body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/275096.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/326086.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/398389.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/194174.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/4/657648.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; }
Очень ждём в игру
«Сказания Тейвата» - это множество увлекательных сюжетных линий, в которых гармонично соседствуют дружеские чаепития, детективные расследования и динамичные сражения, определяющие судьбу регионов и даже богов. Присоединяйтесь и начните своё путешествие вместе с нами!

Genshin Impact: Tales of Teyvat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Архив » [24.02.501] Холод или Суперхолод


[24.02.501] Холод или Суперхолод

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[html]
<div class="ep-box">
  <div class="ep-title">
    Холод или Суперхолод
  </div>
  <div class="ep-date">
    24.02
    <br> Лунная Спираль
  </div>
  <div class="ep-chars">
    <p><a href="https://genshintales.ru/profile.php?id=86" target="_blank">Её Высочество</a>, <br><a href="https://genshintales.ru/profile.php?id=278" target="_blank">Верный Вестник</a></p>
  </div>
  <div class="ep-music">
    ♫ <a href="https://www.youtube.com/watch?v=BF8HwY9q6X8&ab_channel=seernebuch-Topic" target="_blank">
SeerNeBuch - Revenge for Khaenri'ah</a>
  </div>
  <div class="ep-description">

    <p> <br>Мне говорят мы не в оковах
<br>Выбирая бедность или голод
<br>Холод или супер холод
<br>Дай им повод
<br>Провод ток и в тело разряд
<br>Их не судит ваш Бог
<br>Зубами на локтях
<br>Оставляем страх
<br>Его просили полежать
<br>Но он сказал тебе в итоге сука ляг.
</p>
   

  </div>
  <div class="reward-title">Награда за задание:</div>
  <div class="reward" style="background-color: #5987AD"><img src="https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/86/371295.png" alt="Опыт дружбы" title="Опыт дружбы">
    <div class="reward-value">100</div>
  </div>
  <div class="reward" style="background-color: #5987AD"><img src="https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/86/828529.png" alt="Опыт персонажа" title="Опыт персонажа">
    <div class="reward-value">500</div>
  </div>
  <div class="reward" style="background-color: #5987AD"><img src="https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/86/715614.png" alt="Опыт приключений" title="Опыт приключений">
    <div class="reward-value">280</div>
  </div>
  <div class="reward" style="background-color: #C87C24"><img src="https://api.ambr.top/assets/UI/UI_ItemIcon_201.png" alt="Камни Истока" title="Камни Истока">
    <div class="reward-value">320</div>
  </div>
  <div class="reward" style="background-color: #C87C24"><img src="https://i.imgur.com/dxc5Tou.png" alt="Кокосовая сладость к чаю
    " title="Кокосовая сладость к чаю">
    <div class="reward-value">2</div>

  </div>

  <div class="post-timing">
    <div class="botpic" style="background-image:url(https://i.imgur.com/6zhbhY6.jpg);"></div>
    cрок написания постов: ∞

  </div>
</div>
</div>
<link rel="stylesheet" href="https://forumstatic.ru/files/0014/98/d3/47782.css?v=20">
[/html]

Отредактировано Mournful Hoarfrost (2023-05-27 02:04:20)

+5

2

Скрежет заостренного пера по пергаменту был самым громким звуком, на котором могло сосредоточиться сознание Вестника. Так вышло, что то немногое “время”, которое он мог уделить своей скромной персоне, проще всего было проводить в одном особенном уголке спирали, что с лёгкой руки не слишком грамотных Магов Бездны стало именоваться “ачОдошной”, и в такие моменты здесь всегда царила столь необходимая инквизитору абсолютная тишина. Если бы у него ещё было сердце, способное сокращаться и гонять по телу кровь, то он бы несомненно смог это всё услышать. Но вместо того по комнате планомерно разносился чарующий и иногда резкий звук, оглашающий нанесение очередной каллиграфической линии чернил.

Кайон не отследил, когда это занятие вошло в его привычку, но смотря на то, как легко его рука выводит символы на пергаменте и как точно инквизитор определял силу нажима на перо, было ясно что это увлечение плотно засело в мужчине. Это умозаключение всякий раз вызывало слабую ухмылку, ведь каллиграфией он занимался в человеческой форме. Если бы в Бездне могло существовать понятие времени в привычном для Тейвата образе, то за этим занятием Иней мог бы проводить часы, если не дни, методично выводя букву за буквой и затем складывая получившиеся листы в отдельный ларец, однако мгновения подобного покоя обманчивы. Неприятный, резкий, тревожный скрип ненастоящей двери, что вела вглубь Спирали, прервал медитативный покой Вестника и в тоже мгновение, вместо приносящей покой пустоты его разум заполонили мысли.

<...>

Глухой стук металлических сабатонов разносился по бесконечным корридорам, предупреждая тем самым о приближении Чёрных доспехов и кого-то, чей шаг легко заглушался их лязгом. Кайон двигался плавно, почти плыл по полу, от чего живые доспехи на его фоне казались неумело контролируемыми марионетками, что в целом и не было так уж далеко от истины. В своих руках Скорбящий Иней нёс две стопки бумаг: одна из них была расписана ровным и аккуратным почерком, а другая содержала в себе размашистые и витиеватые символы. Быть Вестником - значит стать не столько “голосом Бездны”, сколько “голосом для Бездны”, и порой приносить с собой приходится не только лишь новость о неудаче либо упущении. В этот раз в тронный зал Кайон зашел с намерением пробить новую трещину на сердце той, что внимательней всех внимал голосам вне реального мира.

Он прошел в тронный зал лишь тогда, когда его просьба об аудиенции была передана и принята, хотя вполне мог воспользоваться своим положением в Ордене. Однако, даже оказавшись в столь печальной ситуации, то немногое ,что оставалось в Кайоне от него прошлого требовало соблюдать протокол, придерживаться этикета, от чего лязг металла бестелесных рыцарей проник из коридора, через портал, но тут же стих ведь рыцари замерли перед лицом своей повелительницы. Вестник сделал три строго выверенных шага и бесшумно опустился на одно колено, покорно склоняя голову, как и подобает гонцу что приносит дурную весть. Левая рука вместе с бумагами опускается на пол, а правая кладется на грудь, после чего в тронном зале воцаряется тишина.

Иней не спешит говорить, пару секунд тщательно прокручивая в своей голове всё то, что смог собрать и то, что ему столь любезно было преподнесено ранее.

— Тц. — Недовольный тем, как всё ускользнуло из-под его бдительного надзора, Вестник начинает говорить, и голос его монструозной формы заполняет всё свободное пространство. — Ваше Высочество, нас предали. Снова.

Конечно, подобное всегда можно попробовать обернуть в более приятную слуху обёртку из подводящих фраз и мягких слов, но это лишь на мгновение скрасит горечь от услышанного, а Кайон был готов действовать. Сорваться с цепи и навестить Пурпурную Молнию по наводке Погибельного Грома было бы совсем не сложно, даже наоборот, вот только чем тогда Вестник будет лучше зазнавшегося ученого их Ордена? Нет, подобное совершенно не подходит его роли и призванию, как во времена давно минувшие, так и в эпоху нынешнюю. Подковёрные интриги и заговоры за спиной остались далеко в прошлом, теперь же Скорбящий Иней лишь мрачная тень, что бдит за своими собратьями и не даёт новообретенной семье распасться изнутри, даже если это значит обрекать одного из них на муки ради блага остального Ордена Бездны.

[icon]https://i.imgur.com/23lP2va.png[/icon]

Отредактировано Mournful Hoarfrost (2023-08-20 15:39:35)

+5

3

наряд принцессы

[indent]Час покоя замирает в бесконечно вьющейся спирали, поглощая динамику звука и материи, прерывая движение тонких временных волн, и без того слабых и коротких по эту сторону реальности, а в этот момент блеклых настолько, что, затаив дыхание, невозможно даже надеяться на то, что отзвук удара сердца из груди настигнет слуха. Может быть дело в том, что в смиренном пространстве посреди океана хаоса нет тех, кто под костяным палисадом прячет сердце. Может быть дело в том, что, вопреки всем законам сопряжения, на такт пульса не приходится ни одной ноты в артериях, ничто не спешит перегнать по сосудам чистейшие звуки, настолько полюбовная апатия сегодня заменяет собой кислород тёмного мира.

[indent]Люмин хорошо знает: когда застывает нервный укол между лучевой и полулунной костями, гроза неизбежна.

[indent]Раал если и чувствует приближение непогоды, то виду не подаёт. Его высокий силуэт заслоняет светильник с люминесцентным кристаллом, и лучи магического света огибают его, одичалые тени выпрыгивают из-под его бока на каменный стол и пляшут по карте. Люмин наблюдает за тем, куда именно простирается эта тьма, а куда, по касательным от милосердного контура Вестника, стелится голубой свет. Поднимает глаза к лику Раала, — жаль, что глаз в этой форме почти не различить, — и измышляет идею тонущего в тёмных водах Тейвата.

[indent]Тягучая мысль лопается, прерванная незапланированным визитом. Но теперь виду не подаёт Люмин, только переводит свой взгляд на армиллярную сферу, словно именно к этому инструменту её и вели мысли. Придворный Змей-страж вырывает из металлического нутра проклятый титул другого Вестника, и Люмин безоговорочно принимает срочный порядок этой аудиенции. Раалу протокол велит уступить место своему сослуживцу, но он опускает взгляд к принцессе и остаётся неподвижен. Теперь-то даже вопреки чудовищному лику можно разглядеть его хмурые брови над внимательной, вдумчивой синевой глаз. Люмин знает: он упрямый и не хочет оставаться в неведении, а потому не прогоняет его прочь из зала. В конце-то концов, какие секреты у тени от длани?..


[indent]Порядок обязывает Люмин быть на неуместно огромном для неё троне, когда в зал пропускают Инея. Ей положено слушать, но в слух обращается Раал, стоящий по правую руку чуть позади. Люмин же погружается в зрение, и фланирующий взгляд её беспощадно внимателен к беспокойству Кайона. Когда тот цокает прежде, чем что-либо сказать, Люмин почти что может разглядеть, как на языке его распускается скорбный ирис, пускает корящие стебли внутрь, в чрево Вестника, и теперь весь он будет опутан удушливыми кустами горечи, томления и кручины. Ирисы распускаются и отпускают изо рта Кайона слова о предательстве, и теперь уже Люмин чувствует, как букеты аквилегий селятся под её рёбрами, опутывают листьями кости и капля за каплей начинают высасывать кровь, костный мозг и чувство контроля.

[indent]Ей уже хочется податься вперёд, но вместо этого поддаётся движению Раал. И здесь берёт на себя больше нужного, оставляет сидеть неподвижно и спускается к собрату, чтобы забрать документы. Люмин оставляет его читать все бумаги, понимая, что погружаться в них стоит лишь при свидетельстве одной только пустоты. В её голове порхают с места на места болезненные бабочки самых разных догадок, она и не знает, за какую из них ухватиться. «Опять», — шелестят их крылья, — «Опять, опять, опять.» Гроза так и не разражается, но неизбежное чувство её собирается в воздухе, заставляя крылья этих бабочек напитываться статическим электричеством. Теперь они, наэлектризованные, шелестят отголосками всех пережитых предательств в голове, и один разряд бьёт острее других.

[indent]— Всё-таки северяне оказались ненадёжны?.. — вопрос звучит привычно тихо, скорее вопрошая собственное недоверие, — Шестой или Одиннадцатый?..

[indent]Люмин больше не может оставаться в заложниках у чинного постамента и трона. Она поднимается на ноги и спускается буквально на пару ступеней, когда подмечает насколько хладимым и недвижимым обращается Раал, пока осторожно перелистывает страницы книги. Нет, одной лишь лжи и подлости от смертных будет недостаточно, чтобы так сковать его гордый характер, — он и сам, кажется, ещё не заметил, что смотрит на одну и ту же страницу уже дольше, чем, вероятно, того бы хотел.

[indent]Пугающе расцветшими остаются те водосборы, что жадно теперь тянут свои бутоны, опылённые жестоким любопытством, но не беспокойством.

[indent]Наблюдая за Раалом, Люмин принимает решение не торопиться и вновь занимает положенное ей место. Отсюда хорошо видно, как и Вестник сам возвращает привычный распорядок жестов. Остаётся гадать, что именно он нашёл на страницах книги, жуткое настолько, что способно потревожить даже самые злые из всех вечных течений. Но в этой пучине находятся лишь строгие вопросы:

[indent]— Когда ты это выяснил? Ты нашёл его?

Его.
Его.
Его.
Его.
Его.

[indent]И грянул гром.

Отредактировано Lumine (2023-05-22 07:22:54)

+4

4

Он не дрогнул, когда от сказанных слов в тронном зале повисла гнетущая тишина. Не двинулся, когда бурным потоком к нему приблизился Гидро Вестник, говорящий и действующий от имени принцессы. Не шелохнулся, когда слуха его коснулся тихий и обманчиво спокойный голос восседающей на троне девы, на чьё лицо каэнриец не решался поднять взгляда, но молвил, ведь это всё что ему оставалось.

— Нет, Ваше Высочество.

Она и так уже это поняла, однозначно, раз вернулся к своему трону, вновь позволяя Течению вести разговор. Крио Вестник встаёт и внимательно смотрит на собрата, что вкусил ту же горечь, смотрит слегка исподлобья, ведь могучим ростом его обделила даже Бездна, но то не важно и не было поводом хоть для какой-то обиды. Взгляды их не пересекались, но Иней знал, что найдёт на свою печаль равносильный отклик. Инквизитор выжидает, и не зря, поскольку от последовавших вопросов, кажется, содрогнулся  весь тронный зал и всё внимание, которое можно было собрать на себе в Лунной Спирали было приковано к тому, кто больше других скорбит от ошибок и провалов. Склонив голову и укрыв свой взор под несуществующими веками, Кайон делает шаг вперёд, словно пытается занять всё пространство перед ступенями на трон. Лишь бы молнии ударили в него, как в громоотвод.

— Как только получил отчёт из рук Погибельного Грома. — Это прозвучало грозно, резко, быстро, отчего Скорбящий Иней выдерживает паузу, прежде чем ответить на второй вопрос. — Он скрылся, Ваше Высочество, как и подобает бегулецу… Я готов найти его. Лично.

Одно её слово и в тень печали, что поглощает разум воина морали, грянут все на кого укажет перст скромной владычицы Ордена. Поразительно сколько послушания и повиновения в себе способен найти Кайон, когда дело доходит до Принцессы, чей голос так сладко звучит в унисон со звенящей пустотой Бездны. Это не поддаётся пониманию, нет, но Иней и не пытается понять всё то, что стало с ними за эти долгие пять сотен лет. Наверняка у Уэргу был весомый повод так погрузиться в свои изыскания и не позаботиться о том, чтобы весть о его успехах и провалах была доведена до Люмин. И у Самули была причина, по который он так спешно вручил последний пазл в руки бдительного инквизитора, конечно. Вестник видел это, знал, и это печалило его, отдавалось глухой болью в том месте, где должно было биться сердце. Лишь понять это было ему больнее всего, как когда-то тогда, на зарей их изгнания, когда все те могучие догмы и устои обратились пеплом…

Легкое касание Раала вырывает Кайона из круговерти скорби и он невольно смотрит в сторону трона, успевая заметить чёрное убранство принцессы, но вовремя отводит не позволяет себе смотреть куда-то на лицо, или ещё хуже - в глаза. Хотел было сказать что-то, да слов не подобралось, лишь вздох один тяжелый да поклон как извинение за вольность с мыслями вне трона. Коль он шагнул навстречу буре, то будет с ней до самого конца.

— И я готов подготовить наказание для предателя, если на то будет Ваша воля.

[icon]https://i.imgur.com/23lP2va.png[/icon]

Отредактировано Mournful Hoarfrost (2023-08-20 15:39:25)

+4

5

[indent]Праведный гнев подобен огню, поэтому первой начинает кипеть вода. С места Люмин хорошо видно, как в нутре Раала, под его тёмным омутом, собираются сначала мелкие и частые, а затем крупные и беспокойные пузыри тревоги. Тревога разливается через края тёмного омута и выкипает в ярость, — холодную и немую, вопреки всей праведности. Скоро поднимется жаркий дым, и искры внутри запаренной темноты начнут по кускам истлевать лёд. Мёрзлое и задуманное беспристрастным изваяние уже и так покрывается трещинками, и ледяная фигура мироточит студёной ключевой водой, капля по капле.

[indent]Слезами грешников делу не поможешь, только тонуть, только захлебнуться.

[indent]Принцесса вновь поднимается со своего места и проходит всю лестницу вниз до основания трона. Тут и замирает. Что должно быть дальше? Она обращается к себе и, закрывая глаза, опускает лицо, касаясь подбородком ключицы. Итак, ей должно ощутить злость: за совершённое предательство, за предателя-змею, что вьётся тенью сквозь века, за яд его, что отравил тех, кто клялся в верности. Что вообще такое эти ваши клятвы…

[indent]Но Люмин только вздыхает. Со дна колодца лишь пронзительно молчат погребённые там кости и сухоцветы. Огня на двоих с Раалом им не хватает, но пусть берёт, ему нужнее. Только и остаётся, что оправить деловито юбки и сцепить за спиной руки, — поза чуть задумчивая и лёгкая, но локти и пальцы заламываются до тех пор, пока в тело не уходит первый импульс боли и дискомфорта.

[indent]«Надо же, — думает Люмин, — Мало тебе было моей любви, ты забрал ещё и ненависть.»

[indent]Возможно, стоит поискать скорбь? Тоски и слёз Кайона должно хватить на всех. Ладони ложатся на грудь и пытаются прощупать за рёбрами отголоски тоски по светлому и верному.

[indent]В груди по-прежнему до опьянения пусто. И от этого не легче. Только лёгкая ткань блузки собирается под подушечками пальцев и стягивается на груди, словно сердцу без этого не хватает давления. И ведь действительно не хватает.

[indent]Гроза откладывается, — за сердцем не остаётся ни искры, ни разряда.

[indent]Поэтому принцесса спокойно подходит к своим вестникам и молча забирает книгу. У неё не находится ни лишних взглядов для своих подданных, ни жестов, чтобы как-то подвести черту этой аудиенции. Выразимая реакция застывает в золотой смоле широко распахнутых глаз, которым теперь постыло всё, кроме букв, выверенных на слишком ровном и спокойном пульсе чернил, аккуратно, петелька к петельке, искренне рассказывающих о предательстве.

[indent]Раалу остаётся лишь склонить голову, провожая взглядом свою принцессу. Затем он так же без слов кивает на боковую стену. Вестникам пора удалиться и оставить принцессу наедине с основным свидетельством предательства и чтением, слишком увлекательным для вероломного.

[indent]Он выходит через дверь, ведущую во внутреннюю галерею, и оттуда из зала — в комнату ожиданий, недавно оборудованную специально для тех, кого призвали в Спираль, или тех, кто пришёл сам в поисках аудиенции. Приёмная была по возможности восстановлена, только разбитые витражи в ростовых арочных окнах заменяют отсутствующие куски мозаики бескрайней ночью, и свет погибших звёзд вкрадчивым искрящимся холодом струится в щели и выщербины, чтобы опасть на мраморную плитку и плотные шторы по краям оконного ансамбля.

[indent]Раал игнорирует и диванчик, подготовленный для гостей, и парящую фрейлину Её Высочества. Приближенная Маг, заметив двух Вестников, ойкает звонко и изначально как будто бы хочет забиться в угол. Только через мгновение осознаёт, что нарушает все возможные протоколы, а потому сокрушается и стучит себе по маске крохотными трясущимися пальцами, кланяется налево и направо по несколько раз. Корит себя, но за писком из-под маски сложно разобрать какие-то конкретные слова, описывающие её самобичевание. Подхватив серебряный поднос с чайного столика, она быстро удаляется через скрытый за ширмой проём. «Мои манер-ры, — сокрушается по пути она, — Под-дать чай гостям Её Высочества, с-срочно, с-срочно, н-е-м-е-д-л-е-н-н-о!»

[indent]Вестник Принцессы наблюдает за магом Бездны с нечитаемым выражением его чудовищного лика. Когда он остаётся наедине со своим собратом, находит возможным подойти к тому достаточно близко, чтобы поровнять свет тёмного омута в щелях его шлема — с холодом вечнозимнего льда в глазах напротив.

[indent]— Почти месяц, Кайон, — каждое из немногих слов он проговаривает жёстко и медленно.

[indent]Больше ничего не добавляет. В стылом гневе и так ясно негодование о том, что они прознают о совершённом предательстве так нескоро. Раал только вскидывает руку, чтобы крепко ухватить запястье Кайона и потянуть на себя. Он призывает к ответу и требует неуклончивой истины, — какую они ищут в любом заданном вслух вопросе.

[indent]— Как ты допустил это? — в суровой строгости спрашивает Раал.

[indent]И голос его сипло тонет до «Как мы допустили это?»

[indent]И голос его захлёбывается в «Как я допустил это?»

+4

6

Он был готов лишиться остатков своего существа в тот же миг, был готов принять весь груз чужого гнева и собственной печали. Слишком много воды ушло с тех пор, когда Кайон был готов лить горькие слёзы из-за ошибок своих сородичей, слишком много сил на это нужно. Блюститель моральных устоев в лице крио Вестника лишь смотрит под ноги принцессы, что неимоверно долго спускается с пьедестала, молчит и ждёт, когда нагрянет буря. Один вдох, два, три.

Тело инквизитора не подвергается никаким нападкам, ни со стороны Её Высочества, ни со стороны Раала, но кара настигает его и звенит громче любого возгласа. Тишина. Без слов, без ответов, Люмин лишь забирает из рук своего преданного Вестника журнал с записями, и всё её сознание теряется где-то среди строк личных заметок учёного Ордена. Скорбящий Иней не пытается найти ответа на свои последние слова, в попытке вырваться из клети своей кары, но жест Течений вынуждает смиренно покинуть тронный зал, унося с собой молчание принцессы подобно кандалам грешника. И он покорно следует за своим братом, прочь, сквозь неприметную дверь в стене, прямиком в комнату для ожидающих аудиенцию.

Богатое убранство помещения отдаётся глухим шумом из далёкой прошлой жизни, когда при дворе собирались все самые значимые и известные люди, и это навевает тоску по временам лучшим, чем сейчас. Кайон не пытается всматриваться в то, как отделан диван, как красив чайный сервиз и сколь неуклюжа фрейлина Её Высочества. Нет, вместо этого он смотрит туда, где видит свет умерших надежд и чаяний, где видит эхо собственной судьбы. От созерцания этой картины приходится отвлечься, когда Злые Течения подходит слишком близко, чтобы оставаться просто разгневанным подручным принцессы. И вот в его глаза Кайон смотрит прямо, без какого либо страха, стыда или гнева. Весь гнев сейчас на его плечах, вся злоба этого момента досталась ему одному и Вестник хватает брат за запястье, словно боится, что разум Инея вновь найдёт способ предаться блаженной меланхолии. Но разум, преисполненный скорби, пронзительно смотрит в ответ, лишь немного выжидая, когда сойдёт волна обжигающего кипятка эмоций.

Когда голос Раался становится всё тише, когда его хватка становится толику мягче, инквизитор действует, не оставляя гидро Вестнику ни шанса уклониться. Свободная рука плавно опускается на плечо советника, без какого-либо давления или хвата, чтобы привлечь достаточно к себе внимания, и затем лишь один небольшой шаг навстречу, вместе с небольшим толчком к себе. Выверенным жестом рука уходи с плеча за спину, заключая буйные воды в объятия льда и скорби, и лишь только тогда он смеет заговорить снова, почти шепотом.

— У меня нет для тебя ответа, брат. — Тон слов Скорбящего Инея почти не отличается от того, как он говорил в тронном зале, но слова, звучащие так близко, несут в себе гораздо больше, чем простое раскаяние. — И слёзы давно закончились. Осталась одна лишь жажда мести.

Стоит вестник так, обнимая брата и принимая весь гнев его, всю боль, недолго, отступая в тот момент, когда из-за угла доносится знакомый звон посуды на подносе. Кайон едва заметно кивает, после чего его взор снова устремляется за стены комнаты, где он находит нужные слова.

— Прах к праху, брат.

[icon]https://i.imgur.com/23lP2va.png[/icon]

Отредактировано Mournful Hoarfrost (2023-08-20 15:39:17)

+3

7

[indent]Раал, и без того всегда возвышенный, статный, прочный и прямой, обращается в иссеченный течениями тёмной воды каменный коралл, обложенный известью предчувствия угрозы, — так сильно сковывает его, вызывает мышечное напряжение и разрыв связей понимания между разумом и телом то, что делает Инквизитор. Выдержка позволяет ему не дёрнуться, не воспротивиться жесту собрата, и это большая любезность, на которую он способен. Тяжёлая рука Вестника опускается на плечо Кайона, и холодная рябь скользит меж пальцев, перемешивая магическую эссенцию одинаково проклятой, но разной по элементальной природе плоти двух тел. Пальцы Раала ощутимо сжимаются, задерживаются на короткий, но выразительный в принятии промежуток времени.

[indent]Раал отстраняет от себя Кайона волевым жестом на расстояние вытянутой руки в тот момент, когда в дверном проёме появляется округлый силуэт фрейлины Её Высочества. Та, заприметив важную и трепетную сцену, ойкает беззвучно, но звон фарфора на подносе от неловкости маленьких трясущихся ручек выдаётся её громче попыток затаить дыхание и не мешать двум Вестникам Бездны. Кьярваль устраивает чайный сервиз на столике и шёпотом извиняется, — тихий шипящий голос под маской обращается в ропотный шелест.

[indent]— Немедленно ухожу, оставляю господ... — она заминается, памятуя имена, в спешке пытается найти в карманах мантии свой блокнотик, но, нервничая, не справляется, и, чтобы не тратить время, останавливается на скомканном обращении: — Вестников Её Высочества. Буду в коридоре, если вам что-то понадобится. Или если Принцесса позовёт вас. Не меш-ш-шаю...

[indent]И только когда ни духа, ни тени, ни слуха мага не остаётся в комнате, Раал фокусирует свой рассредоточенный взгляд, — неотслеживаемый в течениях его деформированного лица под вросшим в тело тёмным шлемом, — на Кайоне перед собой. Ощутимая, словно вязкая и хладимая тишина считает моменты до того, как Злые Течения принимает решение. Он кивает, и в прорезях шлема и горла приходит в движения, опускает вниз и затем разливается назад вверх едва подсвеченный поток цвета ляпис-лазурита.

[indent]— Fiat justitia, — возвещает Вестник Её Высочества, — Я вверяю это дело тебе.

[indent]Раал не даёт пояснений. За его немногословностью скрывается многое: и вверение надежды Ордена в руки единственному каэнрийцу, ещё способному к сочувствию; и понимание того, что принцессе и, вероятно, инквизитору известно о том, что в прошлом Течения был связан с Молнией, а, потому, в настоящем мог вызывать подозрения; и то, что обычно контролирующий всё бдительный Вестник не станет вмешиваться как-либо, пока на то не будет приказа. Так будет справедливо, ведь справедливость — это то немного, что ещё у них остаётся меж хитиновых искривлённых рёбер чудовищных тел.

+3


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Архив » [24.02.501] Холод или Суперхолод


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно