body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/275096.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/326086.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/398389.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/194174.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/4/657648.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; }
Очень ждём в игру
«Сказания Тейвата» - это множество увлекательных сюжетных линий, в которых гармонично соседствуют дружеские чаепития, детективные расследования и динамичные сражения, определяющие судьбу регионов и даже богов. Присоединяйтесь и начните своё путешествие вместе с нами!

Genshin Impact: Tales of Teyvat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Дополнительные эпизоды » [28.02.501] В пятницу — война, в субботу — перемирие


[28.02.501] В пятницу — война, в субботу — перемирие

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

[html]
<div class="ep-box">
  <div class="ep-title">
    В пятницу — война,<br>в субботу — перемирие 
  </div>
  <div class="ep-date">
    28 февраля – 1 марта
    <br>Сумеру, дом аль-Хайтама
  </div>
  <div class="ep-chars">
    <p><a href="https://genshintales.ru/profile.php?id=247" target="_blank">al Haitham</a>, <a href="https://genshintales.ru/profile.php?id=289" target="_blank">Kaveh</a></p>
  </div>
  <div class="ep-music">
    ♫ <a href="https://www.youtube.com/watch?v=nDXuqGjbQuc" target="_blank">Ohangisharqi</a>
  </div>
  <div class="ep-description">

    <p>Когда внезапно в одном помещении оказываются два откровенно задолбанных человека... Конфронтации не избежать. Тем более, если в одном углу ринга выступает секретарь, а в другом — великий архитектор, некогда друзья, свидетелями чьих споров теперь не стал, пожалуй, только самый ленивый человек во всём Сумеру.</p>
   
     <p>Аль-Хайтам только что имел не очень приятную беседу с матрами, а у Кавеха... Буквально целый букет из всевозможных треволнений и проблем с работой. Оба как на иголках, и буквально пара случайных фраз может вызвать конфликт мирового уровня.</p>
   
    <p>Вот только всё равно нет ничего важнее традиций, сложившихся когда жива была дружба. Так что война войной, а кальян по расписанию.</p>
   

  </div>

  <div class="reward-title">Награда за задание:</div>

    <!-- Награда 0 -->
  <div class="reward" style="background-color: #5987AD"><img src="https://api.ambr.top/assets/UI/UI_ItemIcon_105.png" alt="Опыт дружбы" title="Опыт дружбы">
    <div class="reward-value">0,0001</div>
  </div>

   <!-- Награда 0 -->
  <div class="reward" style="background-color: #5987AD"><img src="https://genshinimpact.wiki.fextralife.com/file/Genshin-Impact/mint-ingredient-genshin-wiki-guide.png" alt="Горечь" title="Горечь">
    <div class="reward-value">1</div>
  </div>

  <!-- Нижний блок -->
  <div class="post-timing">
    <div class="botpic" style="background-image:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/ … 403206.jpg);"></div>
    cрок написания постов: ∞

  </div>
</div>
<link rel="stylesheet" href="https://forumstatic.ru/files/0014/98/d3/47782.css?v=21">
[/html]

Отредактировано al Haitham (2023-09-25 12:53:24)

+2

2

[indent] Если бы только все злоключения аль-Хайтама в тот день ограничились одним лишь визитом матр... Потирая шею, которая после тет-а-тета с Сайно как будто бы начала ныть ещё противнее, он зашагал в сторону выхода из Академии, но в самый последний момент был перехвачен студентом — кем-то из Хараватата, что легко считывалось по быку на эмблеме. Аль-Хайтам даже узнал его: это был один из тех раздолбаев, которые с завидным упорством, раз за разом оставляли заявки на чего-бы-там-ни-было, важное и заслуживающее внимания. И уже на постоянной основе секретарь отказывал как ему, так и ему подобным, в обращении: на то были мириады причин.

[indent] - Господин секретарь, — студент схватил аль-Хайтама чуть выше запястья — где рука была свободна от золотого аксессуара. Он буквально вцепился в него своими пальцами, как хищная птица, дорвавшись до своей добычи. Аль-Хайтам нахмурил брови: сегодня его хватают неприлично много и в обоих случаях это было, мягко говоря, совершенно необязательной процедурой. Разве что в текущей ситуации можно было сослаться на то, что студенту хотелось проверить — а не галлюцинация ли это.

[indent] - По поводу моей заявки. Она...

[indent] - Была отклонена, — аль-Хайтам позволил себе закончить фразу за студента, пока тот не начал расплываться в словах и троить. И намеревался делать так неоднократно, если тот вновь замельтешит. Хотелось поскорее закончить этот разговор и вернуться к своим делам.

[indent] - Вот именно! Но почему на этот раз?

[indent] - Хороший вопрос: «почему», — Хайтам задержал свой взгляд на эмблеме Хараватата, вздохнул и посмотрел в сторону главных дверей.

[indent] - По той же причине, по которой на Хараватат нынче принимаются студенты, совершенно не владеющие письменной речью. При таких исходных данных вашим преподавателям не стоит удивляться отказам в финансировании проектов и ислледований. Принять одну из таких заявок — согласиться с тем, что даршан пришёл в упадок. А я не хочу иметь к этому отношение, и…

[indent] - Да как ты, — перебил аль-Хайтама студент. Если до этого студент ещё как-то держался, сейчас его переполняло злобой. Лицо краснело, вены на шее вздымались, и уже не пальцами, а ногтями он держал руку Хайтама. Затем резко отпустил запястье секретаря и отошёл на пару шагов назад, — да что ты мелешь, мразь?

[indent] Аль-Хайтам пожал плечами.

[indent] - Всего лишь говорю как есть. Я не могу принять заявку, которая содержит ряд грамматических ошибок, не говоря уже о смысловых.

[indent] - Да чтоб тебя! — люди вокруг начали озираться на этих двоих и перешёптываться. Студент Хараватата заметил это краем глаза и приумолк: не хватало того, чтобы в это дело подключился кто-то ещё, так что единственное, что он сделал напоследок: плюнул аль-Хайтаму под ноги и,  буркнув что-то себе под нос, скрылся в направлении аудитории своего даршана, где в скором времени должна проходить лекция.


[indent] Пара оборотов ключей, и замок поддаётся. Хайтам открыл входную дверь своей обители и прошёл внутрь. Не снимая сапог, добрёл до софы и поудобнее разместился на ней. День был богат не столько на события, сколько на неприятные взаимодействия с людьми, что неимоверно выматывало. Вдобавок ко всему он до сих пор был голоден, но спать хотелось всё-таки больше.

[indent] А ведь точно… Сон. Этой ночью ему опять не удалось поспать нормально: Кавех опять занимался чёрт знает чем и даже наушники не сильно помогали. Пришлось лежать с закрытыми глазами, пока в какой-то момент, под утро, он просто не отрубился. Посмотрел на положенную темноту и полное ничего, проснулся да и отправился по делам.

[indent] Аль-Хайтама не сильно печалил факт отсутствия снов. Напротив, после прочтения лёгкого романа, попавшегося ему как-то под руку, он был даже рад тому, что в своих снах никогда не встретится с одной из его героинь — женщиной-лисицей с пышной розовой шевелюрой, такими же хвостами в количестве превышающих одну штуку и обладающей настолько мудрой мудростью, что любая мысль, будь она здравой или не очень, меркла перед её превосходством. Но вот периодическое отсутствие полноценного здорового сна в его жизни… Расстраивало.

[indent] Но, пожалуй, прежде чем ложиться спать или делать что-то ещё, можно почитать что-нибудь: как удобно, что буквально под рукой можно было найти какую-нибудь книгу или журнал.

+2

3

[indent]Дело было даже не в том, что крупный заказ от Академии был до смерти Кави необходим. Разумеется, работа над таким проектом позволила бы ему не только расплатиться с кредиторами в следующем месяце — этот он покрыл с большим трудом, — но и хоть несколько дней не чувствовать гнёта долгов на плечах.
[indent]Кави уже больше полугода бежал по жизни, выбиваясь из сил, только чтобы оставаться на месте. О том, чтобы поднажать и хоть на шаг продвинуться вперёд, не могло идти и речи. Даже обрастая панцирем бесстрастной привычки, под гидравлическим прессом обстоятельств вечно держаться невозможно.
[indent]Архитектор пока держался на голых несущих конструкциях характера и кофе, но признавался сам себе, что мысль о бутылке посещала его в неурочное время всё чаще.
[indent]Потому что нужно быть руинным стражем, чтобы чертить все эти однообразные стандартизированные коробки, не отходящие от норм жилищных условий для проживания N человек, и не свихнуться. Там, где слишком часто приходилось давить внутренний голос, советующий сгладить углы и добавить орнамент, образовывалась пустота. А в пустоте идеально помещалось притяжение полного забытья.
[indent]Причин надеяться, что в этот раз всё будет иначе, в общем-то не было. Просто… это же обсерватория. Обсерватория для Ртавахиста. Кави питал тёплые чувства к даршану звездочётов и не хотел верить, что и в их небесные души проник яд утилитаризма. Место, посвящённое звёздам, просто не могло быть бездушным цилиндром в дали, куда хиличурлы заглядывать боятся. Сколько Кави знал Ртавахист через призму взглядов отца, они не были такими. Они могли понять.
[indent]Поэтому Кави выкраивал свободное время в ущерб сну, чтобы подать проект вовремя. Немного везения, и его… рано, рано об этом думать. Для начала надо было хотя бы закончить, а сияющий этот момент только что резко потускнел и отдалился на горизонт: стоило перу неудачно задеть тушницу, тушнице — покачнуть тубус, тубусу — опрокинуть кружку, кружке — выплеснуть остатки кофе на планшет, угол чертежа и штаны Кави, Кави — взвыть от отчаяния.
[indent]— Да чтоб тебе под песком оказаться, ублюдочная дочь ночного горшка и глиняного молотка! Чтоб тебя в грязь затёрло и в море унесло!
[indent]Не выбирая выражений и не снижая тона, Кави промчался от своей комнаты до кухни словно за плечами его было по анемо-аллогену. Но на обратном пути он заметил в гостиной перемену и резко остановился напротив входной двери.
Перемена на него привычно не обратила внимание, как будто. Но Кави слишком давно знал соседа, чтобы не пропускать движение его ярких глаз.
[indent]— Владетельный господин, разве ты не слышал, что я с утра собирался отмывать пол в твоём уютном доме? Потому как я его помыл.
[indent]А этот сын грибосвина снова топтался по чистому своими сапогами, а зима в Сумеру всё ещё не была временем года, отмывающим улицы дочиста.
[indent]Кави скрестил на груди руки, занятые полотенцами — набором экстренного спасения бумаг, таким же бесполезным, как все попытки усовестить аль-Хайтама.

+2

4

[indent]Выразительному перфомансу его соседа не суждено было перерасти в хэппенинг: несмотря на телодвижения Кавеха, выражающие некоторый мессендж о чём-то, это самое «что-то» не было услышано Хайтамом от слове совсем. Дело в том, что всю дорогу от дверей Академии до дома тот, собственно как и всегда, слушал музыку в наушниках, да погромче, чтобы даже если к нему в упор решили обратиться, секретарь мог парировать любое негодование тем, что сейчас он и слова разобрать не может, так что «обратитесь позднее, мы обязательно посмотрим, что можно сделать». И таким образом он продолжал сидеть и слышать ровно ничего. Так что когда фигура соседа приняла более-менее статичную позу, секретарь, до этого только мельком озиравшийся на Кавеха с его мельтешениями, установил с тем зрительный контакт и неспешно потянул руки к наушникам… И Демонстративно поправил их. Этим жестом он ясно давал понять, что на текущий момент порядочно устал, и не любые слушания желательно было бы перенести на какое-нибудь потом — в идеале, чтобы и вовсе не пришлось возвращаться к этому разговору. Оставалось только надеяться на то, чтобы Кавех уловил смысл от и до. По крайней мере, ораз всего из себя уставшего страдальца отлично дополняла и подчёркивала прядь на макушке, которая в напряжении опустилась, чуть ли не ложась на переполненную мудрейшими мыслями голову аль-Хайтама.

[indent]С другой стороны, как будто бы максимально расслабиться в уличной обуви не получается, так что руки всё равно потянулись к нога. Вяло, с какой-то даже неохотой, он стянул сначала один сапоги, потом второй... По завершению всех манипуляций ковроходы свои аль-Хайтам поставил рядом с собой — всё ещё не было ни сил, ни желания в принципе поднимать всё своё естество и двигаться куда-то… Но ещё больше не хотелось разговаривать о чём-либо, поэтому он собирался продолжить то, чем занимался до этого: выбрать чтиво на вечер.

[indent]Перед этим, однако, требовалось решить ещё один, последний и действительно важный на сегодняшний день вопрос. Ради него всё-таки пришлось пойти на некоторые уступки и поубавить звук в наушниках:

[indent]- Я надеюсь, ужин скоро будет готов?

[indent]Вопросов, правда, было чуточку больше. Например, для чего ему полотенца?

Отредактировано al Haitham (2023-05-15 12:14:37)

+2

5

[indent]Видят Небеса и Семеро, Кави старался. Несмотря на то, что аль-Хайтам без ощутимых перерывов давал понять, что присутствие постороннего в доме его стесняет и доставляет неудобства, Кави старался не подпускать это близко к сердцу. По всем правилам дом всё-таки принадлежал его другу, а чёрная полоса Кавеха изрядно затянулась в первую очередь из-за самого Кавеха. Недовольство аль-Хайтама было справедливым и закономерным.
[indent]В конце концов, он даже снял обувь. В своей невыносимой манере, лишь формально исполнив по нижней границе высказанного, что злило до дрожи. С видом величайшего одолжения, таким же обычным для аль-Хайтама, как и широкие листья для пальмы. Сегодня пережить это было сложнее, чем обычно, хотя Кави больше думал совсем о другом.
[indent]Но забудьте про друга. Есть ощутимая граница между выражением неудовольствия и откровенным издевательством. И даже неудобный и сомнительный сосед не заслуживает второго.
[indent]Кави вспыхнул как пиро-слайм.
[indent]— Перестань! Я ещё не продался тебе в рабство, чтобы ты глумился над моими усилиями и ожидал, что твой униженный сосед поспешит унести обувь, прибрать грязь, а после задобить хозяина услугой получше уборки и послаще пастилы!
[indent]Руки Кавеха потянулись в сторону аль-Хайтама, комкая полотенца, точно он представлял себе горло соседа в своих пальцах. В голове его стучала ужасающее сомнение, что если кто-то столь умный, как аль-Хайтам, находит его заслуживающим этого отношения, это в самом деле может быть так.
[indent]И эта мысль просто ослепляла.

+2

6

[indent]В излюбленной манере господин секретарь скрестил руки на груди и прикрыл глаза. Веки становились тяжёлыми, будто к ним подвесили грузики. Всё это время его взгляд был направлен на полотенца и их метаморфозы в руках соседа. Тот… Явно не выжимал из них воду: они изначально выглядели сухими, так что после скручиваний таковыми и оставались. Да и глупо было бы делать это вот так посреди комнаты, после всех усилий, приложенных — как он там себя назвал — «униженного соседа».

[indent]Болтологию Кавеха было невыносимо слушать. Крайне утомительно. К тому же ни единое слово не отвечало на поставленный вопрос.

[indent]- Расценю это как «нет», — поборов в себе зачатки лености и нарастающей сонливости, он поднялся с дивана и двинулся в сторону кухни.

[indent]Пройдя пару шагов Хайтам, поравнявшись с Кавехом, остановился.

[indent]- К слову, — не переводя взгляд на соседа, словно обращаясь куда-то в пустоту, не отвечая, но размышляя вслух, он позволил себе отпустить небольшой комментарий. — Не обольщайся. Я бы всё равно потратил деньги на нечто другое.

[indent]Он уже привык этому. Не первый раз слышит подобные заявления и вряд ли в последний. Не было абсолютно никакого желания каким-либо образом повлиять на точку зрения своего некогда друга. Тем более, что…

[indent]В последующее мгновение он сам отреагировал на свои же слова: вспомнил о собственных тратах в пример этого самого «другого» — сегодняшнего приобретения — и сделал глубокий, полный огорчений, вздох. Крайне обидно было к завтраку обзавестись вещью, а уже к обеду — потерять оную.

[indent]О такой досадной ситуации не то, что говорить, но и думать не хочется. Но всё-таки, ваза эта, что вроде как на деле и не ваза вовсе, а сосуд… Следует поискать какую-либо информацию о нём. Но не раньше, чем разобраться с ужином. Всё-таки, в скором времени аль-Хайтам намеревался из вертикального положения перейти в горизонтальное и хорошенько отдохнуть, а спать на голодный желудок — вредно.

[indent]Ровно как и препираться с соседом на ночь глядя и портить себе настроение ещё больше.

Отредактировано al Haitham (2023-06-19 11:49:07)

+2

7

[indent]Разумеется, на аль-Хайтама эмоции Кави не произвели ни малейшего впечатления. Разумеется, он не понял их причин и не был заинтересован в том, чтобы их выяснить. Ничего нового, ничего удивительного, ничего утешительного.
[indent]Кави коротко взвыл и опустил руки. Каждый раз, когда он по наивности пытался оправдать аль-Хайтама и вообразить его неравнодушие, происходило вот это, а все усилия Кави с тихим треском разбивались, упав с высоты ожиданий. И высота-то была чуть выше плинтуса, но стойких материалов для чувств у Кавеха уже давно не оставалось.
[indent]— Ты… — начал было Кави, собрался ткнуть соседа в лицо пальцем для большей доходчивости неприятного вердикта о его черствости (в чём тоже не было ничего нового, удивительного и утешительного), но в поле зрения его появилась салфетка. А вместе с ней — напоминание о том, за каким дэвом Кави выбрался из-за своей бесконечно важной работы.
[indent]Взвыв уже протяжно и безнадежно, Кави скрылся в своей комнате, хотя никакой надежды спасти проект уже не оставалось. Собирая жидкость и остатки самообладания, он ещё думал о том, стоит ли выправить лист при помощи утюга, а после — прокрасить весь остаток бумаги кофе, чтобы превратить дефект в эффект, но принял поражение, сложил лист в восемь раз и вместе с салфетками вынес к помойному ведру на кухне. В гостиной зацепился взглядом за сапоги аль-Хайтама, они всё ещё стояли там, где хозяин их поставил.
[indent]Потратил, значит, на что-нибудь другое, потому что сосед недостаточно хорош даже для этого. Кави вздохнул, пообещал себе больше пальцем о палец не ударить ради этого сына гранита и скорпиона, тут же переставил обувь ко входу, где ей и было место. Просто потому что эстетику прибранной гостиной она портила больше, чем хрупкое эго Кавеха — пренебрежение.
[indent]А потом зашёл на кухню, послушал свой урчащий живот, и кое-что вспомнил. Не “что-нибудь” другое, а “кое-что” другое.
[indent]— И позволит ли мне сиятельный владетель пыли на книгах и полководец среди домоседов узнать, какое ещё богатое уродство он притащил в дом? Это снова нечто наподобие того золочёного ублюдка закатника и морской медузы со стразами?
[indent]От одной только мысли о китчевой безвкусице позолоченной фигурки, Кави содрогался и впадал в бешенство. Более всего — даже не от того, что ему некуда было деться, а от того, что вся сила его негодования проваливалась в аль-Хайтама как в бездонный колодец, едва породив слабое эхо.

Отредактировано Kaveh (2023-07-13 16:30:22)

+2

8

[indent]К тому моменту как Кавех появился на кухне, аль-Хайтам был в самом разгаре приготовления этакого: в связи с общими договорённостями он не слишком часто выполнял какие-то работы по дому, что имело непосредственное отношение и к готовке в том числе, но не противился использовать свои руки для чего-то помимо перелистывания страниц. Просто соседу об этом не рассказывал — зачем что-то менять, если всех всё устраивает.

[indent]Помимо удовлетворения потребности в пище, секретарь счёл выполняемые им процессы занятием вполне себе медитативным, просто делаешь что-то и думаешь о чём-то. Сперва учёному мужу, конечно, пришлось провести небольшое исследование: пошариться по ящикам в поисках приправ и соли, рассчитать количество продуктов на одну порцию. Однако несмотря на тщательную подготовку, к приготовлению блюда, достойного секретарскую персону, что включало подбор наиболее аппетитно выглядящих продуктов на вид, вкус и запах, общая идея была элементарна в исполнении и проста в сути: нарезать, перемешать, обжарить, приправить и, внеся финальные штрихи на стадии подачи свежеприготовленной стряпни, сесть и прямо-таки трапезничать.

[indent]Аль-Хайтам упорно продолжал стоять спиной к соседу, не оборачиваясь, пока тот упражнялся в составлении конструкций, пестрящих эпитетами, сравнениями и другим фигурами речи. Обзаведясь новыми титулами, он отошёл за дополнительной порцией овощей и трав.

[indent]- Если бы господин архитектор побольше обращал внимание на окружающую его обстановку и действительность, в которой он пребывает, не зацикливаясь на мелочах, — совершенно без обиняков, но с выраженной усталостью в голосе проговорил Хайтам и вернулся за шинкование ингредиентов своего кулинарного Magnum opus, — то мог бы отметить очевидное отсутствие при мне новых предметов роскоши или иных покупок. Выражаясь твоим языком, я ничего не притаскивал.

[indent]Он ненадолго отложил нож в сторону и вытер руки о полотенце, чтобы незамедлительно приступить к следующему в импровизированном рецепте шагу.

[indent]- Купленная мною вещь конфискована матрами, — выпалил он как бы невзначай. Окончание фразы сопроводило шипение масла. Затем аль-Хайтам вновь взялся за нож, чтобы заготовить следующую к обжарке партию. — Генералом, если быть точнее.

+2

9

[indent]Слова разбились о широкую спину соседа как дождевые капли о листья пальмы; скатились, не оставив следа. И последовавший за этим укол совести только раздул угли раздражения Кавеха.
[indent]— Играй словами с кем-то, кто согласен принимать твои недомолвки за чистую мору, аль-Хайтам, — Кави шумно выдохнул и сложил руки на груди. — Как будто ты бы понёс в дом что-то крупнее стопки книг своими руками, если существует доставка.
[indent]Вдобавок, никто бы не поручился за содержимое комнаты аль-Хайтама. Кавех туда принципиально не заглядывал даже по хозяйственной необходимости, хотя бы в этом сохраняя вынужденно сокращённую дистанцию. Там могло быть что угодно: портал в Натлан, полное собрание сочинений Ормазд-шаха, раскраска с аранарами, лабиринт из ваз или аквариум с рыбками.
[indent]Ну, или предписание от матр.
[indent]— Неужели матры наконец-то обратили внимание на твоё преступное дурновкусие и приняли меры? Я должен лично поблагодарить Сайно за его работу на благо эстетического развития Сумеру.
[indent]При мысли о генерале Махаматра, конфискующем ту уродливую статуэтку, Кавех на секунду развеселился. Воображаемая картина была восхитительна, но совершенно фантастическая.
[indent]— Что ты нашёл настолько возмутительного, что разозлил даже матр?
[indent]Действительно, что? Искуственное дерево с капсулами знаний вместо плодов? Если задуматься, может получиться красивая метафора...

+2

10

[indent]С нарезкой он, наконец, закончил, и, оставив использованную посуду и грязный нож на том же месте, мог сосредоточиться на том, чтобы контролировать степень приготовления, периодически вмешиваясь в него и перемешивая ингредиенты. По крайней мере, сейчас смотреть на еду и как-то взаимодействовать с ней ему хотелось куда больше, чем слушать соседа, что только выматывало и раздражало его ещё больше обычного.

[indent]- Ты попросту тратишь своё и, между прочим, моё время, своими жалкими потугами крикиковать мои покупки. Не говоря о том, насколько тщетны и неуместны в данной ситуации твои попытки как-то язвить или огрызаться, — аль-Хайтам наконец-то повернулся к Кавеху, но только для того, чтобы оценить реакцию соседа на последующие слова.

[indent]- Этим утром я купил вазу, а генерал-махаматра милейшим образом… — Рука сама потянулась к  шее, как будто ещё раз убедиться, что на ней больше нет лент Сайно — объяснил, что это некий сосуд для вина Царя Дешрета. Не могу сказать наверняка, так оно или нет, но тебя это не касается.

[indent]Постепенно аромат еды окутывал кухню, отчего повышалось слюноотделение и пустота в животе вызывала ещё больший дискомфорт, давая о себе знать. Он похмурел и повернул голову в сторону.

[indent]- Однако, пользуясь случаем, хочу спустить великого архитектора с небес на землю, и напомнить, что я смею распоряжаться своими финансами так, как считаю должным. Покупать в свой дом всё, что посчитаю нужным. Возможно, это в такой же степени сложно для понимания, как и выполнение простейших обязанностей по дому и просьб. Кавех, с каких пор приготовление ужина стало для тебя непосильной ношей? Пожалуй, учту это и в следующий раз настроюсь к возможному походу к Ламбаду или в «Пушпу» по пути с работы. А если тебе есть что сказать по этому поводу, например, объясниться — возможно, после ужина я буду готов обсудить эту тему, а сейчас я бы предпочёл поесть, наконец.

+2

11

[indent]Если бы аль-Хайтам не натягивал время на вал нудятины расплывчатыми ответами и “догадайся сам” формулировками, не было бы причин его тратить. Но нет, было похоже, что он получает удовольствие от выведения соседа из себя! Если бы Кавех не знал, что примерно таким аль-Хайтам был всегда, он бы заподозрил…
[indent]— Сайно конфисковал у тебя вазу из лавки сокровищ? — Кави неверяще покачал головой и поймал себя за язык прежде, чем спросить, пострадал ли при этом сосед. Если стоял тут и невозмутимо игрался на нервах, он в порядке. Хотя движение было какое-то тревожащее.
[indent]Ровно одну секунду тервожащее, потому что аль-Хайтам воспользовался случаем смести разом все благие намерения Кавеха в зародыше.
[indent]— Смею напомнить эрудиту из эрудитов, что у меня тоже есть работа, которая требует сил побольше, чем сопровождение бумажек с правой стороны стола на левую! И падишах бумажной пыли будет первый, кто поставит мне в вину задержку оплаты, если кроме вычищенной гостиной я приготовлю ужин, но останусь без проекта и оплаты!
[indent]Не дожидаясь новой отповеди, способной загнать занозу ещё глубже под кожу, Кавех развернулся на пятках и вылетел из кухни в кабинет. Стоило взять тубус для бумаг, собрать проект, невзирая на то, что последняя редакция была много лучше последней сохранившейся, и уйти куда-нибудь до тех пор, пока аль-Хайтам не уснёт. Смотреть ему в глаза было выше сил Кави, ведь он мог бы предугадать, оставить треклятый бардак в гостиной на потом — не станет же он монстром за ночь, — но приготовить ужин для очевидно редкостно уставшего соседа.
[indent]Нет, не поэтому. Потому что сосед не заслужил не только ужина, но и доброй мысли. Кави помотал головой, подобрал тубус у шкафа, задержался взглядом на нижней полке.
[indent]Сайно ведь не мог действительно трясти аль-Хайтама только потому что нашёл на его столе непозволительно уродливую вазу? Надо было обязательно, обязательно его расспросить при случае. Но любопытство здесь и сейчас было сильнее.

[indent]Две минуты спустя Кавех влетел на кухню и развернул к аль-Хайтаму страницы томика с исследованием быта царства аль-Ахмара и Гюрабанда, проиллюстрированные и обстоятельнейшее издание редкой ценности. Открыл он его на странице со схематическим изображением “сосуда, предположительно ритуального назначения, найденного в 456 году исследователем Таликом на юго-востоке пустыни Хадрамавет”.
[indent]Сложно было поверить, что аль-Хайтам не помнил чего-то из прочитанного, ведь эту книгу он совершенно точно в руки брал. Но Кави больше хотел успокоиться, чем поймать аль-Хайтама на невежестве.
[indent]— Это твоя ваза?

+2

12

[indent]Украдкой он взглянул на соседа, стремительно покинувшего кухню. Аль-Хайтам следил за Кавехом, пока тот не скрылся из виду, и вернулся к своим делам.

[indent]Еда была готова, и вот он уже сидит за столом, наслаждаясь трапезой, одиночеством и спокойствием.

[indent]Длилось оно, к слову, недолго, так что академик даже не смог как следует посмаковать уединение. Вздох сорвался у него с губ, но отставлять приборы в сторону он не спешил.

[indent]Ещё с тех самых пор, когда на их головах красовались береты с эмблемами даршанов, аль-Хайтам приметил некоторые любопытные состояния, в которых периодически впадает Кави. Одно из них он мог бы описать как «статика, концентрация»: когда архитектор слишком сосредоточенно корпит над очередным проектом, забываясь полностью. Другие, столь же яркие, описывать не имеет смысла (особенно, если сопряжены с употреблением вина или пива), но в противовес заранее упомянутому можно выдеть не менее интересное к наблюдению — «само воплощение суеты»: он не ходит, а летает, суетливо и хаотично перемещается от одной точки пространства к другой. А потом случается разговор.

[indent]Прежде, чем дать ответ соседу, он уставился в разворот, разглядывая буквы, нумерацию страниц и вглядываясь в текстуру бумаги. Слог и оформление напоминали ему о трудах, что он начинал изучать, но по какой-то причине отложил в сторону до лучших времён. Краешек закладки выглядывал из массива страниц — читателю оставалось буквально несколько страниц, чтобы дойти до конкретно этого разворота.

[indent]- Да. Сосуд Царя Дешрета, — поправил соседа аль-Хайтам.

[indent]Он пытался вспомнить — не столько факт прочтения книги, сколько ответить самому себе вопрос «когда» он принялся изучать эти материалы. Забавы судьбы: всего пара страниц отделяла его от информации о сосуде, и он мог узнать о нём, прежде чем воочию лицезреть этот отголосок дней минувших. Да что уж там, секретарь касался «вазы», вертел в своих руках — прежде чем отдать  Сайно. Возможно, любой другой, особенно из числа почитающих Алого Короля, на его месте ощутил трепет и некоторое благоговение от одной только мысли столкнуться с чем-то подобным, но для аль-Хайтама это всё ещё была купленная им в магазине вещь. Которую у него, увы, изъяли.

[indent]С другой стороны, его не покидали мысли о том, с какой уверенностью генерал-махаматра сообщил ему о назначении сосуда, ведь в той же книге фигурировали предположения о «ритуальном назначении», без какой-либо конкретики. Закрались сомнения:  если предполагать, что Сайно держал в руках эту книгу, имеет ли место домысел в его словах. Но в то же время, риторика его значительно отличалась от текста трудов, что также может в свою очередь указывать на заимствование из других источников — но каких? В теории, аль-Хайтам мог бы расспросить об этом генерала лично, вот только, исключая все другие нюансы, был один фактор, перечёркивающий всю эту затею — ему никоим образом не хотелось пересекаться с шакалом. В ближайшее время, в необозримом будущем. В принципе.

[indent]И так проблем хватало с головой — вот перед ним стоит одна из них.

[indent]- Но, как я уже говорил ранее, Кавех, тебя это не касается, — вяло махнув рукой, он вернулся к ужину: еда остывала, — надеюсь, это все вопросы на сегодня.

+2

13

[indent]Сосуд Царя Дешрета.
[indent]Кави подсмотрел подпись под иллюстрацией, но она не изменилась. Значит, прочитать вслух строчку со страницы просто чтобы вывести соседа из себя аль-Хайтам не мог. Или выдумал, или действительно держал в руках артефакт и беседовал с умным человеком.
[indent]Выдумать это посложнее, чем пересказать слова Сайно. А в то, что назначение ритуальных предметов генералу Махаматре известно лучше, чем большинству учёных Вахуманы, было легко поверить.
Кави с хлопком закрыл книгу. Эмоции в слова больше не помещались, враждовали между собой и никак не укладывались в одно простое настроение.
[indent]— Ты. Купил на базаре артефакт времён царствования Набу Маликты, да будет её покой наполнен божественной музыкой. И даже не понял этого, иблисов сын. А меня это не касается. Не касается, хотя к тебе пришёл Сайно. Не касается, грешные небеса. Аль-Хайтам, ты сам медный сосуд, пустой и гулкий, тысячу джиннов тебе в книжный шкаф!
[indent]Всплеснув руками, Кави оставил книгу на столе и вихрем вылетел из кухни, чтобы через три минуты исчезнуть из дома вместе с бумагами и всеми проклятиями, всё ещё вырывающимися из него порывами сквозняка.
[indent]Как он вернулся, никто из них не узнал. Кави был пьян до самозабвения, аль-Хайтам… что ж, дом был тёмен и тих. Должно быть, он спал в своей комнате. А когда архитектор проснулся, то не помнил ничего, кроме кислого чувства вины и отвращения.

[indent]Вечер субботы был подвешан как перезрелый закатник на ветке. Казалось, любое движение — и плод рухнет вниз, бес знает куда. Поэтому Кави двигался плавно, говорил негромко, а по большей части молчал, созерцая что-то внутри себя. И извне не понять было, нравится ли ему объект наблюдения.
[indent]Благо, привычка обточила действия до мелочей, ни одно из них не требовало резких движений. Заполнить кальян, приладить трубки, медитативно собрать табак и разравнять его в чаше, найти по дому разбежавшиеся из гостиной подушки. Постоянством отличались даже субботние мысли: Кави намеревался курить в одиночестве, но оставлял место для соседа. А сосед не изменял себе и присоединялся. Не сразу, только когда по коридорам потянет сладким дымом, но уже — с блюдом фруктов. Должно быть, чтобы у Кави не было таких крепких намерений прогнать соседа взашей крепким словом, а он уже был занят блокнотом для набросков или настройкой дутара.
[indent]В этот раз его отвлекал блокнот, и Кави даже не поднял взгляд от линий наброска. Только наклонил от себя мундштук кальяна, давая понять: можно забрать и использовать.
[indent]Для полного умиротворения было рановато, и вчерашнюю рану ещё очень просто было разбередить лишним взглядом или словом.

+2

14

[indent]И снова он оказался предоставлен самому себе, так что мог насладиться такими желаемыми тишиной и спокойствием, заканчивая трапезничать. Остатки были убраны в прохладное место —утром кто-то из них да доест.

[indent]Разобравшись с ужином, аль-Хайтам отправился к себе в комнату, прихватив со стола ту самую книгу. Уселся в кресло и принялся читать — с того места, где остановился — совсем скоро дойдя до того ранее упомянутого разворота.

[indent]Ничто не могло помешать делам и сну аль-Хайтама. Вот только какой-то неприятный осадок остался после разговора с соседом. Но уже привычно он отмахнулся тем, что давняя дружба связывает их меньше, чем скреплённый подписями договор аренды, что автоматически снимало с него ответственность за хоть какие-то переживания. Так что спать секретарь мог спокойно.


[indent]Утро проходило как всегда, как он привык и единственное разнообразие в рутину Хайтама вносила книга в его руках. Сегодня он продолжил изучение вчерашних трудов, периодически отрываясь от текста и составляя рядом стопку с книгами по теме. Спустя уже пару минут от начала рядом с ним возвышалась книжная башня, а подпирали её свитки.

[indent]Пересекаться с Кавехом сегодня... Не было нужно, и не очень-то и хотелось, но в силу ограниченного пространства приходилось. Можно было указать архитектору на то, что если заливать алкоголем любое своё горе и недовольство, никакого вина в этом мире не хватит на одного только Кави, но после вчерашней беседы вступать в конфронтации (хотя бы в первой половине дня) хотелось так же сильно, как студентам услышать дополнительные вопросы на экзамене.

[indent]Но напряжение сошло на нет, стоило почувствовать отдалённый аромат, который со временем становился более отчётливым…

[indent]Субботний вечер. Кальян.
[indent]Как тогда.

[indent]Аль-Хайтам отложил свои исследования в сторону. Верно, нужно сделать перерыв — подумал он, уже стоя на кухне и организовывая поднос с напитками и фруктами: сочными закатниками и спелыми харра. И что-то там ещё из сладостей. На самом деле же Кавех состоит не только из недостатков и неправильных решений, так что было бы неправильно не поощрять его положительные стороны и грамотные решения подобными жестами. Возможно, если бы он променял свою карьеру архитектора на кальянщика, то всё сложилось бы куда успешнее. При таком раскладе и встреча их могла не состояться — увы для Кави, придётся мириться с тем, что есть.

[indent]Но настоящий интерес заключался не в том, чтобы как-то развивать эту мысль, полулёжа на софе, а в том — что происходит под носом у соседа. Хайтам сидел неподалёку, забрав мундштук, и наблюдал за движением руки Кави. Тот выглядел иначе, занимаясь своим делом: так и не скажешь, что дурак.

[indent]В очередной раз Хайтам медленно выдохнул дым и, решив что с него пока достаточно, протянул мундштук обратно творцу, а сам принялся счищать кожуру с фрукта харра:

[indent]- Эскизы для работы? Или для себя? — выдержав паузу, Хайтам отвлёкся на то, чтобы сложить кожуру на поднос, и добавил, возвращаясь к теме вчерашнего разговора — информативной его части, — к слову, я ознакомился с теми трудами. Как думаешь, насколько велика вероятность существования более одной сохранившейся копии подобного сосуда? Ведь если мне не составило труда приобрести нечто столь ценное, должно быть, и кому-то ещё более несведущему, например из числа твоих заказчиков, также предоставлена такая возможность, было бы где и что брать?

+2

15

Секунд на десять карандаш замирает над бумагой, оставляя рисунок ожидать продолжения. Аль-Хайтам приходит, и это неизбежно напоминает о временах, когда Кави намеренно выискивал повод, чтобы пригласить друга на вечер, потому что знал: он в пустом доме своей бабушки так же одинок, как и Кави — в доме родителей. Судя по тому, что со временем аль-Хайтам перестал интересоваться поводом, ему эти тихие посиделки тоже нравились. Может быть, они действительно разгоняли тени в его доме тогда?
Сейчас же… что же, сейчас аль-Хайтам тоже присоединялся к кальянному ритуалу без объяснений мотивации. Теперь они делали их быт хоть сколько-нибудь выносимым.
Кави положил ещё пару штрихов поверх воображаемого здания и со сдержанным вздохом потянулся к подносу. Вина на нём не было, и ничего из горячительного, и это было необычно, слегка расстраивало, но не то, чтобы Кави был по-настоящему против лимонада. Недостаточно, чтобы рушить иллюзию согласия.
— Унут его знает теперь, грант от Ртавахиста мне уже не получить. Для человека, у которого в голове одна лишь звёздная пыль, господин Аиша довольно высоко забрался в иерархии даршана, но сердцем остался у земли, где нет предмета совершеннее, чем бесцветная коробка.
Вопреки наполнению, Кави не то, чтобы привычно жаловался. Как будто очередная неудача не так уж его и задела, даром что полторы предыдущие недели он носился с этой обсерваторией как Фатуи с именем своего Архонта.
— Так что получается, что для себя, — очень спокойно закончил Кави и отложил карандаш. Есть харра и не заляпать всю бумагу его сладким соком — навык, сродний убийственной выучке Сайно или точности выстрелов Тинари. Нечто, на что Кави мог смотреть издали, с восхищением и пониманием, что так у него не получится никогда. Поэтому блокнот пришлось убрать.
— Я позадавал вопросы сегодня. Твой ритуальный сосуд был описан во время археологической экспедиции много лет назад и пропал почти сразу после публикации книги. Если дотошнейший искатель песчинок на песчаной дюне хочет знать скромное мнение простого строителя, то вероятность обрести утерянное выше, чем найти идентичный экземпляр. Должно быть, до появления Сайно, да хранит его божество от лишней работы, судьба не приводила твой сосуд в руки, хоть отдалённо представляющие что они держат.
Кави делал паузы в разговоре, чтобы глотнуть ароматного дыма, пока не почувствовал приятную тяжесть черепа. Устроившись на подушках удобнее, он снова передал мундштук, вытер руку и снова потянулся за блокнотом.
— Я не держу надежды, что твоё внимание привлекла форма керамики, характерная для эпохи Трёх Правителей. А если не забредать в изысканиях так глубоко в прошлое, то его легко принять за довольно нелепую вазу.

+2


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Дополнительные эпизоды » [28.02.501] В пятницу — война, в субботу — перемирие


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно