body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/275096.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/326086.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/398389.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/f1/af/2/194174.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; } body { background:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/4/657648.jpg) fixed top center!important;background-size:cover!important;background-repeat:no-repeat; }
Очень ждём в игру
«Сказания Тейвата» - это множество увлекательных сюжетных линий, в которых гармонично соседствуют дружеские чаепития, детективные расследования и динамичные сражения, определяющие судьбу регионов и даже богов. Присоединяйтесь и начните своё путешествие вместе с нами!

Genshin Impact: Tales of Teyvat

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Архив отыгранного » [~10 л.н.] 「Скарабей и Лотос」 Глава 1. Меж полок взгляд тяжёлый


[~10 л.н.] 「Скарабей и Лотос」 Глава 1. Меж полок взгляд тяжёлый

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

[html]

<style>
  @font-face {
    font-family: "Genshin";
    src: url("https://forumstatic.ru/files/0014/98/d3/50051.ttf") format("truetype");
    font-style: normal;
    font-weight: normal;
  }

  #ship1 {
    --sh1mr: auto !important;
    /* отступ слева, auto - для отцетровки */
    --sh1w1: 600px;
    /* ширина карточки */
    --sh1bg: #FFFFFF;
    /* фон карточки */
    --sh1br: #000000;
    /* цвет текста и рамки */
    --sh1cl1: #DAAC55;
    /* цвет заголовка */
    --bgSrc: url(https://i.gyazo.com/fa6b6459e392c095e26 … 897339.png);
    /* ссылка на фон внизу */
    --bgPos: 40% -70%;
    /* смещение фона внизу */
  }

  #ship1 {
    display: block;
    padding: 40px;
    margin-top: 11px;
    margin-bottom: 11px;
    margin-left: 34px;
    margin-right: auto;
    background: var(--sh1bg);
    outline: 1px solid var(--sh1bg);
    outline-offset: 10px;
    width: var(--sh1w1);
  }

  /* shipovnik */
  #ship1,
  #ship1 * {
    box-sizing: border-box;
  }

  /* АВАТАРКИ КАРТИНКИ */
  .shiav {
    width: 70px;
    height: 70px;
    margin: auto 8% auto auto;
    display: inline-block;
    border-radius: 50%;
    background: var(--sh1bg);
    border: 1px solid var(--sh1br);
    transform: translate(0%, -50%);
    transition: all 0.3s ease;
    background-position: 50% 50%;
    background-size: cover;
  }

  .shiav:last-child {
    margin-right: 0px;
  }

  .shiav:hover {
    transition: all 0.3s ease;
    transform: scale(1.2) translate(0%, -40%);
  }

  /* БЛОК АВАТАРОК */
  .shiprs {
    display: block;
    border-top: 1px solid var(--sh1br);
    text-align: center;
    margin: 20px auto auto;
  }

  /***   ЗАГОЛОВОК   ***/
  #ship1>em {
    display: block;
    margin: -10px auto 16px auto;
    text-align: center;
    font-style: normal !important;
    letter-spacing: 1px;
    color: var(--sh1cl1);
    font-family: Genshin;
    font-size: 20px;
  }

  /***   БЛОК ТЕКСТА   ***/
  #ship1>.btext {
    padding: 0 50px;
    font-size: 12px;
    color: var(--sh1br);
    font-family: Arial, Tahoma, sans-serif;
    text-align: center;
  }

  /***   ПЕРСОНАЖИ   ***/
  .btext>p {
    margin: auto !important;
    text-align: center !important;
    font-style: normal;
    font-size: 12px !important;
    opacity: 0.65;
    font-family: 'Genshin';
  }

  .charsblock {
    text-align: center !important;
    margin-bottom: -15px;
    margin-left: auto;
    margin-right: auto;
    display: block;
  }

  .chars {
    font-family: Genshin;
    font-size: 16px !important;
    text-align: center !important;
    margin-bottom: -15px;
    display: inline;
  }

  .chars:before {
    content: '\2726 ';
    color: var(--sh1cl1);
    margin-right: 5px;
    margin-left: 5px;
  }

  .chars:after {
    content: '\2726 ';
    color: var(--sh1cl1);
    margin-left: 5px;
    margin-right: 5px;
  }

  .topicDescription {
    background-image: linear-gradient(var(--sh1bg) 30%, transparent), var(--bgSrc);
    background-size: cover;
    background-position: var(--bgPos);
    text-align: center;
    font-size: 14px;
    line-height: 1.2em;
    width: var(--sh1w1);
    margin-bottom: -40px;
    margin-left: -90px;
    padding: 0px 30px 100px 30px;
    font-family: 'Genshin';
  }
</style>

<div id="ship1">
  <div class="shiprs">
    <!--   ЗДЕСЬ АВАТАРЫ   -->
    <div class="shiav" style="background-image:url(https://i.gyazo.com/4bc741b798c517e29ef … c85ade.png)"></div>
    <div class="shiav" style="background-image:url(https://i.gyazo.com/98764345ef17ab040ed … dd9be2.png)"></div>
  </div>

  <em>「Скарабей и Лотос」<br>Глава 1. Меж полок взгляд тяжёлый</em>

  <div class="btext">
    <div class="charsblock">
      <div class="chars">Сайно</div>
      <div class="chars">Тинари</div>
    </div>
    <p><br>~10 лет назад
      <br>Академия Сумеру
    </p>
    <div class="topicDescription">Студенты толпятся вокруг идейного первокурсника, громко обсуждаются смелые идеи, подпитывается репутация любимчика учителей. Мудрецы опасаются, что за популярностью может крыться заговор и злой умысел. Но нет преступления, наказание за которое можно избежать, если за дело взялся махаматра. </div>

  </div>
</div>
[/html]

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/194/278210.png[/icon]

Отредактировано Tighnari (2023-01-26 08:46:38)

+4

2

[icon]https://i.imgur.com/FSu2irH.png[/icon]

Стены высокие кабинета генерала махматры мрачны, ведь там не было окон; только большие часы давали понимание времени суток. Мрамор белый лампами освещается, тёплый их свет мерцает в золотой отделке стен, с зеленью малахита перекликается. Стены рифлёные, так составлены, чтобы ни единый звук помещения не покинул - высоко кабинет махаматры находится что фактически, что метафорически, и разговоры там слишком важные ведутся, мер безопасности много принято.
Стол тёмного дерева уже много людей на посту генеральском увидел, и Сайно лишь один из бесконечной вереницы в этой очереди, кто сидит в кресле, подбитом бархатом, и документацию изучает. Он кое-что принёс в это место от себя, но оно уйдёт следом тогда же, когда он должность покинет: шлем вычурный и курильница с благовониями из пустыни, и ещё одна лампа, в виде треугольника... может быть только сейф скрытый останется, который генерал поставил сюда между книжных стеллажей дополнительно. Всё для бумаг, но разной значимости.
По идее доклад, что читал сейчас Сайно, как раз следовало положить во второй сейф, что был поменьше и хранил в себе особо важные документы.
«Формирование фракций и сбор вокруг себя единомышленников. Невероятно быстрое и успешное становление лидером мнений, фиксация внимания окружения на собственной личности,» - гласило заключение. - «Подобные действия расцениваются как попытка сбора сил, установить цели подобного не представляется возможным на данный момент. Подозреваемый Тинари, даршан Амурта, вероятнее всего планирует воссоздать революционное движение, однако требуется уточнение...»
Прочитав доклад до конца, генерал махаматра рассмотрел приложенную к документации фотографию. В описании указано, что подозреваемый не прочь позировать для камер и был в целом личностью медийной - вот и первое доказательство того, что действительно вокруг него собираются люди. На фотографии он стоял в окружении других студентов, и даже без подписи ушастый и невысокий мальчишка сразу привлекал взгляд.
С такой приметной внешностью трудно ускользнуть от слежки.
Убрав доклад - действительно во второй сейф - Сайно вышел из кабинета, накинув на голову капюшон. Он - тёмная невзрачная тень в огромных коридорах Академии, внимания к себе привлекать не собирался. Кто-то, разумеется, всё равно его замечал и узнавал: одни в сторону шарахались, другие здоровались и получали кивок в ответ, но в основном всем было на генерала всё равно. Он тут наравне с остальными работает, мало ли куда идёт? Может на обед, а может на допрос, гадать бесполезно.
Солнце только начало падать к земле после полуденного восхождения, щедро даря городу свой свет и тепло. Тут и там студенты жаловались, что поздней весной уже становится крайне жарко и находиться во многих помещениях Академии становится сущей пыткой... для Сайно это звучало каким-то изнеженным нытьём.
Здесь всегда есть тень и фонтаны, а в городе в целом довольно прохладно в любое время года.
Махаматра неслышно спускается с высот своего кабинета к людям поближе, по коридору проходит в смежное здание, что было небольшой, относительно той же Пардис Дхяй, оранжереей для практик студентов Амурты. Неудобно им, конечно, туда-сюда между горшками и библиотекой бегать...
Здесь, в обилии зелени, воздух тяжёлый и влажный, над потолком из стекла закреплены механизмы студентов из Кшахревара, что отвечают за своевременный полив растений по таймеру. Насколько Сайно может припомнить, они тут недавно. Не сразу же после того появились, как этот Тинари вдруг стал таким популярным и к нему начали стекаться фанаты в избытке из разных даршанов?
Да, именно так всё и было.
Безучастно стоит махаматра в сторонке, как будто и вовсе не глядя на тех, кто сейчас в этом месте работает. Он осторожно в толпе ищет острые уши цели своей, не выдавая себя.
Нашёлся Тинари не сразу: ещё меньше был в жизни, чем показалось по фото, стоял за высоким столом на табуретке и над чем-то работал, ничем от других в этом не отличаясь.
Понаблюдав какое-то время, Сайно ушёл из оранжереи, чтобы вернуться чуть позже, к концу дня, уже в библиотеку, и снова там выцепить из толпы свою цель. Тут больше студентов, среди них затеряться проще. К тому же, именно в доме Даэны ученики неформально общались. Как бывший студент Сайно это конечно же знал, а потому начал слежку отсюда.
Среди своих за языком обычно поменьше следят.

+4

3

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/194/278210.png[/icon]

 Деньки становились занятыми: график Тинари был забит разными делами с самого рассвета и до ночи (а порой включал и ночные исследования…) Занятия, факультативы, проектная деятельность, консультации, — мало того, что расписание занятий было очень плотным, так ещё и юное дарование Амурты регулярно находил время для того, чтобы встретиться с другими студентами в частном порядке и посмотреть на их работы. «Мне не сложно!» — каждый раз улыбался он и дёргал ушами, ведь, если подумать, для него это было шансом не только получить социальный опыт, который по мнению его матери был важен, но и познакомиться с исследованиями других учеников. То, что таким образом другие ученики получали бесплатную проверку на ошибки и ценные рекомендации, Тинари если и понимал, то без знания о злом умысле. Все в выигрыше?..

 Целый день он ходил между классами Академии, лабораториями, оранжереями, перекусывал на ходу, беспокоясь за крошки на мантии, в свободное время (помимо зарезервированных обязательных визитов) навещал альстромерию, за которой ухаживал вместе со своим муаллимом, — и не важно, что ради этого он наведывался в учительскую, к этому месяцу его обучения преподаватели уже перестали удивляться этому маленькому ушастому всезнайке с лейкой, деловито поднимающемуся на табуретку, чтобы полить экзотический цветок. Муаллим Калид привлёк его к этому небольшому ботаническому практикуму, и до тех пор, пока Тинари никому не мешал, всё было в порядке. Впрочем, некоторым зевакам доставалось, когда он проходил мимо их столов и ненароком обращал внимания на ошибки в записях. Без какого-либо злого умысла или горького сарказма, — но совершенно искренне и не ведая границ приличия и скромности.

 Даже если он и утомлялся, то лишь к концу дня. Но в это время Тинари уже был в библиотеке, и иногда даже позволял себе под столом вытянуть ноги, если вокруг не было никого, кто мог бы заметить такую расслабленность. Но чаще всего именно тут он встречался с другими студентами, где, сидя напротив них, Тинари читал вслух свои комментарии к их работам, указывал сухим пером на сомнительные строки, а затем передавал записки со своими рекомендациями. Порой даже заранее готовил стопку важной литературы, неучтённой в работе, с местных стеллажей.

 И если к моменту, когда он оставался в библиотеке совершенно один, Тинари вдруг начинал чувствовать усталость, он обычно выходил к фонтану умыться, а затем возвращался, убеждая себя, что это — всего лишь испытание крепости его тела и выносливости, через которое проходит каждый студент Академии. И пусть он был младше и меньше, других условий или поблажек он не искал. Наоборот, хотел вдвойне стараться, чтобы подтвердить, что он на своём месте, что он достоин здесь обучаться. Ведь, как ни крути, от косых взглядов и злых речей его спасало как раз то, что он держался на дистанции удобных академических переговоров с большинством своих сокурсников (и даже с некоторыми старшими…)

 О причинах своей неуверенности и тревожности Тинари, разумеется, не задумывался. Он был достаточно умён, чтобы решать научные задачи, но всё ещё недостаточно опытен, чтобы осознавать такие тонкие материи человеческих взаимодействий. Да он и человеком-то даже не был… А потому сегодня, как и всегда, предпочитал погрузиться именно в учёбу. Он сидел за широким библиотечным столом, словно спрятавшись в книжной крепости. Несколько пергаментов было разложено перед ним полукругом, и в каждом из них по очереди Тинари оставлял какие-то пометки. Он качал ногами под столом, даже не доставай до пола — почему вдруг мышцы так ноют, наверное, затекли… — и ушами в такт этому же ритму, поддерживая себя в бодром духе. Мог бы и напевать себе под нос мелодию, но в библиотеке шуметь нельзя. Даром, что Тинари там сидел уже совсем один, в полумраке, и лишь лампа на его столе разгоняла сумрак в доме Даэны.

 «Подождите-ка, что-то тут не сходится», — он словно споткнулся взглядом о строчку текста и тут же потерялся. Проморгался, крепко зажмурился и потёр глаза, почему-то уставшие и сухие. Наверное, потому что в библиотеке пыльно из-за обилия старых книг… Не иначе! И в этих старых книгах ему сейчас как раз и следовало покопаться. Когда он поднялся на ноги, вдруг мягкие и пружинистые, то лишь утвердился в мысли, что засиделся. Нужно размяться — как раз залезать на стремянку, чтобы снять книгу с верхней полки. Он уже хорошо знал, как ориентироваться по классификатору книг, где найти нужный ему том…

 Руки дрожали, наверное, тоже из-за того, что он долго сжимал перо, сегодня как никогда скрипучее. Ничего-ничего, сейчас разомнётся, разгонит кровь и всё будет хорошо. Даже когда он уже взбирался по лестнице, а дышать вдруг стало сложнее, подумал, что, видимо, так долго сидел, что резкий подъём легко его выбил из колеи. И лишь тогда, когда Тинари потянулся к нужному корешку, он понял, что что-то не так. Как бы сильно он не тянулся, пальцы никак не становились ближе к полке. А затем и стеллаж как будто бы вдруг начал отдаляться… В глазах вдруг потемнело, и Тинари сумел лишь излишне спокойно рассудить: «Кажется, я падаю.» Перед законами гравитации он, разумеется, был бессилен.

Отредактировано Tighnari (2023-01-26 08:46:28)

+2

4

[icon]https://i.imgur.com/FSu2irH.png[/icon]

Неделя, вторая: составлен подробный график дня цели, схема его перемещений, список контактов. Сайно сверяется с записями, проверяя свои заметки для будущего внесения в личное дело, а потом отрывается от текста и вновь смотрит на цель. Тинари всё так же беспечен и паттерн своего поведения не менял, сколько бы махаматра не наблюдал.
Подозреваемый понятия не имел ни о слежке, ни о том, что дела свои стоит вести аккуратнее, если не хочешь привлечь чьё-то внимание.
Выявив наиболее частые связи, Сайно проверил этих людей. Преподаватель Калид был опрошен махаматрой лично, как ещё один вероятный зачинщик и, возможно, манипулятор, подбивающий основного подозреваемого в деле; всех прочих людей проверили доверенные люди генерала и принесли отчёты на стол.
Собрав воедино всю информацию и изучив у себя в кабинете, Сайно лишь покачал головой, придя к выводу, что у него что-то не сходится с полученными данными. В докладе предварительном одно написано, а донесения смотрителей совсем про другое говорят, да и личные наблюдения намекают, что что-то не так. Неправильно.
Надо было разбираться и либо доказать виновность Тинари, либо его абсолютную непричастность ко всем обвинениям, и уже после этого выказывать организаторам предварительной слежки за паранойю.
Поразмыслив немного и обратив внимание на время, Сайно сверился с тем графиком, что составил ранее, исходя из своих собственных наблюдений за целью. Прикинув его режим и в самом деле подозрительно малое время для отдыха, махаматра направился в дом Даэны. Это место работало круглые сутки как раз для того, чтобы там такие чрезмерно усердные студенты коротали часы и любому матре их было проще найти. Сегодняшний кейс ничем не отличался от прочих - Тинари был там, сидел за столом в окружении книг, болтая ногами. Что-то записывал, много читал, низко склоняясь к страницам. Так вышло, что кроме них двоих в библиотеке никого не было и Сайно просто занял один из столов чуть в стороне. Свет включать не стал и в темноте его чёрный плащ был замечательной маскировкой.
Минут через двадцать, которые Сайно потратил на то, чтобы в голове проработать структуру отчёта, Тинари наконец поднялся с места. Генерал понадеялся, что студент отойдёт к фонтану и будет время проверить его записи, но нет, он пошёл к одной из стен стеллажей.
Тинари немного качался из стороны в сторону, видимо от усталости, и не очень уверенно взялся за лестницу, чтобы подняться до нужной полки. Всё это он делал медленно и заторможенно, как-то нелепо, точно был составлен не из плоти, крови и мышц, а набит ватой и тряпками, как игрушка.
«Упадёт,» - неслышно выдохнув, Сайно поднялся со своего места. Возможно сам Тинари этого и не понял, а вот генералу издали глядя было вполне очевидно - с того момента, как он спрыгнул со стула и пошёл к стеллажам.
Подозревать этого ученика в заговоре можно, однако в планы махаматры не входило наблюдать, как его цель разбивает себе голову о мраморный пол. Вот умные все академики, а какие-то дураки всё равно. Куда лезет, если еле ходить получается?
К сожалению, Сайно не успел остановить этого излишне деятельного студента с отключенным инстинктом самосохранения: генерал сидел достаточно далеко и на оклик Тинари не отреагировал, будучи полностью в своём миру, оторван от происходящего в реальности. Видимо уже спал на ходу и действовал больше на рефлексах.
Пришлось наблюдать за тем, как этот признанный гений Академии падает с лестницы, не сумев ухватиться за книгу. Никакой спешки и никаких эмоций от этого факта не было, ведь к тому моменту Сайно уже успел спокойно дойти и поймать это недоразумение, мешком упавшее вниз.
«Настолько устал, что просто молча потерял сознание,» - генерал для проверки несильно встряхнул Тинари, ожидая что тот после этого зашевелится и откроет глаза, но тот предпочёл спокойно лежать на руках безвольным маленьким телом - теперь ещё больше похожий на игрушку из ваты. Не удивительно, ведь он несколько недель подряд практически не отдыхал и ел слишком мало, предпочитая ходить между даршанами и проверять чужие исследования.
«Мне же удобнее, что он отключился.»
Недалеко от крыла дома Даэны располагался лазарет. Не то же самое, что Бирмастан, но всё же там был дежурный врач, дремавший в процедурной. Разбудив его, Сайно положил принесённого и всё ещё бессознательного Тинари на одну из кроватей, распорядившись оказать помощь. В Академии каждый знает не понаслышке, какие побочные эффекты может вызвать физическое истощение. Хотя, конечно, тут нет безжалостного солнца Моря Алых песков, тихо угаснуть за книгами по самой идиотской причине тоже весьма неприятно.
Оставив подозреваемого под присмотром врача, Сайно вернулся в библиотеку, где остались вещи Тинари. Сумка с тетрадями, исследованиями и личным дневником - последнее интересовало генерала больше всего. И, раз уж владелец вещей сейчас вынужденно отсутствует, а лишних глаз в доме Даэны нет, можно потратить время с пользой и изучить прямые доказательства причастности Тинари к готовящемуся заговору против мудрецов.
Расположившись удобнее, Сайно начал чтение с самой первой страницы.

+3

5

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/194/278210.png[/icon]

 Грёза нагрянула незванно и по-жестокому неуклонно. Тинари только и успел подумать про себя: «Как жаль, ведь я почти разобрался в этой теореме, а теперь придётся упасть.» Напоследок корешок книги, оставшейся на полке не взятой, лишь наклонился слегка, словно осуждая: «Придётся сначала полежать, глупый студент. Приходи в следующий раз, когда ноги будут держать.» Неудовлетворённый итогами этого диалога, Тинари молча свалился вниз с лестницы и вниз в темноту потерянного сознания.

 Он, вероятно, думал, что предпримет ещё одну попытку покорить высоту знаний, как только откроет глаза. Но в момент, когда свет обволок белой пеленой по-звериному чувствительные глаза Тинари, последний едва мог предпринять попытку покорить даже собственную высоту, куда уж там до стеллажа. Своё собственное тело, почему-то вдруг ощущаемое как манная каша по форме, он обнаружил в постели. По выточкам простыни и уголкам подушки Тинари легко понял, что это не его постель, а запах лекарственных трав, гуляющий по помещению вместе с лёгким ветром из-за приоткрытого окна, окончательно выдал новое местонахождение.

 — Лежи и отдыхай, горе луковое, — тут же отозвался чей-то незнакомый голос.

 Тинари едва-едва повернул голову, чтобы обнаружить суетящуюся за рабочим столом тётушку. При форме Академии без факультетских обозначений, далеко за юным возрастом, она, вероятно, некогда и сама была ученицей Амурты, но лучшее применение своим знаниям обрела здесь, в лазарете для студентов, слегка лишённых инстинкта самосохранения. Таких, как Тинари.

 — …а почему я тут, подскажите, пожалуйста?

 — А с первого взгляда казалось, что головой ты не ударился. Ты свалился с лестницы от истощения. Ты когда обедал в последний раз нормально?

 — Сегодня? То есть, наверное, уже вчера…

 — Ты точно знаешь, что такое «нормально»?

  Это было даже обидно. Тинари хорошо знал все нормы потребностей тела. Со стороны тётушки было уж очень грубо и провокационно проверять его познания в столь очевидном и лёгком вопросе… Но ещё не успев надуться и покраснеть, Тинари всё-таки понял, что он заведомо не прав. Он знал нормы, но не перенимал на себя. Единственным способом достойно выйти из ситуации было упреждающее оправдание:

 — Один пропущенный приём пищи — всего лишь испытание выносливости для юного искателя знания.

 Он бы и голову задрал, гордый таким ответов, но затылок упирался в подушку. На больничной койке тяжело было выражать собой гордость и достоинство академических изысканий вопреки слабостями телесной биологии.

 — Балбес, — логично заключила тётушка, — Если помрёшь от недосыпа, то ничего уже не изучишь. Я таких, как ты, каждую неделю дюжинами откачиваю. И ведь всё равно ни один не поймёт и на ошибках другого не выучится, пока сам чуть не загнётся. Тьфу, тоже мне, академики. Лежи-отдыхай, ты и так в неприятности встрял, лучше собирайся с силами.

 — Неприятности?.. — сам Тинари так не удивился, как резко вдруг дрогнули от волнения его уши, — Неужели я пропустил какую-то важную лекцию?..

 — А ты ещё и не в курсе? Ты как перед матрами-то провинился?

 — Ничего не понимаю. Я не нарушал никаких правил…

 — Уверен? Может, твоё последнее эссе всё-таки нарушало пару-тройку другую, иначе бы тобой и не заинтересовался генерал-махаматра.

 — Господин Сайно?..

 Разговор словно не имел никакого смысла. От беспомощности перед незнанием Тинари словно весь съёжился под одеялом, укутался в него, и лишь пара глаз да ушей высовывались из-за его края, выглядывая осторожно. Да разве мог Тинари нарушить хоть какой-то запрет Мудрецов, да ещё так, что сам не понял? Должно быть, это какое-то недоразумение…

 — Он же тебя и принёс сюда.

 — Вот как? Тогда, должно быть, хорошо, что он был рядом…

 — Ничего хорошего в этом нет. Ты что, совсем не понимаешь, к чему это всё клонит?

 — Должно быть, генерал-махаматра — очень отзывчивый человек, раз позаботился обо мне. Здорово, что он оказался рядом. В следующий раз при встрече я его обязательно поблагодарю.

 — Любой нормальный ученик Академии уже молился бы всем Архонтам, чтобы больше никогда с ним не пересекаться, а ты… Ну точно балбес.

 Но Тинари, удовлетворённый своими выводами, уже всё для себя решил. Дальше его волновала лишь возможность выбраться из постели, но сотрудница лазарета ни в какую не собиралась его отпускать. Якобы истощённый и слабый, он нуждался в покое и присмотре, пока не восстановит силы. Для Тинари это звучало как какое-то глупое оправдание для пропуска занятий, но ничего поделать с суровой и суетливой тётушкой он не мог. Оставалось только смиренно исполнять её предписания: пить отвар, есть суп, спать, не делать больше ни-че-го.

 Только лишь ночью, когда Тинари, наконец, остался один, он решился предпринять попытку выписать себя самостоятельно. Он осторожно выглянул из-за ширмы, закрывающей свою кровать, чтобы убедиться в том, что путь свободен. К тому же слышал он ещё лучше, чем видел, а потому дождался, когда все шаги, которые он мог уловить, стали отдалёнными. Отдал себе мысленный сигнал, и с видом борца за свободу от врачебных предписаний вылетел из-под одеяла. Даже то, что он был бос, а мраморный пол холоден, не остановило его от нелепой попытки незаметно пролететь мимо других коек. Хорошо, что другие посетители лазарета крепко спали. В отличие от Тинари, который теперь крадучись пробирался к выходу из лечебницы. Не заприметив за рабочей стойкой никого из лекарей, он облегчённо выдохнул и прошмыгнул в сторону двери в коридор. А затем благополучно вписался лбом в чью-то выныривающую из темноты прохода грудь…

Отредактировано Tighnari (2023-01-26 08:46:21)

+3

6

[icon]https://i.imgur.com/FSu2irH.png[/icon]

Лишь только приступив к чтению записей Сайно понял - здесь работы побольше, чем на полчаса. Дневник у Тинари был довольно объёмный и, покопавшись в сумке, генерал там нашёл ещё пять тетрадей с исследованиями и дополнительную тетрадь-альбом побольше для полевых работ и зарисовок, плюс черновики. Даже несмотря на очень аккуратный и разборчивый почерк, всё это просмотреть и проанализировать быстро было нельзя. Так что Сайно, бегло пролистав одну из тетрадей, собрал все вещи подозреваемого и закинул его сумку к себе на плечо, как свою. Потом расставил книги по стеллажам и, погасив лампу, покинул дом Даэны.
Наутро, разобравшись с наиболее важными из дел и перепоручив остальные доверенным людям, Сайно принялся разбираться в записях цели. Дополнительно, раз уж решил окончательно поставить точку в этом деле, махаматра направил проверку в комнату, что Тинари занимал в общежитии, но уже не питая никаких особых надежд там что-то найти. Правда находилась так близко - всего осталось протянуть руку и взять её с полки.
Совсем уже вечером поздним, когда Сайно прочитал почти всё, вернулся тот матра, что был направлен на обыск. В его руках генерал видел лишь один лист отчёта и описи. Очень мало, и сразу понятно - ничего у студента в жилище не спрятано.
- Отлично, - махаматра кивает, приглашая присесть, но смотрит только в тетради Тинари. - Доклад положи на стол и отчитайся мне устно. И кратко.
Всего две минуты занял рассказ, причём больше половины этого времени сотрудник описывал то, как опрашивал соседа Тинари из комнаты рядом - настолько ничего в его комнате не было. Этих сведений было довольно с лихвой и, отпустив человека обратно на службу, Сайно свои дела завершает. Ему было уже предельно понятно, что Тинари чист как стекло микроскопа, однако же генерал всё равно читает все документы по делу внимательно и скрупулёзно.
Если он чист и ни в чём не запятнан, Сайно это увидит, и тому будет рад. А если нет - не зря, значит, читал.
Последние записи и зарисовки растений подходят к концу. Аккуратно поправив вложенные в альбом сухие образцы, чтобы не попортить случайно чужую работу, в которую явно вложено много усилий, генерал сложил в сумку тетради, как было.
Он действительно ощущал облегчение и лёгкую радость от того, что ничего не нашёл. Этот студент - просто старательный. Просто любит своё дело, предан науке. Однако при этом немного печально было осознавать, что простое старание делать дела хорошо было для мудрецов чем-то столь подозрительным.
«Поговорю с ними завтра,» - махаматра покидает рабочее место, направляясь на первый этаж. Расследовать дело он завершил, вещдоки ему не нужны, так как он сделал копии. Осталось только вернуть вещи владельцу и снять с него все обвинения.
Должно быть Тинари уже рассказали о том, что генерал махаматра за ним наблюдал. После того, как пришлось принести его в лазарет, такой факт затруднительно скрыть... и, вероятно, студент мог понять этот интерес к себе немного неверно, ещё наверняка испугаться. Они все боятся, стоит их только попросить ответить на пару вопросов.
Сейчас уже поздно, генерал планировал просто передать через дежурного по лазарету вещи Тинари и уточнить, когда его выпишут, чтобы запланировать разговор в удобное время.
На подходе к лазарету в Сайно с разгона что-то ударилось и он рефлекторно это схватил посильнее и поднял в воздух, обездвиживая. «Это» при ближайшем рассмотрении оказалось уже-не-подозреваемым Тинари, что против всякой логики зачем-то бегал в темонте по коридору вместо того, чтобы спать на больничной койке.
- Куда бежим? Если от меня - то это, скажу честно, бесполезно, - Сайно поставил студента обратно, откуда взял.
Что же, значит получится поговорить с ним раньше... если, конечно, Тинари в себе и способен этот самый разговор вести. Факт того, что он зачем-то выбежал босиком в коридоры Академии ночью, немного махаматру смущал, ведь так обычно делают люди слегка безумные или ужасно напуганные.

+3

7

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/194/278210.png[/icon]

 Тинари громко ойкнул, когда земля вдруг резко ушла из-под ног. Не в силах и не в желании сопротивляться такому захвату, он только и мог, что рассмотреть того, кто его поднял. Он ещё не видел генерала-махаматру лично, но многое слышал, особенно об экстравагантных деталях образа. А потому такой знакомый силуэт высоких ушей, — на который Тинари обратил внимание в первую очередь по понятным причинам, — немного выдавал Сайно. И до тех пор, пока матра не опустил его обратно на пол, Тинари не решался даже вдохнуть глубоко, полной грудью. Как и любой другой студент (по его собственному представлению) в подобной ситуации, он мог разве что пристыдиться и смущённо опустить уши, переминаясь с одной босой ноги на другую по холодному полу. И как он сразу не ощутил, что на ногах нет обуви?.. Стыдоба.

 — Скорее от постельного режима, — Тинари ответил честно и увёл взгляд куда-то в сторону, как-то нервно рассмеявшись, — Хотел вернуться к себе, пока...

 ...никто не видит. Давай, Тинари, ну же, скажи это в лицо генералу-махаматре, тебе ведь уже надоело учиться в Академии, да?..

 — ...лекарей нет на месте, — детская искренность в этом студенте выше, чем инстинкт самосохранения, не иначе, — Плохая идея...

 Виновато опустив голову, Тинари пригладил свои уши и неловко потоптался на месте. Его побег провалился, тут уже ничего не поделаешь. Это поражение он мог смиренно принять. Не пытаться же сбежать от генерала-махаматры, верно? Поступок, безусловно, отважный, но граничащий со слабоумием. Расставаться с рассудком, жизнью или будущим Тинари не собирался. Впрочем, забывать о вежливости тоже. Поэтому, выдержав социально неуклюжую и неудобную паузу, такую же неспокойную, как и хвост Тинари, мальчишка как-то неуверенно заговорил:

 — Тётушка сказала, что это вы меня сюда принесли. Спасибо-за-заботу-и-простите-за-доставленные-неудобства.

 Тоном прилежного школяра, Тинари тихо отчеканил свои благодарственные слова и при этом, наконец, смог прямо посмотреть в глаза Сайно. Покончив с формальными вежливостями и принявшись выминать рукава своей рубахи, он продолжил неуверенно:

 — Так я, наверное, вернусь тогда в постель, да?..

 Задаваться вопросами о том, что посреди ночи генерал-махаматра делал в лазарете, Тинари не стал. Как и пытаться связать это со своим здесь же присутствием. И без того момент их встречи был уж слишком... неловким. Оставалось только поступить единственно правильным способом, чтобы случайно не породить на утро волну тревожных новостей, а босоногом первокурснике, улепётывающем от генерала-махаматры посреди ночи.

Отредактировано Tighnari (2023-01-26 08:46:13)

+3

8

[icon]https://i.imgur.com/FSu2irH.png[/icon]

«Плохая идея», - говорит Тинари о своём желании сбежать в ночи из лазарета, и грустно опускает уши. Что же, Сайно только согласно кивнул. В самом деле не лучший план, ведь сбегать в это время суток попусту темно. Дороги не видно, ещё споткнёшься и упадёшь, перенервничав... в целом, не самый удобный вариант, но мысль об этом в светлую голову студента пришла запоздало. Оно и понятно - нет в таких делах опыта, как и в ночных диверсиях.
Но сказать ни о чём этом Сайно не успел, поскольку Тинари продолжил и, сказать откровенно, слова его были для генерала в новинку. Удивительны очень, почти фантастичны, как заклинание сказочное, которого на самом деле нет и не будет. Что-то вроде страны грёз золотой - слова об утопии есть, а её самой нет.
Немного неловко, смущаясь, Тинари сказал Сайно «спасибо».
Эти слова - самое последнее, что махаматра ожидал с свою сторону слышать в этих стенах. Он ведь помеха учёным, зло во плоти, смерть науки в чёрной мантии... много всего зубоскалят о Сайно, и ничто никогда даже близко не трогало тему о том, что за работу матре - не только ему, а любому - стоило бы выразить благодарность. Они и привыкли, что академики только в спину волком глядят, не ведая толком о том, почему мир устроен так, а не иначе.
Тинари, конечно, не знал ещё, что именно Сайно делал и почему принёс его в больничное крыло, а потому так и сказал. Знал бы - шарахнулся прочь, как и остальные, возможно с проклятием. Но всё равно, он был первым из всех на памяти генерала, кто так поступил. Слышать это было отрадно почти настолько, как и знать, что этот студент совсем ни в чём не виновен и все грязные обвинения мудрецов к нему вовсе не относились.
Разумеется, матры не желали и не надеялись на благодарность. Но тем теплее в душе внезапно становится, это услышав.
- Поспать точно стоит, это довольно полезно, - Сайно снял с плеча сумку и протянул её Тинари. - Я здесь, чтобы вернуть твои вещи. Думаю, тебя бы расстроила их пропажа. А что до твоего нежелания находиться более в лазарете...
Махаматра на миг призадумался, прикидывая варианты, и продолжил, когда всё разложил в мыслях по полочкам.
- Завтра я пришлю сюда человека, который тебе поможет отсюда уйти без скандала. Доброй ночи.
После этих слов Сайно ушёл, ведь по сути он совершил всё, что планировал. Вещи отдал, на Тинари взглянул и убедился, что он всё тот же. А на следующий день, в качестве маленького ответного жеста на вежливость, генерал избавит его от лазаретного плена, раз уж это Тинари так докучает. Заодно будет минутка наконец с ним поговорить, едва ли после выписки у студента будут неотложные дела.
Как и было обещано, утром после завтрака в больничное крыло легко вошла девушка в форме матр, с волнистыми волосами, что небесная синь. Поговорив немного со старшим врачом и вежливо поклонившись этой почтенной женщине, сложив ладони на уровень груди, она осведомилась о Тинари и сообщила, что более на врачебном учёте по предписанию генерала махаматры тот не состоит и должен быть, во-первых, незамедлительно выписан и, во-вторых, проследовать с ней. Приятные манеры, нежный тихий голос на выдохе и мягкая улыбка этой матры, в сочетании с ненавязчивым запахом цветочных духов и ухоженным внешним видом, выглядели в больничной палате чужеродно настолько, будто она была не молодой девушкой, спустившейся с верхнего этажа Академии сюда по рабочему вопросу, а монстром из страшной сказки. Во всяком случае, все присутствующие на неё смотрели именно так и слушали всё, что она говорит, не моргая, с напряжением и затаив дыхание, будто она сейчас нападёт. Но все указания делали быстро и молча, не то боясь, не то стесняясь спросить или взглянуть лишний раз.
- О, а вы, стало быть, господин Тинари, - девушка так же формально поклонилась ему, как ранее врачу, не переставая улыбаться. - Меня зовут Сумая... пожалуйста, идите за мной. Господин Сайно попросил отвести вас к нему, но очень прошу, не думайте об этом как о конвое... я просто показываю дорогу, так как вы в его кабинете, о слава архонтам, ещё не бывали...
По дороге Сумая, предпочитавшая ходить неторопливо, то и дело здоровалась с проходящими мимо матрами. Кто-то ей кивал на ходу и стремительно пробегал мимо, кто-то останавливался, чтобы сказать слово приветствия, но никто не спрашивал, куда она так беспечно идёт этим утром в компании студента Амурты. Чем выше они поднимались, тем меньше в коридорах становилось людей и становилось всё тише и тише.
- Прошу сюда, - Сумая открыла дверь одного из кабинетов без стука и пропустила Тинари внутрь. - Господин Сайно... сейчас подойдёт. Пожалуйста, подождите немного...

+2

9

 Возможно, у Тинари был шанс понять, почему многие академики считают Сайно минимум опасным человеком, а максимум врагом всей научной деятельности. Возможно, этот юный студент Амурты ещё мог обзавестись тем же трепетным ужасом пред матрами, каким владели другие амбициозные ученики, но...

 ...но прямо сейчас он парой огромных глаз-фонариков, по-звериному светящихся в темноте, восторженно смотрел на Сайно. Вернувший Тинари его тетради и учебники, он моментально набрал так много очков доверия и дружелюбия, что маленький ботаник, ещё секунду назад размышлявший о побеге, сейчас не мог уже мыслить ни о чём другом, кроме как о своих альбомах с листьями и цветами. И берегись, Сайно, если он вздумает продемонстрировать свою коллекцию срезов лотосом прямо здесь и сейчас, решив, что это подходящий момент и интересная тема...

 — Уооооо, — счастливо протянул он, затем вдруг понял, что очень громко, поэтому смущённо поджал губы и добавил то же самое чуть тише: — Уваааа... Спасибо, господин Сайно! Как неосторожно с моей стороны оставить свою сумку...

 ...и подниматься на стремянку в полуобморочном состоянии. Но к этой мудрости Тинари придёт парой лет позже.

 Дважды обрадованный Сайно и трижды его поблагодаривший за эту их первую спонтанную встречу, Тинари с большим удовольствием вернулся на больничную койку и крепко уснул. Если во всей этой истории ещё и оставались какие-то белые пятна, о которых скоро станет сплетничать вся Академия, то для обнявшего во сне подушку Тинари всё казалось предельно ясным и чудно сложившимся. Поэтому наутро он был бодр и свеж, сидел на постели, ожидая, когда, наконец, его отпустят. Его, безусловно, ждала уже целая стопка бумаг, а ещё найти конспекты пропущенных лекций, а ещё узнать новые задания, а ещё проверить всё ли в порядке с альстромерией, а ещё, а ещё, а ещё... Словом, Тинари был в предвкушении.

 Его энтузиазм, разумеется, был жарче общей температуры настроения в лазарете, поэтому Тинари и не уловил изменений в обстановке, когда, наконец, появилась леди-матра. Если других пациентов и работников лазарета статная блюстительница закона приводила в трепет, то Тинари, кажется, впервые узнал, что такое смущаться из-за того, что красивая женщина назвала тебя «господином». Собранный к этому моменту, аккуратно заправивший больничную кровать (и даже взбивший подушку треугольником...), он, застеснявшийся, растерялся на миг, не нашёлся с ответом, лишь робко закивал и поспешил вслед за девушкой. Путь до кабинета почему-то сопровождался далеко не одной парой глаз, провожавшей идущих сквозь коридоры со смесью страха и любопытства. Тинари знал, что два этих чувства часто сопряжены в людских рассудках, а потому не придавал наблюдениям со стороны никакого значения. Откровенно говоря, в этот момент ему было куда интереснее своим тонким нюхом отделить каждую нотку в парфюме женщины, чтобы убедиться, что его цветочное чутьё не притупилось...

 Описывая мысленно аромат лилий и роз, он проследовал за леди-матрой до самого кабинета, неуклюже раскланялся на прощание, а затем принялся... просто ждать Сайно. Присаживаться без хозяина помещения он не торопился, но в разглядывании себе не отказал, — всё-таки нужно было чем-то себя занять, пока он, немного смущённый, просто томил время. Он едва ли думал, что попал в неприятности. Скорее всего, дело было каким-то формальным. В конце-то концов, если бы что-то было не так, ему бы уже сказали, верно? Да и тетёшка-лекарь была как будто неоправданно нелюбезна в отношении генерала-махаматры. И чего ему говорили пугаться и искать чего угодно, кроме встречи с ним?..

 Прошлой ночью господину Сайно удалось застать его врасплох. Тинари гордился своим острым слухом, наследием его далёких предков, и эта звериная черта не раз выручала его в полевых исследованиях. Однако Сайно умудрился возникнуть из ниоткуда в темноте беззвучно. Даже юный Тинари мог понять, как полезна эта черта в работе махаматры. Но сейчас его больше интересовала возможность свой слух как раз потренировать. Поэтому он в буквальном смысле навострил уши: два острых пушистых кончика тут же вытянулись, качнулись из стороны в сторону раз и другой, словно настраиваясь на какие-то одним фенекам известные звуковые волны. Так Тинари и стоял, вслушиваясь, надеясь, что в этот раз услышит шаги Сайно.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/194/278210.png[/icon]

+2

10

[icon]https://i.imgur.com/FSu2irH.png[/icon]

Кабинет генерала махаматры был, без преувеличений, огромен. Помимо основной его части с рабочей зоной, ещё там был блок с архивом, куда не каждый вхож, и отдельный второй кабинет для приёма гражданских лиц и совещаний. Именно в эту часть Сумая привела Тинари и ушла, оставив студента в одиночестве. Сайно же, к тому моменту закончив с чтением доклада о расследовании неправомерных продаж капсул знаний, вышел в приёмную через боковую дверь, что была скрыта за книжными стеллажами, прихватив с собой на встречу ряд документов.
- День добрый, - генерал поздоровался на ходу и прошёл к середине помещения, где стоял стол. Довольно большой, чтобы вместить семерых человек, но всё же не пугающий своим канцеляритом: там стояли лампы и ваза с цветами, добавляя помещению уюта.
- Садись, мне нужно о многом рассказать, - подав пример и сев первым, Сайно положил перед собой довольно объёмную опечатанную папку, на обложке которой было возможно увидеть имя Тинари и гриф «особая важность», прямо как в каких-нибудь книгах о секретных службах. Только вот это была самая настоящая реальность.
Дождавшись, когда Тинари сядет, махаматра начал рассказывать, не затягивая со вступлением, видя это делом совершенно бессмысленным.
- Это - твоё личное дело, что я составил по запросу Мудрецов. Сейчас оно закрыто и, как ты видишь, опечатано, поскольку расследование завершено. Информация здесь напрямую относится к тебе, твоей личности и роду деятельности, и именно по этой причине я тебя вызвал и сейчас это всё говорю. Но отмечу, что о подобных вещах никто знать не должен, для твоего же блага.
Сделав паузу для того, чтобы Тинари успел обдумать и верно понять посыл о секретности, Сайно продолжил.
- Вскоре после твоего зачисления, на основании деятельности и областей исследований, Мудрецы заподозрили тебя в нарушении правил Академии. Вкратце, тебя обвиняли в создании революционного движения и попытке свергнуть текущее руководство. После этого ко мне на стол попал запрос о проведении расследования, что я и сделал, - генерал побарабанил пальцами по папке и посмотрел Тинари в глаза. - Пронаблюдав за тобой около месяца, просмотрев личные данные круга общения и изучив все твои записи, я заключил, что обвинения не имеют никакого основания. Сегодня мной в секретариат был отправлен доклад, где я указываю, что после тщательной проверки всех данных студент Тинари, даршан Амурта, признан полностью невиновным и я, генерал махаматра, все обвинения снимаю. Также я приложил к докладу личную характеристику, поскольку достаточно наблюдал за тобой и успел сложить собственное мнение о твоей деятельности.
Ещё одна небольшая пауза, и Тинари получил возможность немного переварить полученную информацию. Однако молчал Сайно не настолько долго, чтобы дать возможность что-то сказать, ведь он всё ещё не закончил.
- Не волнуйся, моя характеристика положительная. Ты очень старательный студент и талантливый учёный, каких я редко встречал в Академии. Но к к делу. Твоё досье, по уставу храма Молчания, будет храниться у нас до истечения срока давности - то есть в течение десяти лет после твоего выпуска из Академии, если более никаких прецедентов не случится. Оспорить эту процедуру нельзя. Со своей стороны могу гарантировать, что это личное дело и все данные, в нём находящиеся, будут под моим строгим контролем и никто никогда их не увидит. Это всё. Я готов ответить на твои вопросы, разумеется в пределах разумного.

+2

11

 — Добрый день, господин Сайно, — раз уж здоровается при личной встрече, то можно обойтись и без титулов, верно?..

 Ему говорят — он садится. Напротив генерала-махаматры, не доставая ногами до пола, оправляя студенческую мантию, чтобы подол не помялся, сведя вместе коленки и, как по указке, выпрямившись. Тинари слушает внимательно и изначально совсем не волнуется, но каждый новый виток объяснений Сайно вынуждает его заметно нервничать. Его уши то и дело вздрагивают, то одно, то другое норовят согнуться пополам и прижаться к голове, но Тинари стойко пытается приструнить себя, тянет носочки в форменных туфлях вниз, чтобы напрячь себя, в волю собрать кулак, распрямиться и выслушать всё достойно.

 Спрашивает почти беззвучно: «Неужели я что-то сделал не так?..», и смотрит то на папку, то на Сайно. Переводит взгляд редко, лишь когда появляется возможность моргнуть, не пропустив, как генерал произносит хоть какое-то из своих страшных слов. Но чем дальше, тем ещё более жутко. Желая успокоить свой неунимающийся хвост, Тинари даже поймал его себе в руки и заботливо уложил на колени. Обхватил ладонями, вроде бы и держит смирно, а вроде и пальцы запускает в шерсть, самого себя успокаивает...

 Тинари требуется немало времени, чтобы прийти в себя. Под конец объяснений Сайно лицо юного студента уже разрумянилось как красноплодник в самом соку. Даже хвост он уже не просто придерживал осторожно, а обнимал да прижимал к груди так, словно боялся, что в любой момент этот самый хвост ему могут отсечь. Тинари действительно волновался о многом, а переживал о ещё большем, и теперь не знал, с какой стороны начать распутывать клубок своего беспокойства. В первую очередь, разумеется, он должен был поблагодарить своего уже дважды спасителя:

 — Спасибо! — он чуть ли не выпалил это в лицо Сайно, вытягиваясь вперёд, — Спасибо за положительную рекомендацию! И за помощь! Мне слишком важны мои исследования и учёба!..

 Логика Тинари предельно простая и искренняя: правила, безусловно, должны были существовать и регулировать аспекты научной жизни. Со многими из них он, разумеется, честно соглашался. Но по большей части само право нахождения в Академии для него было большей мотивацией. Всё-таки, несмотря на интеллектуальный уровень, во многих вещах Тинари оставался ребёнком. Научный шанс, предоставляемый Академией, был ему словно тот десерт, ради которого другие дети убираются в доме. Нравится ли этим детям процесс уборки? Нет. Разве что речь о Тинари, который был редкостным чистюлей.

 — Простите, что из-за меня вам пришлось проделать столько работы. Целый месяц...

 Теперь-то Тинари опустил уши. Представил, видимо, что ему пришлось бы отвлечься от его работы на целый месяц, чтобы следить за кем-то, так ещё и безрезультатно. Осознав, сколько хлопот доставил, он, наверное, хотел хоть как-то рассчитаться с генералом-махаматрой, который мало того, что поручился за него, так ещё и выручил. И всё же в систему координат Тинари не укладывался один-единственный момент всей этой истории. Кое-что не давало ему покоя, словно всего этого можно было избежать... Разумеется, ребёнок не мог учитывать всех аспектов академических расследований... или взрослой жизни в целом. А потому Тинари совершенно искренне задал единственный логичный для него вопрос:

 — Но почему вы меня сразу не попросили всё вам показать?.. Я бы вам все тетради принёс и всё объяснил...

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/194/278210.png[/icon]

+2

12

[icon]https://i.imgur.com/FSu2irH.png[/icon]

Поначалу ничего нового в общении с этим учёным не происходило: он испугался тех слов, что за собой махаматра принёс из своих тайных архивов. Всегда по-разному, иной раз даже непредсказуемо, но правды о себе боялся каждый. Этот студент покрылся красными пятнами и начал нервно ёрзать на стуле: реакция яркая и искренняя, такую не подделать ни за что, будь ты хоть трижды непревзойдённым актёром. Обычно в такие моменты выдаёт тряска рук, нижней челюсти, стучащие зубы и мечущийся взгляд, но в случае с Тинари всё было даже более явно. Дрожали его огромные уши, выдавая внутреннее напряжение, туда-сюда нервно метался хвост, который он в конечном итоге схватил и прижал к себе, точно последнюю надежду.
Это, конечно же, огорчало. Сайно не хотел говорить ничего пугающего и вовсе не был счастлив знать, что слова его вызвали такую реакцию. Он ведь хотел как лучше и старался действовать со всей возможной мягкостью, отдавая должное... как бы сказать?
Далеко-далеко, за стеной Самуэль, за десять дней пути, за двадцать дней пути, за тридцать дней пути: иди так далеко, пока кожа твоя ожогами не покроется, пока лёгкие твои изнутри не сгорят, пока кости твои не износятся, сломавшись; вот там, в сердце песков моря Алого, в самой глубокой гробнице за семью печатями находится тайна. Сам господин аль-Ахмар записал её на скрижалях своею рукой, и было там сказано: да будет страна моя велика и величием преисполнена. И было там сказано: да будет моя страна процветать в изобилии. И было там сказано: да будут благословенны люди мои, да будут они преисполнены истинной мудростью. И сказал так царь Дешрет, и было по слову его. И сказал царь Дешрет так, и возник посреди песков оазис. И сказал так царь Дешрет, и отсюда и впредь началась его величайшая золотая страна грёз.
В эту детскую сказку Сайно, конечно, уже не верил так сильно, как раньше. Но когда был ребёнком - заслушивался историями о том, какие в той стране царя великого были порядки, какие были люди. Слушал предания, на стенах фресками записанные, на глиняных табличках клинописью сохранённые. Слушал и слышал, а засыпая, видел её в своих снах: белые стены и изящные башни, в небеса устремлённые, и алые с золотом флаги, большие сады, полные озёр и зелени плодовых деревьев... в великолепии этом ярчайшими звёздами были, конечно же, люди, что смогли идею царя воплотить и создать мир такой превосходный. Как в сказке.
Кто, кто мог подумать, что один такой человек в целом мире существует взаправду?
Тинари ничем не был похож на людей, что Сайно видел в детстве на фресках. Быть может, немного на тех, что называли «валука шуна», да только отчасти, но... во всём остальном он был точь-в-точь как из сказки. Все его речи, его поведение и стремления в жизни - всё то, о чём говорили другие как о прекраснейшем сне, которого в жизни не существует.
Кто бы ещё благодарил махаматру за то, что он сделал? Кто бы ещё говорил лишь о деле своём, что так важно? Важнее всего. Кто бы ещё с сожаленьем вздохнул, говоря «целый месяц работы», имея ввиду, что можно было просто прямо спросить?
И какими словами теперь Сайно должен был объяснить, что помимо Тинари любой академик, к которому он бы вздумал пойти, скорее убежал в окно, чем стал бы содействовать?..
И как, как всё это сказать, чтобы не напугать его вновь?
Молчит генерал дольше обычного, смотрит внимательно на студента, что так просто задал вопрос. Очевидно, для него совершенно обычный, но при этом так сложно ответить! Сайно думает, подбирает слова тщательно.
- Потому что влезать в чужие мысли в действительности я не умею, - начал он наконец. - И я не мог знать заранее, что ты за личность и как будешь себя вести. Месяц времени - небольшая цена за то, чтобы узнать, кто ты на самом деле...
На самом деле этот срок довольно мал для того, чтобы узнать человека сначала и до конца, Сайно знает прекрасно.
- И теперь я знаю, что ты действительно любишь рассказывать о своих исследованиях, - махаматра чуть помедлил, взвешивая своё решение. - Однако я уже со всем ознакомился. Буду ждать новых. Ты ведь выступаешь публично на открытых лекциях?

+1

13

 Пусть он сразу и упустил такую очевидную вещь, оспаривать её Тинари никак не мог. Действительно, это в его мире вопрос должен непременно получить ответ, но даже к своим десяти годам (уже почти взрослый!) Тинари не раз становился свидетелем бессмысленных коммуникаций и пустой траты времени на не менее пустые разговоры. А ведь можно было заняться делом! Господин Сайно, в свою опытную очередь, разумеется учитывал фактор притворства и пустоголовости, а потому тратил время на наблюдение и изучение. Это научный подход, — рассуждал Тинари, теперь сумевший провести сравнение с обычным ботаническим наблюдением за условным цветком в течение нескольких циклов, чтобы выделить черты поведения в разных условиях. С этой точки зрения человек не отличался от какого-либо гриба, способного размокнуть и набухнуть под дождём, но факту быть сморщенным, сухим и невкусным…

 И всё-таки один-единственный вывод Тинари сделать правильно не мог. Поэтому, немного помолчав, словно взяв мыслительную паузу, он вдруг поднял голову и, едва качнув ушами, спросил Сайно так прямо и искренне, что едва ли можно было засомневаться в чистоте его любопытства:

 — То есть господину генералу-махаматре нужен месяц, чтобы влезть в чужие мысли?..

 …и если это так, Тинари бы отдал всё за то, чтобы изучить этот феномен. Понимание того, насколько это глупый и неуместный вопрос, придёт Тинари несколько позже, и ему будет стыдно до самых распушённых кончиков ушей. Но сейчас… сейчас его отвлекли по-настоящему важным вопросом.

 Совсем не думая, он моментально подтянул на колени свою сумку, — наконец, освободив из объятий хвост, который, качнувшись из стороны в сторону, мягко опустился уже без тревожных колебаний. На стол между Тинари и Сайно опустилась увесистая тетрадь, неоднократно подшитая новыми листами бумаги. Между страниц торчали вставки из заметок на плотном пергаменте с травянистыми разводами, сухие лепестки цветов, тонкие ветви и стебли, многочисленные закладки… Быстро и по-свойски ориентируясь в этом исследовательском альбоме, Тинари сходу открыл нужную страницу. На ней среди расчерченных линий таблицы аккуратным каллиграфическим почерком были выписаны занятия, лекции, групповые встречи, лабораторные работы… Вся-вся-вся занятость старательного ученика Амурты, спланированная по часам, выписанные отдельными ячейками в масштабную таблицу, систематизированная и размеченная для того, чтобы никогда не пропустить важный урок или не успеть вовремя подготовить доклад. Вновь оказавшийся в фокусе своей страсти, Тинари с энтузиазмом принялся выбирать из расписания на месяц вперёд выбирать нужные даты и мероприятия:

 — Давайте посмотрим… Ближайший открытый семинар будет проходить совместно со студентами Вахуманы. Мы обсудим возможные культурно-религиозные исторические факторы, повлиявшие на текущее распространение лотосов нилотпала в Авидье. Я подготовил доклад о географических и экологических факторах в местах их произрастания… Будет очень интересно, наверняка мы сможем прийти к любопытным выводам относительно прошлых циклов цветения нилотпала и того, как это связано с вековой историей Сумеру.

 Чего не хватало Тинари, так это умения обернуться на своего собеседника и убедиться в том, что тот максимум заинтересован, а минимум — хотя бы ещё слушает и не отвернулся, потерянный в этом излишне увлечённом разговоре. Но остановить Тинари сейчас можно было разве что силой (невеликой для того, чтобы заткнуть юношу его размера, но всё-таки намерено приложенной). Поэтому Тинари, проведя пальцем по тёмным чернилам на песочного цвета бумаге, ткнул в ещё одну запись, более позднюю, и продолжил:

 — А в следующем месяце у нас будет представление исследовательских работ на тему уникальных природных кластеров Авидьи. Я собирал образцы и наблюдал за местами распространения некоторых видов древесных грибов, таких как руккхашава. Они действительно могут быть найдены в невероятно интересных местах… Так, посмотрим далее…

 Хвала Дендро Архонту, в этот момент Тинари пришло пусть не осознание того, как много его в этом разговоре, но хотя бы понимание того, что забегать на два месяца вперёд, не сверяясь с графиком генерала-махаматры, — несколько грубо и самонадеянно. Всё-таки господин махаматра человек большой, важный и занятой, мало ли за кем ещё ему предстоит целый месяц наблюдать, чтобы научиться читать его мысли… Тинари предложил самый разумный, — с его точки зрения, разумеется, — выход:

— …я, может, сделаю копию расписания для вас?.. Увлёкся немножечко, извините.

 О том, что регулярно появляющийся на лекциях Амурты генерал-махаматра в лучшем случае перепугает весь курс, Тинари, конечно же, не думал.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/5c/7f/194/278210.png[/icon]

+1

14

[icon]https://i.imgur.com/FSu2irH.png[/icon]

Вздох медленный и плавный в ответ на вопрос, заданный голосом столь невинным - Сайно качает головой, в который раз уже думая об абсурдности этого вывода. Отчего все так уверены в этом, что даже когда генерал опровергает теории прямо, как будто не слышат слов? Ведь уметь читать мысли навык для божества, а не человека... хотя бы и Сайно от такого не отказался. А, впрочем, он и не отказывался.
Где-то на краешке разума, в уголке самом дальнем и тёмном, генерал слышит краткий смешок. До сих пор удивительно слышать его своим голосом, понимая при этом, что принадлежит он другому, и что его разговор веселит. Однако же этот справедливый союзник знает прекрасно, что без нужды Сайно не использует и малой толики сил божества, относясь к ритуалам с должным почтением. Так что по-прежнему он удивляется, как Тинари свой вывод о чтении мыслей построил.
И, в целом, он не то, чтобы был вовсе неправ...
Однако Тинари не слишком-то жаждал знаний о чтении мыслей, легко отвлечённый вопросом про лекции. Это не новость ни разу - студент так любил своё дело, что напугал этим рвением самих Мудрецов. Очевидно, как только заходит речь о науке, все остальные мысли и темы эту чудесную голову с острыми ушками тот час покидают.
И Сайно внимательно смотрит, как из сумки Тинари достаёт свой дневник и уверенно открывает на расписании, перечисляя не просто какие-то даты с рутиной. Для него это мир, для него это жизнь, это события важные, ценные. Сам Сайно мог бы припомнить для себя всего пару таких во всей жизни, чтобы настолько. Во-первых, день сделки с шакалом. Во-вторых, когда прибыл в Сумеру, пробившись сквозь стену. И, в-третьих, когда занял пост махматры и принял свой долг. Не так уж и много. Быть может, как раз потому свет его глаз совсем не так ярок, как у Тинари? Однако именно он и подобные люди всегда генералу напоминают, зачем он пришёл в этот мир, с благоговением это чувство в душе откликается тёплым огнём.
Отрадно видеть и слышать, как этот студент, по строчкам читая заметки, с восторгом перечисляет, что будет делать и как. В самом деле, хотелось послушать его ещё и ещё.
- Я знаю, - кивнул генерал. - Ты всегда увлекаешься, когда речь заходит о исследованиях, так что это было ожидаемо. Приятно видеть, что ты не изменяешь привычкам.
Скорей уж стоило напрячься и заподозрить нечто, если бы подобной реакции вопрос Сайно не вызвал. И снова немного опечалиться от того, в какой манере Тинари сам себя прервал, извиняясь за это. Понимать цену времени - хорошо. Знать, почему молчание истинный дар - ещё лучше. Но для учёного мудрость недостижима без слов, и себя вот так затыкать было неправильно. Тинари не помешало бы больше достоинства и уверенности. Пожалуй, следует найти позже время для того, чтобы разъяснить ему данную мысль - отныне этому свету Сайно не мог позволить угаснуть.
- Буду рад копии твоего расписания, это действительно удобно, - махматра поднимается с места и забирает папку с личным делом студента. - Завтра и послезавтра Сумая будет в доме Даэны весь световой день, ты можешь передать копию ей.
Короткий разговор с Тинари будет отличным прикрытием для её работы там, да и скучать в засаде придётся поменьше, пока все заняты другими делами. А доложить один листик в общий сборник документов ей будет, бесспорно, не трудно.
- Либо позже попроси любого матру из западного крыла передать мне. Увидимся на лекции, - кивнув на прощание, Сайно вернулся в свой кабинет. Входная дверь была не заперта и Тинари мог беспрепятственно выйти отсюда обратно в коридоры Академии - теперь уже куда угодно по своему выбору.

+1


Вы здесь » Genshin Impact: Tales of Teyvat » Архив отыгранного » [~10 л.н.] 「Скарабей и Лотос」 Глава 1. Меж полок взгляд тяжёлый


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно