покачнулась, обретя под ногами пол; ей пришлось крепче сжать руку леди Люмьер, чтоб зафиксировать равновесие.

-- Где мы? -- огромная площадка, вдоль которой плыли облака; открытое пространство столь высоко в небе, что цепенели от ужаса плечи. Вдруг, падаем? Вдруг, неустойчивы?
Но всё было в порядке. Девушки оказались на самом верху дворца Декарабриана; возможно, даже там, где совсем недавно магистр Джин и мастер Дилюк боролись с Ужасом Бури.

Вдали сияли шпили Собора. Белизну мрамора оттенял гуляющий свет факелов, отчего дом бога переливался, впитывая танец огня и лунного света. Дремали мельницы; такой родной, но недостижимым город. Сердце защемило от тоски по отцу и матери; когда же целители позволят их навестить?..

Яростный порыв ветра, налетев, унёс сентиментальность вдаль. Ноэлль вернулась в настоящее и, бросив меч за спину, придержала волосы и обернулась к леди Люмьер. Теперь её красота казалась... другой. Отчего-то здесь и её наряд, и облик словно сливались с руинами в одну композицию. Как части мозаики, что встали на места.

Не лицо - непроницаемая маска; такая же безмятежно-отстранённая, совсем как статуи Барбатоса. Только лишь глаза мерцали - игра света зажигала в них потусторонний огонь. По спине пробежал холодок; ведь не каждый день вглядываешься в бездну.
Здесь она казалась не леди из Фонтейна, а небесной посланницей - о таких Ноэлль читала в сказках. Существа, что обретают людскую форму, чтоб не обжечь смертных своей силой.
Фея из страны под облаками. Вечность, запечатлённая ветром и временем.

И только один человек вызывал такой трепет в душе; он же единственный знал секрет мгновенной телепортации.

— Вы, - заворожённая красотой и моментом, Ноэлль вымолвила, - давно знакомы с почётным рыцарем?

... ет-нет-нет! Соберись! Ты рыцарь, ты должна защищать, а не тревожить!
Девушка потрясла головой, прогоняя наваждение. Пусть красота пленила, но цель оставалась прежней - сопроводить и вернуть вниз в целости и сохранности. Туда, где в развалинах дремлет сир Ланселот.

Она прокашлялась. Голос вновь стал уверенным и жизнерадостным (в попытке вернуть над ситуацией контроль).

— А интересные в Фонтейне технологии! Наверное, так гораздо удобнее путешествовать!.. Отсюда действительно открывается п-п-прекрасный в-вид. Пожалуйста, не подходите к краю, очень высоко. И камни неустойчивые... выглядят неустойчиво.

Ноэлль подошла к краю платформы. Деревья внизу казались крошечными, озерца выглядели не больше луж.

—  Вы говорили об этой скорлупе? - девушка подняла голову и указала на вверх, - небе?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/87/374072.png[/icon][sign]Костюм[/sign]

+1

16

Замок Декарабина был разрушен стихией, древней силой, которая разорвала камни и исказила пространство. Камни замка были изъедены ветром и дождём, словно нечто гигантское искало убежище среди его стен и разрушило их в ярости. Люмин наблюдала за Ноэлль с высоты своего оторванного от реальности взгляда, её глаза отражали редкие всполохи грозы. Она разрешила Ноэлль приблизиться, хотя по иронии казалось, что девушка при рыцарской службе было той, кто нуждался в уходе, в этом забытом богами уголке мира. Но Люмин позволила ухаживать за собой так, как всегда позволяла своему брату, каждому из рыцарей при двух разных гербах, как лучшему и самому верному из них. Ноэлль, прекрасная в своей решимости и силе, вела бы Принцессу с той же заботой, зная, что держится за длань Бездны, а не яркую искру города инженерии?..

В тени древнего замка Декарабиана, где когда-то ветра пели гимны свободе и величию, ныне только молчание и отчаяние царили в его разрушенных залах. Замок, изъеденный временем и забытый мирами, возвышался над обломками былого великолепия, подобно скелету древнего зверя, умершего в одиночестве.

Величественная фигура в плаще темнее самой бездны двигалась с призрачной грацией, словно тень, скользящая по стенам этой древней крепости. Её шаги были легки и бесшумны, но в них чувствовалась непоколебимая решимость. Поднявшись на разрушенный балкон, она остановилась на краю пропасти, где ветер бушевал с такой силой, что казалось, будто мог с легкостью унести её в вечное падение. Но Принцесса Бездны стояла неподвижно, как будто сама была частью этой древней каменной структуры. Её глаза, светлые и холодные, словно застывший янтарь, смотрели вдаль, через вихри бури, и видели то, что оставалось невидимым для простых смертных.

Облокотившись об изъеденную ветром балюстраду, Люмин слегка склонила голову набок, словно в раздумье. Её губы медленно раскрылись, и её голос, тихий и мелодичный, словно песнь русалки, обратился скорее к ветрам, зовущим её в бездну ниже, чем к спутнице.

— Небеса над нами не более чем скорлупа, — начала она, словно начитывая заклинание, — Скорлупа, в которой мы, подобно цыплятам, укрылись от истины. Мы сидим в темноте, довольные теплом наших иллюзий, но воздух иссякает, и разрушение становится нашим единственным прибежищем.

Ветер словно прислушивался к её словам, стихая на мгновение, прежде чем вновь обрушиться на башню своей непреклонной яростью. Люмин продолжала, не обращая внимания на буйство стихии.

— Но есть те, кто отваживается посмотреть за пределы границ, установленных нами. Итэр, почётный рыцарь, осмеливается ступить на путь истины.

В её голосе звучали уважение и признание, и в тот момент, когда она упомянула имя Итэра, ветер вновь стих. В мире, где так много было заблуждений и лжи, Итэр был одним из тех, кто осмеливался противостоять обману, и это делало его исключительным. Брат был особенным, — никакие слова не могли ни ослабить эту правду, ни выразить истинность.

Принцесса Бездны медленно оторвалась от балюстрады и повернулась лицом к ветру, который рвал её плащ и волосы. Её фигура вырисовывалась на фоне догорающего вечером неба, создавая иллюзию крыльев, которые могли бы унести её в любую точку мира. Но она оставалась неподвижной, словно корни её души пустились глубоко в разрушенный камень замка, соединившись с ним на вечность.

— Мы должны пробить эту скорлупу, — говорила она, возвышая голос над шумом ветра, — Освободиться от оков лжи и дать миру видеть свет истины. Хотя путь может быть усеян опасностями и терньями, он ведёт к освобождению. И я буду следовать ему, ведь моё желание — это увидеть новый рассвет, после алой луны, после чёрного солнца, после каждой стеклянной звезды. Ну а ты, Ноэлль из Мондштадта? Чувствуешь ли ты во власти своего божества, в самом сердце бури, то самое чувство свободы? Оглянись, раскрой глаза, отсюда виден и край света. Что видишь ты?

0


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Дополнительные эпизоды » [25.02.501] Please don't eat my moon


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно